Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Геннадий Юшков, Коми народный писатель

Gennady Jushkov
Gennady Jushkov

Юшков Геннадий Анатольевич (14.03.1932—20.05.2009) чужис Сыктывдін районса Час сельсӧветувса Сітбар сиктын (ӧні Коми Республикаса Сыктывдін район). Велӧдчис сиктса да 12-ӧд номера Сыктывкарса школаясын. 1958-ӧд воын помаліс М.Горький нима Литературнӧй институт, уджаліс Коми АССР-са гижысь котырын литконсультантӧн, "Войвыв кодзув" журналын кывкутысь секретарӧн. 1978-ӧд восянь да 1993-ӧд воӧдз веськӧдліс Коми АССР-са гижысь котырӧн.

Геннадий Юшков тӧдса кыдз поэт, прозаик да драматург. Медводдза кывбурсӧ йӧзӧдліс 1952-ӧд воын "Войвыв кодзув" журналын. 1959-ӧд воӧ петіc "Медводдза сёрни" кывбур чукӧр. Сэсся сьӧрсьӧн-бӧрсьӧн йӧзӧдіс "Сӧстӧм дӧрӧм", "Сьӧлӧм петас", "Кывбуръяс" да мукӧд небӧгъяс.

Уна вояс чӧж Коми республикаса драма театр сцена вылын петкӧдлісны "Сизимӧд председатель", "Макар Васька - сиктса зон", "Кыськӧ тай эмӧсь" пьесаяс серти спектакльяс. Аслас висьтьясын да повесьтъясын, "Чугра", "Рӧдвуж пас", "Бива" романъясын гижысь шыӧдчӧ йӧзкост олӧмын меддонатор дорас, восьтӧ коми мортлысь аслыспӧлӧс мывкыдлунсӧ. Гижӧдъяссӧ Г.Юшковлысь вуджӧдӧма роч да мукӧд кывъяс вылӧ. СССР-са гижысь котырын 1961-ӧд восянь.

Г.А.Юшков - И.А.Куратов нима Коми АССР-са Государственнӧй премияа лауреат, СССР гижысь котырса премияа лауреат. 1991-ӧд воын сылы сетӧма почетнӧй ним "Коми Республикаса народнӧй писатель", 2000-ӧд воын - Российской Федерациялӧн культураын заслуженнӧй уджалысьлысь ним.

Юшков Геннадий Анатольевич (14.03.1932—20.05.2009) родился в д. Красная Часовского сельсовета Сыктывдинского района Коми автономной области (ныне Сыктывдинский район Республики Коми). Учился в краснодеревенской, часовской школах и в сыктывкарской школе №12. В 1958 окончил Литературный институт им. М.Горького, работал литературным консультантом Союза писателей Коми АССР, ответственным секретарем журнала "Войвыв кодзув" (Северная звезда).  С 1978 по 1992 Г.Юшков - председатель правления Союза писателей Коми АССР.


Геннадий Юшков известен как поэт, прозаик и драматург. Первое его стихотворение было опубликовано в 1952 в журнале "Войвыв кодзув". В 1959 вышел первый сборник стихов "Медводдза сёрни" (Первый разговор). В последующем были выпущены стихотворные сборники "Сӧстӧм дӧрӧм" (Чистая рубашка, 1965), "Сьӧлӧм петас" (Всходы сердца, 1967), "Кывбуръяс" (Стихотворения, 1973) и др.

В разные годы на сцене Коми республиканского драматического театра с успехом шли его пьесы "Сизимӧд председатель" (Седьмой председатель, 1958), "Макар Васька - сиктса зон" (Макар Васька - сельский парень, 1963), "Кыськӧ тай эмӧсь" (Бывают же такие, 1969). Его перу принадлежат романы "Чугра" (1981), "Рӧдвуж пас" (Родовой знак, 1988), "Бива" (Огниво, 1999), рассказы и повести, в которых писатель обращается к общечеловеческим ценностям, раскрывает национальное своеобразие народного характера. Произведения Юшкова переведены на русский и другие языки. Член Союза писателей СССР с 1961.

Г.А.Юшков - лауреат Государственной премии Коми АССР им. И.А.Куратова, лауреат премии Союза писателей СССР. В 1991 ему присвоено почетное звание "Народный писатель Республики Коми", в 2000 звание "Заслуженный работник культуры Российской Федерации".

*   *   *


См. также:   "Геннадий Юшковлӧн ордпу" статья Надежды Митюшевой, 2007.

Памятник (мемориал) Геннадию Юшкову на Краснозатонском кладбище, репортажи: Презентация проекта в марте 2012 и Закончено строительство мемориала в августе 2012.

 Республиканский театрально-песенный фестиваль "МАРЪЯМОЛЬ" в марте 2012 по произведениям Геннадия Юшкова.

 Постановка пьесы Г.Юшкова "Кыськӧ тай эмӧсь" Помоздинский народный театр на фестивале фестиваль "МАРЪЯМОЛЬ" в 2012.

 Издание Коми Союзом писателей новой книги Геннадия Юшкова, репортаж вечера памяти и презентации книги 15 октября 2010. Выступление Коми народного писателя Владимира Тимина видео (QuickTime mov, 93Mb.) на этом вечере памяти.

 Похороны Коми народного писателя Геннадия Юшкова, фоторепортаж 23 мая 2009, Сыктывкар Краснозатонское кладбище.

 Фотоальбом Макар Васька - сикста зон музыкальный спектакль Коми национального музыкально-драматического театра, апрель 2007.

 Республиканский театрально-песенный фестиваль-конкурс "МАРЪЯМОЛЬ" к 75-летию  Геннадия Юшкова 1—14 марта 2007.

 По повести Геннадия Юшкова "Вилядь сиктса ань" сняла полнометражный фильм режиссер Нина Чадоромцева.


Геннадий Юшков умер, фоторепортаж 23 мая 2009, похороны, Сыктывкар Краснозатонское кладбище

Шог юӧр шымыртӧ сьӧлӧмъяснымӧс: сьӧкыда висьӧм бӧрын 77 арӧсӧн кувсис Коми Республикаса нимйӧза гижысь, миян ыджыд ёрт Геннадий Анатольевич Юшков.

Чужиc Г.А.Юшков Сыктывдін районса Час сиктын. Кызь арӧссянь заводитіс гижны, медводз кывбурьяс, а сэсся проза да драматургия. Помаліс Москваын М.Горький нима литературнӧй институт. 1961 восянь СССР-са гижысьяс котырын.  Йӧзӧдіс 40-ысь унджык небӧг республикаын да Москваын, петалісны гижӧдъясыс и суйӧр сайын.

Гижис сійӧ и челядьлы, и гырысьяслы. Сылӧн кывбуръясыс, висьтьясыс, повесьтъясыс да романъясыс топыда йитчӧмаӧсь Коми мукӧд, ас войтыркӧд, коми оланногкӧд. Сылысь гижӧдъяссӧ велӧдӧны школаын, лыддьӧны посни и верстьӧ. Ёна радейтанаӧн лоины сылӧн пьесаяс серти спектакльяс: "Макар Васька - сиктса зон", "Кыськӧ тай эмӧсь", "Коді сэки ловйӧн коли", "Ен ныв", "Коми бал", "Нимтӧр гӧтыр", "Коркӧ муса, коркӧ абу" да мукӧд.

Лыддьысьысьяс вылӧ донъялісны сылысь "Чугра", "Рӧдвуж пас" да "Бива" романъяссӧ.  Г.Юшковлӧн уна кывбур вылӧ композиторъяс лӧсьӧдісны сьыланкывъяс, а "Коми ань" да "Маръямоль" лоины йӧзкостсаӧн.  Нуӧдіс сійӧ и ыджыд общественнӧй удж. Даc нёль во веськӧдліс гижысь котырӧн, вӧлі Верховнӧй Сӧветса депутатӧн. Геннадий Юшков - И.А.Куратов нима Государственнӧй премияа лауреат, Россия Федерацияса культураын заслуженнӧй уджалысь, сылы сетӧма "Знак Почёта" орден.

Геннадий Анатольевич Юшковӧс, мывкыд да авъя мортӧс, енбиа гижысьӧс ёна пыдди пуктам ми ставным да шогсям став коми войтырыскӧд тшӧтш. Мӧдар югыдас сылы шоныдін да югыдін, а ми мӧдам казьтывны сӧмын бурӧн.

Коми Республикаса гижысь котыр

*   *   *

 Геннадий Юшков:  Не хочу никого обидеть

Источник:  газета "Республика", #47 (3481), 16 марта 2007.

В минувшую среду в республиканской филармонии прошел заключительный концерт театрально-песенного фестиваля "Маръямоль". Как уже сообщала "Республика", фестиваль был приурочен к 75-летию со дня рождения писателя Геннадия Юшкова. Весь репертуар показанных за неделю спектаклей состоял из пьес, других произведений юбиляра. На гала концерте виновник торжества принимал поздравления от поклонников своего творчества, руководства города и республики. А незадолго до юбилейного вечера с народным писателем Республики Коми, лауреатом многих литературных премий, признанным прозаиком, поэтом, драматургом, автором множества книг Геннадием Анатольевичем Юшковым встретилась корреспондент газеты.

Геннадий Анатольевич, так получается, что мы с вами встречаемся с периодичностью раз в пять лет как раз накануне очередного вашего юбилея. Так что вопрос традиционный: какой выдалась прошедшая "пятилетка"?

— Думаю, что она прожита не бесполезно. Во всяком случае для себя я сделал какие-то открытия, выводы. Правда, в творческом отношении удалось реализовать не все. Задумывал еще одно крупное произведение, но так и не осуществил затею. Силы, видимо, уже не те, вот и сердце стало чаще барахлить. С другой стороны, нередко ощущаю себя в каком-то неведении. Куда все-таки мы идем, какова судьба коми деревни - колыбели нашего народа?

Своими сомнениями и надеждами относительно будущего коми деревни вы раньше довольно часто делились с различных трибун, выступали со страниц газет. В последние годы такие размышления от вас слышны все реже...


Г.А.Юшков, увеличить

— Чтобы судить об окружающей жизни, делать какие-то основательные выводы, требуется всесторонняя информация. Получить ее удается не всегда. Хотя эмоционально окружающую жизнь я воспринимаю так же, как и раньше. На многие размышления наводит пребывание в родной деревне Красное Часовского сельсовета Сыктывдинского района. Там у меня небольшой дом, в котором с удовольствием провожу летние месяцы. Там же воочию наблюдаю за деревенскими буднями. После развала колхозов и совхозов одной из панацей возрождения деревни выдвигалось развитие фермерских хозяйств. Я не противник такого хозяйствования. На Кубани или в центре России оно наверняка оправдано, может прокормить крестьянина. Но в наших северных условиях, сколько труда ни вложи, безбедно прожить крестьянину-фермеру трудно, а то и невозможно. На северном молоке и картошке разбогатеть нельзя, легче разориться. Уверен, что наше коми село сможет выжить лишь благодаря небольшим сельхозкооперативам. Но пока они не прижились, не оправдали себя.

Раньше коми мужик выживал за счет реки, леса, выручали промыслы, рыбная ловля. Уже до революции большими темпами заготавливали лес, сплавляли его до Архангельска. Теперь природные богатства истощены, деревенский человек отчужден от привычных источников выживания. В нашей деревне Красное лесом занимается приезжий люд, ничего от них местным жителям не перепадает. Впрочем, так обстоит почти везде, по всей республике. При интенсивной добыче нефти и газа коренное население даже припечорских, приусинских сел и деревень еле-еле сводит концы с концами. Нас убеждают, что все налоги уходят в Москву, ведь Коми - регион-донор. Эта мысль вроде бы должна в какой-то мере оправдать сложившееся в республике положение дел. Но ведь необходимо что-то предпринимать, чтобы выправить ситуацию. Не мне рассказывать, как сейчас живут некоторые дотационные регионы: и строятся, и дороги прокладывают, и соцкультбыт на высоком уровне. А в коми деревне время как бы остановилось. Есть же мировой опыт, когда коренные народы имеют доходы от ренты с природных богатств. Почему эта практика к нам никак не применима?

Эти и другие больные вопросы звучат в контексте ваших рассказов. Как вам удается соблюсти меру, не перейти ту грань, за которой изображение окружающей жизни перерастает в фарс, оборачивается колкой, едкой сатирой? Некоторые литераторы на этом строят свое творчество...

— Писатель всегда должен строго спрашивать себя: "Зачем, ради чего я хочу об этом написать? Что желаю сказать своим читателям, своему народу?" Ради негатива, выпячивания каких-то отрицательных, омерзительных сторон жизни я никогда не садился за письменный стол. Хотя, чего греха таить, в окружающей жизни много такого, от чего хочется голову спрятать в песок. В том же Красном спиваются женщины. Ходят по селу с лицами, похожими на печные заслонки. Чтобы как-то прокормить детей, ночью воруют молоко, выдаивая коров у соседей. Казалось бы, вот она, тема для очередного рассказа. Но я знаю и другую правду. Еще на моей памяти времена, когда по северным рекам сплавляли лес. Хвостовую "караванку" во время молевого сплава часто сопровождали молодые женщины, совсем еще девчонки. Орудуя баграми, они не раз падали в ледяную воду. А на берегу доброхоты отпаивали их спиртом. Не с тех ли пор и пристрастились некоторые женщины к пагубному зелью? Не само ли государство когда-то их толкало из огня да в полымя, с надрывной работы да к винной лавке?

Сюжеты некоторых ваших произведений уходят в глубь веков, рассказывают о жизни древних коми, других финно-угорских народов. Вы как бы ведете негласный спор с теми, для кого весь Север - однородная, одноязыкая территория. Во многих исторических исследованиях европейская часть нашей страны обозначается исключительно как Русский Север. Почему?

— Русский Север - достаточно частая, можно сказать, ходовая фраза во многих работах как ученых, так и беллетристов. Это определение далеко от объективности, оно искажает, принижает роль финно-угорских, других народов, которые на наши широты пришли гораздо раньше славянских племен. Многие мои коллеги, как показывало общение с ними, даже не задумывались об истоках заселения родных мест. Известная архангельская поэтесса Ольга Фокина как-то прочитала стихи про северную речку Содонгу. В стихотворении меня удивил вывод автора, что первопоселенцами этих мест были казаки, выходцы с Дона. В другой раз снова пришлось переубеждать Ольгу. На этот раз она прочитала стихи про родную деревню в Архангельской области. Приехав туда, затопила печь, а она дымит, никак разгораться не хочет. "Ах ты, урас!" - в сердцах бросает женщина. "Оля, это коми слово "урӧс", несущее негативный оттенок, обозначающее досаду, помеху", - объяснил я.

Взаимопроникновение культур, языков - процесс объективный, он обогащает народы. Но это и очень тонкая, деликатная сфера. Негативные же последствия пренебрежительного отношения к национальным традициям и ценностям в какой-то мере мы сейчас и пожинаем. Вспоминаю еще одну встречу, на этот раз с Федором Абрамовым. Известный русский писатель в свое время побывал и в Сыктывкаре, правда, по его просьбе приезд к нам знаменитого "деревенщика" не афишировался. Мы побывали в доме отдыха в Лемъю, собирались даже поплыть по Печоре. При общении я часто слышал из его уст коми слова, которые вошли в русскую речь. Потом спросил, мол, знаешь ли, Федор, что означает название твоей деревни Веркола на Пинеге? В переводе с коми "вӧркола" - это лесная избушка. Значит, на месте лесной избушки коми охотников в свое время и выросло русское село. Абрамов обиделся. Как и Василий Белов, которого из-за его внешности как-то сравнил с финно-угром, вепсом. Эти размолвки, конечно, не развели нас по разные стороны литературы. Ведь объединяло нас нечто гораздо большее - боль за нашу северную деревню. С обоими писателями у меня сложились дружеские, уважительные отношения. Еще не забылось, какой переполох в свое время вызвала опубликованная в журнале "Север" в Петрозаводске повесть Белова "Привычное дело". Даже Твардовский признавался, что сплоховал, когда проглядел такое сильное произведение, которое поначалу увидело свет не в "Новом мире", а в периферийном издании.

С Федором Абрамовым однажды сидели рядом на очередном съезде писателей в Москве. Съезд проходил в Большом зале Кремля, в котором собирались депутаты на заседания Верховного Совета СССР. На сцену вышли Брежнев, члены политбюро. Зал взорвался аплодисментами, все встали. Я тоже потянулся встать. Абрамов одернул меня: "Сиди" Так мы с ним, можно сказать, проигнорировали появление партийного синклита. Федор Абрамов был жестким, волевым человеком, никогда не угодничал. Сила воли, твердый характер и помогали создавать ему литературные шедевры.

Геннадий Анатольевич, подавляющее большинство своих произведений вы создавали в годы советской власти. Всегда ли ваши книги вызывали положительное отношение властей, не одергивали ли вас?

Геннадий Юшков в 2007 году

— Могу сказать, что почти ни одно мое произведение не доходило до читателей без соответствующей обработки, обсуждения. Особенно досталось за повесть "Женщина из села Вилядь". В 1961 году, когда она была готова выйти из печати, Борису Пастернаку дали Нобелевскую премию за "Доктора Живаго". Это вновь подстегнуло власти на поиск в советской литературе компромата. Мою повесть обсуждали на бюро обкома партии, в специальном постановлении было записано, что это очернительство нашей действительности. Хотя ничего надуманного в ней не было. Героине повести Анне Васильевне, как и моей матери - ее тезке, приходилось на себе и пахать, и тысячу трудностей преодолевать. Обвиняли меня и в пропаганде кулацкой психологии, особенно после выходя в свет повести "Иван-чай с белыми цветами", в которой рассказывалось про раскулаченных, привезенных в Коми край с разных концов страны.

Разве могла понравиться официальной власти героиня из романа "Чугра" Виринея Бажукова? Отсидев в Верхнем Чове, она вернулась в родную деревню, но так и не вступила в колхоз, предпочтя насильной, принудительной работе в общественном хозяйстве смерть. Этот образ, как и некоторые другие, имел реальный прототип. Будучи на реке Илыч, мне в свое время довелось услышать историю, когда местная женщина убежала в лесную избушку, где обрекла себя на мучительную смерть без еды и питья. Даже пьесу "Макар Васька - сельский парень", которую на ура принял зритель, критиковали за "никчемность" поступков главного героя.

Как вам удавалось писать не только хорошую прозу, но и складывать пронзительные, очень лиричные стихи и одновременно создавать пьесы?

— Стихами я вошел в литературу. Мне повезло с учителями. В Литературном институте в Москве я учился у Михаила Аркадьевича Светлова. Маститый поэт, он был добрым и одновременно очень требовательным к своим подопечным. Часто на семинарах подолгу слушал наши стихи, подстрочные переводы. Потом изрекал: "Ребята, я старый еврей, меня ничем в этой жизни уже не удивишь. Ищите и находите в поэзии свое, не похожее ни на чье другое". Этому призыву я старался следовать всю жизнь. Стихи для меня, как первая любовь, можно сказать, я им не изменил, до сих пор продолжаю писать. Очень хочется сложить еще что-то для детей. Судя по отзывам, дети в коми деревнях мои стихотворения знают. В газету "Йӧлога" недавно пришло письмо из усть-куломского села Пожег от маленькой девочки, которое заставило меня улыбнуться. Девочка написала, что вот писатель Юшков старый уже, а все еще о детях пишет. Правда, иногда стихами о чем-то тебя волнующем сказать уже невозможно. Требуется другой жанр. Так рождаются рассказ или пьеса.

Визитной карточкой нашей республики стала ваша песня "Маръямоль". Как она родилась?

— В те годы, когда задумывал роман "Чугра", я много ездил по республике, побывал во многих таежных уголках. Помню, в селе Подчерье женщина-костоправ показала мне необычные стручки. До этого я такие нигде не видел. Сказала, что это "маръямоль", дикий пион. Потом поплыли по Илычу. На одном из островов сделали привал. Мой спутник обнаружил в кустах заросли этого редкого растения, чьи плоские стручки, по древним коми поверьям, обладали магической силой, женщины их нанизывали на нитку и носили вместо бус. Мы плыли дальше, останавливаясь в приречных селах, и женщины, узнав, что я писатель, просили написать песню. Так родились строчки: "Визув юӧ петӧ ель, быдмӧ сэні маръямоль..." ("В быструю реку впадает ручей, там растет дикий пион..."). Композитор Вацлав Мастеница после возвращения взял мои стихи. А потом я о них позабыл. Как-то поехал в Усть-Вымский район на какое-то торжество, самодеятельные артисты дали концерт. Слушаю и ушам не верю - да ведь это же мою песню поют! С тех пор, можно сказать, она стала народной, люди уже и забыли, что у нее есть автор. КРТК и Минкультуры выпустили в прошлом году диск с популярными коми песнями, куда вошла и "Маръямоль". Впервые за свою песню получил гонорар в размере 700 рублей.

Что бы вам хотелось написать еще?

— Хорошую лирическую песню. Чтобы она пришлась по душе коми женщинам, они полюбили ее, пели. В свое время к песенному творчеству я относился довольно пренебрежительно, считал, что это не тот жанр, ради которого стоит выкладываться. Все изменила одна поездка. В Прилузье проходили дни коми культуры и искусства. В деревне Загаръя нас попросили выступить в красном уголке фермы перед доярками. Перед выступлением поехавший с нами композитор Яков Перепелица развернул баян, а солистка филармонии Тамара Каракчиева стала исполнять мою песню "Коми ань". Смотрю, на глазах доярок, пожилых, усталых женщин, слезы наворачиваются. Песня завершилась под громкий плач зрительниц. Даже я прослезился. Может быть, это и нескромно с моей стороны, но я сейчас внутренне горжусь, что смог воспеть коми женщину, сложить песню, достойную ее.

Слышала, что вы, Геннадий Анатольевич, являетесь автором надписи на мемориале павшим воинам в центре Сыктывкара...

— Когда памятник на месте бывшего городского военкомата был уже готов, раздался звонок из горисполкома. Меня попросили придумать надпись к Вечному огню. "Никто не забыт - ничто не забыто" - это, можно сказать, великие слова, но они повторены уже на сотнях монументов. Я сел за работу, напридумывал около 50 вариантов эпитафии. Но ничего такого, чтобы задевало душу, показалось, не нашел. К тому времени эта проблема дошла до обкома партии. Позвонил Иван Павлович Морозов, говорит, что надо постараться. Снова окинул взглядом свои черновики. И зацепил третью по счету надпись: "Памяти павших - родная земля". Этот вариант всем понравился. Меня греет мысль, что если от моего творчества не останется ничего, эти слова, выбитые на камне, наверняка будут жить.

3-томник переводов
на рус.язык

Есть ли желание засесть за воспоминания, мемуары?

— О некоторых писателях, с которыми меня связывали долгие годы совместной работы, воспоминаниями я уже поделился. Конечно, есть о ком и о чем рассказать. Но в то же время о некоторых людях, с кем сводила судьба, воспоминания остались не очень приятные. Не хочу никого обидеть, ни на ком срывать зло. Этим себя не обелишь, выше не поставишь. Поэтому, наверное, и не лежит душа к мемуарам.

Ваша дочь Марина Плеханова пошла по вашим стопам, но в последнее время ее рассказы в печати не появляются. Творческое затишье?

— Марина начинала неплохо, у нее вышло несколько рассказов, появилась книга, ее приняли в Союз писателей России. Но в последнее время она поглощена преподавательской работой в вузах Сыктывкара. Надеюсь, что свое слово в литературе она еще скажет.

У меня трое детей, шестеро внуков. Уже и правнуки подрастают. Самая младшая правнучка - белокурая кроха Алексия - живет в Голландии, в Гааге. За голландца вышла замуж внучка Аня, выпускница факультета регионоведения Сыктывкарского университета. Один из внуков - мой полный тезка - Геннадий Анатольевич Юшков. Пока на литературной ниве никто себя особо не проявил. Да это и не главное. Хочу, чтобы все они пригодились в жизни, оставили в ней добрый след.

Беседовала Анна СИВКОВА.

издание 1979 годаиздание 1979 года4-томник на Коми языке4-томник на Коми языке

библиографияроман Чугра, 1981роман Чугра, 1981

Сборник, 1986Сборник, 1986Рӧдвуж пас, 1988Рӧдвуж пас, 1988






Реклама Google: