Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Кос Кабыр (Худяев Иван Ефимович), 1902-1933.

Произведения:   Висьт Олӧмлӧн потласьӧм,
Ывлавыв Тӧdмалӧм (1925, 1926) скачать, zip, pdf, 14 Mb.

ЖИЗНЬ - СОЗИДАНИЕ

Кос Кабыр
Кос Кабыр

Кос Кабыр
Ленинград, 29.02/1928.

Иван Ефимович Худяев - преподаватель, геолог, палеонтолог, поэт и прозаик, родился 29 июня 1902 в селе Выльгорт Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии в коми крестьянской семье.

Род Худяевых дал Республике Коми много талантливых представителей геологии, математики и истории, а также общественных и государственных деятелей. Отец И.Е.Худяева, Ефим Герасимович, 1865 года рождения служил при царском дворе в Санкт-Петербурге, и за хорошую службу ему царем была подарена лошадь.

Мать, Мария Федоровна (1875-1959), после смерти мужа от простудного заболевания в феврале 1916 осталась одна с пятью детьми на руках. Семья оказалась в трудном материальном положении, но тем не менее Мария Федоровна старалась дать образование своим детям и помочь им определиться в жизни.

Значительную материальную помощь подрастающим сестрам и братьям оказывала старшая дочь Агния Ефимовна Налимова (1898-1964), которая всю свою жизнь прожила в селе Выльгорт и занималась крестьянским трудом. Вторая дочь Александра Ефимовна Мишарина (1900-1976) в 1918 закончила Яренскую прогимназию, затем школу второй ступени в Усть-Сысольске. В 1927 после окончания 2-го Московского медицинского университета она приехала в Сыктывкар и была назначена врачом акушерско-гинекологического отделения областной больницы. За многолетний и самоотверженный труд ей было присвоено звание "Заслуженного врача Коми АССР" и позднее РСФСР. Значительными были ее заслуги и в общественно-политической жизни Коми Республики. Так, в 1951 она избиралась депутатом Верховного Совета Коми АССР, а в 1954 - депутатом Верховного Совета СССР.

Мать

Мать, Мария Федоровна
Худяева, 1930.

Третья дочь Анна Ефимовна Михеева (1904-1986) в 1922 закончила общеобразовательное отделение Института народного образования (ИНО) и вскоре была утверждена заведующей областной центральной библиотеки в Усть-Сысольске. В 1928 Анна Ефимовна была командирована Коми обкомом ВКП(б) в Ленинградский коммунистический просветительный институт им.Н.К.Крупской на библиотечное отделение. По его окончании в 1931 она возвратилась на работу в Коми область и была назначена заведующей комипросветсектором ОБЛОНО. В 1929 она стала членом ВКП(б), с 1938 по 1946 - депутатом Верховного Совета РСФСР и Коми АССР. На первой сессии Верховного Совета Коми АССР А.Е.Михеева была утверждена наркомом просвещения Коми АССР. Подготовила и защитила кандидатскую диссертацию, посвященную истории культурного строительства в Коми АССР, активным участником которого являлась она сама. В 1949 переехала с семьей в Пятигорск, где преподавала в Педагогическом и Фармакологическом институтах.

Младший брат Ивана Ефимовича Михаил (1910-1965) окончил общеобразовательную семилетнюю школу. Был участником Великой Отечественной войны и, демобилизовавшись, работал главным механиком Сыктывкарского кожевенно-обувного комбината.

Источник:    Иван Ефимович Худяев (Страницы биографии и
научно-производственной деятельности), Сыктывкар, 2002.

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИВАНА ХУДЯЕВА

1902, 29 июня - родился в селе Выльгорт Усть-Сысольского уезда.

1919, декабрь - закончил трехгодичные курсы Устьсысольской учительской

семинарии. Вступил в Российский Коммунистический Союз Молодежи (РКСМ).

1921, январь - стал проректором и преподавателем истории зырянской

литературы в Институте народного образования (Усть-Сысольск).

1922, осень - поступил на естественно-историческое отделение физико-

математического факультета Петроградского университета.

1925 - окончил Ленинградский университет по геолого-минералогической

специальности, оставлен аспирантом при кафедре геологии.

1926 - избран действительным членом Ленинградского общества

естествоиспытателей по отделению геологии и минералогии.

1927 - стал научным сотрудником Палеонтологического подотдела

и Гидрогеологической секции Геологического комитета.

1930 - по состоянию здоровья уехал на Южное побережье Крыма.

1931 - назначен заведующим Оползневой станции, в декабре выступил с

докладом на Первом Всесоюзном Гидрогеологическом съезде в Ленинграде.

1933, 8 мая - скончался в Ялте и похоронен на кладбище поселения Кучук-Кой.

Иван Ефимович после двухгодичного Выльгортского училища поступил в четырехклассное высшее начальное училище в Усть-Сысольске, а затем на трехгодичные курсы учительской семинарии, по окончании которых в декабре 1919 получил право на учительство и начал преподавать математику и коми язык в школах второй ступени.

В сложный период гражданской войны и становления Советской власти И.Е.Худяев активно содействовал культурно-просветительной работе в Усть-Сысольске и в родном селе Выльгорт: писал и распространял воззвания по ликвидации неграмотности, участвовал в литературном кружке при учительской семинарии (с 1918 по 1919). В сентябре 1920 на первом Северо-Двинском губернском съезде по просвещению зырян было принято постановление об открытии в Усть-Сысольске Института народного образования [92. С.61], который стал функционировать с 28 января 1921 и разместился в здании бывшей Духовной семинарии, где ныне расположены залы Национальной картинной галереи Республики Коми. Иван Ефимович принял самое активное участие в подготовке и открытии этого первого коми учебного института, стал его проректором и преподавателем истории зырянской литературы.

Свой педагогический опыт и размышления о становлении литературного языка коми он изложил в небольшой, но емкой по содержанию статье литературного альманаха "Парма Jоль". Автор под литературным псевдонимом Кос Кабыр (Сухой кулак) призывал грамотных и понимающих людей писать для коми и по коми. Только родным языком, - говорил И.Е.Худяев - народ может выразить свои чаяния и через фольклор (проклятья, загадки, песни, разговорный язык) связать свое прошлое с настоящим. Несмотря на сильное влияние русского языка на коми литературу, он призывал раскрыть внутренние возможности родного языка и помочь его развитию [1].

Кос Кабыр студент

Студент Петроградского
университета, 07.04.1923.

Кроме того, И.Е.Худяев принимал участие в театрально-художественной самодеятельности. Так, 14 февраля 1919 в Народном доме Усть-Сысольска состоялась премьера драмы Виктора Савина "Ыджыд мыж" ("Большая вина") на коми языке, в которой играл семнадцатилетний Иван Худяев, о чем свидетельствует коллективная фотография участников этого любительского театра. (см. подробно об этой постановке и истории Коми театра) В феврале 1921 Уполитпросветом была утверждена Усть-Сысольская постоянная театральная группа "Сыкомтевчук" в количестве 42 артистов, среди которых значился и И.Е.Худяев [92].

Осенью 1922 Иван Ефимович уехал в Петроград для продолжения своего образования. В тот период вступительные экзамены в вузах не сдавались, а требовались лишь справка об окончании школы второй ступени и прохождение собеседования на проверку общественно-политической грамотности. По итогам собеседования он был зачислен студентом на естественно-историческое отделение физико-математического факультета Петроградского (с 1924 Ленинградского) университета.

В начале 20-х годов в университете геологический цикл лекций читали профессора и преподаватели кафедры геологии и геологического кабинета: заведующий, профессор Ф.Ю.Левинсон-Лессинг, профессор П.А.Православлев, доцент В.Ф.Пчелинцев и ассистент Д.И.Щербаков. Курс палеонтологии беспозвоночных читал профессор М.Э.Янишевский, заведующий кафедры палеонтологии, палеозоологию позвоночных - Ю.А.Орлов, а палеоботанику - А.Н.Криштофович.

На старших курсах университета И.Е.Худяев специализировался на кафедре геологии, правопреемницей которой явилась кафедра исторической геологии (с 1934).

Наибольшее влияние на формирование его как геолога и палеонтолога оказал Владимир Федорович Пчелинцев (1887-1969) - крупнейший специалист по палеонтологии и стратиграфии мезозоя, а также в области гидрогеологии и инженерной геологии. В конце 20-х после окончания ЛГУ И.Е.Худяев жил у В.Ф.Пчелинцева (Васильевский остров, наб.Тучкова, д. 12, кв. 7) и только перед отъездом в Крым вместе с Е.П.Брунс, переехал на квартиру в доме на углу 2-й линии и Большого проспекта на Васильевском Острове (Об этом свидетельствует письмо профессора Г.Я.Крымголца от 23. XII. 1996 г.).

В течение учебы и всей последующей работы в Ленинграде И.Е. не терял связи со своим родным краем, публикуя под псевдонимом Кос Кабыр свои лирические рассказы и научно-популярные очерки в местной периодической печати с 1922 по 1930.

И.Е.Худяев является одним из авторов-составителей учебного пособия для IV-V классов "Выль туйӧд", изданный в 1923 в Сыктывдін каре. Через Центральное издательство народов СССР (г.Москва) им были опубликованы две части учебника для младших классов на коми языке (молодцовским шрифтом) - "Мувыв тӧdмалӧм" (1925), "Ывлавыв тӧdмалӧм. Арса ужjас" (1926), которые переводятся самим автором под общим названием: "Естествознание в сельскохозяйственных работах. Осенние работы". Его знание трудностей обработки неплодородной земли севера и стремление помочь мужику-земледельцу побудила Худяева написать в журнале "Ордым" статью "Куйӧд-руdаjас" ("Удобрение"), в которой он, применив данные естествознания и практический опыт сына крестьянина, подробно объясняет изготовление удобрения из местного минерального сырья и его использование в обработке почвы для увеличения урожайности [15].

Забота Ивана Ефимовича Худяева о родном крае проявилась не только в научно-популярных, но и в прозаических и поэтических публикациях. Надо отметить необыкновенную любовь И.Е. к природе родного сысольского края. Очень ярко, образно в рассказе "Олӧмлӧн потласӧм" ("Трещины жизни") он описал явления грозы и свои переживания в связи с изменениями жизни народа [5]. Героинями рассказа "Бабаjас" стали женщины села, прообразом которых были его землячки. Очень драматично и в то же время лирично И.Е.Худяев отображает их жизнь от лица мальчика [22].

Более подробно литературная деятельность И.Е.Худяева рассмотрена в статьях Г.В.Беляева [62-66].

После окончания в 1925 курса высшей школы по геолого-минералогической специальности И.Е.Худяев был оставлен при институте аспирантуры ЛГУ для подготовки к преподавательской деятельности и назначен ассистентом геологического кабинета ЛГУ. Аспирантура была рассчитана на три года, при этом не требовалось по ее окончании представления диссертационной работы. Критериями персонального отбора были не только способности к науке, но и общественно-политическая благонадежность. Видимо, в конце 1925 г. определилась его аспирантская тема по геологии и биолитам. Об этом свидетельствует начатое им изучение в 1925-1926 гг. микроструктур фосфоритов, радиолярий из фосфоритов и фауны моллюсков из юрских и нижнемеловых образований, развитых в бассейне р.Сысолы. В этот же камеральный период он обрабатывает коллекции мезозойской фауны, хранящиеся в геологическом кабинете ЛГУ.

С 1926 И.Е.Худяев по совместительству работал в Геологическом комитете, а с 1927 состоял в должности научного сотрудника Палеонтологического подотдела и Гидрогеологической секции. В период с 1925 по 1929 он руководил геологическими изысканиями в Коми крае и в Восточном Забайкалье.

И.Худяев принимал активное участие в работе различных научных обществ: он был действительным членом "Ассоциации пролетарских писателей Автономной области Коми"; внес вклад в организацию Ленинградского филиала "Общества изучения Коми края", которое оформилось 19 декабря 1925.

В 1926 И.Е.Худяев был избран действительным членом Ленинградского общества естествоиспытателей по отделению геологии и минералогии. С 1930 - член ВАРНИТСО (Всесоюзная ассоциация работников науки и техники для содействия социалистическому строительству в СССР, 1928-1939).

Кос Кабыр

С женой Верой Колотильщиковой,
Ялта, лето 1932.

Продолжительные экспедиции (до четырех месяцев) в период с 1925 по 1929 в труднодоступных таежных районах Коми края и Восточного Забайкалья, скудности экспедиционного снаряжения и продовольственного снабжения значительно подорвали здоровье Ивана Ефимовича, и к концу 1928 у него проявились признаки туберкулеза легких. Обострению болезни способствовали, как писал его сокурсник А.А.Хабаков, "десятки часов непрерывной работы, ночи за микроскопом, за составлением конспектов лекций, словом обычный режим..."[90].

По настоянию друзей и рекомендациям врачей он был вынужден в конце 1930 уехать на Южное побережье Крыма. В 1931 руководством Центрального научно-исследовательского геолого-разведочного института (ЦНИГРИ, Ленинград) он был назначен заведующим Оползневой станции в Кикенеизе близ деревни Кучук-Кой. На новом месте работы Иван Ефимович с головой ушел в решение проблем создаваемой станции, связанные с ее строительством, трудностями финансирования, недостатком оборудования и кадров.

В 1931 персонал станции пополнился новыми специалистами, среди которых в августе приехала гидролог, Вера Константиновна Колотильщикова, впоследствии ставшая женой Ивана Ефимовича.

В результате напряженного труда зимой 1932 здоровье И.Е. резко ухудшилось и в конце апреля 1933 он был определен на лечение в Туберкулезный институт в Ялте. На время болезни Ивана Ефимовича обязанности заведование Оползневой станцией принял на себя командированный от ЦНИГРИ научный сотрудник Г.Я.Крымгольц, впоследствии профессор кафедры исторической геологии ЛГУ.

Иван Ефимович скончался 8 мая 1933 в больничной палате на окраине Ялты. Организацией его похорон занимался Г.Я.Крымгольц. Место захоронения И.Е.Худяева расположено в средней части южнобережного склона ниже селения Кикенеиз, между деревней Кучук-Кой и зданием Оползневой станции. На его могиле возложен большой камень.

НАУЧНЫЕ И ЛИТЕРАТУРНЫЕ ТРУДЫ И.Е.ХУДЯЕВА (литературный псевдоним Кос Кабыр)

1922

1. Комі jӧз пытшса література-jылыс // Парма Jӧль, 1923, #1. c.5.

2. Кымӧрjас // Выль туйӧд. Сыктывдін кар: Комі нига лэдзанін. c.81.

1925

3. Ывлавыв тодмалом. Меdводдза нига. М., 100 с. скачать, zip, pdf, 14 Mb.

1926

4. Мувыв тӧдмалӧм. Мӧд нига. Арса уджъяс. М. 63 с. скачать, zip, pdf, 14 Mb.

5. Олӧмлӧн потласьӧм // Орdым, #2. c.51-52.

1927

14. Олан гаж // Орdым. #1 (4). c.48-50.

15. Симӧ-Jарӧ-Jеniм-Iван (Кос Кабыр) Куjӧd - руdаjас (Комі dаdӧлы бурсіа) // Орdым. #3. c.22-27.

1930

22. Бабаjас // Орdым, #5. c.21-22.

23. Сидӧр гӧрӧ, Вит вожа кодзувлы // Бырӧдам пемыдлун, 6 марта.

24. Жданов Б.А. Кӧdзан машина. М., 17 с. (Перевод на коми язык И.Е.Худяева).

1996

42. Коми йӧз пытшса литература йылысь // Коми Му, 7 мая.

1997

43. Олан гаж // Войвыв кодзув. #5. c.56-62.

44. Сидӧр гӧрӧ, Вит вожа кодзувлы // Коми Му, 28 июня.

ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И.Е.ХУДЯЕВА

62. Беляев Г. Кос Кабыр - югыд юр // Коми Му, 1995.28 декабря.

63. Беляев Г. Со кутшӧм вӧлӧма // Коми Му, 1996. 7 мая.

64. Беляев Г. Кос Кабыр - сьылысь морт // Войвыв Кодзув, 1997. #5. с.58-62.

65. Беляев Г. Петаліс кодзув // Коми Му, 1997. 28 июня.

66. Беляев Г. В. Пел Кос Кабыр в прозе и науке // Родники пармы. Научно-популярный сб., Сыктывкар, 2001. Вып.VI. с.79-87.

66 а. Беляев Г. Кос Кабыр // Мича ывла, коми вужвойтыр да морт инӧдъяс, Сыктывкар-Москва, 2001. с.161.

66 б. Дорош М. Ученый из Выльгорта // За коммунизм, 1987. 11 июля.

67. Ершов А. Петіс коми сиктысь // Югыд туй, 1962. 28 июня.

68. Жеребцов И., Фишман М. Геолог и поэт // Связь времен. Фонд "Покаяние". Сыктывкар, 2000. с.323.

69. Жизнь, отданная науке // Буклет. Сыктывкар, 1988. с.4.

70. Иван Ефимович Худяев (1902-1933) // Войвыв кодзув, 1962. #6. с.60.

71. Иван Ефимович Худяев (к столетию со дня рождения) // Геолог севера, 2002. #7 (494). 7 марта. с.5.

72. Иван Ефимович Худяев (30 июня 1902 г. - 1933г.) // Исследователи Коми края. Сыктывкар, 1984. с.74-76.

73. Калинин Е. Первый геолог коми народа // За коммунизм, 1968. 22 августа.

74. Калинин Е. Медводдза коми геолог // Югыд туй, 1968. 1 октября.

75. Калинин Е. Первый коми геолог // За коммунизм, 1978. 29 августа.

76. Калинин Е. Ыджыд тӧдӧмлунъяса морт // Югыд туй, 1978. 3 октября.

77. Канев Г.П. Вклад И.Е.Худяева в познание геологии Коми края // Геология и минеральные ресурсы южных районов Республики Коми: Информ. материалы 2-й научной конференции. Сыктывкар, 1996. с.140-141.

78. Канев Г.П. Один из первых (К 70-летию научно-практической деятельности геолога И.Е.Худяева в Коми крае) // Геолог Севера, 1996. #8 (332). 5 апреля.

79. Канев Г.П. Геологические изыскания И.Е.Худяева в Коми крае // Вестник ИГ Коми НЦ УрО РАН, 1996. #4. с.8-9.

80. Кузькокова Н. Медводдза коми геолог // Югыд туй, 1972. 25 июня.

81. Кузькокова Н. Медводдза коми геолог // Югыд туй, 1977. 28 июня.

81. Кузькокова Н. Учитель, геолог, писатель // Красное знамя, 1984. 5 апреля.

82. Мартынов В.И. Худяев Иван Ефимович (Кос Кабыр, Симӧ Ярӧ Епим Иван) // Литераторы земли коми. Словарь-справочник. Сыктывкар, 2000. с.199-200.

83. Налимов С.И. Преображенное село. Сыктывкар, 1977. 79 с.

84. Погребов Н.Ф. Памяти И.Е.Худяева // Материалы ЦНИГ-РИ. Гидрогеология. Сб.4. 1934. с.1-2.

85. Пчелинцев В. Памяти Ивана Худяева // Бюл. Крымской оползневой станции, 1933. #3-4.

86. Силин В.И. Геологические исследования И.Е.Худяева в Сысольском районе // География Республики Коми. Материалы по истории освоения и изучения природы. В 2-х частях. Сыктывкар, 1995. С.И.

87. Силин В.И. Геологические исследования И.Е.Худяева // История региональных географических исследований: Республика Коми. 4.2. Сыктывкар, 1998. с.36-39.

88. Фишман М. Худяев Иван Ефимович // Республика Коми. Энциклопедия. Сыктывкар, 2000. Т. III. с.269.

89. Хабаков А. Иван Ефимович Худяев (некролог) // Проблемы советской геологии, 1933. Т. П. #6. с.260-262.

90. Чернов А., Ершов А. Первый коми ученый-геолог (К 60-летию со дня рождения) // Красное знамя, 1962. 30 июня.

91. Хабаков А. Иван Ефимович Худяев (1902-1933). Л., май 1933. 7 л. Архив Палеонтолого-стратиграфического музея кафедры исторической геологии Санкт-Петербургского университета (рукопись).

 

Нам не хватало Кос Кабыра · Александра Шергина, 2007.

А.А.Шергина

автор статьи А.А.Шергина

К 105-летию со дня рождения И.Е. Худяева (29.06.1902 - 08.05.1933)

100-летний юбилей Ивана Ефимовича Худяева, пять лет назад любовно отмеченный его земляками, привлёк внимание общественности к самым разным граням этой кипучей, исключительно щедро одарённой натуры. Национальная библиотека посвятила вечер памяти Худяева — первого геолога из коми народа. На встрече в Краеведческом музее села Выльгорт, родины Ивана Ефимовича, собравшиеся говорили о его научных и литературных занятиях, геологических изысканиях, о деятельности Худяева на ниве народного образования, о созданных им учебниках, о его рассказах и стихах. Какая яркая, насыщенная жизнь! И такая короткая...

Большие успехи в ученье Иван сделал ещё в начальной школе. Жажду знаний такого паренька не могла удовлетворить и Усть-Сысольская Учительская семинария, где он впервые приобщился к поэзии. Неудивительно, что воодушевлённый возможностями, открывшимися для развития родного языка на переломе второго десятилетия XX века, юный Худяев стал писать стихи. Ведь и Виктор Савин, в те же годы захваченный новыми идеями, начал творить! (По собственному признанию — тридцатилетним юношей.)

Свобода, Просвещение, Наука, Искусство — вот что влечёт пытливый ум, и к этим лучшим сторонам большого мира стремится Иван Худяев. Ему только 18, а он уже преподаёт в школах второй ступени; затем читает лекции в Коми институте народного образования и становится в нём проректором; выступает на сцене в артистической труппе Савина; "пробует перо"! Затем молодой человек отправляется в Петроград, поступает в Университет и постигает там естественные науки. Он получает диплом в 1925 году, а в 1927 заканчивает аспирантуру. Сама атмосфера города на Неве довершает в нём воспитание подлинного интеллигента, широко мыслящей личности.

К концу 1920-х годов Худяев признан как большой учёный и в Коми республике, и в столичной среде профессионалов. Он не покидает и поприща словесности: на страницах журнала "Ордым" появляются его рассказы (в 1926, 1927, 1930), необычайно эмоциональные и живописные. Иван Ефимович выбрал себе литературное имя "Кос Кабыр". По объяснению сестры писателя, Анны Ефимовны, это прозвище их деда. "Кос" как прилагательное к слову "кулак" можно перевести как "костистый", "мослаковатый". Крепкий, значит! Однако длительные геологические экспедиции вскоре подорвали здоровье коми энтузиаста, да и времени на создание литературных произведений, по-видимому, не оставалось.

Зато худяевский удивительный дар слова расцвёл... в учебниках для национальной школы! И ещё: всей душой желая обратить на общую пользу богатства земных недр, исследователь с увлечением сообщает в местной печати о геологических открытиях, о найденных полезных ископаемых. При этом материалы его, по общему мнению, изложены стилем, радующим читателя свежестью и художественностью. Следует подчеркнуть, что их язык обогащен немалым числом новых слов. Автор передаёт ими понятия и термины науки.

Наследие Худяева-ученого широко используется геологами Коми Республики. Его научная и литературная деятельность с искренней заинтересованностью, с большой полнотой освещена литературоведом и критиком Г.В.Беляевым в статьях, опубликованных в журнале "Войвыв кодзув" (#5, 1997; #6 2002). Но словотворчество как ещё одна сторона подвижничества Ивана Ефимовича Худяева на стезе просвещения родного народа явно недооценено.

К глубочайшему сожалению путь талантливого творца новых слов, новой литературы оказался коротким. Наследие его невелико. Из опубликованного Кос Кабыром особый интерес (тем более у музыковеда-фольклориста) вызывает стихотворение "Кымӧръяс" (Тучи). Приводим его в том расположении, в каком оно напечатано на странице 81 учебного пособия "Выль туйӧд", школаын лыддьысян книга 4-5 во велӧдчысьяслы (Новым путём, книга для школьного чтения учащихся 4-5 классов). Сотрудники Коми института народного образования составили, а Сыктывкарское книжное издательство выпустило его в 1923 (скачать эту книгу, zip, pdf, 37 Mb.).

Кымӧръяс

Стихотворение "Кымӧръяс" на молодцовском алфавите коми языка

Повествование как будто совершенно произвольно разделено на отрезки из нескольких строк. Если сгруппировать короткие строчки по смыслу, то оказывается, что, во-первых, из двух складывается одна строка, более развёрнутая, а во-вторых, из этих строк образуются четырёхстрочные строфы. В начальной строфе недостает одного элемента. Здесь так и просится повтор короткой строчки: "Некор он сувтлывлӧй, Мунад ті лунвывті, Мунад ті лунвывті, Мунад ті войвывті". В рукописи, наверно, так и было.

"Тучки небесные, вечные странники... Мчитесь вы..." — маленький шедевр Лермонтова вспоминается сразу, как только начинаешь читать произведение коми поэта. Для сравнения помещаем оба стихотворения рядом (коми текст почти в дословном переводе)

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники    
С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? Злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Нет, вам наскучили нивы бесплодные...
Чужды вам страсти и чужды страдания.
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет для вас родины, нет вам изгнания.
Тучи, тучи, приюта не знаете.
Над тёмным лесом мчитесь и мчитесь.
Без остановки мчитесь вы югом,
Мчитесь вы югом, мчитесь вы севером.

Кто же и носит вас непрестанно?
Тайная ль зависть? Открытая злоба?
Зачем вы идёте — сами не знаете.
Куда вы идёте — ничего не замечаете.

Видно наскучило вместе скитаться.
Тяжко ваше житьё-бытьё:
Вечно холодные, в вечном движении.
Нет ведь чужбины вам, нет и родины.

Общее, как видим, есть. Есть, однако, и отличия. Первое, что замечаешь — в худяевском стихотворении нет образа изгнанника. Соответственно исчезли чисто человеческие причины скитаний — "преступление" и "клевета ядовитая". Осталось только зло — "пурсьӧм", "лёклун", присутствующее везде. Мрачноватые тучи (в обращении к ним нет "уменьшительности") не похожи на "жемчужную цепь", и мчатся они не "степью лазурною", а над "тёмным лесом". Не зная и не замечая ничего, тучи проносятся то в южном, то в северном направлении, и хотя "чужды им страсти", их скитальческое существование нелегко...

В последней строке у Ивана Худяева противоположные понятия поставлены в ином, нежели у Лермонтова, порядке. В результате этого, главными, завершающими словами становятся следующее: "нет... родины". Таким образом, в поэтическом высказывании открывается совершенно новый смысл: даже природному явлению — тучам — плохо без Родины!

Становится понятно, почему И.Е.Худяев не начертал в заголовке "В подражание..." или "Из Лермонтова". (Обращение коми поэта к творчеству классика русской литературы даже не упомянуто в соответствующей словарной статье "Лермонтовской энциклопедии", выпущенной в Москве издательством "Советская энциклопедия" в 1981). Не об изгнаннике пишет Кос Кабыр, но о северной природе, которую любил и глубоко понимал — недаром посвятил ей книги, долгое время служившие коми школе учебниками по природоведению.

Установив оригинальность худяевского замысла, обратимся к его исполнению, к поэтической форме. Нельзя не заметить её фольклорности. Просто и неторопливо следуют друг за другом недлинные "звуковые волны" (в лермонтовских "Тучках" это полустишия). То дважды прозвучит слово ("Котӧртад, котӧртад" — и строчка готова!), то повторяется целая фраза, например, "Мунад ті лунвывті". В первом произнесении она примыкает к строке предыдущей, во втором — становится частью противопоставления "юг - север". Впереди еще две подобные пары: "тайное - явное" и "чужбина - родина". Это — как будто стержень стихотворения. Встречаются здесь одинаковые начала строк ("Абу тай тіянлы йӧзла дор, Абу-дай гортла дор"); одним и тем же словом заканчиваются строчки (через одну): "Мыйла ті мунад... Кытчӧ ті мунад". Любопытно использование народного речения "олӧм-вылӧм" — части его связывают две строки:

"Сьӧкыд тіян олӧмныд,
 Сьӧкыд-дай выломныд".

Малая протяжённость строчек, чёткие противопоставления, одинаковая конструкция фраз, разнообразные повторы — всё это, формально сближая текст со знакомыми образцами коми устного народного творчества, делает учебный материал более доступным для сельских школьников, что и входило в задачу составителей книги. Лёгкости запоминания способствует также удивительная естественность интонации. Представим, как читались эти слова вслух: непременно нараспев! Именно так недостаток ритмической единицы в стопе ("Пе-мыд / вӧр выв-ті") или, наоборот, избыток слогов — с помощью растягивания гласной или ускорения проговаривания — уверенно приводится в метрическую норму. Такое очень часто наблюдается в народных песнях. Можно предположить, что стихотворение "Кымӧръяс" предназначалось автором для пения.

То, что Худяев был истинным ценителем и знатоком устно-поэтического творчества коми, не подлежит сомнению. Свой взгляд на "коми народную (йӧз пытшса) литературу" он кратко и содержательно изложил на странице 5 первого выпуска альманаха "Парма ёль" еще в 1922. Вот как высказался об этом выступлении Г.В.Беляев: "Ӧд лист джынъя и эм, а ыджыд статья дон сулалӧ" (источник: Беляев Г.В. Кос Кабыр — сьылысь морт // Войвыв кодзув. 1997, #5. 61 л.б.).

В том же самом выпуске названного альманаха помещены тексты причета "Бане" и ныне широко известной песни "Алая ленточка". (Причём народная лирическая песня представлена редким, нигде более не виданным вариантом). Кто же, какой фольклорист-собиратель зафиксировал эти образцы, рекомендовал их к публикации? Не Иван ли Ефимович?

Установить это уже невозможно. Однако счесть "музыкальные" (причет тоже поют!) примеры, по крайней мере, напечатанными по инициативе Худяева, для иллюстрации высказанных им мыслей — вполне логично. Если, к тому же, припомнить очень похожий на коми песенное "величание" эпиграф к рассказу "Олан гаж" (Радость жизни), если проанализировать весь текст рассказа с точки зрения фольклорности, то сам собой следует вывод: Ивану Ефимовичу Худяеву ближе всего именно песенное творчество коми народа (что, собственно, и есть народная поэзия). Это объясняет^необыкновенную музыкальность стихотворения "Кымӧръяс". Форма его непросто музыкальна, — она "народнопесенна"

Бесспорно, лермонтовское стихотворение очень музыкально. Всё же близким к народной песне его не назовёшь. (Оно стало поэтической основой многих романсов, сочинённых в течение полутора столетий). Следовательно как идея, так и форма анализируемого произведения — обе совершенно самобытны.

Между тем источник вдохновения Кос Кабыра очевиден. Начинающий коми поэт как будто даже намеренно подчеркнул сходство текстов. Чем же он руководствовался, какова была его цель? Почему "Тучи" (Кымӧръяс) появились не в каком-нибудь поэтическом сборнике, а в школьном учебнике?

Ответ, думается, найден. Иван Худяев, вышедший из коми народа, обретший в Учительской семинарии знание классической русской литературы, был движим благородным стремлением: просветить своих земляков. Это означало не только обучить их грамоте, но дать им и настоящую художественную литературу на своём языке. Пусть школьники-подростки будут тронуты грустно-впечатляющей картинкой осеннего неба, проникнутся сочувствием к родной природе, где в преддверии бодрящих первых морозов витает унылая бесприютность... Пусть они эти строчки поют! — Ведь не было у коми обыкновения декламировать стихи, а была и есть давняя традиция пения. Поэзия, соединённая с простыми песенными напевами, крепче западёт в память. Она подготовит молодёжь к восприятию более сложных эмоций и мыслей, и в будущем этим людям станут близки произведения великих художников слова... Так, очевидно, думал молодой, ищущий педагог, преподнося свой предмет не в виде сухой учёности, а в виде "млека и мёда" — на радость познающим.

Понимающим плодотворность такой методики остаётся только горестно констатировать: национальная школа на раннем этапе становления осталась без талантливого учителя-методиста. Коми край лишился своего первого учёного-геолога. Национальная литература потеряла одарённого, самобытного писателя и поэта. Однако и этим ещё не исчерпывается масштаб утраты.

Стремление Кос Кабыра найти коми эквивалент для многих научных понятий, раскрыть в привычных словах и словосочетаниях новые смыслы, без сомнения, сродни усилиям Элиаса Лёнротта внести научную терминологию в речь финнов. Напомним: Суоми глубоко чтит Лёнротта не только за "Калевалу", но также за большой вклад в развитие финского языка, науки, культуры, наконец, национального самосознания. Насколько богаче стал бы наш коми язык, если бы в 1920—1930-х годах языковые находки учёного укоренились в устной речи и в печати! Насколько более приспособленным к осуществлению функции государственного языка был бы он в наши дни, если бы "линия Худяева" в свое время продолжилась! Увы, этого не произошло.

Теперь мы можем лишь поставить вопрос об изучении опыта Кос Кабыра, о более внимательном отношении к его наследию, о правильной, объективной оценке его трудов. Вклад Ивана Ефимовича Худяева в жизнь творческого духа коми народа значительнее, чем принято было считать до сих пор. А каким он мог стать!..

*   *   *

Примечания

1. Публикация по журналу Арт, #3, 2007. стр.131-136.

2. Об авторе статьи: Шергина Александра Алексеевна — музыковед, закончила консерваторию и аспирантуру в Нижнем Новгороде. Работала в секторе литературы и фольклора Института языка, литературы и истории Коми филиала Академии наук СССР, затем в Государственном академическом театре драмы им. В.Савина (зав. литературной частью, зав.музыкальной частью). Имеет более пятидесяти научных публикаций, около 250 выступлений в СМИ по вопросам национальной музыкальной культуры и театра. Заслуженный работник Республики Коми. Член Союза композиторов России.

3. Еще статьи Александры Шергиной: "Напевы Коми эпических песен" (1987), "Национальное своеобразие коми народной песенности в сравнении с русским музыкальным фольклором" (1984).

Реклама Google: