Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Стефановская азбука. Анбур (the ABC, азбука) Стефана Пермского

Стефан Пермский

Анбур - Стефановский алфавит появился в Великой Парме (Перми, в Коми крае) в XIV веке. Создание этого алфавита приписывается Стефану Пермскому, но это конечно неправильно.

Стефан Пермский (Перымса Степан, Храп) (1340—1396), уроженец Устюга, руководил первой оккупационной администрацией при начале оккупации и колонизации Пармы Великой, в том числе Коми края. Во главе оккупационной армии до своей гибели занимался полным уничтожением всех признаков и следов нашей национальной культуры и традиционной веры, насильственно распространял сектанство православное.

Подготовка к войне шла несколько десятилетий: территория Великой Перми была в несколько раз больше Московского ханства, люди другой расы, другой язык. Более двадцати лет готовили Стефана Пермского к руководству оккупационной армией. Тогда, в том числе, и был создан анбур - новый алфавит для покоренных народов.

Несомненно, что московские монголы по неразвитости не были способны создать алфавит, он был выполнен на стыке финно-угорской и греческой культур. Использована графика коми пасов нашей национальной культуры, но реализована греческая буквенная система письма.

В Коми крае Стефановский алфавит оказался никому не нужен и распространения не получил. Илля Вась отмечал: "Считалось, что все, что идет от Москвы - это плохо." Наверно, смогут увеличить налоги и поборы.

Этот алфавит могли понимать лишь несколько ханских московских ставленников, и стал использоваться ими для переписки с Московским ханством как секретный шифр. После Степана Храпа и нескольких его последователей о древнепермском алфавите забыли. Сохранились только небольшие фрагменты на иконах и заметки на полях церковной литературы.

См. также: Включить древнепермский анбур в Юникод?, Кто такая чудь?, Что такое "Парма"? "О применении латинского алфавита к языкам Коми и Удмурт".

Цитата: В 1471-1472 годах 40000 тысячное войско Москвы и Вятской республики под командованием воеводы Фёдора Пёстрого разбило под городом Изкаром войско коми царя Михаила Яковлева (Oкса Миш). В результате нашествия города и селения коми-пермяков (угро-финнов) по реке Каме были разграблены, сожжены. Населения много погибло, кто умер от голода и холода зимой 1472 года. Часть уцелевшего населения бежала в верховья рек Вычегды, Камы, Печоры и за Урал. ("Продолжая летопись предков..." Е.Н.Иванова, 2008).   В результате сражения Изкар (Искар, - "каменный город") был полностью уничтожен со всеми жителями и постройками, на этом месте более 100 лет никто не жил. Сейчас на этом месте - Тентюково, район Сыктывкара. См.: Тима Веньлӧн драма "Изкар" и Каллистрата Жакова рассказ "Царь Кор". Похожая история с древним укрепленным городищем Каръюр на месте современного Выльгорта, центра Сыктывдинского райна. Читать: Михаил Лебедев "Последние дни Перми Великой" (1907).

Еще об одном крупнейшем сражении сохранились фольклорно-этнографические и топонимические материалы: Шойнаты ("трупное озеро", или "озеро трупов") оккупационный режим в бешенстве переименовал в Сторожевск.

О ГОВОРЕ ДРЕВНЕ-КОМИ ПИСЬМЕН · В.И.Лыткин, 1931.

Василий Ильич Лыткин (Илля Вась) защитил кандидатскую диссертацию в 1943 по теме "Древнепермская графика", и докторскую в 1946 по теме "Древнепермский язык и историческая грамматика пермских языков".


1. ДРЕВНЕЙШИЕ ПАМЯТНИКИ ПИСЬМЕННОСТИ

анбур Стефана Пермского

Занимаясь вопросами коми литературного языка, в частности историей последнего, мы наткнулись на пробел в области древнейшего периода коми письменности. Здесь не только никто не пытался осветить коми литературный язык XIV в. как таковой, но полсотни лет уже никто вообще не занимался древне-коми письменами. Ввиду этого нам пришлось заняться специально этими памятниками древне-коми литературного языка, тщательно проверить чтение их, произведенное моими предшественниками (Шестаков и Г.С.Лыткин) и в результате внести ряд существенных корректив, благодаря которым только явилась возможность рассматривать язык этих памятников,— как особый и единый язык, значительно отличающийся от современных коми диалектов.

В нашем распоряжении имеются следующие памятники древне-коми письменности, на основании которых мы имеем возможность охарактеризовать древне-коми литературный язык:
1. Приписка в рукописном списке Номоканона 1510 г. Приписка гласит следующее: "мзе исс ксе пии мылышты мено крека мортос вашукос Амин".*)
2. Надпись на иконе "Троицы",
3. Надпись на иконе "Сошествие духа" и
4. Отрывки литургии, найденные акад. Лепехиным в 1771 г. (Лепехинские тексты).

Примечание:*) Текст обозначает: "Господи Иисусе христе, сыне божий, помилуй меня грешного Васюка. Аминь." Древне-коми буквы мною здесь заменены русскими буквами. Эта рукопись находится в рукописном отделе Исторического музея под #557 (81). Приписка находится не в конце рукописи (после пермской азбуки), а на 181 листе.

Первые три памятника написаны древне-коми буквами, а последний (четвертый) написан русскими буквами.

По преданию икона "Троицы" была положена самим миссионером Стефаном (1333-1396) в Вожемскую церковь (село Вожем в 40 кил. ниже Яренска). "В конце XVIII века эта икона была увезена в Вологду и поставлена в Софийском кафедральном соборе, а в Вожемскую церковь отослан точный снимок." В Йожеме действительно имеется копия с этой иконы, но надпись вовсе не оказалась точной копией, а оказалась в изменненном виде, а именно в том виде, в каком воспроизвел ее Шестаков (см. ниже). Повидимому, когда то, после появления статьи Шестакова (1871, янв. Ж.М.Н.Пр.) с разбором надписей, из Вожема точная копия была взята и вместо нее поставлена икона с надписью, сделанной по образцу надписи, воспроизведенной Шестаковым и помещенной им в своей статье, т.к. не только слова, но и начертания букв вожемской иконы точь-в-точь такие, как в надписи в шестаковском воспроизведении.

Г.С.Лыткин говорит, что копия иконы имеется в Устюжской Семеновской церкви ("Зырянский язык" 1889, стр.26), но в 1928 году я этой иконы уже не нашел ни в упомянутой церкви, ни в устюжском архиве.

Впервые прочитал эту надпись Д.П.Шестаков (1871 г.), который дал широкий простор своей фантазии и сделал массу ошибок. Многие ошибки Шестакова исправил Г.С.Лыткин, но все же ошибки в чтении еще остались.

Вторая надпись находится на иконе "Сошествия духа". Эта икона и поныне в Вожеме (я видел ее в 1928 г., по краскам и материалу очень древняя). По преданию ее положил также Стефан, одновременно с предыдущей иконой.

каменный идол Стефана Пермского у Коми Национальной галереи

Работа скульптора Владимира Рохина,
гранит, 1995.

Попытка прочесть эту надпись была сделана П.Д.Шестаковым (1868). Окончательно прочитал ее Г.С.Лыткин.

Кроме этих надписей до нас не сохранилось никаких коми текстов, написанных древне-коми алфавитом, если не считать подпись древне-коми буквами епископа Филофея (1471-1501) под грамотою 1474 года. Наверно, в архивах, музеях и церквах СССР кое-где сохранились еще древне-коми письмена, но до сих пор они не найдены.

Древне-коми азбука в XV в. пользовалась некоторой популярностью также среди русских книгописцев. Так археолог П.И.Савантов ("Труды первого археологического с'езда в Москве" 1869, стр.412) сообщает: "В одном из заседаний археологического с'езда была принесена книга, в которой даже несколько церковных стихов написано было пермскими буквами, хотя слова были и русские". И.С.Некрасов в статье "Пермские письмена в рукописях XV в." ("Зап. Имп. Новоросс. Унив. 1890 г., т.51) в 4-х разных рукописях XV в. (написанных разными писцами и в разное время) приводит множество надписей (глоссы, примечания, исправления и т.д.), написанных древне-коми буквами.*) Некрасов приходит к выводу: "На основании приведенного мною описания четырех рукописей XV века мы можем вывести то заключение, что пермские (древне-коми - В.Л.) письмена не только употреблялись в XV веке, но что они между московскими писцами и справщиками рукописей были довольно распространены. Писцы и справщики любили щеголять знанием пермских письмен." (стр.252).*)

Примечание:*) См. нашу статью в журнале "Культура и письменность народов Востока" кн.7-8, где помещено чтение надписей с детальными раз'яснениями, а также снимок Некрасовских надписей и снимок надписи на иконе "Сошествия духа", сделанный т.Поляковым.

Теперь несколько слов о самой пермской (древне-коми) азбуке. Она была изобретена миссионером Стефаном в 1372—5 г.г. по образцу славянских и греческих букв. "Начертание греческих и славянских букв XIV века и начертание стефановских букв указывает, что Стефан имел в виду начертание славянских и особенно греческих букв при составлении своей зырянской азбуки" (Г.С.Лыткин "Зырянский край", 61). Некрасов по поводу древне-коми азбуки пишет следующее: "Так как жители Перми (Коми края - В.Л.) восставали против всего, что шло из Москвы, то Стефану Пермскому нужно было сочинить письмена, изменив славянскую азбуку, уничтожить ее круглоту, перевернуть до неузнаваемости буквы, образовать знаки в форме углов, квадратов, чтобы славянскую азбуку нельзя было узнавать в новоизобретенной. Пермские письмена можно характеризовать стремлением удалиться от славянских в греческих письменах при знакомстве изобретателя с письменами еврейскими" ("Пермские письмена", стр.253-4).

Древне-коми алфавит сохранился в нескольких списках: в списке Номоканона 1510 г., в синодальном списке, в бумагах Миллер и т.д. (см. книгу Г.С.Лыткин "Зырянский язык", стр.4). Здесь мы приводим сводную азбуку, где буквы взяты как из разных списков алфавита, так и из надписей:


Примечание к таблице: в первом столбце приведена яфетическая транскрипция, во 2-м — современные коми буквы, в 3-6 столбцах — древне-коми буквы, сохранившиеся в разных списках алфавита (см. Г.С.Лыткин "Зырянский край"), в 7-м — с надписи на иконе "Троицы", в 8-м — с надписи на иконе "сошествия духа" и в последнем столбце приведены древне-коми буквы, взятые нз Некрасовских надписей.

Теперь перейдем к Лепехинским текстам. Академик Лепехин, раз'езжая по провинциям России в целях изучения флоры, интересовался также стариной. Коми Вычегодский край он проехал в 1771 году по маршруту: г. Слободской — с. Слудское — Летка — Ношуль — Об'ячево — Занулье (д. Подкиберская), — по Архангельскому тракту; затем, свернув от тракта, поехал через Кибру (с. Подкиберское) — Визингу — Устьсысольск — Устьвым — Яренск и т.д. В селе Кибре Лепехин нашел отрывки обедни на коми языке, которые он напечатал в своих "Дневных записках" (т.111).

По поводу этих отрывков он пишет следующее: "Я сколько мог старался отыскать их древнюю грамоту, но не мог; однако у некоторых любопытных людей нашел только названия некоторым буквам и перевод обеденных молитв, которые при сем прилагаю" (Лепехин "Дневные записки", т.II, стр.24).

К сожалению мне не удалось найти рукописного оригинала этих отрывков. В оригинале, повидимому, были употреблены надстрочные знаки, а в книге Лепехина их нет. На это указывает следующая приписка в верху одного из списков рукописи (относящ. к концу XVII в.), сделанная бывшим владельцем рукописи киевским митрополитом Евгением: "Напечатана в Лепехина путешествиях, но без акцентов".

Эта рукопись Евгения находилась в библиотеке императорского о-ва истории и древностей Российских (см. книгу Строева "Библиотеку императорского О-ва истор. и древностей российских" 35). Теперь рукописи этой библиотеки переданы в рукописный отдел Ленинской библиотеки, а в последней они еще не приведены в порядок и вследствии этого не удалось найти ее.

Г.С.Лыткин первый разобравший Лепехинские тексты, ("Зырянский край", стр.32,37), предполагает, что они являются: а) переводом самого миссионера Стефана, б) что они написаны древне-коми буквами и что какой то любитель, не знавший коми языка, но знавший древне-коми азбуку, переписал эти тексты (буква в букву) славянскими буквами, сливая и отделяя слова там где не следовало. В подтверждение последних двух положений Г.С.Лыткина мы можем добавить еще то, что в Лепехинских текстах происходит такое путание (смешивание) букв, которое можно об'яснить только древне-коми графикой. Кроме того язык (диалект) Лепехинских текстов в общем тот же, что и язык древне-коми надписей, правда, в первых встречаются диалектизмы, а также русицизмы орфографического характера, но в основном Лепехинские тексты и надписи древне-коми алфавитом в отношении диалекта едины.

Лепехинские тексты не одного происхождения; их можно разбить по крайней мере на две группы: к первой относятся следующие три отрывка: "Jерданым", "Селун карсалы" и "Иванолӧн лыдьяныс".*)

Примечание:*) см. Г.С.Лыткин "Зырянский край", стр.30—31.

Остальные отрывки относятся ко второй группе. Отрывки друг от друга отличаются своей орфографией, а именно: а) в первой группе палатальные согласные сь и зь изображаются исходя из "ш" и "ж", т.е. так же, как и в древне-коми надписях, а во второй группе — исходя из "с" "з"; б) в первой группе древне-коми второе "у" (см. 42 стр.), употреблявшееся в двух значениях: "в" и "у" (ю), воспринято как "ю", поэтому вместо "в" мы имеем очень часто "ю". Во второй группе текстов этого смешивания мы не наблюдаем. Здесь, повидимому, эта буква (второе "у") употреблялась, как и в некрасовских надписях (см. стр.36), в значении "в" а, в значении "ю" употреблялось йотированное "у". Вообще древне-коми буквами написанный оригинал первой группы Лепехинских текстов по орфографии стоит ближе к древне-коми надписям, а оригинал второй группы — к некрасовским надписям.

Если допустить, что перевод принадлежит перу Стефана, то все же русский переписчик переписывал славянскими буквами уже не со стефановского оригинала, а с более позднего списка, переписанного (быть может несколько раз) представителем не того говора, на котором написаны древне-коми надписи, а другого коми диалекта (по всей вероятности, сысольского, поскольку Лепехиным рукопись найдена в бассейне реки Сысолы). Некоторые руссицизмы (вроде употребления Я, IО, как особой буквы) могли быть уже в древне-коми оригинале, подвергшемся влиянию русской орфографии.

На основании тщательного изучения сохранившегося древне-коми алфавита и вышеперечисленных письмен, мы должны предварительно сделать несколько общих замечаний к древне-коми алфавиту.

2. ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ДРЕВНЕ-КОМИ АЛФАВИТУ

1. В современном коми литературном языке имеются 33 фонемы:

Примечание: Во время публикации статьи пользовались молодцовским алфавитом Коми языка.

В древне-коми письме каждая из этих фонем имела свое начертание или в виде особой буквы, или же буквы снабженной особым надстрочным знаком.

2. Каждая из следующих фонем изображалась особой (и при том только одной) буквой: a (над заглавными ставились две точки), б, г, ԁ, ж, җ, з, ҙ, к, л, м, н, п, р, с, т, ш, щ, ы.

3. Палатальные согласные изображались посредством точки над соответствующей твердой согласной. Но так как вообще подстрочные знаки в памятниках имеются только в некоторый случаях (повидимому стерлись), то часто одной и той же буквой изображаются твердый и мягкий согласные.

4. Палатальное с, которое аккустически близко к ш, мыслилось как мягкое ш, но надстрочный смягчающий знак, как мы уже говорили, не всегда встречается (сеш, ташти).

5. Звуки "о" и "ӧ" изображаются одной буквой, над которой иногда стоят две точки, определить значение которых надписи не представляют данных (на рис. 27-я буква). Притом эта буква употреблена в значении "ӧ" до 60 раз и в значении "о" около 12 раз. Наряду с этой буквой для звука "о" существует еще другая буква (на рис. 15-я буква), которую мы встречаем в следующих словах:

И эти слова (некоторые из них повторяются три раза) всегда пишутся через это второе "о". Нужно заметить, что это "о" в значении "ӧ" не употреблен ни разу, а также не имеет над собой никаких надстрочных знаков. В надписях, приведенных Некрасовым, в значении русского "о" употребляется первое "о", что и нужно было ожидать, так как коми открытый звук "о" по произношению соответствует русскому звуку "о". У меня складывается мнение, что открытый звук "о" изображался первым, "о", "ӧ" — первым "о" с двумя точками, а второе "о" изображало особую фонему, закрытый звук "о", который имеется теперь в верхне-сысольском диалекте (см. нашу статью "Диалект Кобры" в "Сборнике комиссии по собиранию словаря" вып.1, 1930). И как раз в тех словах, где мы встречаем второе "о", в верхне-сысольском диалекте мы имеем закрытый звук "о"

и, наоборот, первому "о" древне-коми надписей соответствует верхне-сысольский открытый звук "о"

Есть некоторое основание предположить, что это второе "о" в значении закрытого "о" употреблялось также в древне-коми оригинале Лепехинских текстов. В Лепехинских текстах наблюдаем несколько случаев смешивания букв "о" и "е", что нужно об'яснить графической близостью к "е" древне-коми буквы "о" закрытое, но никак не "о" открытого (см. азбуку). Эти слова следующие: чорыd, енолтамным, полтӧс.

6. Фонема "й" изображается той же буквой, что и "і", хотя епископ Филофий, написав свое имя (Пилопий), точки поставил только над буквой, соответствующей русскому "й". Но в остальных надписях буква "и" без точек и "и" с двумя точками наверху употребляются в одном значении. В надписях, приведенных Некрасовым, употребляется только "и" с точками.

7. Фонема "е" изображена двумя буквами (5-я и 25-я). Вторую букву называем "ять", так как она похожа на русское "ять" и в этом значении употребляется в надписях Некрасова. Г.С.Лыткин это древне-коми "ять" читает то как "іе", то как "е", то как "ы". Нужно читать как "е"; это видно из следующих слов, написанных через "ять": регыd, вежа, велӧмӧіԍіс (два раза).

"Ять" с двумя точками действительно изображает "іе", напр. "ҍн" (три раза) = jен. Какая необходимость заставила ввести в коми алфавит "ять", для меня не понятно. Вероятно, это произошло под влиянием русской орфографии — писцы, употреблявшие древне-коми буквы для письма по-русски вынуждены были изобрести новые буквы, которые имелись в русской азбуке и которых не было в стефановском алфавите. Так, например, в XV в. в письменах, приведенных Некрасовым, уже употребляются, кроме "ять", еще особые "пермские буквы, соответствующие русским: х, ю я, ъ.

8. Звуки "в" и "у" изображаются как первой, так и второй, одними и теми же двумя буквами (20-я и 26-я). Чаще употребляется первая буква (употреблена 24 раза в значении "у" и 19 раз в значении "в"), вторая буква в значении "у" встречается только два раза (jуклыгӧн, jурбыртіс) и в значении "в" 7 раз. Интересно отметить, что эта последняя буква (второе "у") в значении "в" встречается только перед гласными переднего ряда (вежа, велӧмӧԍԍіс, верӧс, віӡіс и т.д.) и лишь один раз употреблен перед гласным не переднего ряда в русском слове Ваіук (Василий). Эта же буква (и только эта) употребляется в значении "в" в надписях Некрасова, а первое "у" там употребляется в значении "у".

Второе "у" употреблялось в древне-коми оригинале первой группы Лепехинских надписей так же в значении "у" (или даже "ю") и "в" и притом в значении "в" употреблялось так же, как и в древне-коми надписях, только перед гласными переднего ряда, а именно в след. словах:

Возникает вопрос — не нужно ли там, где употреблено первое "у" в значении (с точки зрения современного коми языка) "в", читать за "у" неслоговое. Что касается звука "в" в конце слова и в средине перед согласным, то здесь во многих коми диалектах он приближается к неслоговому "у" или представляет удлинение предыдущего гласного. Так что, вполне возможно, что в словах Аурам, іу (Аврам, ів) имеет "у" неслоговое. Может быть и перед твердым гласным было тоже "у" неслоговое (уылын, и т.д.), ведь в вотских диалектах мы, например, встречаемся с аналогичным явлением (уань, куать и т.д.). Это "у" в значении "в" все же встречается в следующих двух словах и перед гласными переднего ряда: вер, верыd, верлы, ві.

3. ОСОБЕННОСТИ ДРЕВНЕ-КОМИ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

В нашем распоряжении имеется около двухсот слов древне-коми надписей и 580 слов Лепехинского текста, так что дать более или менее подробную характеристику древне-коми литературного языка нет никакой возможности. Но все эти четыре памятника написаны единым диалектом и имеет ряд особенностей, отличных от современных коми говоров.

...

*   *   *

4. К ПРОИСХОЖДЕНИЮ ДРЕВНЕ-КОМИ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА



Древнепермский язык.
В.И.Лыткин. Монография
докторской диссертации.

Теперь вопрос: к какому же говору современного коми языка стоит ближе древне-коми литературный язык?

Таким образом язык письмен ближе всего стоит к северным говорам коми языка и наиболее близко к вымско-ижемскому диалекту.*)

Примечание:*) Ижма была колонизирована со стороны Выма уже в историческое время — во второй половине XVI века, поэтому в вымском и ижемском диалектах много общих черт.

Это и понятно. Из жизнеописания миссионера Стефана, написанного его другом Епифанием, мы знаем, что Стефан свою деятельность сосредоточил на Нижней Вычегде, в тогдашнем центре Устьвыме. Повидимому, Стефан взял за литературный язык говор этого, нижневычегодско-вымского района.

Но все же нельзя сказать, что вымско-ижемские диалекты, будучи относительно близки к языку разобранных надписей, являются прямым продолжением древне-литературного коми языка, так как все же имеется налицо между ними существенная разница. Нужно предполагать, что древнелитературный коми язык (будь то говором селения Устьвыма или какого нибудь другого места Нижне-вычегодского края) — это был особый диалект, отличный от других диалектов коми языка, но наиболее близко стоявший к вымскому говору. Этот древнелитературный говор был ассимилирован, с одной стороны, наплывом с низовья Вычегды русской колонизационной волны (первое коми селение в XIV веке был Котлас), с другой стороны — представителями вымского и удорского говоров, переселявшимися в современные коми сельсоветы Устьвымского района обл. Коми. Писцовая книга "Еренское городище" 1608 года ясно указывает на то, что в то время низовье Вычегды было населено весьма редко по сравнению с Вымом и Удорой: отношение (по количеству) коми населения нижней Вычегды, Устьвымского р. к вымскому и удорскому населению в 1608 году было, как 1:1:1, а теперь отношение количества населения этих участков коми края выражается 3¼:1:1½, — словом, увеличение населения нижней Вычегды происходило в три раза быстрее, что, конечно, нужно об'яснить в значительной степени притоком жителей Выма, Удоры и т.д. Нужно полагать, что низовье Вычегды колонизировалось представителями вышеупомянутых районов и до 1608.

Каждый территориальный диалект является пережиточно-социальным диалектом. К языку нужно подходить "как к социальной организации с различными классовыми или пережиточно-классовыми языками, классово отлившимися более или менее полно, но не вполне, в те или иные местные пределы в процессе смены господства одного социального слоя другим" (Марр Н.Я. "Первая выдв. экспед. по обследов. мариев, 38). Таким образом, здесь мы наблюдаем смену одного пережиточно-классового диалекта другим пережиточно-классовым диалектом.

Теперь перед нами вопрос: кто-же, какой социальный слой являлся творцом и носителем этого, уже, повидимому, в то время территориального говора, сохранившегося в древне-коми письменах? Прежде всего посмотрим, с какими говорами сходятся те специфические особенности древне-коми литературного языка, которыми они отличаются от вымского диалекта (см. п.п. 1, 2, 8, 9, 10, 11, 12, 16, 19, 20). Здесь поразительное сходство мы видим с восточно-камским диалектом, на котором в конце прошлого столетия говорила только одна Верх.Язвинская вол., находящаяся к востоку от Чердыни. С этим диалектом сходство в следующих пунктах: 1, 2, 3, 8, частично 13, 16, 18, 19, 20. Кроме того в восточно-камском диалекте в дат. п. возвратного местоимения имеем окончание лу, как и в древне-коми литературном языке (п.10): аслум, аслут, аслус, аслунім, аслуніт, аслуніс.

Древне-коми литературный язык совпадает с восточно-пермским диалектом во многих отдельных словах, напр.:

Язык надписей имеет также много общих черт с верхне сысольским говором. Они сходятся в следующих пунктах: 1, 2, 3, 4, 6, 8 (частично: муніныс), 17, и 19.

Таким образом эти три диалекта (вс., вкм. и диалект древне-коми письмен.), находящихся в противоположных уголках Коми края, имеют ряд общих черт (1,2, 3, 8, 19), важнейшие из которых имеются только в этих диалектах, напр: наличие фонемы закрытого о, окончание ныс (правда, последнее присуще также ижемскому говору). Никакая теория переселений не может об'яснить наличие этих общих черт, ибо: 1) эти диалекты территориально разделены многими сотнями верст, 2) представители каждого из этих диалектов по крайней мере с XIV — XVI вв. живут уже на своих местах. В более раннюю эпоху носителем этих трех диалектов, конечно, был один социальный слой. Трудно сказать, какой слой населения и в какой обстановке выработал эти общие моменты, наблюдаемые в вышеупомянутых трех диалектах. Интересно отметить, что современные археологи, специалисты по финно-угорской археологии (напр. т.Смирнов) на основании археологических данных выдвигают теорию о существовании раннего феодализма у восточных финнов, который (феодализм) датируют, напр. для северных вотяков, 9—14 веками. Если эту теорию считать достоверной, то нужно полагать, что и у северных соседей вотяков, у коми, феодализм существовал приблизительно в этот же период времени, т.е. с 9—10 веков до покорения коми края русским государством. Исторические данные подтверждают существование князьков у коми (князья удорские, вымские и т.д.). Знаем также, что эти феодальные князьки были уже об'единены и образовали в Прикамье довольно сильное княжество — Пермь Великую, которая была покорена Москвой в 1472 г. Кроме того в языках восточных финнов имеются термины для князя (коми — оксы, удм. — эксей, морд. — иньазор и др.). Все это подтверждает теорию о существовании феодализма у восточных финнов, выдвинутую археологией. Правда, здесь развитию феодализма был нанесен сильный удар появившимися на востоке Европы кочевниками, прервавшими оживленные торговые сношения финнов с Востоком. Но феодализм у восточных финнов, в данном случае у Коми продолжал развиваться вплоть до покорения их Москвой.

За такой продолжительный период существования у феодалов, естественно, мог выработаться особый социальный диалект. Теперь, напрашивается вопрос: не являлся ли древне-коми литературный язык языком феодалов? Во всяком случае имеется намек, что являлся.

В XIV — XV в. в. у коми повидимому были два центра: на Вычегде и на Каме. Нужно полагать, что здесь жили князья, воеводы и вообще все те, кто занимал господствующее положение.

Возникает вопрос: не является ли язык стефановских письмен их языком? С другой стороны мы знаем, что в XV в. на Каме в том районе, где сохранился вышеупомянутый восточно-камский диалект, был центр (Чердынь, Изкар, Покча и др. города) Великой Перми и там жили великопермские князья, словом, представители (вернее определенный слой их) диалекта этого района занимали господствующее положение. Не является ли современный восточно-камский диалект остатком диалекта господствующих слоев населения Перми Великой? Если сделать такое предположение, то легко можно будет понять происхождение этих трех диалектов — они являются пережитками языка того социального слоя феодалов, который занимал некогда (на сотни лет раньше 14 в.) господствующее положение по отношению остальных слоев коми народа. Вот почему носителями этого говора были центры Коми края и с упразднением (после подчинения Москве) этого класса во главе с князьями и воеводами начал исчезать и этот диалект. В настоящее время на этом диалекте говорит только два процента населения коми. Пережиточно-классовый диалект нижней Вычегды вытеснялся вымским и удорским диалектами, а диалект господствовавшего класса Перми Великой — более южными камскими диалектами и русским языком. Так можно представить смену этих диалектов коми языка.

Автор статьи В.И.Лыткин, опубликовано в 1931.

Примечание: Во время публикации статьи пользовались молодцовским алфавитом Коми языка.

Анбур Древнепермская азбука иллюстрации

азбука Стефана Пермского
анбур Стефана Пермского

ЗЫРЯНСКАЯ АЗБУКА, найденная историографом Карамзиным в Архивских бумажниках Миллера #199, взятая из древней рукописи о жизни и делах Св.Стефана Епископа Великопермского.
Источник: Коми Энциклопедия, 2000, т.3, стр.91.

Экспонаты Коми Национального музея, Сыктывкар, 2008.

Зырянская азбука, Национальный музей
Зырянская азбука, Национальный музей

Зырянский текст, Национальный музей

Реклама Google: