Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

РОДИТЕЛЬСКИЙ ДОМ К.Ф.ЖАКОВА ПО ЛИТЕРАТУРНЫМ И АРХИВНЫМ ИСТОЧНИКАМ,
А ТАКЖЕ ВОСПОМИНАНИЯМ СТАРОЖИЛОВ ДАВПОНА · Н.Митюшева, октябрь 2011.

Каллистрат Жаков

К.Ф.Жаков (1866—1926)

Речь пойдет об информации двух видов: родовая фамилия и родовой дом. Как установила исследователь Мария Ивановна Ельсова, все Жаковы происходят в Коми республике от четырех Жаковых, родившихся примерно в середине 17 века и зафиксированных в переписных книгах.

Деревня Давпон — родовое гнездо Жаковых — расположилась на окраине Выльгортской волости, в конце деревни Дав, о чем говорит само название (пон — конец). Административно Давпон относился к Выльгортскому сельсовету, пока в августе 1961 г. не был включен в черту города Сыктывкара.

Если взять выдающихся деятелей коми культуры, будь то Василий Лыткин, Виктор Савин, Иван Куратов или Василий Налимов, то ни у кого из них родительский дом не сохранился. В лучшем случае на этом месте стоит памятный знак. Больше повезло Вениамину Чисталеву и Каллистрату Жакову: время сохранило их дома. [1]

Писатель Каллистрат Фалалеевич Жаков (1866—1926), выведенный в произведениях автобиографического цикла под именами Мамант, Феофилакт Панюков, Гараморт, и его отец (1825—1911), он же резчик иконостасов Фалалей, со своим семейством — центральные персонажи рассказа "Жизнь Фалалея" и романа "Сквозь строй жизни".

В 1866 году 18 сентября в деревне Давпон, в трёх верстах от города Усть-Сысольска, ночью жена резчика Фалалея — Устинья — родила ему одиннадцатого ребёнка, который оказался последним. Этим ребёнком был я. Отца не было дома, когда я родился, а братья и сёстры, лёжа на полу, покрывшись овчиной, глубоко спали. [2. стр.19]

На подходе к Сысольскому шоссе, свернув с улицы Морозова, мы попадаем на миртуй — старый мирской тракт, который в прошлом из зырянской столицы через Давпон вел в южные волости и дальше в Вятку. Дом Фалалея стоял неподалеку отсюда. В основном Жаковы во времена Каллистрата жили в Давпоне, и было их около 150. [3. стр.22-40]

Фамилию "Жаков" Каллистрату дал отец, а тому мать — Анна Сидоровна Жакова. Известно, что самым древним основателем этой ветви рода Жаковых был Григорий, у которого в 1703 г. родился сын Иван. Этому Ивану Григорьевичу мать Фалалея, бабушка Каллистрата, Анна Сидоровна Жакова, приходится правнучкой. Дед Фалалея умер в 1850 г., сам Фалалей родился в 1825 году и, конечно, знал своего деда Сидора. Родней К.Ф.Жакова по мужской линии считаются все, кто происходит от Ивана Григорьевича Жакова, родившегося в 1703 г. Жену Фалалей взял из Шошки, крестьянскую дочь Устинью Иосифовну Елькину. [3. стр.32] Она родила 11 детей: Арсений, Ирина, Василий, Ипатий, Анна, Мария, Флор, Афанасий, Марфа, Мамонт, Каллистрат. Но...

Пятеро вас живых... осталось вас пятеро в красных рубашках, все ходите в плисовых штанах, а из чего? Из мастерства. [2. стр.49]

Кто же эти пятеро?

45/23 Арсений Фалалеевич (1848), кр-н, рекрут, рядовой Нижегородского губернского батальона.

Ж. — Харитина Яковлевна (1849), дочь кр. Жакова Я.А. (1816).

Дети — Георгий (30.01. — 24.07.1868), Василий (24.01.1870 —28.03.1891), Наталья (14.08. — 30.08.1871), Прасковья (1874), Николай (6.12.1875), Анна (1879 — 24.08.1888), Екатерина (1882), Иван (30.05.1884), Илья (18.07. — 30.07.1887).

46/23 Василий Фалалеевич (1.08.1851), кр-н.

1 ж. — Васса Григорьевна (1854 — 25.06.1905), дочь кр. Жакова Г.Е. (1826).

2 ж. — Елена Петровна (1869), бр. с 21.04.1906 г.

Дети — Анна (9.06.1871), Сергей (25.09.1874 — 22.03. 1897), Устинья (30.09.1873), Иван (23.01.1876), Ольга (1878), Степан (1.08.1883), Александр (6.05.1886 — 1887), Анна (5.03.1888), Александр (24.08.1891), Александра (1895 — 1896), Мария (10.03.1907), Анна (17.07.1908), Васса — бр. с Унгер Альфред.

47/23 Каллистрат Фалалеевич (18.09.1866 — 20.01.1926), этнограф, философ, лингвист, писатель.

1 жена — Агния Александровна Шепелова, бр. с 1890 г.

2 ж. — Глафира Никаноровна Николаевская (ум. ок. 1941 г.)

3 ж. — Алида Каролина Приеде (1898 — 1941).

Дети — Евгения (1901), Вадим (1903), Райда (1918), Елена (1921 — 1987).

48/23 Ирина Фалалеевна (1849).

М. — Максим Иванович Тентюков (1842), усть-сысол. мещанин.

Дети — Евдокия (1867), Михаил (1871), Анна (1874) — м. Тентюков М.П. (1871).

49/23 Анна Фалалеевна (1856), бр. с 1878 г.

М. — Илья Петрович Кочев (16.07.1856), кр-н.

Дети — Евдокия (1879), Мария (12.01.1883), Николай (7.05.1884), Анна (2.02.1887) — м. Костин Н.А. (1887), Василий (25.12. — 26.12.1890), Анастасия (1892), Надежда (1905), Иван (2.05. — 10.08.1889). [4.c.10]

Василий Фалалеевич Жаков и сын Александр

Произведение "Жизнь Фалалея. Рассказ из зырянского быта" среди прочих опубликовано в книге К.Ф.Жакова "Под шум северного ветра" в 1913 г.

Прибыл резчик в деревню Давпон. Крестьяне уже дали расторопной Устинье земли для постройки избы. Бревна уже были привезены и свалены у высокой ели.
— Эта ель будет хранить наш дом, — сказал Фалалей, — не срубайте её!
[5. стр.60]

У дома поставлен был белый крест с иконой Николая Чудотворца... Дом построен был из крепких бревен (он и теперь, обшитый тесом, встречает путников, идущих из города в село, хотя Фалалей уже спит в земле, и Устинья также... Крепки были старые деревья, как и старые люди!) [5. стр.60]

Доподлинно известно: в последний раз К.Ф.Жаков побывал в Усть-Сысольске, значит и в Давпоне, именно в 1913 г. А в предыдущий период бывал здесь почти ежегодно. В 1913 г. его доход от публичных лекций в Усть-Сысольске составил 270 рублей. Он их передал местным политссыльным. Донесение начальнику Государственного жандармского управления об этом факте хранится в Вологодском государственном архиве. [5. стр.31-32]

Дом, описанный в рассказе, в нетронутом виде до наших дней не сохранился. Но, по утверждению писателя Жакова, как мы только что могли прочитать, в 1913 году его родительский дом продолжал стоять в Давпоне и был ещё крепким. Этот дом в 1991 г. помнили ещё брат и сестра Пылаевы: Марфида Ивановна говорила, что его так и называли — "Палалей керка". [1. ]

Приводимые здесь данные очень ценны. Они были получены в сентябре 1991 г., накануне 125-летия К.Ф.Жакова, в ходе мини-экспедиции в Давпон. Тогда нашлось семь или восемь человек старожилов, которые в один голос заявили, что перестроенная Фалалей керка (родовой дом Фалалея) и поныне стоит на развилке двух улиц, являющейся сердцевиной Давпона.

И хотя в 1920-ые годы в обновленном уже доме жила учительница Александра Ивановна Жакова, направляясь к ней, по-прежнему говорили: "Мунам Палалей ордӧ" (пойдем к Фалалею). Василий Пантелеймонович Жаков, хотя и моложе Пылаевых — он 1926 года рождения, но так же считал, что учительница Александра Ивановна жила в доме, построенном Фалалеем и отремонтированном её мужем Александром Васильевичем Жаковым. [1]

Сопоставление архивных и литературных источников показывает, как собственный дом Фалалея перешел к его сыну Василию. Из архивного дела за 1900 год видно, что хозяйство Фалалея Жакова состоит из 3/4 десятины земли, на которой он засеял 4 пуда яровых. Во всех остальных графах, характеризующих хозяйство, у него — прочерк. И живёт он вдвоём с женой. Ему 75 лет. [6] Тогда как из посемейного списка, датируемого 1886 г., следует, что два сына Фалалея (Василий и Арсений) с семьями живут с отцом и матерью под одной крышей — так называемой "неразделенной семьей". [7]

Вот что пишет об этом в 1913 г. в романе "Сквозь строй жизни" К.Ф.Жаков:

Сестры были замужем, братья отделились от нас и жили себе со своими семьями.
Василий, гармонщик, построил себе домик из "житника" (амбара) рядом с домом отца... Брату Арсению отец купил половину избы у мужика Варфоломея за 40 рублей
... [3. стр.54]

Улица в Давпоне, что идет влево от развилки, выводит к теперешнему Сысольскому шоссе. И первым справа на этой улочке и стоял когда-то маленький домишко Василия.

Людмила Евлогиевна Киселёва, одна из немногих в Давпоне родственниц Каллистрата, вспоминает: "Это был деревянный сруб из одной комнаты: низкий, с двумя окошками, закрывавшимися ставнями. Сени были пристроены. Действительно, напоминал амбар, а не жилую постройку". После синтӧм Ольги, умершей в 1946 году дочери Василия Фалалеевича, из их родственников в доме никто не жил".

В рассказе "Жизнь Фалалея" есть отголосок этого сюжета:

Весна-то, весна, — ответила Устинья, — да вот работать-то некому будет летом, пора бы нам на покой, старик.

Что ж, обменяемся избами с Василием и дадим ему вотчину, пусть он работает и кормит нас.

Так рассудили резчик с женой. И, правда, все отдал Фалалей: свой хороший, обшитый тесом дом сыну Василию, а сам переселился в маленькую избушку своего сына и здесь стал жить... [5. стр.68]

Из исповедальной ведомости Выльгортской церкви за 1914 год узнаём, что семья В.Ф.Жакова тогда состояла из него самого и трёх дочерей: слепой Ольги и малолетних Анны и Марии; и второй его жены уже нет в живых, как и сына Ивана. [8] Их брат Александр, после 10 лет военной службы, рядовым — на фронтах империалистической войны и на командных должностях — в Красной Армии, в связи с образованием Коми автономной области, в августе 1921 г. был направлен в Усть-Сысольск. [10]

1 марта 1923 г. демобилизовавшись, он на месте дома своего отца и деда поднимает новый сруб, вероятнее всего, с сохранением старой планировки и без замены хозяйственной половины. Согласно архивным документам, строительство осуществлялось в 1923-1924 годах. [9] В современном Давпоне это большой дом под #41.

Родовой дом Жаковых сегодня.

В документах воинского учёта на вопрос о семейном положении А.В.Жаков в 1926 г. отвечал: жена Александра Ивановна — 24 года, дочь Нэлли 1923 г.р., дочь Ния 1925 г.р., Василий Фалалеевич — отец, 75 лет, сёстры: Ольга (слепая) — 46 лет, Анна — 18 и Мария — 19.

Полное представление об А.В.Жакове дает его автобиография, опубликованная профессором В.А.Семеновым в 2004 г. Самое ценное здесь — рассказ о том, как он жил, в 12 лет уйдя из дома: "С изменением состава семьи (отец мой женился вторично) я обратился к профессору Жакову взть меня к себе. В Ленинграде я у дяди прожил около 3 лет и самостоятельно около 2 лет. Вначале я учился в четырехклассном городском училище, а впоследствии в реальном училище, но в то же время выполнял различные обязанности, возлагаемые на меня женой моего дяди, в домашних делах обращавшейся со мной довольно грубо и безжалостно, против чего я был совершенно беззащитен..." [10]

Затеянное А.В.Жаковым улучшение своих жилищных условий лично я расцениваю как реставрацию, обновление, акт спасения родового дома. Александр понимал, где он строится. Понимал, что должен что-то сделать для своего знаменитого дяди. И было неизвестно, как повернется его жизнь — ведь его ждали в России и приглашали в вузы Перми и Усть-Сысольска на преподавательскую работу. В отличие от сталинской эпохи в 1920-ые годы К.Ф.Жаков пользовался непререкаемым авторитетом у молодой национальной интеллигенции и был официально признан. Достаточно сказать, что некролог о его кончине был помещен 27 февраля 1926 г. в газете "Известия" от имени Совнацмена Наркомпроса и Коми Представительства при ВЦИК СССР. Тогда многие думали о том, как увековечить его имя: выдвигали идею поставить К.Ф.Жакову памятник, издать собрание сочинений. Его рассказы переводились и включались в коми хрестоматии. [11]

С дедовским домом в романе "Сквозь строй жизни", как и в рассказе "Жизнь Фалалея", связано множество эпизодов. Почему бы не допустить, что А.В.Жаков все это читал и проникался прочитанным? Вот трогательное и искреннее признание в любви к своему родительскому дому от первого лица.

Я и Афоня подошли к нашему дому. Окна взглянули на меня ласково, как на родного сына. Как часто оставлял я этот домик и с каким трепетом опять возвращался под его милую сень. Святая простота в нём царит и мирный дух, невинный, незлобный, его животворит. Вот два окошка на чердаке, оттуда впервые я смотрел на Божий свет и дивился его чудесам... Он был прекрасен, и я был счастлив. [ 2. стр.39]

А вот как передаёт автор своё настроение ученика Усть-Сысольского уездного училища:

Мне было, однако, легче учиться. Классы проходил припеваючи и с похвальными листами. Стены избы Фалалея покрылись свидетельствами и географическими картами. Также дарили мне книги... [2. стр.53]

Целая глава описывает, как родители К.Ф.Жакова принимают у себя нищих.

У нас бывало всякого народа: нищих, странников, прохожих, соседей. Но между ними самыми удивительными были Тимка, Ванька, Парпонь и Стёпка... Тимка и Ванька у нас расположились, как дома, заняли всю печку. Там, в тепле, они весело разговаривали... Вот эти бедняги пришли к нам под вечер, когда мы уже садились за ужин. Фалалей. Устинья, Тимка, Ванька и я, мы ужинали, а Парпонь со Стёпкой с завистью глядели на нас... Наконец, Парпонь рассердился и сказал грозно: "Что же нам из-за вас с голоду умирать, что ли?"... Делать нечего, нам пришлось приготовить второй ужин для новых гостей. [2. стр.55, 56, 57]

Приведенные в данном докладе документальные сведения были выявлены в Национальном архиве в 2007 г. После того, как мне стало абсолютно ясно мемориальное значение дома Жаковых, плюс историческое и литературное, я решила обследовать дом и договорилась об этом с хозяином. Обзор интерьера дома показал, что внешний вид бревен, их кладка в части жилой и нежилой отличаются. Многое указывает на то, что возраст хозяйственной постройки старше. Но только плотники, этнографы — специалисты по крестьянскому домостроению могут внести ясность в этот вопрос.

Слесарь горводоканала Александр Иванович Зиновьев недавно еще и не предполагал мемориального значение дома, где проживал с родителями более 20 лет. Сейчас у него своя квартира, а в доме живёт с семьёй его сын. Изнутри дом поразил своей фундаментальностью, традиционностью. Массивные, грубые, неровные бревна стен сарая. Крутая лестница, по которой надо подняться в дом, свидетельствует о высоком подполье. Сени. Четырёхскатная крыша. От всего веет стариной. Жилая изба разделена на кухню и горницу — в той и другой по фасаду три окна.

Русская печь разобрана 15 лет назад. О такой же планировке в доме Фалалея пишет Каллистрат Жаков: "Избы в четыре окна была выстроена. В одной половине была горница, а другой — черная половина, наверху — чердак". [5. стр.60]

В современном Давпоне, можно предположить, на избу Фалалея по архитектуре похож один дом. Он стоит тут же, на развилке дорог, только наискосок. Это строение, хотя и ветхое, но остается в первозданном виде — и свидетельствует о времени столетней давности. На фото этого здания мы видим чердачное окно, как у Фалалея, и четыре окна по фасаду. По воспоминаниям старожилов, до войны здесь жил правнук Фалалея — Андрей Иванович Жаков (1905-1978) [4. стр.14]

Александр Иванович предлагает пройти на поветь. Взвоза нет, как нет и сена — лет 50 корову в доме не держат. Сарай заставлен старой мебелью (сундук, ларь, стулья и стол), тут же ступа. Подполье, хлев сейчас не используются. Но от прежних жильцов в хлеве сохранился даже домик для мелкого скота.

Дом Фалалея до ремонта мог выглядеть так.

Ценным было его сообщение об отчиме. Ему, Ивану Алексеевичу Юховичу, прежде всего мы обязаны тем, что после перестройки 1923 г. дом дошёл до нас в неизменном виде. Ведь овдовевшая в 1926 г. Александра Ивановна стала его женой, и он не мог не знать, что дом связан с памятью о К.Ф.Жакове. Но он не рассказал об этом сыну, а в 1965 г. он умер. Иван Алексеевич поддерживал дом (покрыл крышу шифером, поменял нижние венцы), но не изменял. А были советы при ремонте залить фундамент цементом, переделать сарай под жилую комнату.

И.А.Юхович долго был единственным законным владельцем дома после того, как не стало Александры Ивановны (в 1943 г.), а вскоре и её дочери Нии; отказалась от права на свою долю Нэлли. Вторично Иван Алексеевич женился на Акулине Павловне Зиновьевой. Вот их сын и наследует этот исторический дом. Надо сказать, что Зиновьевы — мать с сыном — так же бережно относились к дому.

Благодаря этим семьям дом, где жили Василий Фалалеевич, его сын Александр Васильевич с женой Александрой Ивановной, сохранился в первозданности. В нём — застывшая традиция северного зодчества, историческая и литературная память. Но чтобы ощутить и понять это, надо подойти к дому или открыть книгу. А может и больше: сохранить дом и создать здесь музей.

В Сыктывкаре живет Игорь Иванович Ешкилев — достойный представитель рода Жаковых, правнук В.Ф.Жакова, внук А.В.Жакова. Мастеровой, талантливый, добрый, как его прапрадед Фалалей. Благодаря автобиографическому циклу прозы К.Ф.Жакова, каким был Фалалей, мы знаем точно.

*   *   *

Автор статьи Надежда МИТЮШЕВА, доклад на краеведческой конференции, октябрь 2011.

Использованная литература и первоисточники:

1. Н.Митюшева. Незабываемый Давпон. Экскурсия по литературным адресам сыктывкарского местечка. Газета "Красное знамя", 29.09.2011.

2. К.Жаков. Сквозь строй жизни. Роман. Сыктывкар, Коми книжное издательство, 1996.

3. М.И.Ельсов. Родословная роспись уроженцев села Выльгорт за ХVI—ХХ века. Сыктывкар, 2004.

4. М.И.Ельсова. Родословная Каллистрата Фалалеевича Жакова. Сыктывкар, 2002.

5. К.Жаков. Под шум северного ветра. Рассказы, очерки, сказки и предания. Сыктывкар, Коми книжное издательство, 1990.

6. Ремесла крестьян Сретенского общества Выльгортской волости и количество человек, занятых в них, на 1900 г. НА. Ф. 44, оп. 1, ед.хр. 73, л. 19 (об.).

7. Посемейный список по Выльгортской волости Усть-Сысольского уезда в 1886 г. НА. Фонд 44, оп.1, ед.хр. 1, л. 255 (об.).

8. Исповедальная ведомость Выльгортской Сретенской церкви за 1914 г. НА. Ф. 230, оп.1, ед.хр. 461, л. 33 (об.).

9. Похозяйственные книги Выльгортского сельсовета. 1943-60 гг. НА РК, фр. 99, оп. 1, ед. хр. 180, 254, 352, 383, 397.

10. А.В.Жаков. Автобиография. Известия Общества изучения Коми края. Научно-популярный краеведческий журнал. #3, стр. 94. Сыктывкар, 2004.

11. И.Л.Жеребцов. "Создам я сказку всемирную..." (общественно-политические взгляды К.Ф.Жакова). Родники пармы. Научно-популярный сборник, стр. 38. Сыктывкар, Коми книжное издательство, 1990.

Реклама Google: