Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

У ИСТОКОВ КОМИ ТЕАТРА

В газете "Зырянская жизнь" (орган Усть-Сысольского Укома РКП и Уисполкома) в номере от 19 февраля 1919 года опубликовано сообщение. Так как оно представляет большой интерес, приводим его полностью, сохраняя стилистику.

В пятницу 14 февраля в народном доме была поставлена пьеса "Ыджыд мыж" - первая драма чисто зырянского происхождения.

Автор драмы Нёбдінса Виттор довольно удачно изобразил беспросветную, полную суеверий, жизнь зырян.

По содержанию это сильный психологический эпизод из жизни зырян, полный душезахватывающих моментов.

С серьезным вниманием и живым интересом публика следила за развитием действий на сцене, ибо ей были близки и дороги, как странички из собственной жизни, отдельные картины драмы.

В глуши лесов, в маленькой зырянской деревушке развертывается страшная драма. "Митрей, бать-мамтӧм зон, ар кызь вита" (круглый сирота) страстно влюбляется в молодую хорошенькую девушку Парась. Однако любовь его несчастна. Любимая им девушка не только хладнокровна к нему, но даже влюбляется в другого парня Василия - человека, бывавшего во многих местах и знающего русский язык. Вот тут-то и завязывается страшная драма. Отверженный всеми и даже отверженный горячо любимой девушкой, Дмитрий решается на страшное дело. В темную зимнюю ночь он убивает любимую девушку и сам бежит в чужую сторону в поисках счастья, оставив на произвол судьбы сиротку Марью, влюбленную в него, которая от страшной невыносимой боли сходит с ума.

Суд обвиняет безвинного Василия в убийстве Парасковьи и ссылает его на каторгу.

Но и черствая натура Дмитрия не выдержала мучений совести, тяжкая вина, "ыджыд мыж", не дает ему покоя. Счастья он не мог найти. И вот после трех лет скитаний по чужой стороне, измученный, настрадавшийся, Дмитрий возвращается обратно в родную сторону. Но и здесь мучения совести не покидают его. На могиле своей матери он открывает свою изболевшую душу и затем кончает жизнь самоубийством.

В общем драма очень характерная и остается только приветствовать ее появление в свет и благодарить автора. Что касается актеров, то все они довольно хорошо исполнили свои роли.

Значит можно считать установленным: первая национальная коми пьеса увидела свет на сцене Усть-Сысольского народного дома 14 февраля 1919 года. Автором пьесы и постановщиком спектакля был В.А.Савин (Нёбдінса Виттор) - первый коми советский поэт, драматург и композитор.

Правда, еще в 1917 году на той же сцене народного дома была поставлена на коми языке комедия Н.В.Гоголя "Женитьба", а 26 декабря 1918 года тот же любительский театр показал на коми языке пьесу А.П.Чехова "Предложение", но "Ыджыд мыж" была именно первой национальной драмой, первой пьесой В.А.Савина.

Следует отметить, что 26 декабря 1918 года на сцене народного дома впервые прозвучал на коми языке "Интернационал". Пролетарский гимн был переведен группой сыктывкарских поэтов (В.Савиным, А.Маеговым, И.Чисталевым).

Конечно, в игре самодеятельных артистов было много несовершенного. Роли наизусть не учились, играли под суфлера. Исполнители приносили свои костюмы, парик был редкостью, не хватало грима.

Но зрители, большинство которых впервые увидели театральное представление, не замечали недостатков. Для них открылось неведомое: театр учил видеть добро, быть непримиримым к злу и несправедливости. Они входили в мир прекрасного.

В том же году на сцене народного театра была поставлена и другая пьеса Виктора Савина - "Шонді петігӧн дзоридз косьмис" ("На восходе солнца цветок увял").

Если в первой пьесе чувствовалось еще большое влияние украинских драматургов и в какой-то мере она носит подражательный характер, то вторая - более зрелое произведение, навеянное злободневной темой, жизненными наблюдениями автора. После премьеры спектакля в Сыктывкаре артисты выехали обслуживать села и деревни вверх по Вычегде, до с.Вомын, хотя в 20 км, в с.Аныбе, еще стоял белогвардейский гарнизон.

Приехав в село, труппа готовилась к спектаклю, а в это время перед занавесом шел доклад "О текущем моменте". Доклад делал А.Маегов, основываясь на свежих фактах и событиях, происходивших на фронтах гражданской войны. Сельский учитель в прошлом, коммунист А.Маегов был пламенным агитатором, умел зажечь аудиторию. После доклада он одевался, гримировался и выходил на сцену исполнять роль.

События, развертывавшиеся на сцене, захватывали зрителей. Оно и неудивительно: главный герой савинской пьесы Григорий Сигеров борется за светлое будущее трудового народа.

Роль Григория в этой поездке исполнял помоздинский учитель, коми поэт Тима Вень (Вениамин Тимофеевич Чисталев), оказавшийся в Усть-Сысольске, а в дальнейшем - Степан Павлович Попов.

Образы крестьян в пьесе "На восходе солнца цветок увял" - Василия Сигерова - отца Григория, матери Феклы, младшего брата Ивана и других написаны сочно. Чувствуется, что драматург не был посторонним наблюдателем жизни, немало хлебнул горя из ее чаши. Богатый, образный язык, которым говорят герои, помогал донести до зрителя характерные особенности каждого действующего лица.

Типичен для дореволюционного коми крестьянина глава семьи Сигеровых - Василий. Тяжелый труд, постоянная нужда ожесточили его. И недобрым словом вспоминает он сына Григория, убежавшего с отхожих промыслов. Он ничем не помогает отцу и матери.

Получив письмо от Григория, отец догадывается, что Григорий опасен для семьи. Он осмелился идти против царя и старых порядков. Отец считает, что виной всему этому грамота: Григорий учился "в двух школах" и совсем отбился от рук. Василий опасается расправы со стороны местного начальства за поступки сына.

Эти опасения не напрасны. Вскоре в дом приходят урядник и сотский. Они учиняют допрос, производят обыск.

Фекла также типична для того времени. В ней сильно стремление вырастить детей грамотными, и она убеждает младшего сына Ивана учиться. Но в характере Феклы еще ярко выражены черты терпения и смирения коми женщин старой деревни. Глубокую грусть вызывают ее слова при воспоминании об исчезнувшем сыне Григорие. Бесхитростная Фекла ничего не утаивает при допросе от урядника и выкладывает все, что у нее на душе. Поняв, наконец, что ее любимому сыну грозит беда, и она бессильна помочь ему, Фекла безудержно плачет.

С большой любовью и теплотой нарисован образ Ивана - деревенского мальчика, младшего брата Григория. В первом действии мы видим его за чтением русского букваря, где он с трудом разбирает по складам незнакомые слова, не понимая их смысла.

В этой маленькой сцене автор подчеркивает характерное явление дореволюционной нерусской школы - обучение детей на непонятном им русском языке и связанную с этим трудность обучения.

Рост самосознания Ивана уже виден в следующей сцене, когда он, спустя 3 года, после первого действия, пишет письмо брату. Письмо написано с тонким юмором, который вообще свойственен драматургу. Иван пишет на русском языке: "Учился четыре года: один - младший, один средний, один - старшей, да один еще так кодил... Еще уведомляю Вам, што меня ущитель Митропан Никанорович за што я писал скверной слово на его толстой бруко, выключал из школа, да ладно мать понес ему масло и клюква, да принимал обратно... Любезный брат, Григорий Васильевич Сигеров, зачем не пошлешь нам деньги, коли тебе легко жить, тогда зачем ты забыл нас, тяжело жить крестьянской работа, я который ты писал письмо три года, повсегда читал. Еще теперь трудный пора - страда, клеб заморозил пуж (заморозок)".

В авторе письма чувствуется маленький крестьянин, его жизнь неотделима от всего уклада крестьянской жизни, он не по-детски смыслит в хозяйстве и знает, что такое копейка для семьи.

Проходит еще три года. Наступает 1917 год. Иван уже юноша, которому становится многое понятно из того, чего не мог понять его отец.

В их доме остановился приезжий, тяжело больной человек, назвавший себя Николаем. Это - Григорий. Но время и болезнь сделали свое. Его не узнает даже родная мать.

Однажды Иван приносит радостную весть: "Произошла революция... власть принадлежит трудящимся!" Только тогда Григорий, скрывавшийся от преследований полиции, открывается матери и брату. Но силы его уже иссякли в тяжелой борьбе, и Григорий умирает, не увидев новой жизни.

Эстафету принимает Иван, он дает клятву: "Ты угас, дорогой брат! На восходе солнца цветок увял! Гриша, искры, которые ты зажег, никогда не погаснут, ты зажег, - мы раздуем пламя. Спи спокойно, труженик, борец за дело народное. Добром запомнит тебя народ!"

Образ Григория Сигерова - первый положительный герой не только в коми драматургии, но и в коми литературе, борец за счастье людей. Правда, автор не показывает его в поступках и действиях, мы не знакомы с его внутренним миром, и узнаем его только из писем к родным. Но он встает перед нами несгибаемым человеком. Из его письма домой и донесения полиции зритель узнает, что Григорий был участником русско-японской войны и революции 1905 года. Драматург представляет его только в конце пьесы, когда он лежит тяжелобольной, прикованный к постели, и его здравые мысли перемежаются с бредовыми. В финале, в нескольких фразах, автор дает ему возможность высказать свое отношение к окружающим его людям, происшедшей революции, за которую он боролся всю жизнь. Такой художественный прием, конечно, делает этот интересный образ в какой-то мере отвлеченным. Но зритель не замечал этого. Герои пьесы пробуждали в них лучшие человеческие чувства. Они плакали, когда умирал Григорий, встречали аплодисментами клятву его брата.

Статья о постановке спектакля "Шонді петігӧн дзоридз косьмис"
в газете "Зырянская жизнь" 30 октября 1919.

Сцена из спектакля "Шонді петігӧн дзоридз косьмис", совр. постановка. В центре актриса Светлана Горчакова, сейчас она Коми народная артистка и художественный руководитель Коми национального музыкально- драматического театра. См. об этом спектакле.

Пьеса обошла многие клубы и избы-читальни. Она не умерла и в наши дни: в марте 1964 года была поставлена в Вильгортском доме культуры, не раз транслировалась по республиканскому радио в наши дни по просьбе радиослушателей (Примечание foto11: После реабилитации Виктора Савина и разрешения ставить его пьесы, впервые эта пьеса была поставлена Объячевским театром в 1958).

Деятельность В.Савина в эти годы была весьма плодотворной. Просто поражала его трудоспособность! Когда он только успевал писать пьесы, инсценировать произведения современных и классических писателей, ставить спектакли, играть ведущие роли и осуществлять руководство Народным театром, в котором не было штатных актеров.

Ближайшим помощником В.Савина был Николай Павлович Попов (заместитель режиссера театра, он же актер, наполнявший роли молодых героев). Н.Попов (Жугыль) был и драматургом, написал для театра пьесы "Коді мыжа" ("Кто виноват"), "Олыштан да муса лоӧ" ("Поживешь - полюбишь"). Обе пьесы шли с большим успехом не только на устьсысольской сцене, но и на многих сельских.

Нужно сказать, пьес тогда печатали мало, не было бумаги. Театралы-любители приезжали из сел, переписывали от руки, а от них в свою очередь другие. Таким образом пьесы быстро распространялись от села к селу.

В начале двадцатых годов почти повсеместно были поставлены поэмы-оперетты Михаила Николаевича Лебедева "Мича ныв" ("Красна девица"), "Порысь тун" ("Старый колдун").

Самобытными в эти годы были театрализованные постановки хора, так называемые "Коми рытъяс" ("Коми вечера").

Хор, тоже организованный В.Савиным, по тому времени был значительным творческим коллективом, пропагандистом коми народных песен, а также вновь созданных музыкальных произведений. В хоре состояло около 25 участников (Ю.П.Забоева, М.Г.Каракчиева, А.И.Обрезкова, Е.М.Худяева, А.В.Пальшин, С.К.Забоев, И.И.Плосков, А.И.Рочева, С.С.Попов, позднее А.А.Вежева и другие). Песни исполнялись в сопровождении гармошки. Кроме того, был создан оркестр струнных инструментов.

Обычно вечер начинался одноактной пьесой. Часто это были пьесы В.Савина или переведенные на коми язык произведения русских драматургов. Так, например, с успехом шли одноактные комедии В.Савина "Гудрасьӧм", "Злоумышленник" А.П.Чехова и другие. Затем выступал хор в народных костюмах. Заключал вечер чаще всего оркестр народных инструментов (руководитель С.Д.Пятиев), исполнявший русские и украинские народные песни. К участию привлекались и зрители: они танцевали, пели революционные, народные русские и коми песни.

Из участников хора особой одаренностью отличалась А.И.Обрезкова, обладательница лирико-драматического сопрано с красивым тембром голоса, необычайной задушевностью исполняемых ею песен. В дальнейшем А.И.Обрезкова стала лучшей исполнительницей ролей Райды и Насти в опереттах М.Лебедева, которые с успехом шли в 1926-1930 на сценах сельских клубов. Музыка к этим опереттам частично сочинялась самим М.Лебедевым и В.Савиным, но большей частью использовались известные народные мотивы. Конечно, в каждом кружке по-своему интерпретировали мелодии, так как нот не было.

"Коми рытъяс" были зрелищами нового типа. Основаны они были на народных игрищах, но уже вносили элемент новой культуры, пропагандировали произведения советских авторов, собирая зрителей всех возрастов, особенно молодежь. В таких вечерах принимали участие сам Виктор Савин, Егор Колегов и другие коми поэты, они читали свои стихи.

В.Савинӧн котыртӧм самодеятельнӧй артистъяслӧн труппа. "Ыджыд мыж" спектакльын ворсысьяс. Усть-Сысольск 1919-ӧд во, февраль 14-ӧд лун. Воддза радас (шуйгасянь веськыдвылӧ) пукалӧны: А.Оверина, Н.Симакова, В.Осипов, А.Прокопьева, М.Корычев (Пролетарский). Шӧр радас: А.Морозова (Заболоцкая), А.Богданов, В.Савин — пьесалӧн автор, постановщик да режиссёр, А.Мальцева, М.Соколов, А.Камбалова, А.Ростиславин. Сулалӧны: Г.Грязных, А.Потапова (Маегова), А.Митюшева, И.Чисталев (Жан Морӧс), Е.Анисимова (Чисталева), И.Худяев, В.Титов.

Однако жизнь требовала все новые и новые формы искусства, более совершенные ло содержанию и художественной форме, отвечающие задачам времени.

В.А.Савин, Н.П.Попов и другие деятели культурного фронта понимали необходимость организации постоянного театрального коллектива, который действовал бы не от случая к случаю. Было решено создать самодеятельное театральное объединение. 28 января 1921 года дни провели организационное собрание труппы, на котором обсудили цели и задачи будущего театра и присвоили наименование "Сыкомтевчук" ("Сыктывкарса коми театрын ворсысь чукӧр" или Усть-Сысольское коми театральное объединение). Официально театр оформился в феврале 1921 года. Тогда же состоялись первые его спектакли.

Активными участниками "Сыкомтевчук" стали А.И.Панюкова, П.Д.Покровский, братья Поповы Степан Павлович и Николай Павлович, А.А.Заболоцкая, Н.А.Цивилев, Н.А.Шахов, В.И.Тренев, А.А.Чеусова, Ладанов, А.И.Киселева-Рочева, Е.В.Кузнецова. Был организован и состав самодеятельных артистов, ставивших спектакли на русском языке.

Самыми популярными драматическими произведениями В.Савина стали комедии "Райын" ("В раю") и "Инасьтӧм лов" ("Неприкаянная душа"). Их ставили на многих сценах самодеятельных театров повсеместно. Выдержав испытание временем, они до сих пор удерживаются на сценах народных театров. Неувядаемость произведений в их народности, достоверности образов, в живости и образности языка героев.

Обе комедии ни с чем несравнимые по своей оригинальности и прелести произведения, характеризующие зрелый талант автора, его неистощимую фантазию, насмешливый ум и возросшее мастерство.

Несмотря на то, что главный герой дилогии Сюзь Матвей действует в нереальной обстановке, в потустороннем мире, и его окружают персонажи библейской мифологии, произведение вполне реалистично.

Автор, следуя библейской легенде о загробном мире, изображает небожителей и обитателей ада с позиции мировоззрения крестьянина Матвея, но сатирически заостренно, порой явно гротесково (Илья-пророк производит гром при помощи маленькой четырехколесной тележки, в которую запряжен его друг пророк Елисей).

В раю соблюдена иерархическая лестница: апостолы, ангелы. Они строго подчинены Саваофу, как люди подчиняются земным властям.

Придя к преддвериям рая, желанного и ожидаемого людьми на земле, Матвей не очарован прелестями райской жизни. Тишина и ничегонеделание противоестественны ему - человеку труда, скучна опека ангела-хранителя, который не позволяет ему даже чертыхнуться. И в этих ограничениях, где нет ничего тайного, все явно, ничего нельзя сделать без позволения, - главный конфликт героя с окружающими его существами. В ответ на это "нельзя" Матвей устраивает своеобразный бунт. Сильнейшим оружием в его руках становится си гудок (балалайка) и песни вольной пармы.

Обитатели рая, и в первую очередь низшие чины - ангелы вовлекаются в "пагубное" веселье, начинают распевать песни, принесенные Матвеем с "грешной" земли.

Даже святые угодники заражаются духом всеобщего веселья и сам Саваоф проявляет любопытство к пришедшему - слушает музыку и песни Матвея. Услышав лирическую "Шондібанӧй", Саваоф подтягивает песню и даже сожалеет о том, что у него не было молодости.

Незаметно нарушился весь чинный распорядок рая. Матвей, с его рассуждениями о преимуществах земной жизни с ее трудностями и наслаждениями, со своими простыми песнями стал опасен.

И хотя он был допущен только в "малый рай" (на "большой рай" у Марфы не хватило денег, чтобы замолить грехи Матвея), где жили не такие уж важные праведники, он изгоняется из него официальным и безжалостным апостолом Петром.

Матвей нисколько не огорчен изгнанием. Уходя, он заявляет: "На что мне ваш рай! Я парму не променяю на семь таких раев!"

Это уже вызов смелого человека, а не покорность забитого крестьянина.

После долгих скитаний Матвей с сопровождающим его ангелом подошел к реке, за которой находился ад. Ангел измучен, со сломанным крылом. Олицетворяя в лице Матвея силу простого трудового человека, драматург представляет своего героя неизменно веселым, жизнерадостным, любопытным и общительным. Ад не пугает его.

Полемизируя с ангелом, который не хочет идти в ад, Матвей заявляет: "Уж если побывал в раю, то надо же побывать и в аду, может быть там есть знакомые".

И он не ошибся. Там оказались его друзья, и даже бывшие возлюбленные. С радостью встречают они Матвея, вспоминают прошлое. Снова играет Матвей на своей балалайке песни, поет и пляшет, увлекая за собой все население ада, и вновь изгоняется из него самим Антусом (здесь меньше чинов, ад менее бюрократичен).

"Не пугай меня, рогатый Антус! Я не из породы боязливых", - говорит Матвей.

И снова Матвей на родной, близкой сердцу земле.

Не случайно автор вернул героя на землю в веселый летний день, в самое прекрасное и самое трудное для крестьян время сенокоса. На лугах Марфа, с детьми. Жизнь их трудна без кормильца, вдова думает о сватовстве Остапа, тоже вдовца с детьми, но боится принять решение, не зная, как отнесется к этому событию покойный Матвей.

Матвей глубоко тронут покорностью Марфы, и, хотя ему жаль ее (все-таки она его жена), но "мертвый не должен хватать живого", нельзя обойтись в крестьянском хозяйстве без мужика. И во сне Марфы Матвей дает ей согласие на брак.

Комедия завершается не комедийно, не обычно. Жизнелюбивый и, казалось, наивно-беззаботный Матвей обнаруживает не свойственные ему черты характера.

На земле, среди живых, ему мертвому уже нет места. С невыразимой грустью, положив на плечо заветную балалайку, Матвей говорит вечному своему спутнику-ангелу: "Ну, ангел, давай мы пойдем!"

Ангел: "Куда же, Матвей, мы пойдем?"

Матвей: "Туда, где еще не были. После смерти ведь никто не живет. При жизни нужно ценить прелести жизни! Пойдем, угаснем! Бырӧм бӧрад бӧртӧ он нин ло!"

Здесь уже прямо выражены авторские раздумья о смысле жизни, о смерти.

А тем временем на земле продолжается жизнь. Решив пожениться, Марфа и Остап целуются. Появляются дети Марфы Степан и Анна. Начинается работа.

В.Савин не мог закончить произведение уходом Матвея в неизвестную даль. Это было бы слишком горько.

В короткой сцене, в нескольких фразах, он вновь утверждает жизнь на земле, которая вечна, жизнь, полную горестей и печалей и богатую радостями, наполненную трудом, без которых немыслимо человеческое существование.

Первая часть дилогии была написана и поставлена В.Савиным в 1922 году. Он очень тщательно готовил спектакль, долго не мог найти исполнителя роли Саваофа. И вот, наконец, нашел. В отделе народного образования работал И.А.Суханов. Он с трудом ходил на тяжелых деревянных протезах. Когда Виктор Алексеевич обратился к нему с просьбой принять участие в спектакле, Суханов ответил ему: "Ну, как я дойду по сцене с такими ногами, ведь это будет грохот". Савин ответил ему: "Это мне и нужно. Саваоф должен быть грозным, карающим. Пусть даже появление его вызывает страх". И.А.Суханов согласился играть Саваофа. Режиссер долго не мог добиться от него властного тона и злого взгляда, так как исполнитель был добрым и мягким от природы человеком. Наконец, и этого добился.

В роли центрального героя выступал сам В.Савин. По единодушным отзывам зрителей и участников спектакля, созданный им сценический образ гармонически сливался с литературным. Он наградил своего любимого героя богатством чувств, национальным своеобразием.

Весь спектакль был хорошо организован. Отлично воспринималась первая картина, имеющая явно антицерковный характер: вернувшееся с похорон Матвея его семейство устраивает по нем поминки. Присутствующие на них поп, дьякон и прочий церковный причт за совершение обряда буквально грабят вдову - берут деньги, большое количество холста, уводят корову.

В сценах, написанных драматургом, выразительно и сочно воспроизведены типичные для времени характеры крестьян с их покорностью всему, чего требует религия, разоблачает алчность и своеволие духовенства.

И все-таки первая картина зрителей не поражала. Она была обычна, не выходила за рамки впечатлений, к которым они уже привыкли. Интерес к спектаклю возрастал со второго действия. Здесь все поражало: огромные врата рая, в центре сцены, по бокам и вдали райские кущи, написанные по-сказочному, даже свет струился особый - розовато-голубой, откуда-то издали доносилось стройное пение ангелов. Некоторое время таинственно отсутствовали действующие лица. Эта пауза и музыка создавали настроение покоя и незыблемой тишины.

Но вот... раздаются чьи-то тяжелые шаги, вздохи и восклицания... В белом одеянии появляется Матвей с бумажным венцом на голове, с пропуском в рай в правой руке, с балалайкой в левой. И сразу оживал зрительный зал, а затем воцарялась тишина.

В первом же монологе (а он довольно длинный) раскрывается характер Матвея: он робок, когда извиняется перед ангелом за привычку выражаться крепкими словами. И тут же начинает выражать скуку. Рука его тянулась к поясу, где обычно был привешен кошелек с табаком, но там было пусто (Марфа забыла положить его). Лицо актера уже выражает досаду. Он задумчиво чешет затылок. Но вдруг глаза Матвея загораются озорным огоньком. Он быстро запихивает за пазуху бумагу, берет балалайку и начинает негромко петь и играть. Голос его становится громче, озорнее, веселее, ноги притаптывают в такт песне.

На это первое представление выходит зримый ангел (до этого он Матвею не был виден, только слышался его голос).

Диалог с ангелом Матвей-Савин ведет явно играя: сначала удивление и боязнь, затем хитрое превосходство перед этим странным существом, которое "не мужик", "не баба", а так, "ни то, ни сё". И в дальнейших сценах, с эволюцией образа его зерном стали черты наивной хитрости и жизнелюбия. Несмотря на критическое отношение к обитателям рая, Матвей не отрицает их, не опровергает полностью заведенного порядка. До этого Матвей еще не дорос. И в этом была своя логика - Матвей своими рассуждениями пробуждал критическое отношение к религии и всему тому, что она порождает.

Страстная любовь ко всему земному, выражавшаяся в разнообразных и доходчивых песнях, делала Матвея вдохновенным певцом, утверждавшим активную, а не созерцательную жизнь, не на небе, а на земле, жизнь во всем ее величии и красоте.

Объявление, газета "Зырянская жизнь", 10 марта 1920.

Спектакль произвел на городских зрителей огромное впечатление. Он вывозился в пригородные клубы - Кируль и Тентюково, в ближайшие села, много раз повторялся в городе.

Автору этих строк удалось видеть этот спектакль в исполнении самодеятельных артистов села Усть-Вымь в том же 1922 году.

Сравнивая рассказы очевидцев, видевших спектакль в постановке В.Савина, и тот, что был поставлен на сцене в Усть-Выми, можно сказать, что в спектакль драмкружковцев было перенесено полностью режиссерское решение В.Савина и копировалось исполнение роли Сюзь Матвея. Это вполне закономерно для того времени. Савинский театр служил образцом для всех самодеятельных коллективов.

(См. также статью "Утверждая любовь к жизни" В.Латышевой 1991 года о спектакле "Звезда неугасимая" по драматическим произведениям Виктора Савина.)

Художником, бутафором и рабочим сцены "Сыкомтевчук" был С.С.Клочков, страстный любитель театра. Он даже жил там, чтобы в любой момент быть при деле.

Таким же страстным любителем театра был П.Д.Покровский. Вначале он работал учителем начальной школы в с.Корткерос, где проживал и поэт М.Н.Лебедев. В селе они организовали любительский драматический кружок. Для этого кружка М.Лебедев написал свои оперетты "Настук" ("Настя") и другие.

П.Д.Покровский был актером яркого комического дарования. На сцене Корткеросского народного дома шли все пьесы В.Савина, в том числе "Вабергач" ("Водоворот"), где П.Покровский играл роль дурачка Парпоня. Узнав об успехе П.Покровского в этой роли, В.Савин добивается перевода артиста-любителя на работу в гор. Усть-Сысольск. И здесь П.Покровский заслужил любовь зрителей. Даже когда он появлялся на улицах города, многие показывали на него пальцем и говорили: "Вот Парпонь идет".

*   *   *

В 1925-1927 В.А.Савин обращается к истории коми народа, в частности к истории бунта устькуломских крестьян в 1841-1843.


1. Эскизы театр костюмов к опере "Усть-Куломское восстание". Художник
В.Поляков, 1942.   2. Ю.Юранева в роли Дарьи, постановка пьесы в 1939.
Режиссеры С.Ермолин и Н.Дьяконов.

Он едет на место событий, ищет стариков - живых свидетелей, изучает архивные материалы. Пьесу называет "Устькуломский бунт". Сюжет строит хронологически точно, сохраняя подлинные фамилии вожаков и участников событий.

Старшина ("голова") Устькуломской волости Григорий Кипрушев, его помощники Русинов и Иван Попов - беззастенчивые грабители народа, обогащающиеся на трудовых копейках.

Нагл и циничен Кипрушев. Он учит своих помощников "выжимать" последние гроши у крестьян. Старшина, пользуясь своей силой, устанавливает небывало большой налог на крестьян - 24 рубля на душу - и решает объявить об этом на сходе.

Крестьяне не знают, как бороться с Кипрушевым и его зятем Русиновым - писарем.

Но не все крестьяне пассивно принимают дикий произвол сельских богатеев. И первым среди таких - Гаврила Попов, его жена Дарья, Сидор Морохин и другие.

На стихийно возникший сход вызван староста, взяты сотские. Крестьяне наотрез отказываются платить несправедливый налог и недоимки.

Сход избирает нового старосту - Сидора Морохина, писарем - Гаврилу Попова. Избранные народом представители стараются установить справедливые налоги, многих освобождают от уплаты недоимок и штрафов. Крестьяне пишут прошение царю Николаю I и просят узаконить их действия.

Когда для наведения порядка в село приезжают жандармы из уездного центра, крестьяне выпроваживают их.

В небольшое село Устькулом в верховьях Вычегды, где насчитывалось всего 750 ревизских душ, из губернского центра г. Вологды направлен отряд в 200 солдат с пушками.

Расправа была жестокой: 8 главарей бунта сосланы в Сибирь на каторгу, остальные 110 участников наказаны плетьми.

Драматург на большом историческом материале нарисовал картину подлинных событий.

Сыктывкар, Дом культуры в конце 1930-х годов

Несмотря на трагический финал, произведение глубоко оптимистично. Драматург вложил в уста Гаврилы Попова слова, которые вселяют уверенность, что человек обретет право, светлое будущее придет к народу.

"Прощайте, братья, - обращается к народу Гаврила. - Не поминайте лихом. Когда-то правда может быть придет!"

Крестьяне не безучастны к происходящим на их глазах событиям. В ремарках драматург подчеркивает, что среди крестьян раздаются реплики, выражающие сочувствие каторжанам.

Трагедия, таким образом, подчеркивает не пассивность массы, а их активное отношение к событиям.

Несмотря на ряд серьезных недостатков (длинноты, статичность первых картин), пьеса В.Савина пользовалась популярностью, воспитывая ненависть к проклятому прошлому. Драматург видел недостатки своей пьесы, собирался еще значительно доработать ее к приезду первой профессиональной труппы из Ленинграда в 1936 году, но выполнить свей замысел ему не удалось.

Пьеса отдельным изданием вышла в 1928 году. В Сыктывкаре поставлена 23-24 декабря 1928 года. Сам автор играл роль головы Кипрушева. Роль Гаврилы Попова исполнил В.И.Тренев, Дарьи - Одинцова.

22 февраля 1929 года она была поставлена и в с.Устькуломе для участников уездного съезда Советов.

Устькулом тогда был уездным центром, где культурная жизнь била ключом. В уезде функционировали 28 изб-читален, 43 красных уголка, клуб крестьянок, уездная центральная библиотека и даже театр. Правда, театр на бюджете, как и "Сыкомтевчук", не состоял и терпел финансовые затруднения. Из вырученных за спектакли средств он на собственные цели мог расходовать всего 25%, остальные деньги шли на содержание изб-читален и ликпунктов. Театральный коллектив состоял из учителей, культурно-просветительных работников, крестьян.

Ставила спектакль М.Г.Каракчиева, тогда заведующая Устькуломской библиотекой. По ее рассказам, все сундуки крестьян были перерыты и из них извлечены старинные костюмы, предметы домашнего обихода и украшения. Были изготовлены декорации.

Делегаты съезда тепло приняли спектакль. На следующий день он был показан для жителей села.


  КОМИ ТЕАТР     На профессиональный путь →

Реклама Google: