Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Директор Коми театра И.Н.Попов

И.Н.Попов: Меня воспитала партия Ленина-Сталина

Я родился незадолго до Октябрьской революции в 1915 году в селе Устькулом, в семье крестьянина-середняка.

До семнадцати лет жил безвыездно в своем родном селе, среди задумчивой и суровой природы Верхней Вычегды.

Драматическим искусством заинтересовался в самом юном возрасте; еще в период учебы в школе колхозной молодежи выступал во всех спектаклях драматического кружка.

Но еще больше, чем драматическое искусство, привлекала меня музыка, песни, к которым я тянулся с детства.

Навсегда остались в моей памяти тихие светлые летние вечера, когда молодежь собиралась на улице и до ночи ходила по деревне с баяном, распевая песни, - и старинные, проникнутые грустью, и новые, революционные, бодрые и веселящие душу. Я пел вместе со всеми, у меня обнаружился тенор, многие советовали мне получить вокальное образование.

По окончании школы колхозной молодежи я был недалек от осуществления этой мечты, подал даже заявление в Вологодское музыкальное училище, но... отправиться учиться в Вологду мне тогда было не на что и я остался в Устькуломе.

В 1931 году в наше село впервые приехал на гастроли театр из города. Это был только что сформированный в Сыктывкаре передвижной коми театр - первый профессиональный театральный коллектив в коми республике. Приезд этого театра был большим событием в моей жизни: я жадно следил за всем, происходящим на сцене, за игрой артистов, восхищавшей меня до глубины души. Тогда, разумеется, я не замечал многих весьма значительных недочетов в спектаклях, которые находились на вполне самодеятельном и при том незрелом уровне. В спектаклях тогда я мог видеть только прекрасное. Остроту моих впечатлений дополняла новизна увиденного и мое собственное разыгравшееся воображение.

Давний интерес к театру теперь возрос еще сильнее, я познакомился с артистами, делился с ними и с их руководителем своими заветными думами, мечтой работать в театре.

Меня обнадежили, это окрылило меня, вскоре я подал в театр заявление и в августе 1932 года впервые покинул свой Устькулом: отправился в Сыктывкар держать приемные испытания в театр.

Через несколько дней я был зачислен в актерский состав передвижного коми театра. Началась новая для меня жизнь, полная новых впечатлений.

Коми театр в то время полностью оправдывал свое наименование: передвижной театр. Летом и зимой не прекращались наши гастрольные путешествия.

Мы были пионерами театрального дела в родной республике, давали спектакли в селениях, в небольших деревнях, где никогда не существовало никакого понятия о театре. Целые месяцы мы проводили в санях зимою, в телегах летом (автомашин тогда в Коми АССР почти не было); объездили все существовавшие тогда тракты и проселочные дороги.

Но скоро мною, так же как и моими новыми товарищами, овладело беспокойное чувство неудовлетворенности своей работой. Мы не обладали подготовкой, багаж наших знаний был ничтожен, поэтому и вся наша работа тогда протекала как бы впотьмах.

Я знал, что в Ленинграде в это время серьезно обучалась театральному искусству коми студия, но никого из этой студии еще не знал лично. Но вот летом 1934 года воспитанники Ленинградской студии в полном составе приехали на каникулы в Сыктывкар. Студийцы привезли и показали нам подготовленный ими учебный спектакль "Лес" А.Н.Островского. Просмотрев "Лес", я еще отчетливее понял, как важна для актера серьезная профессиональная учеба. Вместе со студийцами из Ленинграда к нам приехала Н.Комаровская. Она познакомилась с работой передвижного театра, видела меня в пьесе "Собственность" А.Первенцева в роли конюха Васьки. Трое молодых актеров из нашего театра получили от Н.И.Комаровской предложение войти в состав Ленинградской студии. В эту тройку попал и я, двое других были С.Ермолин и Б. Фролов. Не задумываясь ни на минуту, мы все трое ответили согласием и тотчас стали готовиться в дальний путь. Осенью 1934 года я был уже в Ленинграде.

Прославленный город на первых порах произвел на меня ошеломляющее впечатление, было непривычно. Хотелось убежать домой хотя бы по шпалам. В этом не было ничего удивительного, если вспомнить, что прежде в своей жизни мне не доводилось видеть город крупнее Сыктывкара. А Сыктывкар тех лет по своему внешнему облику еще недалеко ушел от большого села.

Сразу же по приезде в Ленинград с нашей тройкой возникли серьезные осложнения: дирекция театрального училища отказалась зачислить нас - ведь, чтоб присоединиться к коми студии, нам надо было влиться сразу на третий курс. В конце концов нас все же приняли, но приняли условно, взяли с нас обязательство догнать по всем предметам остальных студийцев и не отставать от них. В стипендии нам на первое время отказали, требовалось доказать свои способности к учебе.

Вначале учиться мне было очень трудно, не хватало времени; чтобы найти средства к существованию, часто по ночам приходилось разгружать вагоны... Тем не менее уже в первом полугодии в моем журнале вместо "удовлетворительно" стали появляться "хорошо", во втором полугодии я стал получать стипендию и мои учебные дела пошли еще лучше.

Увиденные спектакли ленинградских театров ошеломили меня. Нам предоставили возможность бывать в Александрийском театре на репетициях, мы участвовали в массовых сценах в "Борисе Годунове" и других больших спектаклях. С жадным вниманием присматривался я к работе любимых актеров, старался учиться у них. Очень много дали мне в части эстетического развития посещения Эрмитажа, Русского музея, великолепных загородных дворцов. Я привык к красавцу-городу, крепко полюбил его. С Ленинградом у меня навсегда связаны самые светлые, неповторимые воспоминания. После окончания учебы трудно было расставаться с великим городом на Неве, ставшим родным и близким.

Но нас ожидал родной край. В 1936 году наша студия возвратилась в Сыктывкар и привезла с собой несколько приготовленных еще на школьной скамье спектаклей. Земляки тепло встретили нас, вскоре в праздничной обстановке мы открыли свой первый профессиональный театральный сезон.

Открытие состоялось в дни празднования 15-летия Коми АССР.

В первых сезонах я сыграл немало разнообразных ролей: почтмейстера в "Ревизоре", Тятина в "Егоре Булычеве", Маяка в "Славе", Сафирова в "Земле", Воронова в "Чапаеве". Но как актер я не находил себя, оставалось чувство неудовлетворенности собой.

В 1938 году я был направлен вместе с И.И.Аврамовым в Объячевский колхозный театр для его укрепления. Снова работали на колесах: разъезжали по районам, по селам, по лесопунктам.

В следующем году в моей жизни произошло значительное событие: я вступил в ряды комсомола. Стал с увлечением выполнять комсомольские поручения, работал над повышением своих политических знаний. Общественная и политическая работа поглотила меня.

По возвращении в Сыктывкар я был избран секретарем комсомольской организации театра. Работать было интересно, особенно радовало то, что воспитательная и политическая работа с молодежью театра давала ощутительные результаты. По мере развертывания этой работы я чувствовал и собственный рост. Могу сказать, что многим я обязан воспитавшему меня ленинско-сталинскому комсомолу.

В этом же 1939 году, на областной конференции профсоюза работников искусств, я был избран председателем областного комитета союза Рабис.

Партия доверила мне ответственнейший участок работы в области искусства. Это было мне понятно; но не менее понятно было для меня и то, что я не был еще подготовлен для работы в такой массовой организации, как профсоюз, потому что мне тогда было всего-навсего 24 года, и я чувствовал себя еще совершенно зеленым. И мне кажется сейчас, что это было вполне естественным и закономерным, потому что каждый новый день ставит еще более серьезные новые задачи, разрешение которых требует еще более серьезной подготовки от нас.

Я регулярно занимался самообразованием, читая политическую и художественную литературу, а главное - научился работать над книгой и применять получаемые знания в практической работе в театре.

Накануне Великой Отечественной войны - в 1940 году я стал кандидатом в члены ВКП(б), это заставило меня глубже пересмотреть свою работу в театре.

Началась Отечественная война. Вся страна превратилась в один огромный военный лагерь. В грозном суровом октябре 1941 года, когда гитлеровские полчища яростно прорывались к Москве, - я вступил в ряды партии Ленина-Сталина.

С 1943 года я работал заместителем секретаря нашей партийной организации и заместителем директора театра. В 1945 году был избран секретарем партбюро.

В годы войны парторганизация при театре выросла: коммунистов у нас тогда насчитывалось уже около двадцати человек. Это была значительная сила, способная мобилизовать коллектив театра на выполнение новых задач, вызванных обстановкой военного времени.

Мы старались всю работу театра перестроить на военный лад. Репертуар пополнялся лучшими боевыми пьесами советских драматургов, укрепляющими ненависть к фашистским захватчикам, воспитывающими у зрителей благородные чувства советского патриотизма.

В годы войны на афише коми театра появились названия таких пьес, как "Фельдмаршал Кутузов" В.Соловьева, "Русские люди" К.Симонова, "Фронт" А.Корнейчука, "Нашествие" Л.Леонова, "Шел солдат с фронта" В.Катаева.

Наша парторганизация стала застрельщиком и в важном деле создания национальных пьес, посвященных теме Отечественной войны. В результате этой работы театр ставил такие пьесы, как "В дни войны" Н.Дьяконова и С.Ермолина, "Герой" Н.Дьяконова, "Молодые патриоты" С.Ермолина, "Золотое слово" и "Ключи богатства" В.Юхнина. Этот репертуар помогал зрителям преодолевать лишения и трудности военного времени, вдохновлял советских людей на новые трудовые подвиги.

В эти годы я сыграл в театре ряд характерных ролей, которые удались мне лучше прежних. Из них я особенно полюбил роль партизана Евлампия в "Домне Каликовой" и роль Эжвы Микулая в "В дни войны". Работая над Эжвой Микулаем, я старался показать постепенный рост сознания, превращающий отсталого, колеблющегося крестьянина-середняка в передового активного колхозника, сознательного борца за коммунизм.

Драма "Шыпича" по поэме Фролова.
В роли Яраша - И.Попов,  Солнечной девы - Т.Пунегова

Но организаторская и общественная работа поглощали меня все больше и больше, обязанности заместителя директора театра и секретаря партбюро заставили меня постепенно отойти от актерской работы, о чем я до сих пор сожалею.

Партийная работа в это время стала основным содержанием моей жизни. В течение четырех лет я был заместителем и секретарем партийной организации театра. В 1947 году я поступил в вечерний университет марксизма-ленинизма и учился там два года. В том же году я был удостоен высокой правительственной награды: мне было присвоено почетное звание заслуженного деятеля искусств Коми АССР.

В 1947 году я был избран депутатом Сыктывкарского городского Совета, круг моих общественных обязанностей значительно расширился: до настоящего дня я являюсь председателем постоянной культурно-просветительной комиссии при горсовете, много времени уделяю работе с художественной самодеятельностью нашего города.

С 1947 года работаю в качестве директора республиканского театра и одновременно являюсь членом партбюро театральной партийной организации.

Комсомольская, профсоюзная и партийная работа оказалась для меня школой, которая помогла мне понять великие задачи, поставленные перед работниками искусства, перед советским театром партией Ленина-Сталина.

После постановления ЦК ВКП(б) "О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению" и перехода театров на бездотационную работу, театру пришлось коренным образом перестроить свою творческую и финансово-производственную деятельность. Работа в новых условиях явилась серьезным испытанием профессиональной зрелости театра. Отныне все наши усилия направлены к хорошей качественной и рентабельной работе театра.

В начале 1949 года я был направлен в Ленинград в театральный институт на курсы по повышению квалификации руководящих работников искусства. Пребывание в Ленинграде и учеба дали мне очень много, а главное, вооружили меня пониманием марксистско-ленинской эстетики. Я хочу учиться и в дальнейшем.

А пока стремлюсь, насколько позволяют мои силы, содействовать подъему работы в нашем театре.

Работать хорошо, когда твоя работа нужна и полезна народу, когда в твоей работе заинтересован сам народ и активно помогает тебе, когда всей нашей работой руководит партия Ленина-Сталина.

Всей своей жизнью я обязан партии Ленина-Сталина. Спасибо родному Сталину за счастливую жизнь и радостную работу!

И.Н.ПОПОВ, заслуженный деятель искусств Коми АССР, 1951 год.


← Юлия Трошева-Оботурова     КОМИ ТЕАТР     С.С.Ростиславина →

Реклама Google: