Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

ТИМА ВЕНЬ   (Вениамин Чисталев)

ИЗКАР (Крепость)     драма, 1926

(Драма в четырех действиях из старинной жизни).     КОМИ  РУС.Перевод Веры Морозовой в 2007.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

Тима Вень написал драму в 1924 году, на коми языке, впервые опубликована в 1926.

Примечание: Изкар - старое название части гор. Сыктывкара в районе Тентюково. При переписи 1586 г.- "Починок Каменной", в 1646 - "деревня пуста, что был починок Каменной", в 1678 - "дер. Каменная": коми из "камень; каменный", кар "город". Изкар "каменный город; крепость".
Источник: А.И.Туркин Коми топонимический словарь


КОР - князь земли коми.
БУРМАТ, КЭЧ, КАТША, ЗЫРАН - помощники Кора.
МАЙБЫРАН, ГАРАЙ - сыновья Кора.
ВЭРМОРТ - сказитель.
БАРАМОРТ - тун, шаман.
ВЭРАНЬ - дочь туна.
МИССИОНЕР - московский священник.
ПОМОЩНИК князя.
НАРОД КОМИ.
РАТНИКИ из московских земель.

ЗАНАВЕС: бескрайняя коми парма. На крутом холме - Изкар, крепость, окруженная кольями, сторожевыми башнями с бойницами. Кое-где изнутри крепости проглядывают крыши изб.
Светлая лунная ночь. Все спят. Лишь в одном доме светятся окна - в жилище Кора. Изкар переживает последние дни свободы...
Ухает филин.


 

 

Кристалл, пронзенный бронзовой стрелой. Работа сыктывкарского скульптора Владимира Рохина, гранит, выполнена на скульптурном симпозиуме "Финно-угорский мир. Знак рода (Рӧдвуж Пас)".  Сыктывкар, Сад скульптур, 2008.

 

ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
(МАЙБЫРАН ЗНАКОМИТСЯ С ВЭРАНЬЮ)

Сосновый бор. Откуда-то доносится пение. Появляется Вэрань с лукошком земляники. Тихонько присаживается на поваленное дерево. Глубоко задумывается. Услышав кукушку, будто приходит в себя.

ВЭРАНЬ. Спросить - не спросить?..
Книга Тима Веня 1928 года

Книга Тима Веня,  1928 год


Кукушка - сестрица, кукушка-сестрица, поспи — пусть приснится: сколько мне жить? (Кукушка долго кукует. Вэрань считает и улыбается). Даже со счёту сбилась. (Снова начинает песню).

А ну-ка, кукушка - сестрица, кукушка - сестрица, поспи - пусть приснится: когда мне замуж идти?

(Кукушка: "Ку...").

Ой, замолчала! Неужто в этом году?.. Да за кого же?.. Меня еще ни с кем из парней не знакомили. Глупости ты, кукушка, предсказываешь. Обманщица! (Собирается уходить).

(Из-за деревьев появляется Майбыран).

МАЙБЫРАН. Нет - нет, не обманывает она тебя! Погоди!

(Вэрань пугается, пытается убежать. Майбыран удерживает ее).

Слышишь? Постой, красавица! Скажи, чья ты будешь. Как тебя зовут?

ВЭРАНЬ. А тебе что за дело? Чья бы ни была - родительская дочка!

МАЙБЫРАН. Да родилась-то у кого? У духа лесного? Откуда ты?

ВЭРАНЬ. Откуда? Из дому! Небось, в своем лесу гуляю. (Замечает на Майбыране охотничье снаряжение и дичь). А ты что это по чужим охотничьим угодьям бродишь?! Если тебя отец здесь увидит ...

МАЙБЫРАН. Ну и что мне за это будет? Разве что... Ну, послушай, не сердись на меня, дорогая. Я не на твоей тропе свою дичь добыл. Просто шёл издалека и сбился с пути, понимаешь? Зарубки свои потерял. (Решившись). Ну, а если и на твоей!.. Ты знаешь, кто я? Знаешь, кто отец мой?

ВЭРАНЬ. Да хоть кто - мне-то что?

МАЙБЫРАН. А слышала ты про князя Кора?

ВЭРАНЬ. Что мне князь! У меня отец - великий тун. Берегись!

МАЙБЫРАН. А что, сглазит, заколдует?

ВЭРАНЬ. В этом лесу нельзя чужим появляться. Заметит тебя - навек проклянёт.

МАЙБЫРАН. Да слыхал я, слыхал, что в этом лесу сам Войпель - дух ветра живет. Слыхал, что нельзя здесь ходить грешникам ... Но знаешь, зачем я здесь? Знаешь?.. Чтобы тебя повидать! Я давно про тебя узнал, полюбил тебя, понимаешь?.. (Пытается дотронуться до Вэрани) Милая ты моя...

"Пера и Райда (Зарань)" (1969), картон, гуашь, 50 х 80.
Василий Игнатов, Национальная Галерея Республики Коми.

ВЭРАНЬ (вся затряслась от испуга). Уходи, беги отсюда скорее! Беги, куда глаза глядят! Уходи, пока цел, пока отец не застал! Ох, быть беде, чует мое сердце! Напрасно ты сюда пришел. (Майбыран удерживает её). Уйди! (Пытается бежать).

МАЙБЫРАН. Погоди, не уходи, куколка моя! Поговори со мной хоть немного!

ВЭРАНЬ (пытается освободиться). Пусти меня! (Кричит). Отец!.. Войпель! Спасите! О-о-о!

МАЙБЫРАН. Вон ты какая! Думаешь, скорее крепость можно одолеть, да?!

(Борьба. Вэрань, наконец, вырывается и с плачем убегает).

МАЙБЫРАН (чувствуется, что самолюбие его уязвлено, он вне себя). Добром не хочешь - силой возьму!..

(Бежит за ней. Оба скрываются за деревьями).

ЗАНАВЕС

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
(В ЖИЛИЩЕ КОРА)
Эскиз театрального костюма

Эскизы театр костюмов. Игорь Баженов, Театр фольклора, Сыктывкар, 2008.

Жилище князя-охотника. Вечер. Кор ужинает. Все сидят на лавках вокруг большого стола: сам Кор - с широкой бородой, осанистый, широкоплечий, седовласый его сыновья — Гарай с Майбыраном и помощники - Бурмат, Зыран, Катша, Кзч, а также другие гости.

На столе - сур в яндовах, красное вино в серебряных чашах, еда в ковшах с половниками: много всякой рыбы и мяса. В высоких светильниках горит жир, освещая помещение.

На стенах висит охотничье снаряжение: копья, луки и стрелы, лазы, шлемы, рогатины и топоры...

Сказитель Вэрморт сидит в другом от стола углу, перебирает струны сигудка.

БУРМАТ. Пусть здравствует Кор - наш великий князь, великий сын коми земли!

ЗЫРАН. Долгих лет ему! Да хранят его наши боги от напастей.

КОР. Давайте выпьем! Выпьем, мои друзья, мои добрые помощники!

(Все веселятся. Майбыр сидит задумавшись).

КЭЧ. Настоящий богатырь наш князь. Никого не боится, и люди лихие ему нипочем...

БУРМАТ. Да... В каких краях ни бывал, отовсюду зверя и рыбу приносил. Со многими боролся, с разбойниками дрался - всех побеждал. На восток войной ходил, на войско бессчётное - через горы уральские, по рекам, сквозь парму...

КЭЧ. А скольких оленей у хантов увёл тогда! До сих пор, наверное, зубами скрипят, Кора поминают. А не вернёшь!

ЗЫРАН. Говорю же - отец родной!

КАТША. Да и собственные сыновья выросли отцу подстать.

БУРМАТ. А давайте споём! Повеселим сердце.

(Начинается пение. Входит Бараморт. Не проходя, застывает в дверях с предостерегающе поднятыми руками, со взглядом, устремлённым куда-то поверх голов в пространство, будто он видит то, что другим недоступно. Поющие в замешательстве замолкают).

БАРАМОРТ (в большом волнении). Вы тут бражничаете, веселитесь, а того не знаете, что всех нас бедствия поджидают. А меня уже настигли. Слушайте, вожди, что скажу.

Войпель отвернулся от нас! Верховное божество наше, хранитель наш! А с ним заодно все другие боги. Мою вечернюю жертву вчера они напрочь отвергли. Смотрю: дым по земле стелется, а вверх не идет! Отчего, думаю? Искать стал. Всюду - сквозь огонь, сквозь воду

смотрел. Увидел!..

Беда идет на нашу землю, ох, большая беда! Всех нас накроет. Всех.

А виноват... (смотрит на Майбырана) сын твой! Он... дочь мою ... обесчестил... Вчера, до рассвета. Да где! - прямо в священной роще!

Посмел без меня забраться в мою лесную избу, прикоснуться посмел к невинной девушке! Ух, если бы я его застал!

Но он сбежал как вор - и спрятался! Опозорил мою единственную дочь, в слезах оставил, в одежде изорванной!..

Поспеши, князь, поспеши смягчить сердца богов, вину искупить.

Страшные проклятия они нам насылают. Ох, страшные. Кончайте бражничать-пировать!

К молитвам поспешите, жертвенники зажгите сейчас же... Вижу я, вижу, час расплаты близится... Несчастье идёт на землю коми. Точно к нам летит, черными крылами машет.

Не ускоряйте же кончины своей. Расходитесь все! Слышите?

(Уходит, оставляя всех в смятении).

БУРМАТ (после паузы). Да не придавай ты значения словам какого-то туна, добросердечный князь! Не беспокойся попусту. Мы же не знаем наверняка, как дело было... А может, он грезил, может ему приснилось всё это. С тунами такое случается. Может, он от старости уже теряется... Что расстраиваться зря?

(Пауза).

КАТША. Подумаешь, приобнял парень девушку! И уже виноват? Да мы сами молодыми были, так же грешили.

ЗЫРАН. Да-а, парень, большую же ты себе птичку для охоты наметил...

КАТША. Он - великого князя сын, и добыча должна быть подстать охотнику, - не какая-нибудь там!..

(Ждут, что скажет князь).

КОР. Так-то оно так. Да в священном лесу так себя вести не пристало.

(Пауза).

Но - что было, то было! Пролитую воду не соберешь,.. Ладно. Утро вечера мудренее, а сейчас поздно уже, отдыхать всем пора.

(Встаёт. Гости собираются уходить).

А ты, сынок, останься... Поговорить с тобой надо. (После ухода гостей снова садится за стол, опускает голову. Тяжелая пауза). Ну, что ж, рассказывай, как дело было.

МАЙБЫРАН. Может, я и плохо поступил, отец. Не знаю. Если виноватым сочтёшь - накажи, твоя воля! Слушай!

Ты знаешь, что ходил я в верховья Колвы. А как возвращаться стал, - домой не сразу пошёл. Нарочно взял и свернул с нашей тропы, пошёл в ту рощу, где тун живёт. Дочь его - красавица настоящая. Вэранью зовут. Я давно про неё узнал, полюбил без памяти, но ещё не говорил с глазу на глаз. Не получалось никак. Ну, а в этот раз стал я её стеречь. Целый день вокруг дома кружил, все ждал, когда отец уйдет. А как он вышел - и сама она появилась. За земляникой пошла. Я тогда догнал её на тропе, встречу подстроил. Ну и сказал ей про всё: что я думаю, что чувствую к ней. А она... Она даже выслушать меня не захотела! Не поверила! Потом в дом убежала... Ну, я - за ней... Кровь у меня закипела ...

Вот и всё. (Опустив голову). Что ещё сказать - не знаю.

КОР (после паузы). Вот, значит, как. Ладно... Иди спать. Теперь нам только ждать остаётся. Может, и смилостивятся боги.

(Майбыран, виноватый, уходит).

КОР (стоя у окна, в глубокой печали). Что теперь будет? Какой беды мне ещё ждать? Давно одно за другое цепляется, а тут опять заботы прибавилось. Скорее зажечь жертвенный огонь, замолить грех.

Придётся всё же Майбырана женить на дочери туна. Ничего не поделаешь.

О боги наши, боги! Берегите землю коми от бед, храните от захватчиков!

(Молится).

Давно сердце моё беду чуяло, давно мне покоя не было. С тех самых пор, как Москва о себе дала знать. И что ей надо от нас? Зачем нельзя нам жить так, как хочется - на нашей земле, в нашей Парме? Зачем она грозит нам постоянно?..

А ведь просто так мы не сдадимся. И что будет - то будет! (В волнении ходит по избе). Так! Организовать оборону. Поставить больше людей под Покчу, чтоб врасплох не застали. Завтра же пошлю старшего сына,- и пусть возьмет с собой людей поопытнее.

Ну! Чему быть - того не миновать!

ЗАНАВЕС

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
(МИССИОНЕР УБЕЖДАЕТ КОРА НЕ ПРОТИВИТЬСЯ МОСКВИТЯНАМ)

МИССИОНЕР. Знаю я про беду твою, великий князь, знаю. Понимаю тебя, но что же делать? Придут сюда москвитяне - ты им не сможешь противостоять силами своими. У новгородцев помощи просить - не выйдет, они сами перед Москвой бессильны. А потом - что ты теряешь, из-за чего тебе с Москвой воевать? Москвитяне те же люди... Одному богу мы с ними молимся.

Нельзя ли с ними как-то миром, по-доброму разойтись? Послушай меня, князь: людей у тебя мало, не устоять тебе перед их силой.

КОР. А ты знаешь нашу силу? Ты её считал? А?.. Ни за что не сдадимся! Не бывать коми подневольными! Легче нам с новгородцами союз держать. Привычнее. Им будем дань платить.

Они нас всегда поддерживали, а главное, никогда не мешали нам жить по-своему. А с москвитянами - что ж, силой будем говорить.

Легко не сдадимся...

МИССИОНЕР. А как же Христос нас учил? Ведь москвитяне нам братьями будут по вере.

КОР. Ни молитвы, ни вера не привяжут нас к Москве насильно.

(После паузы - решительно). Не будем мы московского царя Ивана своим царём величать. А тебе, игумен, не подобает нас утговаривать Москве сдаваться. Не дадимся мы. Ни за что. Не по сердцу нам это.

МИССИОНЕР (кланяясь, с осторожностью). Не гневайся, великий князь, не хочу я ссоры с тобой. И не силком я тебя с московским царем хочу объединить, а по воле доброй. Одно только повторяю: мы с Москвой одной веры держимся, одному богу молимся.

КОР. Да? Потому и идут они на нас, что мы одному богу молимся?

Такие они, выходит, праведники? Да в таком случае, совести у них - с ноготок!.. Хорошо же они придумали: сначала силком в свою веру обратили, наслали попов и монахов... А теперь - с оружием на нас идут!

МИССИОНЕР. Не на вас они идут. А на тех, кто когда-то московских купцов обидел, их хотят чуток усмирить..

КОР. Да знаем мы их аппетиты! Я прямо тебе заявляю идут они сюда, чтобы нас покорить и заставить жить по своим законам!

МИССИОНЕР. Да не может такого быть, великий князь, что ты, что ты!

КОР. Может быть, может! Всяческое зло, все беды наши нынешние — от веры новой пошли! И Москва нас притесняет. Все вы обманом и силой пользуетесь, как обманом и силой окрещаете!

(Миссионер еще раз кланяется и уходит.

"Каменный звон языческого колдуна", картон, темпера. Василий Игнатов, выставка в Коми Национальной Галерее, Сыктывкар, 2009.

Появляется Помощник — с известием о московском нашествии).

ПОМОЩНИК. Ох, князь, Москва! Москва!

КОР. Что? Что Москва?

ПОМОЩНИК. Москвитяне идут! Уже близко! Наши не заметили, как ратники прошли!

КОР. Где они, где?

ПОМОЩНИК. С востока появились... Вот-вот в крепость войдут!

КОР. Да наши-то люди, где же?

ПОМОЩНИК. Там же, там! Ой, одолеют нас, одолеют!

(За окном слышно: "Москва идет, Москва идет! Э-Эй!" Несколько человек с криками появляется в доме и выбегают сразу же, как только замечают, что Кор облачается в боевое снаряжение).

КОР (в сердцах). Ох, сбываются, видать, предсказания туна! Неужели конец пришел свободе нашей? Неужели и вправду конец?..

Что ж! Чему быть - того не миновать!(Выходит решительно.
На улице не смолкают крики: "Не бойтесь!", "Москва! О-о-о!", " Братья, не бойтесь!"
).

ЗАНАВЕС

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
(ПОСЛЕ ПОКОРЕНИЯ ИЗКАРА МОСКВИТЯНАМИ)

Слышны крики: "Э-эй! Здесь, уже здесь! Бегите, кто может! Прячьтесь! Спасайтесь!".

ВЭРМОРТ (входя в жилище). Всё кончено! Не бывать больше вольной жизни! Не бывать.

Прощай, свобода, прощай и жизнь моя!

(Вбегают молодые люди).

ВЭРАНЬ. Ой, найдут нас, убьют! Где нам теперь укрыться?

МАЙБЫРАН (обнимая ее). Одно знай: тебя я никому в обиду не дам. Любимая моя, хорошая, не бойся никого со мной.

ВЭРМОРТ. Тебе самому, молодец, спасаться надо, если подневольным стать не хочешь.

(Отрывает половицу).

Сюда забирайтесь. Ты должен знать: это тайный подземный ход, он ведёт к западной стороне холма, под старую ель. Как-нибудь доберитесь до неё, а там, когда стемнеет,- пармой убегайте. Бегите отсюда подальше. В северные леса. Там спокойнее. Там и жить оставайтесь, молодые.

МАЙБЫРАН. А ты что же?

ВЭРМОРТ. Ну, куда мне, старику, бежать? Кому, где я нужен?.. Князя моего, которого как отца почитал, которому век отслужил — нет на свете больше ...

А вас - пусть вас Войпель хранит! Будьте счастливы! (После того, как молодые люди сошли вниз, закрывает за ними половицу, забрасывает её хламом. Осеняет место крестом).

Пусть не дотянутся до зас когти москвитян. Живите, множьтесь, чтобы род коми не угасал, чтобы дети ваши вольней жизнью наслаждались на свободных землях.

Да, взяли сейчас верх над нами дьявольские силы. Но все-таки верю я крепко и надеюсь, что соберёт ещё свои силы вольная коми земля, что снова на ноги станет. А новые поколения - сами добудут себе свободу.

Через некоторое время в жилище ворвутся несколько москвитян, начнут допрашивать Вэрморта, куда скрылась Вэрань. Но ответа не добьются.

РАТНИК. Где девка? Говори!

ВОРМОРТ (вскинув голову). Откуда мне знать.

РАТНИК. Говори! А не то - вот тебе! (Один из них грозит копьем, другой — топором).

ВОРМОРТ. Ничего я вам не скажу.

РАТНИКИ. Получай! (Одновременно убивают его — каждый своим оружием).

ВОРМОРТ (падая). Не удастся вам всех загубить... Есть кому... род наш... продолжить...

ЗАНАВЕС

КОНЕЦ

 

Реклама Google: