Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

ТИМА ВЕНЬ   (Вениамин Чисталев)

ЗЛАЯ СВЕКРОВЬ     пьеса, 1918

КОМИ  РУС.Перевод Веры Морозовой в 2007.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
ДАНИЛА — пожилой крестьянин.
МАВРА - жена Данилы, Маланьина свекровь,
ИВАН - их сын, служит в солдатах.
ЛАЗАРЬ - их второй сын, инвалид.
МАЛАНЬЯ - жена Ивана.
КАРП - богатый сосед Данилы.
ЕФРЕМ - сельский староста.

Крестьянская изба: стол с лавками, полки. В углу - печь. На печи -Лазарь.

КАРТИНА ПЕРВАЯ

МАВРА. Пропадите вы все пропадом, свора лешаков. Глаза б мои на вас не глядели.

Best illustrations: Foto Collection Komi Traditional Lifestyle

ЛАЗАРЬ. Хватит, мать, нечего попусту сердиться. Погляди, какая погода на дворе. Вдруг случилось что. Нам больно хорошо - ничего не зная, лаять да ругаться.

МАВРА. Небось и не сгинет же никуда. Ночь на дворе - а её все нет... Люди, вон, тоже в город ездили, да когда уж назад вернулись. А и старик пошел искать - пропал. Тоже мне - помощничек!

ЛАЗАРЬ. Может, погреться к кому зашли.

МАВРА. Холодно вечно им! Не раз в такую же погоду хаживали. Наверняка в городе болтается. Что ей дети, пусть хоть изревутся себе! Понятное дело: учить-то некому. Ну, погоди мне, возвратись только!

ЛАЗАРЬ. Да что ты, мать, Маланью без остановки ругаешь? Что она, дармовой хлеб ест? Да она у тебя за троих работает, даром, что баба - не мужик. На извозе, на шишкованье - никакой работы не боится. В город, вон, тоже не гулять поехала.

МАВРА. Слепец ты, если за нее стоишь, а не за мать родную. Сноха дороже оказалась! Дожила, значит! За троих, видите, она работает!.. А я что? Я - не работаю? Да если б не я - вы бы все с голоду сдохли! День и ночь только об вас и забочусь. (Пауза). Пойду, соседей расспрошу, может, видал её кто, гулёну... Ох, кажется, сгинула бы — легче было бы.

ЛАЗАРЬ. Перестань, мать. Стыдись свою невестку перед добрыми людьми позорить.

МАВРА. Молчи! Знай своё место на печке, защитничек!.. Да тоже ведь - бедолага. Бог - то, вон, обидел...

ЛАЗАРЬ. Ох, мама, мама, зачем ты на свет меня родила. День-деньской проклятья твои слушать? - работать-то всё равно не могу. Так ведь жить мне во сто раз тяжелее из-за того, что ты Маланью поедом ешь понапрасну. Давно бы от вас сбежал, если б мог.

МАВРА. Да молчи уж, бес безногий.

ЛАЗАРЬ. Ох-хо-хо...

МАВРА (поглядев, в окно). Вон опять кто-то из города верхом подъехал. От Пахома, что ли... Выйду, узнаю, может, видели мою невестку непутевую. Ужо покажу я ей, каково без спросу гулять. (Выходя, хлопает дверью). А и вправду, хоть бы её черти унесли куда-нибудь!

КАРТИНА ВТОРАЯ

ЛАЗАРЬ (оставшись один, слезает с печи, смотрит в окно). Ну и погодка...Свету белого не видать. Вот же не повезло Маланье! В такую погоду в пути оказаться... Не замёрзла бы...Отец - то пошел навстречу, да далеко ли пройдёшь? - метёт вон как. Хорошо, хоть он Маланью жалеет. Мать - та ругает только. Скорей бы Иван возвратился со службы, может, притихла бы. Да и Маланье легче б стало. Ох, житьё ты, бытьё...Житьё-бытьё.

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

ДАНИЛ (входя и отряхиваясь от снега). Ну погода! Ветер - с ног валит!

ЛАЗАРЬ. Пришла Маланья?

ДАНИЛ. Нет. Не встретил я её.

ЛАЗАРЬ. А тут рядом подводы прошли, у них не спрашивал?

ДАНИЛ (раздеваясь и развешивая одежду). Спрашивал. И они не видали.

ЛАЗАРЬ. Да что ж с ней такое приключилось?

ДАНИЛ. Дети - то что, спят?

ЛАЗАРЬ. Спят. Я их тулупом укрыл - в тепле они.

ДАНИЛ. А накормил, нет?

ЛАЗАРЬ. Да покушали они, покушали.

ДАНИЛ. Ну, пусть себе спят.

ЛАЗАРЬ. Давай и мы с тобой поужинаем. В печке ещё каша осталась.

ДАНИЛ. Какая там еда. Места себе не нахожу: вдруг случилось что. Отогреюсь да опять пойду искать, хоть версту-другую пройду. Порасспрашиваю встречных: может, видел кто её.

ЛАЗАРЬ. Не переживай так, отец. Найдется.

ДАНИЛ. Да не скажи. В пути всякое случиться может. До сих пор правда, бог берёг...А там, кто его знает... Что-гс больно долго сегодня не возвращается. Пойду, пожалуй.

ЛАЗАРЬ. Погоди, может, сама ещё придет.

ДАНИЛ. Да хорошо бы. (Смотрит в окно). Погоди-ка, кто-то на лошади подъезжает.

КАРП (с улицы). Есть кто дома?

ДАНИЛ. Кого бог принес?

КАРП. Пусти, друг, погреться...

ЛАЗАРЬ. Карп, что ли?

ДАНИЛ (открывая дверь). Кто там? Ты, Карп?

КАРП. Я. Я...

ДАНИЛ. Давай, заходи. Грейся.

КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ

КАРП (входя, чинно крестится). Здравствуйте. Как живёте-можете?

ДАНИЛ. Здорово. Проходи-проходи. Грейся. Откуда путь держишь?

КАРП. Как все - из города.

ДАНИЛ. Домой, говоришь, спешишь?

КАРП. Домой бы надо, да вот припозднился.

ДАНИЛ. А что так?

КАРП. Вот, - лошадь подковал, да то, да сё.

ДАНИЛ. На базар - то заезжал, нет?

КАРП. Заезжал...

ДАНИЛ. Сноху нашу не видал?

КАРП. Неуж не пришла?

ДАНИЛ. Не-ет.

КАРП. А я думал, дома уже.

ДАНИЛ. Дак вот и беспокоимся - нету.

КАРП. Ещё днём я её на базаре видал. Смотрю: в одном месте толпа собралась. Народ стоит, головой качает. Подошел- сноха ваша ревмя ревет.

ДАНИЛ. Не может быть! Плачет?

КАРП. Рыдает прямо. Стал расспрашивать людей, в чём дето, что молодуха плачет. А они, - мол, лошадь у ней пала.

ДАНИЛ. Что-о?

КАРП. Лошадь пала.

ДАНИЛ. Как же лошадь пала? Небось, наврали тебе?

ЛАЗАРЬ. Боже ты мой!

КАРП, Пала, друг, пала, Богом клянусь.

ДАНИЛ. Ох ты, беда-то какая! Лошадь!

КАРП. Ну, что поделаешь - пала да и всё тут... Не воскресишь теперь. А и жалели её все.. . Да я вон - заехал опять после всех дел на базар, возьму, думаю, заместо попутчицы. Дак, а её нету уже, ушла, говорят. Ну, я подумал, кто-то уже и без меня пожалел, с собой взял.

А она - глядите-ко, не возвращалась еще.

ДАНИЛ. Да что ж это такое! Да, Господи, помилуй, где она так долго? Неуж в городе осталась. А что? Лошади нет... И жить теперь как?

ЛАЗАРЬ Ну, что уж ты так, отец. Сказано: добрые люди да Бог в помочь. Не убивайся так.

ДАНИЛ. Аж голова кругом идет. И куды теперь - не знаю.

ЛАЗАРЬ. Съездить придётся за Маланьей, наверно.

ДАНИЛ. На чем? Лошади-то нет. А люди в такую погоду и запрягать не согласятся.

КАРП. Лошадь-то найдётся, если, к примеру, поехать соберёшься. Мою вон возьмите. А то и продам одну. У меня ж две. Завтра и приведу, если надумаете. Уж сойдёмся как-нибудь в цене.

ДАНИЛ. Ох, не знаешь, где тебя, грешного, зацепит. А старуха узнает - вот шуму будет!

КАРП. А где сама-то? Дома нет, что ли?

ЛАЗАРЬ, Вышла куда-то.

КАРП. Да, строгая она у вас... Тележное колесо как-то вам продал, дак она до сих пор на меня обижается. При всякой встрече вдоволь обругает сначала. А я ж тогда и не продавал его как новое.

Сломапось, говорит, больно быстро. Будто я виноват. Я тогда ещё предупреждал, что заново бы шиной покрыть - покривиться может.

По-хорошему хотел - продал задёшево... В убыток вошёл. А ей всё не слава богу. Обзывается всяко.

КАРТИНА ПЯТАЯ

МАВРА. Не так ещё тебя, дьявола, обозвать следует! Торгаш! Бросовые вещи продаёшь. Думаешь, баба если, так и безголовая непременно, не понимаю ничего?

КАРП. Опять попался!

ЛАЗАРЬ (безнадёжно машет рукой, снова влезает на печь). Да ну вас!

МАВРА. Снова ты здесь, - черти, видать, притащили. Шастают, мошенники, по людям добрым. Деньги тянут — будто крючки у них какие есть. И что? На чём нас поймать на сей раз хочешь? Главное, ведь с подводой подъехал, погреться зашёл!.. Знаем мы тебя! Уходи, откуда пришел. Без тебя тошно!..

КАРП. Да я... Я...

МАВРА. Чертяка! Леший! Убирайся, тебе говорят!

КАРП. Ну, и характер у тебя, баба. Ни с того, ни с чего лаяться начала. Не прогоняй покуда - по делу я пришел. Вог порешим — сам пойду. Из-за какого-то тележного колеса завелась. Сколь раз я тебя тогда предупреждал: шину заменить нужно...

МАВРА. Что ты врёшь? Когда ты меня предупреждал? Всё новым колесом обещался заменить, забыл?

КАРП. Как это - не предупреждал? Еще и несколько раз говорил: старое у меня колесо, старое. А ты в ответ: сойдет. Сойдет дак и сойдёт... Ну, положим, не сошлись мы с колесом. Может, тогда на чем другом сойдёмся. Сейчас вам лошадь будет нужна. Я вам одну свою продам. Зачем мне две? По дешёвке и продам. Покупайте.

МАВРА. Ты заранее-то не радуйся, не проведешь нас теперь. Знаем мы твою лошадь, знаем тебя, жадюгу. Ты ж цыган настоящий! Уходи с глаз моих долой! А не то ухвата испробуешь!

КАРП. Вот и спасибо тебе за слова твои хорошие, Мавра.

МАВРА. Пошёл, пошёл отсюда, лешак!

КАРП. Не съем же я избу твою, греючись...Из городу еду, камнем чуть не оборотился. Погода, смотри, какая: ни увидать, ни услыхать ничего.. Утром-то ясно было - вон, и на базаре полно народу набилось. Отовсюду съехались. Невестку вашу там видал.

МАВРА. Маланью? Ох, лешак её возьми! Люди вон, когда уж возвратились, а эта - пошла и пропала! Гуляет, видно: в городе-то оно повеселее будет, чем у нас ...

КАРП. А на чём ещё и доберётся. В такую-то погоду пешком не больно побежишь.

МАВРА. Что?.. Что ты тут болтаешь?

КАРП. Да лошадь у вас пала - оттого и нету её.

МАВРА. Как это - пала? Чья лошадь пала?

КАРП. Да ваша, ваша. Карко, вроде, зовут?

МАВРА. А пропащая твоя душа - лошадь загубила!.. Ох, возвернётся она мне!

ДАНИЛ. А Маланья - то чем виновата?

МАВРА. Опять сноху выгораживаешь! Чёрт старый! "Чем виновата"!

А кто тогда виноват - ты? А может, я?

ДАНИЛ. Да замолчи уж ты, старая!

МАВРА. Сам ты старик, из ума, видать, выживаешь.

ДАНИЛ. Уймись уж: на людях нечего дурость свою показывать.

КАРП. Да что там - знаю я её характер.

МАВРА. Ещё ты, лешак, сунься сюда.

КАРП. Норов у бабы каков? А?

МАВРА. Да вы сообща против меня? Живьём в могилу загнать хотите?.. А Ивана-то моего всё нету... Защитить-то, бедную, меня некому-у. И лошадь-то пропала. Да что же теперь с нами будет? Ойя да ойя...(Плачет с причитаниями).

ДАНИЛ. Что ты всё по лошади-то причитаешь?.. Всё равно без неё не останемся. Ты знай свою печь да горшки, а уж лошадь мы добудем.

КАРП. Правильно, сосед. Я завтра же приведу лошадь, если возьмёте.

По дешёвке продам.

МАВРА. Опять ты за своё? Мошенник бесстыжий! Некуда лошадь приткнуть, так нам сбываешь? С этим и пришёл к нам, на ночь глядя? Гостем ещё, небось, себя считаешь?

ДАНИЛ. Замолчи, Мавра. Не за этим он пришел. Не за этим. По пути зашел - погреться.

МАВРА. Всё равно от него, бессовестного, добра не видать. Ходит - только слухи разносит.

КАРП. Да ты полегче, баба, полегче.

МАВРА. Ох, появится она у меня. Поглядите-ко: лошадь сгубила! Ох, все глаза ей выцарапаю!

ДАНИЛ. Замолчи, тебе говорят!

МАВРА. Сам молчи! Защищать ещё смеешь. А-а вот ты зачем до города хотел добраться - выпить захотелось? По кабакам пробежаться...

ДАНИЛ. Да замолчишь ты или нет, карга старая! Людей постыдись.

КАРП. Пусть себе лается.

МАВРА. А кого мне бояться? Его, что ли? Лешака этого?

ДАНИЛ. Замолчи, не то получишь у меня.

МАВРА. Что, руки зачесались? Осмелел на людях?

КАРП. Ладно, хоть я зашёл, а то, друг, забила бы она тебя. Вдвоём-то не так страшно. А так - ты языком трепись, но рукам воли не давай.

МАВРА. А тебе какое дело до чужой семьи?

КАРП. А никакого. Язык-то, он без костей — хоть как им верти. Болтай, что хочешь.

МАВРА. А-а, ты моего старика смущать? Против меня настраиваешь? А ну, вон из моей избы, пока я вас обоих взашей не вытолкала.

КАРП. Да вижу, что боевая ты... Только руки у тебя до меня коротки. Да я и не воевать к вам зашёл, как-нибудь без твоих тычков обойдусь. (Собирается уходить). Ну, пошёл I. Хотел, вишь, как лучше - ан, не вышло. Не обессудьте.

ЛАЗАРЬ (с печи). Заглядывай, Карп.

КАРП. Сами заходите.

МАВРА. Иди, иди. Скатертью дорожка. (Карп уходит).

КАРТИНА ШЕСТАЯ

МАВРА. Налетел коршун на мертвечину. Дохлую лошадь задумал с рук сбыть... Ещё и известие "счастливое" принес. Ох, заявится гулёна, ох, заявится. Покажу я ей, где раки зимуют!

ДАНИЛ. Да что ж ты заново начинаешь, дура ты или прикидываешься?

МАВРА. Молчи. Лошади-то нет больше! Радуйся!.. (Пауза). И лошади не стало, и самой нету. Бродит, поди по городу-то... Рот раззявила на дома богатые. Ох, обманщица. А ты тоже, решил навстречу идти, потакаешь. Иди, давай, ищи теперь свою дорогую невестку, поспрашивай, может, кто видел. Защищаешь её, день и ночь с детьми возишься. А она, вишь, по городу шляется, про дом, про детей забымши, а деньги при ней какие? Ведь шишковали сколько, а масла сколько наделали? Погулять-то как раз и хватит. Ох, появись мне только, появись - поговорю я с тобой. Ты у меня по полу еще поползаешь, попросишь прощения, дрянь этакая. И не избавишься ведь от такой подобру-поздорову. (Пауза). Погоди. До Ефрема - старосты схожу. Они ведь тоже в город сегодня ездили. Может, скажет что-нибудь про нашу шалаву...

ДАНИЛ. Стой! Ты что, совсем ума решилась? В такую гогоду никто ж пешком не пойдёт. Метель утихнет и придёт.

МАВРА. Защищай, защищай сноху. Жизнь за неё готов положить.

Глядеть на вас не хочу! (Уходит).

КАРТИНА СЕДЬМАЯ

ДАНИЛ. И что за баба! Откуда такие берутся! Ну, есть ли что страшнее на свете? Ходит по селу, людей баламутит. И куда пошла? Как Ивана в солдаты забрали, Маланье слова доброго ещё не сказала. А ведь мать, свекровь... Невестка без мужа осталась — пожалеть бы её, да по сердцу с ней жить. С малыми детьми, тем более, осталась. А она - не то что пожалеть - обзывает только.

ЛАЗАРЬ. Пожалеет она, жди! Дети, вон, полуголодные ходят, а она все куском попрекает. Разве ж можно так?.. Ну и жизнь... Да был бы я здоров, — давно сбежал бы от вас, не могу вот.

ДАНИЛ. Хоть бы Иван поскорее пришел. Когда уж срок закончился. Что-то тянут с ним. Кто с ним призывался, все уж пришли, а его все нету. На днях трое, кажись, приехали. Иван появится - оно, конечно, лучше заживём. А без него ничего не выходит. (Кто-то стучится в дверь) А ну, погоди... Кто-то в дверь просится. (Открывает). Кто там? (Из сетей слышится: "Открывай. Это я, отец").

КАРТИНА ВОСЬМАЯ

МАЛАНЬЯ (входит: и тулуп, и шаль - всё в снегу). Я это, я...

ДАНИЛ. А я и не узнал тебя сразу: голос у тебя сел, что ли?

ЛАЗАРЬ (сразу повеселевши). Маланья, пришла! (Слез с печи).

ДАНИЛ. Бедняжка. Одна пришла? Лошадь-то пала?

МАВРА. Пала...

ДАНИЛ. Пешком? Сумела дойти в такую погоду?

МАВРА. Пешком.

ЛАЗАРЬ. От самого города - пешком?

МАВРА. А что поделаешь?

ЛАЗАРЬ. А бедная же ты, бедная.

МАВРА. Погода - погодой, да делать-то нечего. Ветер вот только холодный, обжигает прямо...

ДАНИЛ. Раздевайся давай быстрее. Грейся.

МАЛАНЬЯ. Раздеться-то не могу, до того намерзлась.

ЛАЗАРЬ. Давай помогу, Маланья.

МАПАНЬЯ. Не надо... Сама как-нибудь.

ДАНИЛ. Помоги, помоги.

МАЛАНЬЯ. Не буду пока раздеваться. Так погреюсь чуток, да опять пойду - к мосту. У меня же еще пропажа случилась. Надо искать идти. Деньги в платочек были завернуты, да из-за пазухи выпали как-то. Начала было искать, а в снегу-то не больно найдешь. Погреюсь — пойду.

ДАНИЛ. Деньги?.. Сколько ж было-то?

МАЛАНЬЯ. Много... И за шишкованье, и за масло - всё там было. Всё потеряла. (Плачет).

ДАНИЛ. Ну, ладно, Маланья. С кем не бывает? Не нарочно же ты их выкинула. Давай, раздевайся, грейся как следует. Найдутся деньги. Я тоже пойду - помогу. Возле моста, говоришь?

МАЛАНЬЯ. Там. (Не переставая плакать).

ДАНИЛ. Да не плачь, не плачь - найдутся.

МАЛАНЬЯ. Ой, не знаю-ю. Сейчас, поди, все уж снегом засыпало...

ДАНИЛ. Не плачь, найдём мы их. Завтра утром пойдём и найдём. Вот - мы с Лазарем сходим.

ЛАЗАРЬ. Сходим-сходим, не плачь, Маланья. Найдём твои деньги. Не казни себя так.

МАЛАНЬЯ. Ох, и устала же я. (Садится на лавку). Никаких сил нету больше. Иду, а все мысли про детей: сыты, аль нет?

ЛАЗАРЬ. Зря беспокоишься - я их покормил.

МАЛАНЬЯ. Спят?

ЛАЗАРЬ. Спят. На голбец их уложил.

МАЛАНЬЯ. Бедняжки... Ждали меня, небось?

ЛАЗАРЬ. Старший - тот весь день вспоминал...

МАЛАНЬЯ. Ревели?

ЛАЗАРЬ. Да так, не то, чтобы сильно...

МАЛАНЬЯ. А что, свекровь тоже спит?

ДАНИЛ. Да нет, вышла вот куда-то...

МАЛАНЬЯ. Надо ж такой беде случиться? (Снова заплакала). Пала ведь лошадь, пала-а. Еще туда ехали - все будто воз без настроения везла: идёт-идёт, потом встанет. Едва до города добрались...

ДАНИЛ. И впрямь, видно, беда одна не приходи?

МАЛАНЬЯ. Народу возле нас собралось!.. И все смотрят — удивляются. А я реву, остановиться не могу, говорю: ой, свекровь узнает - живьём съест... А потом и деньги еще пропали. Ойя да ойя!..

ДАНИЛ. Уймись, Маланья, перестань плакать. Найдутся, говорю, деньги.

МАЛАНЬЯ. А и наревелась я сегодня!.. И куда ж, думаю, мне теперь деваться? Куда головушку приклонить? Долго бродила, всё боялась домой зайти. Может, и не зашла бы вовсе, да детей жаль стало. А так хотелось бежать мне - куда глаза глядят... Ну отчего невезучая я такая, беда к беде: и муж в солдатах, и дети малые, и работаю из последних сил. И вроде ни от какого дела не отказываюсь, не отлыниваю, а меня всё ругают да шпыняют. А тут еще лошадь пала — опять я виновата - будто я её и сгубила. Да что ж мне делать-то теперь?

ДАНИЛ. Ну всё, хватит. Нельзя так убиваться. Знать, суждено было так. Живы будем — не помрём. И лошадь добудем. Иван бы только пришёл. Защитником будет.

МАЛАНЬЯ. И что за жизнь у меня? Как замуж вышла — ни одного дня светлого ещё не видала... Зато слёз сколько пролила...(Пауза). Как же хотелось мне в городе остаться!.. Да нет — детей жалко. Сижу возле лошади, реву, все наши разъехались... Потом всё же свое распродала и пошла. А дорога до того длинной показалась — никак не кончается! Иду, упаду, поднимусь — снова падаю. (Опять заплакала).

ДАНИЛ (про себя). Не будем мы у Карпа лошадь брать, Иван придёт — получше купим.

МАЛАНЬЯ. Ох, без мужа как тяжело...

ЛАЗАРЬ. Недолго уж тебе ждать осталось. Вот-вот придёт Иван. Не плачь.

ДАНИЛ. Точно, придёт скоро. Давай, грейся, да поедим сейчас чего-нибудь. (Идет к печи). В печи-то есть что, Лазарь?

ЛАЗАРЬ. А как же — каша должна была остаться.

ДАНИЛ. И шаньга где-то оставалась.

ЛАЗАРЬ. Есть-есть, на полке.

ДАНИЛ. Давай всё на стол. (Лазарь приносит).

МАЛАНЬЯ. Не надо. Ничего не хочу. Сердце что-то так ноет, так ноет...

ДАНИЛ. Как же без еды? Ты ж весь день, поди-ка, ничего не ела? (Приносит горшок с кашей).

МАЛАНЬЯ. И не ела, и не хочется. Горем по горло сыта. От него, видно, и голова кружится. Или оттого, что замерзла.

ЛАЗАРЬ. Чаю бы тебе. Выпьешь кружку?

МАЛАНЬЯ. Ничего мне не надо. Разденусь да к детям загляну на чуток. С ними и согреюсь. Ох, устала какэ Ноги будто ножом кто режет. Все бы ничего - вот деньги только потеряла...

ДАНИЛ. Не плачь. Найдётся всё.

МАЛАНЬЯ. Ох, и заругает меня свекровь. Как ей на глаза показаться?

ДАНИЛ. Не будет ругать. Иди, прежде покушай. (Маланья подсаживается к столу). Мы с Лазарем постоим за тебя. Втроём справимся как-нибудь. (Входит Мавра).

КАРТИНА ДЕВЯТАЯ

МАВРА. Ах ты, картинка какая: расселись три дружка! (Маланье).то, пришла? А лошадь где же? Загубила?

ДАНИЛ. Мавра, не надо так. Постой. Толком все узнай.

МАВРА. Опять защищаешь? Да ещё еды-питья на стол понанесли...Треснуть бы каждого горшком по башке!..

ДАНИЛ. Замолчи, Мавра.

ЛАЗАРЬ. Ох, боже ты мой, опять началось.. .(Уходит за загородку).

МАВРА. И в печи ведь всё нашли. Не хотят убивицу голодной держать. Ну что, нагулялась? Утешилась?

ДАНИЛ. Замолчишь ты, аль нет? (Стукнул кулаком об стол).

МАВРА. Испугал-то как! Ах ты, лешачина, ты ещё смеешь мне грозить? Я вот бороду-то тебе повыдергаю.

ДАНИЛ. Не доводи, Мавра, до греха. Не дам я Маланью в обиду.

МАВРА. Значит, вы заодно?

ДАНИЛ. Да неужто без креста ты? Посмотри на невестку - сидит как собака побитая. До дому из города пешком шла. Пожалеть надо человека, а не лаяться.

МАВРА. Ты и жалей, скрипун старый. Что, может, деньги у тебя на лошадь есть? (Маланье). Где деньги? Давай сюда! Что камнем стоишь? Где деньги, говорю? Слышишь, нет?

МАЛАНЬЯ. Нет у меня денег...

МАВРА. Как нет?! Ты что, масла так и не продала?

МАЛАНЬЯ. Продала, да...

МАВРА. Ну, продала - так давай деньги!

МАЛАНЬЯ. Да какие тут деньги?.. О, господа-и...

МАВРА. Еще раз спрашиваю, где деньги?

МАЛАНЬЯ. Потеряла...

МАВРА. По-те-ря-ла?!

ДАНИЛ. Да по дороге уронила, где-то возле моста. Из платка за пазухой выпал свёрток и всё. Найдём. Отыщется...

МАВРА. Ты лучше не обманывай. Не может быть, чтоб потеряла! Врёшь ты все. Спрятала куда? Отдавай!

ДАНИЛ. Потеряла - откуда даст! Сходим вот, поищем...

МАВРА. Ох, живьём ты нас съесть хочешь! И лошадь сгубила, и деньги потеряла.

ДАНИЛ. Да подожди ты, старая.

МАВР. Молчи, хрыч. Ведь извести нас решила, гадина такая! А ты защищаешь.

ДАНИ. У каждого пропажа может случиться, Долго ли сверток уронить?

МАВРА. Так ты ходил ведь уже. Нашел? Нашел, спрашиваю? Ждите - найдётся, как же! Ну, кому-то, может, и найдётся...

ДАНИЛ. Лазарь, где у нас фонарь? Схожу, поищу. Сейчас там ещё никого быть не могло.

МАЛАНЬЯ. Подожди, отец, сама я схожу...

ДАНИЛ. Куда тебе - в такую погоду? Сиди дома, грейся, знай.

МАЛАНЬЯ. Нет, я пойду. Тут не останусь.

ЛАЗАРЬ. Отец, я тоже пойду.

МАВРА. Тебя там только, черта безногого, не хватало.

ЛАЗАРЬ. Ну, хоть провожу...

МАВРА. Околеешь. Печь седлай - там твое место.

ДАНИЛ. Один пойду. Все дома оставайтесь.

МАВР. Да куда ты пойдешь? К лешакам, что ли?

ДАНИЛ. Я сам знаю, куда мне идти. Молчи. А ты, Маланья, иди греться. Лезь на печку.

МАВРА. Ты пойдешь вместо неё?! Сама потеряла - сама пусть и ищет!

ДАНИЛ. Сказал: "пойду" - и пойду. Ещё на тебя буду оглядываться.

МАВРА. Чёрт старый! Нарочно, что ли, ты меня дразнишь? Зачем мы её содержим? Сама, говорю, найдёт! (Маланье). Что столбом встала? Иди, ищи! Иди, тебе говорят! (Подталкивает её к двери). Не смей без денег являться! На порог не пущу! (Маланья уходит).

КАРТИНА ДЕСЯТАЯ

МАВРА (Не пуская Данила). Не пущу тебя. Не смей уходить...

ДАНИЛ. Пусти, дура.

МАВРА. Не пущу. Пусть сама ищет. А там — хоть и пропадёт. Хоть бесы пусть утащат. (Отталкивает Данила от двери). Не посмеешь уйти. Смотри мне!

ДАНИЛ. Ох, припомню я тебе сегодняшний день. Ну, если что случится - добра от меня не жди...

МАВРА. Не пугай. Не боюсь. Самого бы тебя выгнать следовало.Лошадь извела, деньги потеряла, а тебе всё равно. Защищаешь.Главное, расселась ровно гостья дорогая: и к столу-то посадили, и угощают — отец да сын. А то ей все сварено - сготовлено!

ДАНИЛ. Ох, ёма ты, ёма.

МАВРА. Что?

ДАНИЛ. Ёма, говорю...

МАВРА. Это я-то ёма!

ДАНИЛ. Тьфу... И когда я только от тебя избавлюсь?

МАВРА. Избавиться, значит, решил? Видно, давно я волос в твоей бороде не считала!

ДАНИЛ. А ты попробуй!

МАВРА. Чёрт рогатый! Вот тебе, глаза бы мои тебя не видали!(Хватает горшок и швыряет им в Данила). Вот тебе! Вот. (Горшок от удара раскалывается. Грохот).

ЛАЗАРЬ. Да хватит вам! Стучится кто-то. (Открывает дверь). Кто там?

(Из сеней доносится чей-то голос: "Дома? Не спите еще??).

ДАНИЛ. Заходи, кто будешь.

ГОЛОС. Я это, староста.

ДАНИЛ. Ефрем? Не сразу и узнал по голосу-то. Заходи, давай.

МАВРА. Не иначе, черти кого-то на ночь принесли. Не сидится кому-то дома. По чужим ещё шляются. (Заходят срезу Ефрем и Иван).

КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ

ЕФРЕМ. Едва в темноте ручку двери нащупал. Вот — гостя к вам веду.

ДАНИЛ. Какого еще гостя?

ЕФРЕМ. А вот, гляди...

ИВАН. Каково поживаешь, отец?

ДАНИЛ. Иван!

МАВРА. А сердечко ж ты моё! (Бросается Ивану на шею, целует).

ИВАН. Мама.

ДАНИЛ. Вернулся, наконец. Долго же тебя не отпускали.

ИВАН. Да вот, задержали. Ну, как вы тут без меня? Все живы-здоровы? Маланья-то где так поздно ходит?

ДАНИЛ. Маланья?.. Да вышла куда-то...

ИВАН. А дети где?

ДАНИЛ. Да куда они денутся. Живут себе. Спят уже.

ИВАН. А Лазарь-го где же?

ЛАЗАРЬ. Тут я.

ИВАН. Всё еще на печке? Все болеешь? Здравствуй, брат.

(Лазарь сходит с печи, здоровается-обнимается с братом. Потом Иван поднимается к детям).

ЕФРЕМ. Ты, Мавра, говорят, заходила к нам сегодня?

МАВРА. Заходила. Про Маланью нашу спрашивала. Сейчас-то она домf уже. Ой, извела ведь она лошадку нашу, извела.

ЕФРЕМ Не извела же. Какую-то, видимо, болезнь лошадь прихватила. Бывает и такое...Но ладно, не горюй. Лучше прежней себе лошадку заведёте. Добрый человек тут один нашелся — за Маланьины слёзы решил пожертвовать ей лошадь. Как раз пошёл домой за ней, а Маланья успела уже уйти с базара. Уж мы с ним её искали-искали, так и не нашли. А мне он поручил лошадь до вас привести. Запрягай, говорит, и вези до них. Ну, так я и сделал. А на дороге как раз Ивана застал — бывают же совпадения. Вот жизнь: то не везет - не везёт, а то - радости сплошные... Вот и подъехали сюда с Иваном на вашей новой лошадке.

МАВРА. Ой, спасибо, так спасибо - есть же на свете люди добрые! И тебе за заботу об нас - здоровья и долгих лет... А Маланья-то наша нынче пешком из городу шла - дак деньги по дороге куда-то обронила. Где-то, правда, недалеко, говорит. Вот - искать вышла.

ЕФРЕМ, Деньги, говоришь, потеряла? Да ведь нашлись они! В платочек были завернуты. Значится, её это деньги? Ну-ко, посмотрите, мы ещё и не разворачивали даже. (Подаёт Мавре свёрток).

МАВРА. Наш платок. Маланьин.

ДАНИЛ. Я же говорил - найдётся...

ИВАН (Слезая с печи). Где же Маланья - то? Что так долго?

ДАНИЛ. Деньги пошла искать, да что-то припозднилась.

ЛАЗАРЬ, Я счас, быстренько за ней сбегаю.

ДАНИЛ. Иди скорей. Только фонарь возьми - темно.

ЛАЗАРЬ. Ладно. (Выходит).

ИВАН. Да вы-то как поживаете?

ДАНИЛ. Жить-то живём, да бабьё вот все что-то делит между собой.

Ну да приехал теперь — разберёшься.

ЛАЗАРЬ (вбегает, тяжело дыша, с испуганными глазами, дурным голосом кричит). Ой-ой-ой! Маланья-то. Маланья... там... В углу сарая... висит... Ой-ой-ой...

ИВАН. Маланья ... решилась? Руки на себя?.. (Выбегает в сени. За ним — все остальные, кроме Мавры).

(Через некоторое время все входят обратно в избу, вносят Маланъю).

ИВАН. (Бросается к Маланье, обнимает, целует ее). Сердца моё... Куколка моя... Не дождалась... (Заплакал. Плачут и все остальные).

КОНЕЦ

 

Komi   -   Литература

Реклама Google: