Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Автобиографический очерк И.Г.Коюшева охватывает период его деятельности в составе партийного и советского руководства Коми Республики, и проведенное им время в сталинcких лагерях. В подготовке рукописи воспоминаний к изданию помощь автору оказал историк А.А.Попов.


Коюшев Иван Григорьевич (1901—1993)
См. "И.Г.Коюшев - третий автономист".

"Родники пармы", 1993, стр.150-160.

Иван Григорьевич Коюшев: Сквозь годы испытаний
· Автобиографический очерк.

К концу 20-х гг. Коми АО из некогда отсталой окраины всего за одно десятилетие Советской власти в результате реализации ленинских принципов национальной политики превратилась в достаточно развитый в хозяйственном, культурном и политическом отношении район Советского Севера.

После работы в 1926—1928 гг. в должности первого заместителя управляющего лесопромышленного объединения "Комилес" я в марте 1928 г. был назначен заведующим организационно-инструкторским отделом и первым заместителем секретаря Коми обкома ВКП(б). Секретарем обкома работал Г.А.Козлов, опытный партийный руководитель, с которым у меня сложились товарищеские и деловые отношения. Председателем облисполкома был избран В.П.Юркин, с которым меня связывала старая дружба. В 1928 г. партийное и советское руководство Коми АО вплотную занималось разработкой первого пятилетнего плана развития народного хозяйства, с которым мы связывали большие надежды на дальнейший социалистический подъем Коми области и коми трудящихся в семье братских народов Союза ССР.

Когда первый пятилетний план был готов, в декабре 1928 г. бюро обкома ВКП(б) и президиум Облисполкома командировали Г.А.Козлова, В.П.Юркина и меня в Москву для его согласования с директивными и планирующими органами, наркоматами и другими центральными учреждениями. Тогда же состоялась встреча со Сталиным, на которой был обсужден целый ряд вопросов.

Беседа со Сталиным, вместо запланированных 10—15 минут, продолжалась полтора часа. Он одобрил наш пятилетний план и посоветовал, не теряя времени, договориться с Госпланами РСФСР и СССР и ведомствами о включении его в общегосударственный план. Он, в частности, согласился с нами о необходимости ускоренными темпами строить железную дорогу Пинюг — Усть-Сысольск и тем самым связать Коми область с железнодорожной сетью СССР, а потом эту дорогу продлить до Ухты и на Печору. Он также поддержал стремление начать эксплуатацию печорских углей, не дожидаясь постройки железной дороги на Печору. Уголь можно вывозить водным путем по рекам Усе и Печоре для Северного морского пароходства. Речь шла о значительном расширении геолого-поисковых работ на нефть, уголь, радий и другие ископаемые. Он согласился и с тем, что нужно не только всемерно развивать лесозаготовки, но и построить свой целлюлозно-бумажный комбинат, лесопильные заводы и другие предприятия по переработке древесины.

Мы поставили перед Сталиным вопрос о преобразовании Коми области в АССР с включением в ее состав Коми-Пермяцкого округа Пермской губернии. Выслушав наши соображения, он заявил: "Объединение коми народа в свое время не было доведено до конца. Это надо исправить. Подготовьте по этому вопросу специальную докладную записку. Мы ее рассмотрим в Политбюро. Я не против преобразования вашей области в АССР. Область большая и с богатой перспективой. Но надо учесть, что в АССР государственный аппарат намного больше. А в небольшом Усть-Сысольске трудно будет разместить наркоматы и другие республиканские учреждения. И трудно будет их укомплектовать, ведь еще национальных кадров мало, а из России ехать добровольно в такую глушь тоже мало охотников. Если не будете настаивать, я бы посоветовал еще несколько лет подождать с преобразованием области в республику".

Мы не настаивали и согласились с ним. См. Д.Батиев. К вопросу об объединении всего народа коми (1924).

Последний вопрос, который мы обсудили, это вопрос о районировании Севера.

Подводя итоги, Сталин сказал: "Ваши доводы достаточно вески и убедительны. Президиум В ЦИК поддержал вас и вынес решение об оставлении Коми автономной области в качестве самостоятельного экономического района РСФСР. Поговорите еще с руководителями Госплана СССР, попытайтесь убедить их в нецелесообразности включения Коми области в состав Северного края с центром в Архангельске. Окончательное решение вынесет Политбюро. Мы вас вызовем".

После беседы со Сталиным, опираясь на его поддержку, мы наши наметки окончательно уточнили и увязали с общегосударственным планом. Было удовлетворено наше ходатайство о строительстве железной дороги Пинюг — Устьсысольск. Оно должно было начаться в середине 1929 г. и закончено в 1931 г. ВСНХ СССР включил в титульный список первой пятилетки строительство целлюлозно-бумажного комбината в Усть-Сысольске стоимостью 44 миллиона рублей, 8-рамного лесопильного завода стоимостью 3 миллиона рублей и еще шесть более мелких предприятий.

В начале января 1929 г. секретаря обкома Г.А.Козлова и меня вызвали в Москву на заседание Политбюро по вопросу о районировании Севера. Мы доказывали нецелесообразность включения Коми АО в состав Северного края с центром в Архангельске, настаивали на перспективах развития в качестве самостоятельного экономического района. Секретарь Вологодского губкома И.М.Шумилов также выступил с категорическим протестом против включения в Северный край Вологодской животноводческой губернии и Коми области с перспективой промышленного развития.

Политбюро, заседавшее под председательством А.И.Микояна, с перевесом в один голос все же приняло предложение Госплана о создании Северного края. Сталин при голосовании воздержался, что нас удивило.

В перерыве Козлов подошел к Сталину и сказал: "Мы надеялись, что Вы нас поддержите". Тот ответил: "Что поделаешь? Большинство решило. Посмотрим. Если край не оправдает себя, мы его упраздним. Все в наших руках".

На этом же заседании Политбюро было решено ликвидировать другие губернии и их края и области. Протесты ликвидируемых губкомов и губисполкомов не были приняты во внимание. Но таким образом созданные укрупненные края и области оказались не жизненны и вскоре распались. К 1934 г. почти все ликвидированные губернии были восстановлены. Позднее ликвидирован был и Северный край.

В марте 1929 г. состоялись IX Коми областная партконференция и VII областной съезд Советов, на которых обсуждались проекты первого пятилетнего плана. Пленум нового состава избрал меня председателем Коми облисполкома. В утвержденном XVI Всесоюзной конференцией ВКП(б), XIV Всероссийским и V Всесоюзным съездами Советов в первом пятилетнем плане по Коми АО предусматривалось: производство лесоматериалов для экспорта на 80 млн. руб.; строительство целлюлозно-бумажного комбината в Сыктывкаре стоимостью 44 млн. руб.; строительство 8-рамного лесопильного завода стоимостью 3 млн. руб.; постройка железной дороги Пинюг — Сыктывкар протяженностью 260 километров и стоимостью 26 млн. руб.; постройка гравийного шоссе Усть-Вымь — Ухта; постройка еще нескольких мелких промышленных предприятий. Предусматривалась коллективизация 20% крестьянских хозяйств и максимальное увеличение производства сельскохозяйственной продукции; строительство ряда социально-культурных объектов, в том числе больничного городка в Сыктывкаре, Дома культуры и гостиницы, школ и других.

Намечалось проведение больших геолого-поисковых работ.

В августе 1929 г. прошли X областная партконференция и VIII областной съезд Советов. На них обсуждали уже не проект, а утвержденный пятилетний план, ставший законом. Во время работы съезда Советов состоялось официальное открытие строительства железной дороги Сыктывкар — Пинюг как части магистрали Москва — Сыктывкар — Ухта — Печора. Прервав заседание съезда, делегаты отправились на окраину города, где уже начались строительные работы и имелся участок железнодорожного полотна. К нам примкнуло много горожан.

Состоялся торжественный митинг. Под музыку и аплодисменты я отвез груженную тачку и опрокинул ее на полотно железной дороги. Несколько позже под Сыктывкаром 3 ноября 1929 г. в селе Слобода (ныне Эжвинский район Сыктывкара) состоялся торжественный митинг, посвященный началу строительства 8-рамного лесопильного завода и проведения подготовительных работ к строительству целлюлозно-бумажного комбината.

Так началась реализация первого пятилетнего плана. В октябре 1929 г. состоялись пленумы обкома ВКП(б) и облисполкома, на которых были рассмотрены контрольные цифры народного хозяйства с 1 октября 1929 г. по 1 октября 1930 г., т. е. на второй год пятилетки.

Однако вскоре после этого начались трения между Северкрайисполкомом и облисполкомом из-за бюджета Коми АО на 1929-30 финансовый год. Наш бюджет, одобренный Наркомфином и утвержденный Совнаркомом РСФСР, краевое финуправление пересмотрело и все средства, предусмотренные на благоустройство Сыктывкара и другие социальные мероприятия, исключило из нашего бюджета и передало Архангельскому горсовету на благоустройство. В декабре 1929 г., выехав в Москву на очередную сессию ВЦИК, я заехал в Архангельск, чтобы возникший спор о бюджете урегулировать с крайфинуправлением и крайисполкомом.

Заведующий крайфу и предкрайисполкома согласились, что их действия незаконны, но они вынуждены были так поступить по приказу секретаря крайкома ВКП(б) Бергавинова С. А. (до образования Северного края секретарь Архангельского губкома партии). Зашел я к нему и убедился, что повышение в должности отрицательно отразилось на нем. Он и раньше не отличался скромностью. Теперь стал еще более высокомерным и надменным.

Диалог, который состоялся между нами, был предельно краток. Я стал объяснять ему, что наш бюджет на 1929-30 бюджетный год был уже рассмотрен Наркомфином и утвержден Совнаркомом РСФСР, поэтому он не подлежит пересмотру. На что Бергавинов заявил: "Бюджет ваш был рассмотрен и утвержден еще до образования Северного края. Теперь Коми — часть Северного края, один из его округов. Мы теперь составили единый краевой бюджет в интересах всего края. Архангельск стал краевым центром, а он хуже Сыктывкара. Надо его благоустраивать. Зачем вам гостиница? У вас хороший Дом крестьянина. Театр мы сначала построим в краевом центре, потом у вас".

И так далее. Оказывается, мы и без больничного городка можем обойтись и без дома печати, и без здания пединститута и всего прочего. Он считал себя правым. Все. Точка!

В Москве перед сессией ВЦИК о разговоре с Бергавиновым я рассказал М.И.Калинину. Он возмутился и посоветовал выступить мне на сессии. Выступил я тактично, не задевая личностей. Моя речь была полностью опубликована в "Известиях" и в "Правде", в печати Коми области. Она была одобрена М.И.Калининым, Коми обкомом ВКП(б) и облисполкомом, но, как выяснилось позже...,возмутила и окончательно настроила против меня Бергавинова. Сразу же после моего выступления председателя крайисполкома и заведующего крайфу вызвали сначала в Наркомфин, а затем в СНК РСФСР, дали там им нагоняй и заставили немедленно восстановить бюджет Коми автономной области в том виде, как он был утвержден Совнаркомом. Начатое строительство социально-культурных объектов продолжалось.

А в начале 1930 г. у нас вновь возникли трения с краевым руководством, на сей раз по первому пятилетнему плану развития Коми АО. Бергавинов еще после моего выступления на сессии ВЦИК в декабре 1929 г. по вопросу о бюджете навесил на меня ярлык "националиста". Национализмом он считал и то, что я, выполняя волю Коми обкома ВКП(б) и облисполкома, настойчиво добивался создания деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности в области.

По распоряжению краевых органов именно строительство 8-рамного лесопильного завода и целлюлозно-бумажного комбината было сначала приостановлено, а потом и совсем прекращено под тем предлогом, что не готов краевой план. А когда краевой план был составлен, то и там этих объектов не оказалось. В Севкрайплане было дано объяснение, что эти объекты по распоряжению Бергавинова были перенесены на вторую пятилетку. Но, как выяснилось позже, и это оказалось неправдой. Строительство целлюлозно-бумажного комбината и 8-рамного завода было вовсе изъято из плана, а средства, предусмотренные на них, переданы на другие объекты Архангельского промышленного узла. Та же участь постигла и железную дорогу Пинюг — Сыктывкар.

Была прорублена трасса, насыпано полотно, уложены шпалы, построены мосты через речки, израсходовано 14 млн. руб. И... прекратили работы. Вполне понятное в этих условиях возмущение партийных и советских органов Коми области краевым руководством и прежде всего самим Бергавиновым было расценено как проявление местного национализма. Поскольку я возражал особенно активно, то на меня навесили ярлык "националиста" и срочно отозвали с должности председателя Коми облисполкома в Архангельск для работы в крайисполкоме. Многие, не дожидаясь такого ярлыка, постарались поскорее выехать за пределы Северного края из-под власти Бергавинова.

Секретарь Коми обкома ВКП(б) Аюстров Н.В. тоже был отозван за то, что не проявлял активности в борьбе с "национализмом".

Уже в период моего пребывания в Архангельске Бергавинова перевели в Хабаровск. Краевую партийную организацию возглавил В.И.Иванов, председателем Севкрайисполкома стал Г.К.Прядченко. Они критично отнеслись к перегибам прежнего руководства. Правда, в аппарате крайкома для преемственности остался второй секретарь, выученик и дублер Бергавинова — Конторин, но и он временно притих, перестал приходивших к нему на прием коммунистов, стуча по столу, пугать исключением из партии или судом без всяких оснований.

Первая пятилетка в Коми АО, как и по стране в целом, была выполнена в 4 года и 3 месяца. При этом план по лесозаготовкам был выполнен на 138,1%. Однако без лесозаготовок другие отрасли промышленности выполнили план только на 48,4%, кустарное производство на 48,6%, а все отрасли народного хозяйства (без лесозаготовок) лишь на 85,6%. Это объясняется тем, что Бергавинов был одержим идеей создать в Северном крае "Деревянный Донбасс". Он игнорировал другие отрасли народного хозяйства.

Мы, руководящие работники Коми АО, хорошо понимали значение лесной промышленности для страны как источника валюты на индустриализацию. Лесная промышленность являлась и основным источником доходов местного областного бюджета (на 80 % ) и основным источником денежных доходов коми крестьян, основой их материального благополучия. Поэтому мы сами, по своей инициативе принимали все меры для ускоренного развития лесной промышленности Коми области. Но мы одновременно стремились развивать и другие отрасли народного хозяйства. Ведь сельское хозяйство Северного края давало 50% потребности области в хлебе, полностью обеспечивало себя картофелем, овощами и молочными продуктами. Бергавинов совершенно не считался с этим. В разгар посевной кампании по его приказу всех мужчин сельсоветы выводили на сплав, как во время войны, оставались одни старики, подростки и женщины.

В 1933 г. решением ЦК ВКП(б) я был возвращен на прежнюю должность председателя Коми облисполкома. Секретарем обкома ВКП(б) стал А.А.Семичев вместо выбывшего на учебу Н.С.Колегова. В 1935 г. X областной съезд Советов избрал новый состав облисполкома. Меня вновь избрали его председателем и делегатом на XVI Всероссийский и VII Всесоюзный съезды Советов. Хорошо начался 1935 год, но кончился плохо. По всей стране прокатилась волна массовых репрессий. Эта волна нарастала и достигла своего апогея к 1937 г. В Коми областной партийной организации количество исключенных из партии за период 1934—1936 годов и 3-х месяцев 1937 г. составило 36% ее состава.

С 1921 г. по 1937 г. в Коми области работали девять секретарей обкома ВКП(б) (Я.Ф.Потапов, М.П.Минин, А.М.Чирков, Д.И.Селиванов, Г.А.Козлов, Н.В.Люстров, Н.С.Колегов, Ф.И.Булышев, A.А.Семичев) и все они были репрессированы, кроме Г.А.Козлова (работавшего в аппарате ЦК партии) и Н.С.Колегова (заблаговременно уехавшего в Алтайский край). Судьба Чиркова неизвестна. Из репрессированных пятеро погибли в лагере (Потапов, Минин, Селиванов, Аюстров и Семичев). Председатели облисполкома (Д.И.Селиванов, В.И.Сорвачев, Е.М.Мишарин, B.П.Юркин, И.Г.Коюшев, Ф.Г.Тараканов и А.П.Липин) были репрессированы все, кроме уже находившегося на пенсии и больного Сорвачева. В лагере погибли Селиванов, Юркин и Липин. Бюро областного комитета партии подтвердило исключение из партии в течение 1937 г. 380 членов и кандидатов, что составило 17% численности партийной организации республики.

См. Продолжение очерка.   См. также: "И.Г.Коюшев - третий автономист" статья Н.Митюшевой.

Реклама Google: