Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Тима Вень · Вениамин Чисталев · Tima Veń

Veniamin Chistalev

Veniamin Timofejevič
Čistalev, увеличить.

Тима Вень (20.10.1890 — 13.10.1939) чужис Усть-Сысольск уездса Помӧсдін сиктын (ӧні Коми Республикаса Кулӧмдін район). Велӧдчис сиктса школаын, помаліс Дереваннӧйса мӧдӧд тшупӧда школа. 1908-1913-ӧд воясӧ велӧдіс Пожӧгса да Помӧсдінса школаясын. Велӧдысьлысь ним сетісны 1914-ӧд воӧ. Уджалігас лӧсьӧдӧма коми шыпаскуд да комиӧн челядьлы лыддьысян небӧг.

Медводдза мирӧвӧй война дырйи веськавліс Украинаӧ. Гражданскӧй войнавывса участник. 1918-ӧд восянь дас вит во чӧж велӧдіс коми кыв Помӧсдінса школаын.

Медводдза кывбуръяссӧ гижліс 1908-ӧд воӧ. Ёна сӧвмӧдіс коми литература 1920-1930-ӧд воясӧ. Паськыда тӧдсаӧсь сылӧн кывбуръяс "Тувсовъя", "Поэзия артмӧм", "Менам кывъясӧй"; поэмаяс "Ленин гу дорын", "Му вежӧм" да пьесаясыс "Изкар", "Ныв сетӧм". Гражданскӧй война вояс петкӧдліс "Шог асыв" да "Тшыг воӧ" висьтъясын. Вӧлі вуджӧдчысьӧн. 1929-ӧд воӧ гижис "Трипан Вась" — коми литератураын медбур висьтъясысь ӧти. СССР-са гижысь котырын 1934-ӧд восянь.

1937-ӧд воӧ В.Чисталевӧс мыжтӧг пуксьӧдісны. Куліс 1939-ӧд вося йирым 13-ӧд лунӧ Сыктывкарса тюрьмаын. Сылысь нимсӧ коми йӧзлы бергӧдісны 1956-ӧд воӧ.  Дзебаніныс абу тӧдса.

Чисталев, Вениамин Тимофеевич (20.10.1890 — 13.10.1939) родился в с.Помоздино Усть-Сысольского уезда (ныне Усть-Куломский район Республики Коми). Учился в Помоздинской начальной школе, затем окончил школу 2-й ступени в с.Деревянск. Звание учителя удалось получить только в 1914 году. С 1908 по 1913 работал учителем в школах с.Пожег и с.Помоздино. В эти годы составил книгу для чтения на родном языке "Быдманторъяс" (Растения и деревья) и русско-коми словарь.

В годы Первой мировой войны служил в царской армии в Украине. Участник гражданской войны. С 1918 в течение пятнадцати лет работал учителем зырянского языка в школе с.Помоздино.

Первые литературные опыты относятся к 1908 году.  В 1920—1930-е создал свои лучшие лирические стихотворения "Тувсовъя" (Весенняя), "Поэзия артмӧм" (Рождение поэзии), "Менам кывъясӧй" (Мои слова), написал поэмы "Ленин гу дорын" (У мавзолея Ленина), "Му вежӧм" (Время обновления земли) и пьесы "Изкар", "Ныв сетӧм" (Выдание невесты). Годы гражданской войны показал в рассказах "Шог асыв" (Печальное утро) и "Тшыг воӧ" (В голодный год). Перу писателя принадлежат переводы на коми язык произведений русской и мировой литературы. В 1929 г. В.Чисталев написал рассказ "Трипан Вась". С появлением этого рассказа писатель вошел в коми литературу как основоположник психологической прозы. Член Союза писателей СССР с 1934.

В 1937 Вениамин Чисталев был схвачен чекистами, погиб в сыктывкарской тюрьме. Реабилитирован в 1956.  Место захоронения неизвестно.

ВИДЕО.  Вера Алексеевна Латышева рассказывает о Тима Вень (Вениамине Чисталеве) и читает его стихи. Страница просмотра.
Вера Алексеевна Латышева - литературовед, доктор филологических наук, профессор, заслуженный работник Коми Республики.

Фотоальбом Вениамина Чисталева,  произведения: стихотворения, драмы ИЗКАР (Крепость) (коми/рус), Ныв сетӧм (коми), рассказ Трипан Вась (коми), пьесы Злая свекровь (коми/рус), Судья, Свинопаса женят.
Tima Veń "Олӧм Воjac" (1936), скачать сборник произведений Вениамина Чисталева, zip, pdf, 14Mb.
См. Справка НКВД о контрреволюционной организации в Коми АССР, июль 1938.

Тима Веньлӧн петалісны небӧгъяс: "Изкар" (Важ коми олӧмысь нёль торъя драма) 1926 воын; "Чисталёв Тима Веньлӧн гижӧдъяc. Воддза книга. Муртӧса да муртӧстӧм лыддьӧгъяс" (Сыктывкар, Коми книга лэдзанін, 1928); "Ыджыд висьт" гижӧдысь серпасторъяс" (Коми книга лэдзанін, 1929); "Олӧм вояс. Бӧрйӧмторъяс гижӧд чукӧрысь. Мӧд том" (Коми государственнӧй издательство, 1936); "Олӧм вояс. Бӧрйӧм гижӧдъяс" (Коми книжнӧй издательство, 1957); школьнӧй библиотека серияын кык издание "Во гӧгӧр кытшовтӧм" (Коми книжнӧй издательство, 1959 да 1978 вояс).

20-ӧд воясӧ Тима Веньлӧн гижӧдъясыс (кывбуръяс, висьтъяс, очеркъяс) тшӧкыда петавлісны разнӧй сборникъясын, торйӧн нин велӧдчысьяслы лыддьысян книгаясын. Шуам, 1923 вося "Выль туйӧд" хрестоматияын вӧлі печатайтӧма 21 гижӧд.   20-ӧд вояс мӧд джынйын да 30-ӧд воясӧ писатель ёна печатайтчис Ордым да "Ударник" журналъясын. Войвывса вӧр-ва йылысь, туйвывса пасйӧдъяс да ӧткымын мукӧд гижӧдъяс петісны и "Вӧрлздзысь" газетын.

1980 воӧ

сборник 2010 года


На фото Вениамин Чисталев в 1911 году

Рукопись Вениамина Чисталева, 1921.

ПЕВЕЦ РОДНОГО НАРОДА · В.Латышева

8 октября 1990 года исполнилось 100 лет со дня рождения коми писателя В.Т.Чисталева.

Вениамин Тимофеевич Чисталев (Тима Вень) родился в селе Помоздино в семье волостного писаря. Окончив начальную школу, он поступает в Деревянскую второклассную школу, а затем отправляется "добывать учительское звание". Перед тем, как его в 1915 взяли на войну, он составил коми-русский букварь и книгу о растениях для школы, так и не напечатанные: на коми языке в школах не учили.

с. Помоздино. Родовой дом В.Т.Чисталева, июнь 2016. Акварель, автор Кристина Полякова. Выставка "Пути, дороги, судьбы (по местам жизни и творчества В.Т.Чисталева), пленэрные работы студентов и преподавателей Коми республиканского Колледжа культуры.

Февральская революция застала В.Чисталева в Киеве. В эти годы и начал он писать. На молодого поэта оказали сильное влияние украинская литература и поэтическая природа этого края.

Тима Вень возвращается учительствовать в родное село... Он с самого начала в числе тех, о которых газета "Зырянская жизнь" в 1919 писала в своей передовой: "Перелом настроений под влиянием самой жизни неудержимо совершился и совершается в рядах трудовой интеллигенции, учительства"...

Начиная с 1918, когда Тима Вень публикует первые свои произведения, им созданы крупные эпические произведения-поэмы: "У мавзолея Ленина", "В дни преображения земли", "На чьей стороне — мы"; по-настоящему волнующее глубиной проникновения в человеческие характеры рассказы "Один... из тринадцати миллионов" и "Трипан Вась", размышления и зарисовки о крестьянах, лесорубах, сплавщиках, лирические этюды о временах года.

Герой лучшего из рассказов В.Чисталева "Трипан Вась" умирает в пути от голода, осуществив свою мечту, свой долг,— посеяв на расчищенном им пожоге рожь,— последнюю, втайне сохраненную. Узнает ли его семья о том, что осенью в глухом лесу созреет для них хлеб? А, может быть, напрасно затрачен святой труд изнемогающего под тяжестью жизни? Нет, последний труд Василия не пропал. Кланяются большие колосья, вспоминают, прославляют тихую, незаметную, но важную жизнь героя, его безвестный, но нужный труд.

Лирическая волна и драматизм ситуации делают этот короткий рассказ одним из лучших в литературе коми.

Поэтический образ коми женщины — "пожизненная" тема В.Чисталева — от героини ранней драмы "Злая свекровь" до невесты из народной драмы "Свадьба" — одного из крупных произведений писателя. Своеобразная певучая лирика Тима Веня — также часто от имени женщины, девушки.

В.Чисталев умел вложить много чувства и в свои стихотворения. Его "Кузнецы", "Слышите"..., "Молодость другу", "Половодье", перевод "Дубинушки" полны экспрессии, желания внушить непокой своему современнику, позвать его строить новую жизнь".

Во многих своих произведениях В.Чисталев воспевает природу родного края, такую разную в каждый момент человеческой жизни. Пейзаж его насыщен чувствованиями и желаниями лирического героя. Необыкновенная чуткость души поэта, нежная любовь к природе, умение проникнуться печалями своих героев и радостью новой жизни, своеобразный, богатый и впечатляющий язык — все это достоинства наследия Тима Веня, непревзойденные в его родной литературе.

Разносторонний лирический талант поэта имел глубоко народные истоки и продолжал по-своему развивать фольклорные образные традиции. Выражая народную мечту о безбедной к радостной жизни, поэт учил бороться с отсталосгью в сознании народа, развивать его лучшие стремления, и в этом шел впереди народа.

Вениамин Чисталев был интернационалистом. Об зтом говорят его агитпьеса "Первое Мая" (1924), поэма "У Мавзолея Ленина". Об этом говорит его деятельность как переводчика из мировой классики. Тима Вень приобщал свой народ к богатствам великой мировой культуры, переводил Гейне, Байрона, финна Юхани Ахо.

В 1918 возникла первая коми литературная организация — "коми комиссия". Тима Вень был ее активным членом. Он говорил, что задачей этой группы было распространять революцию, работать среди коми, бороться с шовинистами, внедрять культуру, образование в среду коми, прежде всего создать письменность, начать выпускать книги",

Пожалуй, главной целью жизни его было просвещение родного народа. Эти свои мысли Тима Вень вложил в стихотворение "Родной земле", написанное 13 февраля 1921: "...Чего же ты ждешь от нас сейчас, когда начинаешь жизнь свою, зажигаешь свой костер? Может быть, нужны молодые наши сердца... Может быть, тебе пригодится наш ум, наше похвальное слово, сердца звуки? Может быть, тебе этого будет мало... Мы тебе, родная земля, отдадим самих себя, целиком..".

Жизнь родного народа, его нужды и мечты составляли часть натуры поэта.

На поэта всегда было огромным влияние коми фольклора. Вначале оно происходило через усвоение и переосмысление писателем поэтических приемов, созданных народом, но постепенно перерастало в глубокое понимание им народного духа. Поэтому В.Чисталев и стал одним из любимых и популярных писателей, что смотрел на героев своих произведений и на родную природу глазами народа, обогащая увиденное своим темпераментом поэта-лирика. "Жемчужины народной поэзии",— называет он коми песни, переведенные им на русский язык. Прививая школьникам любовь к родному краю, поэт учил их ценить, собирать и хранить памятники народного творчества, долгом своим считал и "о прежнем рассказывать родной земли своей" новому поколению коми.

В 1923 Тима Вень заинтересовался творчеством финского писателя Юхани Ахо, который выступил в наиболее значительный период истории формирования национальной реалистической литературы Финляндии. Ахо разоблачал буржуазную цивилизацию с позиций крестьянства. Его произведения "Железная дорога", "Одинокий", "Для других", посвященные финскому торпарю, маленькому человеку, и его психологии, могли оказать влияние на В.Чисталева, на его отрицательное отношение к индустриализации (неприязнь Тима Веня к железной дороге и к поезду, которая сказалась в "Записках поэта" во время его поездки на юг России).

Ранний Тима Вень видел залог прогресса своего края в спокойном патриархальном развитии всех его издревле заложенных возможностей, в просвещении народа, в возрождении всех его ранее угнетенных сил — в выпрямлении его. Издавна укоренившаяся неприязнь Тима Веня к капиталистическому городу перешла в середине 20-х годов и на идею индустриализации.

Тима Вень страстно мечтал собрать коми народный эпос подобно тому, как финны из своего сделали памятник огромной культуры. Поиски образов и слов в фольклоре для поэта были благодатными. Реализм его творчества окреп, хотя поиски поэта были нелегкими. Не случайно он свои стихи назвал "Боли сердца". Эпиграфом к ним поэт избрал двустишие японской поэтессы Исса:

"...спряду я нити из вздохов, плачей,
 нанижу на них прозрачные слезы...".

Мотивы многих стихов навеяны В.Чисталеву фольклором разных народов. Эти стихи являются выражением народности и демократизма в творчестве поэта. И переводы Тима Веня из зарубежной поэзии также говорят не только о сложных поисках своих путей в лирике. В них поэт еще раз оказался борцом, гражданином и патриотом.

Вениамин Тимофеевич Чисталев останется навсегда в художественной литературе народа коми как самобытный поэт, как грустный романтик и жизнерадостный мечтатель, как национальнейший, но чувствовавший боль угнетенных всего мира прозаик, как переводчик энтузиаст мировой литературы и певец родного народа.

Автор статьи Латышева Вера Алексеевна, по книге "Дыхание пармы", Сыктывкар, 1991, стр.113-116.

В.Т.ЧИСТАЛЕВ И НАРОДНАЯ ПОЭЗИЯ · А.К.МИКУШЕВ, 1961.

Анатолий Константинович Микушев
со студентами

Вениамин Тимофеевич Чисталев (Тима Вень) был одним из тех поэтов, кто стоял у истоков коми советской литературы. По складу дарования это был лирик-пейзажист. Его перу принадлежат выразительные стихи и короткие рассказы о северной природе. "Шонділысь игӧрсӧ, вӧр пулысь шувгӧмсӧ, шоръяслысь чольгӧмсӧ, кайяслысь дзольдзӧмсӧ, быдсяма сикаса турунлысь дзоридзсӧ" ("Луч солнца, шум леса, журчанье ручьев, щебетанье птиц, цветение луга")1, — вот что, по собственному заверению писателя, он хотел бы воспеть в своих произведениях.

Конечно, в первые годы советской власти, в эпоху ожесточенной вооруженной борьбы нового мира со старым, тяготение поэта к лирической теме происходило не без ущерба для темы социально-политической и свидетельствовало о том, что В.Чисталев недостаточно глубоко разобрался в сложных процессах послереволюционной действительности, не сумел полностью понять жгучих потребностей эпохи. Но было бы ошибкой думать, что он "отсиживался" в своем селе, что события революции прошли мимо него, что он всегда и везде оставался безучастным наблюдателем великого переворота. Возражая тем, кто обвинял его в "чистой" созерцательности, в отказе от изображения новой действительности, в ограниченности поэзии рамками исключительно пейзажной лирики, поэт не без основания заявлял:

Да ӧд и ачыс,
"Важ" Тима Веньыс,
Кӧть пуктӧны мыж,
Куш сійӧс оз гиж.2

В его оригинальных стихах все громче звучат гражданские призывные мотивы ("Кыланныд!" — "Слышите!"; "Коді гӧрд му понда олӧ?" — "Кто ради красного края живет?"). В творчестве Чисталева средины 1920-х годов намечается знаменательный поворот от пейзажно-лирической темы к социально-общественной проблематике, и характерными явлениями на этом пути стали поэмы "У мавзолея Ленина" и "Обновление земли". В 1927 году по мотивам пьесы Дия "Таинственный шалаш" он создает трехактную пьесу "Гуся чом" о жизни Ленина в Разливе в 1917 году.

На всех этапах творчества поэта-лирика его неизменным спутником, источником вдохновения была устная поэзия, с которой он имел возможность познакомиться с раннего детства. Он родился в крестьянской семье в с. Помоздино (1890), в тех краях, которые поныне славятся перцами, сказителями, народными хорами. В 1908 — 1009 годах начинающий поэт написал на коми языке две песни. Первая называлась песней нищего "Шойданник" ("Бедняк"). В ней воспет бедняк, у которого нет "ни дома, ни хлева, зипун — весь пожиток". Но бедняк смеется над богачом. Вторая песня, с характерной для народных песен ритмикой, основанной на изменении ударений ("доддяла ме вӧлӧс, ассьым сюсь вӧлӧс"), имела название "Некор оз петав шонді рытывсянь" ("Никогда не всходит солнце с запада").

Писательская работа на время была прервана начавшейся мировой войной. Поэт попадает на украинский фронт, и здесь его застает февральская революция. Украина, украинская песня вызвали в нем большие чувства. Фактически здесь, на Украине, Вениамин Чисталев начинает свой литературный путь. Он сам отмечал: "Находясь в Киеве, весной 17-го года я впервые по-настоящему начал писать стихи на коми языке. Только тогда успокоилось мое сердце, только тогда я нашел свое призвание. Проснулся я... Природа прекрасной, милой Украины разбудила во мне поэта"3. Действительно, первыми произведениями, которые открыли новый этап в жизни писателя, стали стихотворение лирйко-пейзажного характера "Кӧнкӧ, веж турун пӧвс" ("Где-то, среди зеленой травы", 1917) и шуточная песенка "Гута-номъя" ("Муха и комар") по мотивам украинских народных песен. Начиная с этих стихотворений, стиль и ритмика украинских песен (в том числе песен литературного происхождения) то и дело обнаруживается в поэзии Тима Веня.

Интерес Чисталева к устно-поэтическому творчеству возрастает в 20-е годы в связи с работой в Помоздиноком культурно-просветительном кружке. По воспоминанию участника кружка пенсионера С.Т.Игнатова, братья Чисталевы специально для кружка записывали фольклор, переводили на коми язык песни, писали новые произведения в народном стиле. Организованная в 1923 году театрально-хоровая группа "Сыкомтевчук" ("Сыктывкарса коми театр бердын ворсысь чукӧр"), перед которой остро встала проблема национального репертуара, также привлекла к сотрудничеству братьев Чисталевых. Вдобавок ко всему, именно в тот период, когда развертывалось дарование Тима Веня, в Коми крае началось большое краеведческое движение, одной из задач которого было собирание родного фольклора. Все эти обстоятельства способствовали росту фольклорных интересов писателя4.

Однако, на его фольклоризме, как и на всем творчестве, в значительной степени отразилась ограниченность мировоззрения, недостаточно широкий общественно-политический кругозор, противоречивость симпатий и антипатий писателя, до революции и в первые годы советской власти находившегося под влиянием националистической проповеди К.Ф.Жакова о некоей "чистой" коми культуре. Особенно резко эта ограниченность сказывается в пьесе "Изкар" и в статье "Кыв-мӧд пӧль-пӧльяс йылысь, коми йоз история восьтӧдтӧр" ("Несколько слов о наших предках, к вопросу об истории коми народа"). В них доказывалось, что до прихода русских среди коми будто бы не было ни бедных, ни богатых, что русские принесли для коми народа несчастье и разорение. Таким духом веет от пьесы "Изкар", в основе которой лежал исторический факт — взятие поселения Изкар в 1472 году войсками московского князя Ф.Пестрого5. Один из персонажей сказитель Вӧрморт, а к нему автор относится с явной симпатией, откровенно призывает зырян бежать в тайгу, чтобы там не настигли их "Мӧскуалӧн лэчыд гыжъясыс" ("острые когти Москвы")6.

Столь же противоречивыми были взгляды Чисталева в 20-е годы на будущее развитие национальной культуры. Как все советские поэты тех лет (Савин, Лебедев, Лыткин, Колегов), он звал народ к свету и разуму, утверждая, что "учение — свет, а неучение — тьма". И тут же в ранних стихах нет-нет и прорвутся мотивы скепсиса, боязни новой культуры. Эти мотивы болезненно прозвучали в стихотворении "Чукӧстчӧм" ("Призыв", 1921). Поэт и зовет к "свету культуры", и опасается, что с наступлением новой эры придет конец национальной культуре, исчезнет старинная устная поэзия ("важ сьылӧм кусӧ"), обезобразится коми язык ("чужан кыв мисьтӧммас, торксяс").

Не видя классового различия между бедняками и богачами, описывая нищенство всех коми, наступившее с приходом русских, он ссылается на песню "Коньорӧй дай Ваяькаӧй" ("Бедняга Ванька"), но при этом забывает, что в песне поется отнюдь не про всех коми, а только о трудовом люде, о бедняке-отходнике, которому "в лес идти — хлеба нет, в город идти — пути нет". Писатель хочет доказать, что коми народу испокон веков было ненавистно все русское. С этой целью дается такое толкование образу эпического Пери-богатыря, Чисталев превращает Парю в противника всего русского.

Поэт далеко не сразу пришел к правильному пониманию устной поэзии и перспектив ее развития в социалистических условиях, а шел к этому через напряженные искания. В преодолении ошибочных взглядов, в овладении новым мировоззрением большую роль сыграло его участие в общественно-литературном движении 1920—30-х годов, его горячее сочувствие пролетарской революции, которую он, представитель коми крестьянства, принял всем сердцем.

О новом подходе писателя к народной поэзии, о новом толковании устно-поэтических произведений говорят его высказывания по вопросам коми фольклора накануне и после I съезда советских писателей. В статьях этого периода отмечается жизненная, реалистическая основа устного творчества, характеризуются, правда, очень лаконично, различные его жанры — песни, плачи, детские байки, сказки, загадки, пословицы, считалки, а также новые песни, рождающиеся в условиях советской власти.

Считая устную поэзию художественным отражением современного национального характера, Тима Вень вместе с этим рассматривал ее как историко-художественный памятник отдаленных эпох. Он пытается дать свое толкование исторической основе преданий о чуди, эпических сказаний о Федоре Кироне, драматического произведения "Разбӧй ветлігӧн" ("Походы разбойников")7.

Конечно, толкования отдельных фольклорных явлений, их исторической основы по-прежнему оставались спорными, но они свидетельствовали о нараставшем интересе писателя к фольклору.

Интерес к устной поэзии обнаруживается в разных жанрах его литературного наследия. Песня, песенный быт, свадьба нередко становились предметом поэтизации. В рассказе "Шойна" ("Кладбище") эмоциональная обстановка солдатской казармы передана песней "Тихо вокруг, сопки покрыты мглой". "Ох песня, песня! Песня, пение! Песнь сердца! Что только не можешь сделать ты с человеком?!", — говорится в лирическом отступлении. Поэтическая картина песенного быта нарисована в стихотворении "Лым вылын йӧктоны нывъяс" ("На снегу танцуют девушки") так же, как в рассказе "Шойна", в светлых тонах.

Подчас в картинах крестьянского быта главный упор делается на те стороны, в которых отразилась темнота прежней деревни, власть тьмы над ней. Стихотворение "Пемыд олӧм" ("Темная жизнь", 1924), которое по идейной направленности перекликается с басней В.Савина "Пернапас" (1921 год), высмеивает идиотизм деревенской жизни, отразившийся в быличках о бубулях, вӧрса, васа, шевах, рыныш-айках, пывсян-айках (домовых, леших, водяных, кликушах, духах, живущих в овине и бане).

Теме народного быта посвящается большая драматическая инсценировка по мотивам свадебных причитаний — "Ныв сетӧм" ("Свадьба")8, написанная в 1930-е годы по просьбе самодеятельных коллективов. В композиционном отношении инсценировка распадается на несколько сцен в зависимости от тех этапов, на которые подразделяется свадебная игра: корасьӧм, ки кутӧм, бурсиӧдчӧм, колип, свадьба лун, т.е. сговор, рукобитие, благословение, девишник, свадьба. В инсценировку, условно названную оперой-драмой, помимо заунывных плачей вводятся веселые помоздинские пляски-игры "шен", "звейк", "чижик". К сожалению, этнографически точно описав свадьбу, автор не учел специфики драмы: ее действие мало сценично, характеры действующих лиц не конкретны.

Рисуя народный быт, Чисталев стремился показать и новые явления в устной поэзии. Иногда тема новой песни воплощалась в характерном ритме старинной попевки:

Это стихотворение "Дует" заканчивается призывом создавать советские песни о Вычегде, о Коми крае. Но тема новой песни в произведениях Чисталева воплощена значительно менее выразительно, чем тема старинной устной поэзии. Как лирик-пейзажист Чисталев в фольклорных обработках обнаруживает индивидуальный поэтический почерк. Он, например, реже, чем В.Савин, М.Лебедев и другие коми поэты 1920—30-х годов, прибегает к цельному народно-песенному или сказочному сюжету. Помимо инсценировки "Ныв сетӧм", подобная форма использования народной традиции видна лишь в стихотворении "Абу басня, а збыльня" ("Не басня, а быль")9. По сюжету оно напоминает сказки-анекдоты о попах, которые М.Лебедев положил в основу поэмы "Кыдзи ен ӧти мӧс пыдди сетіс куим мӧс" ("Как бог вместо одной коровы дал трех коров"). Близость стихотворения к фольклорному источнику оттеняется сказочными формулами типа "важӧн-неважӧн миян нэмын, эз конкӧ ылын, а дзик матын, тан — Ыжкар сиктын" ("давно ли, недавно, не где-то далеко, а совсем близко, тут — в селе Ыжкар"). При этом сохраняется верность не столько какому-то определенному сказочному сюжету, сколько народной трактовке образа в целом.

Кык ныв ӧшинь увті
Рытгорув мунісны,
Кер вылӧ пуксисны,
Сьывны босьтсисны.

Фольклоризм Чисталева характеризуется не переложением сказочных сюжетных схем, но использованием отдельных устно-поэтических образов. Поэт то оставлял их неизменными, то видоизменял, а то просто переосмыслял их. Конечно, начав с подражания народной пеане, он не сразу обрел собственный голос в поэзии. В первых послереволюционных стихотворениях наблюдалось злоупотребление народно-песенными, а также кольцовскими образами и ритмами. Стихотворение "Аръявыв" ("Конец лета", 1921), по выраженному в нем настроению сходное с песней "Рытъя войӧ, матушка" ("В вечернюю пору, матушка"), заимствует у последней не ее мысль, не тему, а лишь ритмический рисунок вплоть до отдельных незначительно переосмысленных выражений.

У Чисталева:
Гудрасьӧ тай, кымрасьӧ
   Мича енэжыс.
Дзебсясьӧ нин, сайласьӧ
   Югыд шондіыс.
Лӧньӧма тай, кушмӧма
   Гажа расъясыс.
Бӧрддзӧма тай, бӧрддзӧма    
   Гӧгӧр ывлаыс...10

Хмурится, мрачнеет
Ясное небо.
Прячется, скрывается
За тучи
Светлое солнышко.
Умолк, опустел
Веселый лес.
Пригорюнилась, приуныла
Природа...

В народной песне:
Рытъя войӧ пӧ, матушка,
   Менӧ рӧдитін.
Вой шӧр кадъя, матушка,
   Караб эштӧдін...
Пукся пӧ, пукся, матушка,
   Ты зелён садйӧ.
Бӧрддза, бӧрддза, матушка,
   Аслам синваӧн...11

В вечернюю пару, матушка,
Меня родила.
В полночь, матушка,
Корабль снарядила...
Сяду, сяду, матушка,
Во зеленый садок.
Зальюсь, зальюсь, матушка,
Горькими слезами...
      (перевод подстрочный)

Другая песня "Кыськӧ локтіс мустӧм старик" ("Откуда-то явился противный старик"), адресованная детям, формально сближалась с помоздинской трудовой "Гӧрим ми, гӧрим вӧрӧна вӧлӧн" ("Пахали мы, пахали на вороном коне") последовательностью смены трудовых действий, обилием припевов-повторов. Даже ритмический рисунок авторской песни точно так же, как и в песне "Проса кӧдзӧм" ("Сеяние проса"), образуется при помощи смены ударений в одинаковых словах, стоящих по-соседству. "А ми просо кӧдзамӧй, кӧдзамӧй, ой диг лада кӧдзамӧй, кӧдзамӧй", — поётся в народной песне. А вот литературная песня: "Кӧдзыд, кӧдзыд... ой кӧдзыд; дзурыд, дзурыд, ой дзурыд"...

Но уже в средине 20-х годов Чисталев более творчески, чем прежде, подходит к устной традиции, преобразует ее в соответствии с конкретным идейно-художественным замыслом. Ориентируясь на песенные образы, преимущественно образы лирических песен, он насыщает их глубоким социальным содержанием. Так, песня "Важ олӧм колльӧдӧм" ("Проводы прежней жизни") была написана на мотив старинной песни "Шондібанӧй олӧмӧй" ("Невозвратная ты, молодость моя"). Но содержание старинной песни фактически переведено из сугубо-интимного в общественно-социальный план. В авторской песне поется о молодости (в этом она близка народному прототипу), но имеется в виду новая советская молодость и гибель старого мира.

Песня Чисталева:
Важ сир курыд олӧмӧй да
Кытчӧ нӧ пӧ кольӧма?
Ылӧ пӧ тай кольӧма да
Ытва ваӧн нуӧма.
Саридз ваӧн ойдӧма,
Му пырыс мед мунӧма12

Прежняя горькая жизнь
Где она осталась?
Вдали осталась!
Весеннее половодье унесло ее,    
Воды теплого моря затопили ее,
Пусть пропадет она.
Пусть сквозь землю провалится!

Народная песня:
Сё майбырӧй олӧмӧй,
Да кытчӧ бара кольӧма?
Ёль пос вылас кольӧма...
Ва визылнас кыытӧма,
Вой мореас кыытӧма...13

Рассчастливая жизнь моя,
Где же она осталась?
За мостом пропала,
Быстрина реки унесла ее,
В северное море унесло ее.
      (перевод подстрочный)

В данном случае традиционный образ девичьей воли переосмыслен, а неожиданный поворот темы, чуть уловимый юмор помогает избегнуть механической стилизации под фольклор.

Именно так переосмысляются образы сказок о лисе и зайце, легенд о всемирном потопе в стихотворениях и рассказах, а также в поэме "Му вежандыр" ("Обновление земли", 1027), повествующей о грандиозных преобразованиях в стране, о единстве партии и народа. В поэме, которая свидетельствовала о знаменательной попытке расширить идейное содержание поэзии, поэт с помощью юмористического поворота темы наполняет новым содержанием образы традиционной поэзии. В юмористическом стиле враги народа сравниваются с "кырныш чукӧр" ("стаей воронов"), с "лёк гундыр" ("злобным змеем") или просто с "сюра плеш" ("рогатым чёртом"), и эти сравнения развертываются в образную картину:
Но да теш вылӧ
   пӧ босьтам
Сійӧс, сюра плешкӧс!
Чӧртӧс важӧн нин ми
   начким,
Юрсӧ черӧн вачким.
Чегъялім ми сылысь сюрсӧ,   
Тшӧтшӧдалім гыжсӧ,
Кералім ми
Сылысь черӧн
Мӧчала кодь бӧжсӧ,
   Гӧнсӧ лэчыд
   Пуртӧн вундім...
Ну да взять, хотя б
для смеха,
Этого "рогатого"!
Черта мы давно
убили,
Голову топором срубили.
Поломали ему рога,
Укоротили когти,
Отрубили
топором
Как мочало хвост его,
Шерсть соскоблили
Острым ножом...       (перевод подстрочный)

Как и у В.Савина, очевидно под влиянием революции, в стихах Тима Веня происходило переосмысление традиционных образов национального фольклора. Образ "югыд шонді" ("светлого солнца") в прежнем символическом значении встречается в его стихах и песнях. Но если в песне "Уси тӧд вылӧ" ("Мне вспомнилось") образ "югыд шонді" означал молодость, молодую пору, то в политической лирике, так же как у В.Савина, М.Лебедева, В.Лыткина, образ "югыд шонді" символизировал революцию. "Зарни югӧра шонді", "Югыд шондіӧй тэӧй, мездлунӧй миян", "Югыд шонді югдӧдӧ и шонтӧ" ("Солнце с золотистыми лучами", "Светлое солнце, свобода наша", "Ясное солнце светит нам и греет нас"), — так воспевалась революция.

Народная поэзия обогатила поэтическую палитру Чисталева. Его стихотворения, песни, поэмы и рассказы насыщены народно-песенными обращениями, олицетворениями, обобщенными формулами, эпитетами; стихотворноритмическая структура произведений обнаруживает родство с народно-поэтическим ладом: обилие дактилических форм, изменение привычных ударений и т.д..

В народной песне воспеваемая природа наделялась человеческими качествами, персонифицировались природные явления. Пейзажная лирика Чисталева насыщена подобного рода олицетворениями. Его стихотворения "Тувсов вой" ("Весенняя ночь") и "Тувсов войын" ("Весенней ночью") представляют поэтическое обращение лирического героя к северу, ночи. Близость к народному оригиналу усиливается характерной для коми народных песен формой субстантивного причастия — эпитета в форме обращения:
Кок горзӧм шыӧ ланьтысьӧй,
Колипкай дзольдзӧм шыӧ
   узьысьӧй,
Ёдіюр садьмӧм шыӧ палялысьӧй,   
Кокнид унмӧн кывзысигтыр
Узьысьӧй, тэ войӧй!
Под кукованье кукушки затихающая,
Под трели соловья засыпающая,
Под шорох проснувшейся камышевой
овсянки пробуждающаяся,
Легким сном настороженно
Спящая ты, ночь моя!       (перевод подстрочный)

Излюблены обращения лирического героя к солнцу, лесу, родному краю. В песнях-воспоминаниях о прошедшей юности эмоциональные чувства лирического героя выражаются, например, с помощью обращений к "молодой поре", персонифицированной в конкретных образах:
Майбыр, том кадӧй,
Менам сэксяӧй!
Югыд шондіӧй,
Том олӧм гажӧй.
Сё майбырӧй дай
Мӧдлапӧв сиктӧй,
Дай сьӧлӧмшӧрӧй,
Медводдза мусаӧй.    
Счастливая молодая пора,
Моя прошедшая пора,
Светлое солнышко,
Радость молодой жизни.
Распрекрасная моя
Деревня по ту сторону реки,
Распрекрасная моя милая,
Моя первая любовь.       (перевод подстрочный)

Хотя литературная песня не дублирует "Шондібанӧй олӧмӧй" ("Невозвратная ты молодость моя"), они родственны друг другу: у них общий эмоциональный строй, сходный поэтический стиль (майбыр, том кадӧй, шондібанӧй, югыд шондіӧй, тувсов вой, гажа вой, муса другӧй), наконец, у них одни и те же дактилические рифмы и связанные с этим изменения привычных ударений в стихе ("сё майбырӧй ті, тувсов войясӧй; дай сьӧлӧмшӧрӧй, медводдза мусаӧй").

Музыкальностью ритма отличаются и поэзия, и проза Чисталева. Ряд его рассказов написан ритмической прозой: "Чӧлалӧ медводдза лым: ньӧжйӧник-ньӧжйӧ зэв усьӧ, быттьӧкӧ артасьӧ — усьны-ӧ не на пӧ няйт пемыд му вылас?" ("Падает первый снежок: медленно-медленно падает, будто раздумывает — упасть или не упасть на грязную землю").

Поэт умел добиваться эмоциональной экспрессивности стиха, а это способствовало популярности его поэзии в народе. Некоторые его стихотворения и песни помнят до сих пор: народными песнями стали стихотворения "Уси тӧд вылӧ" ("Мне вспомнилось"), "Некор оз петав" ("Никогда не всходит"), "Тӧв паныд" ("Против бури"), "Лёк тӧлӧн муӧдз синсьӧ пуяс" ("Злым ветром гнутся до земли деревья"). Поэт обогатил коми народно-поэтический репертуар переводами произведений карело-финского эпоса.

Так же, как произведения Савина и Лебедева, стихи и песни Чисталева в устном бытовании испытали видоизменения. Если песня "Лёк тӧлӧн" ("Злым ветром") бытует только в авторской редакции, то песня "Уси тӧд вылӧ" ("Мне вспомнилось") на Печоре имеет более сокращенный, чем у автора, текст. Дело тут отнюдь не в механическом сокращении текста вследствие забывчивости или рассеянности исполнителя. Изменение песни оправдано идейно-художественными целями: из песни выпала концовка, которая звучала пессимистически в стиле жестоких романсов о неразделенной любви; песня приобрела более светлую окраску в духе народных песен-воспоминаний о прошедшей молодости. А из песни "Тӧвся турӧб войӧ" ("В зимнюю вьюжную ночь") на мотив частушек распеваются несколько куплетов. Такими оказываются куплеты, которые, подобно частушкам, представляют из себя сюжетно завершенную картину:
Пӧчӧ печкӧ... Чӧрсыс швыргӧ,
Ме сэн вӧча сюмӧд доз,
Керка вылын жбырган шаргӧ,   
Карта сайын шувгӧ коз.14
Бабка прядет... Веретено шуршит.
Я делаю посуду из бересты,
На крыше вертушка жужжит,
За хлевом шумит ель.       (перевод подстрочный)

На Ижме детская песенка "Веж гажа лун" ("Радостный ясный день") подверглась сокращению и стилистической правке.

Любопытно бытование в верховьях Вычегды драматургической инсценировки "Ныв сетӧм" ("Свадьба"). Еще при жизни автора она завоевала популярность на колхозной сцене в Помоздинском и Усть-Куломском районах15. Более того, "Свадьбы", которые ставились народными хорами на колхозных сценах этих районов в послевоенное время, по манере сценического оформления народно-поэтического материала близки к упомянутой инсценировке16.

В.Т.Чисталев тяготел к народной лирике и свадебной поэзии. Песня, свадьба, пляска были любимым предметом его изображения. Но в отличие от М.Лебедева он реже заимствовал цельные фольклорные образы и сюжеты, а стремился переосмыслить их, ввести отдельные изобразительные средства фольклора в художественную ткань поэзии. Конечно, на фольклоризм писателя наложила отпечаток ограниченность его мировоззрения, в результате чего ряд фольклорных образов и мотивов получали неверное освещение. Однако лучшее, созданное поэтом, живет в народной памяти.

Примечания:

1. Чисталев. Тима Веньлӧн гижӧдъяс. Воддза нига. Сыктывдінкар, 1928, стр.31. В дальнейшем: Чисталев, т.I, 1928.

2. Тима Вень. Олӧм вояс. Мӧд том, Сыктывкар, 1936, стр.40. В дальнейшем: Чисталев, т.II, 1936.

3. Чисталев, т.I, 1928, стр.25.

4. Фольклорные публикации В.Т.Чисталева см. в журналах "Ордым", 1928, #4; "Ударник", 1937, #3.

5. Русская летопись по Никонову списку. Изд. Российской Академии наук, VI, СПб, 1790, стр.44—45; История Государства Российского Карамзина, т.VI, стр.50 #8212;51, прим.73.

6. Тима Вень. Изкар. Пьеса, 1926, стр.15—16.

7. XV во. Коми художественнӧй литература. Альманах, Сыктывкар, 1936.

8. "Ударник", 1937, #3.

9. Чисталев, т.II, 1936, стр.42—45.

10. Чисталев, т.I, 1928, стр.51.

11. И.Осипов. Висер вожса сьыланкывъяс... Сб., Сыктывкар, 1941, стр.35.

12. Чисталев, т.II, 1936, стр.52.

13. И.Осипов. Висер важса сьыланкывъяс... 1941, стр.54.

14. Чисталев, т.I, 1928, стр.60. Эти куплеты записаны в с. Тентюково в 1959 г.

15. "Вӧрлэдзысь" от 18 и 19 сентфбря 1936 г. О бытовании этой исценировки в народных театрах нашего времени см. статью "Два интересных спектакля" ("Войвыв кодзув" 1960, #5, стр.62—64).

16. Материалы Помоздинского фольклора (Ф.В.Плесовский, 1951), Материалы Усть-Куломского фольклора (А.К.Микушев, 1956; П.И.Чисталев, 1961).

На Сыктывкарском городском кладбище

На этом кладбище был похоронен погибший в Сыктывкарской городской тюрьме один из основоположников Коми литературы, писатель, поэт, философ Чисталев Вениамин Тимофеевич (Тима Вень)   08.10.1890—13.10.1039. Памятный крест поставлен в 2013 году родными и близкими.

Реклама Google: