Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Николай Дьяконов, народный артист и драматург

ДЬЯКОНОВ, Николай Михайлович (28.03.1911-21.11.1982) чужиc Коми Республикаса Емдін районын. Начальнӧй школа помалӧм бӧрын уджаліс ямщикӧн пошта станция вылын да вӧр лэдзысьӧн. 1931-од воӧ Н.Дьяконов локтіc Сыктывкарӧ велӧдчыны театральнӧй курсъяс вылӧ, уджаліс Коми обласьтса передвижнӧй театрын. 1932-1936-ӧд воясӧ велӧдчис Ленинградын театрса искусство училищеын. 1945-ӧд воӧдз уджаліс актерӧн да режиссерӧн Коми национальнӧй драмтеатрын, а сэсся сэні жӧ художественнӧй веськӧдлысьӧн. Режиссерӧн уджалігӧн Н.Дьяконов дасьтіс да сувтӧдіс 70 гӧгӧр спектакль.

Драматургия юкӧнын Н.Дьяконов заводитӧ водзмӧстчыны 1930-ӧд вояс помын. С.Ермолинкӧд ӧтув сійӧ гижӧ квайт пьеса: "Джуджыд запань", "Кырнышъяс", "Домна Каликова" да мукӧд. Драматург творчествоын асшӧр тшупӧдӧн лои "Свадьба приданнӧйӧн" лирическӧй комедия гижӧм. Роч кыв вылын (вуджӧдіс А.Глебов) пьесасӧ вӧлі сувтӧдӧма Москваса Сатира театр сцена вылын, сэсся регыдӧн пыртісны асланыс репертуарӧ и рубежсайса театръяс. "Куим багатыр", "Квартет Николая Курочкина", "Нива-Нивушка" да мукӧд тешьясын гижысь серпасалӧ коми сикт водзын сулалысь тӧдчана могъяс. СССР-са гижысь котырын 1939-ӧд восянь.

Н.М.Дьяконов - СССР-са Государственнӧй премияа лауреат, 1945-ӧд воын сылы сетӧма Коми АССР-са народнӧй артистлысь ним. Творчествоын вермӧмъяссӧ пасйӧма "Знак Почета" кык орденӧн.

Дзебӧма Сыктывкарын.

Николай Дьяконов в 1929.

Дьяконов, Николай Михайлович (28.03.1911 - 21.11.1982) родился в с.Усть-Вымь Коми Усть-Вымского района. Окончил начальную школу, был ямщиком на почтовой станции, работал лесорубом. В 1931 Н.Дьяконов приехал в Сыктывкар для учебы на театральных курсах, затем работал актером Коми областного передвижного театра. С 1932 по 1936 учился в Ленинградском училище театрального искусства. До 1945 работал актером и режиссером Коми национального драматического театра, а затем его художественным руководителем. Будучи режиссером, Н.Дьяконов поставил около 70 спектаклей.

Начало драматургического творчества Николая Дьяконова относится к концу 1930-х. Совместно с актером С.Ермолиным Н.Дьяконов написал шесть пьес: "Джуджыд запань" (Глубокая запань, 1938), "Кырнышъяс" (Вороны, 1938), "Домна Каликова" (1939) и др.

Период индивидуального творчества драматурга начался с лирической комедии "Свадьба приданнӧйӧн" (Свадьба с приданым, 1948). Пьеса на русском языке (пер. А.Глебова) была поставлена на сцене Московского театра сатиры, получила всесоюзную и международную известность. Последующие лирические комедии "Куим багатыр" (Три богатыря, 1960), "Квартет Николая Курочкина" (1962), "Нива-Нивушка" (1981) и др. посвящены злободневным проблемам жизни коми села. Член Союза писателей СССР с 1939.

В 1945 Н.М.Дьяконов стал лауреатом Государственной премии СССР, в том же году ему было присвоено звание "Народный артист Коми АССР". Награжден двумя орденами "Знак Почёта".

Похоронен в Сыктывкаре.

См. Архивные документы, репортаж Празднование 100-летия со дня рождения Николая Дьяконова в марте 2011.
См. пьеса "Свадьба с приданым" и фотоальбом постановки этой пьесы в исполнении Театра ДК с. Зеленец Коми Сыктывдинского района.

Книгу "Свадьба с приданым" (1991) скачать (zip, pdf, 174Mb), в нее включены пьесы: "Домна Каликова", "Кӧрт кытшын", "Кӧка войӧ", "Свадьба приданнӧйӧн", "Эжва дорса букет", "Зарни медальон", "Коді выжывыс?", "Мӧс вӧра йӧв", "Нивушка-Нива".

Сыктывкар, Эжва, ул. Менделеева, 13.

Мемориальная вывеска Николаю Дьяконову

В честь 100-летия со дня рождения Николая Дьяконова 11 августа 2011 установлена эта мемориальная доска. В доме по адресу ул. Менделеева, дом 13 Николай Дьяконов прожил 18 лет.


Народный артист Коми АССР, лауреат Сталинской премии, Николай Михайлович Дьяконов (1911-1982).

В 1936 закончил учебу в Ленинград театр техникуме. Актер и режиссер Коми драма театра, драматург.

Николай Дьяконов: Для родного народа

Там, где речка Вымь сливает свои прозрачные воды с Вычегдой, раскинулось старинное селение Устьвым.

В этом селе, в бедном крестьянском домишке я родился и провел свое детство. Семья у нас была очень большая. За обеденный стол садилось четырнадцать человек. Я по счету был у родителей одиннадцатым.

Чтобы прокормить, одеть и обуть всех, отец помимо сельского хозяйства занимался ямщичеством, гонял "ям", как у нас тогда говорили.

В селе тогда хозяйничали и бесчинствовали урядники и стражники, наказывали тех, кто не мог уплатить недоимку.

Я был совсем маленький, но очень хорошо помню, какой страх наводило на всех появление стражника.

До сих пор помню, как в мое детское сознание вошла революция. Однажды сидим мы всей семьей за чаем. Отец не торопясь роздал всем по кусочку сахару, как всегда он это делал, а потом вдруг объявил, что сбросили царя. Правда, отец тогда же добавил, что через одиннадцать часов будет другой царь, но его предсказание на этот раз не оправдалось.

Всплывает в памяти другая яркая картина.

Восьми лет меня решили впервые послать в школу. Отвести меня было некому, в это время все разбрелись: братья - один партизанил, другой скрывался в лесу от белогвардейцев, младших сестру и брата на время голода определили в колонию в Вятской губернии. Пришлось итти самому, и я так рад был этому обстоятельству. Дома держали нас строго, а тут вдруг такая воля!

В школе мне сразу же все очень понравилось. Уроки учил я с азартом, но скоро школу закрыли, т.к. в деревне несколько недель свирепствовал белобандитский капитан Орлов.

Николай Дьяконов и Степан Ермолин, фото из газеты "За новый Север" 17 ноября 1940.

Легко понять, какая жгучая ненависть зародилась у меня в те дни к врагам народа, к контрреволюционерам.

Когда Красная Армия прогнала белобандитов, школу снова открыли, но проучился я недолго. Мой отец не очень-то верил в пользу образования, и в семье как-то уж повелось, что дети кончали два-три класса, а потом бросали школу и шли работать по крестьянству.

А мне пришлось стать ямщиком. Зимой и летом в течение восьми лет сидел я на облучке.

Сколько людей я тогда перевез - не сосчитать...

Я всегда испытывал желание узнать, что за люди попадались мне на пути? И в дальнейшем я стремился понять их характеры, угадать по внешнему виду, с кем я имею дело. Это во многом мне помогло позже, когда я стал писать пьесы.

Ямщичество мне сослужило и другую службу: закалило физически. В лютую зиму, когда худая одежонка пропускала мороз до самых костей, чтобы не застыть, я бежал за санями. Пробежишь этак с полверсты и согреешься, только пар валит, как от взмыленной лошади.

Такая физкультура сделала меня выносливым и сильным.

В это время на селе начали поговаривать о пионерском отряде. Сначала я сторонился ребят, но однажды они соблазнили меня сыграть в каком-то антирелигиозном спектакле. Сыграл я там чорта и, кажется, "роль" получилась.

Тогда я стал захаживать в школу в надежде получить еще рольку. А когда райком ВЛКСМ предложил нескольким ребятам подучиться в общеобразовательном кружке, я тоже записался. Немного позже вступил в комсомол.

После смерти отца я перестал гонять "ям" и все чаще захаживал в клуб. Там был свой драмкружок, а иногда давали представления приезжавшие из города бригады.

Через известные мне одному щели и лазейки пробирался я на каждое представление. Когда работники клуба заметили мое упорство, то стали пропускать.

А однажды позвали меня в кинобудку и предложили помогать киномеханику.

Тут уж насмотрелся я вволю!

Фильмы тогда шли больше приключенческие и комедийные с участием Игоря Ильинского и Кторова. Помногу раз смотрел я "Закройщик из Торжка", "Куклу с миллионами" и др., и уже тогда решил, что буду артистом. Мне хотелось стать таким, как Игорь Ильинский.

Но первый толчок к сцене я почувствовал значительно раньше. В село иногда заезжали силачи, акробаты, фокусники. Бывало, после их выступлений я целыми днями барахтался где-нибудь на песке, стараясь выделывать акробатические трюки. Как зачарованный, ходил за ними по пятам. Они на речку - и я на речку. Кто-нибудь из них сделает сальто - и я проделываю то же самое, не страшась изувечить себя.

Николай Дьяконов

Несмотря на кровоподтеки и шишки, я продолжал свои "тренировки" и видимо добился некоторых успехов, т.к. в селе меня прозвали "Пружинный Коля".

В 1929 году меня выдвинули заведующим сельским клубом. В драматическом кружке я стал играть уже большие роли. Помню, после того как я сыграл в пьесе "Ядовитый туман", посвященной борьбе с кулачеством, комическую роль писаря, сыграл как будто неплохо, в деревне меня стали звать артистом и тут же я сознательно и очень определенно подумал о сцене.

Но в то время этому желанию не суждено еще было осуществиться.

Районный Комитет ВЛКСМ направил меня в Сыктывкар на курсы комсомольских пропагандистов. В этом же доме, где помещались пропагандисты, расположились театральные курсы, открывшиеся в 1930 году.

Дело прошлое, но должен теперь сознаться, что я больше прислушивался к тому, что творилось за стеной, на театральных курсах, чем занимался своим делом.

Курсы пропагандистов я все же окончил и меня послали на лесозаготовки бригадиром молодежной бригады и культработником на Ыбскую тракторную базу.

Потом перевели на Кылтовский лесопункт штатным секретарем комсомольской организации.

Н.Дьяконов и актеры после премьеры
спектакля "Квартет Николая Курочкина"

Однажды в лесопункт приехала концертная бригада, составленная из бывших учеников театральных курсов. После концерта начались танцы. Плясать я любил и плясал здорово. Артисты обратили на меня внимание, по их совету я подал заявление с просьбой принять меня на курсы. Прошло несколько дней тягостного ожидания, я было разуверился в том, что получу ответ, как вдруг приходит открытка с приглашением в Сыктывкар.

Никому не сказав ни слова, я схватил шапку и пешком отправился за 50 верст в райком комсомола. Прошу отпустить учиться, мне отказывают. Спасибо секретарю райкома: он правильно понял мою одержимость и меня командировали на учебу.

Не помню, как я вернулся домой, схватил пару белья и пешком пошел в город.

На другой день, в памятную для меня дату 25 марта 1931 года, я добрался до театральных курсов. Руководил ими в те времена Ходырев, режиссер русского театра.

Начались занятия, которые на первых порах были для меня сплошным мученьем из-за языка. В нашем селе не говорили на настоящем коми языке, так как селяне были русскими переселенцами. В селе издавна был в ходу своеобразный жаргон, смесь русского и коми языков.

Вскоре Л.С.Ходырев заметил во мне режиссерские способности и поручил поставить небольшую одноактную пьеску. С этого началась моя режиссерская деятельность.

Мы много ездили по деревням, лесопунктам, сплавным участкам.

Ездили и зимой и летом.

Тем временем объявили набор в национальную коми студию при Ленинградском театральном училище.

Было решено послать учиться нескольких человек, в том числе П.Мысова, меня и других.

Мне пришлось несколько задержаться, т.к. я набирал в своем районе ребят на учебу.

Помню, приехал я в Ленинград в день испытаний.

Вхожу в помещение Института прямо с дороги, поднимаюсь по мраморной лестнице, грязный, с запыленным чемоданом, а кругом зеркала, ковры, мягкая мебель.

Ребята схватили меня и, как был, только чемодан забрали, втолкнули в комнату, где сидела приемочная комиссия. Понятно, какое ошеломляющее впечатление произвел я на членов комиссии: грязный, растерянный... Вот когда я действительно был похож на любимого Ильинского. Комиссия смеялась до слез.

Книга 1991 года

Книгу скачать (zip pdf 174Mb).

Прочел я очень мало, какой-то кусочек, меня поблагодарили и я вышел...

Студенты, которые присутствовали на экзамене, выбежали за мной и бросились поздравлять.

Я весь расцвел, а потом выяснилось, что приняли меня с сомнениями, т.к. решили, что в драмкружках я "подпортился".

Тогда я загрустил. Как исправиться?

Первый состав колхозного театра

Первый творческий состав Объячевского колхозного театра (1938).
В центре сидит Николай Дьяконов, первый художественный руководитель.

Но началась учеба, и все пошло как по маслу. Особенно удавались мне этюды. Я любил их придумывать сам, не только себе, но и другим.

Со второго курса начал ставить спектакли. В "Лесе" Островского играл Аркашку и совместно с П.Мысовым ставил последние два акта.

С увлечением посещал занятия по режиссуре. Вторым любимым предметом стала теория драмы. Уже тогда, в училище, я дал себе слово, что обязательно стану драматургом.

После возвращения в Сыктывкар меня зачислили в театр актером первого положения. Вскоре художественный руководитель Н.Д.Станиславский поручил мне постановку "Чужого ребенка", потом "Очную ставку". В первый же год работа в театре мне пришлось играть в пьесах, ставить спектакли.

А несколько позже мне предложили выехать в качестве художественного руководителя в Объячевский колхозный театр.

Пригласив нескольких актеров и набрав в Объячеве молодежь из самодеятельности, я с группой в 14 человек открыл Объячевский театр. Поставил там "Музыкантскую команду" Дэля и на четыре месяца мы выехали в поездку по деревням.

Через полгода на мое место приехал И.И.Аврамов, а я вернулся в Сыктывкар и продолжал работу в театре.

Надо сказать, что с 1938 года я начал писать пьесу о лесе под названием "Глубокая запань", сделал наброски, чувствую - с языком дело обстоит плохо. На помощь мне пришел С.Ермолин, с которым мы решили работать над пьесой вместе. Через год мы закончили пьесу и она была поставлена в нашем театре.

Совместно с Ермолиным мы написали шесть пьес.

За годы режиссерской работы в театре я поставил около семидесяти спектаклей, основные из них: "Как закалялась сталь", по Н.Островскому, "Устькуломское восстание", "Вороны" Дьяконова и Ермолина, "Молодая гвардия" А.Фадеева, "Губернатор провинции" Бр.Тур и Шейнина, "Последние" Горького, "Гроза" Островского, "Фронт" Корнейчука, "Русские люди" Симонова, "Свадьба с приданым" Н.Дьяконова.

Работа над такими значительными произведениями, как "Гроза" Островского или "Последние" Горького, помогла мне не только, как режиссеру, но в значительной степени направила и определила мое драматургическое творчество.

Из работ, посвященных национальной теме, особенно интересной была постановка пьесы "Домна Каликова", написанной мной совместно с Ермолиным. Этот спектакль я осуществил силами выпускников коми студии ГИТИС. Молодежь работала горячо и увлеченно.

Спектакль получился теплым, наполненным дыханием гражданской войны.

Он долго продержался в репертуаре театра и в нашей республике, пожалуй, трудно найти человека, который бы не посмотрел этот спектакль.

Хочется вспомнить работу над "Молодой гвардией". Помню, я с головой втянулся в эту работу, инсценировка захватила меня страстностью, приподнятостью, молодым и горячим патриотизмом ее героев - сынов нашего комсомола.

В спектакле был занят, в основном, молодой состав театра, наши комсомольцы, и я старался добиться у них проникновения в эту горячую струю жизни.

Увлекательной работой была постановка "Последние" Горького. Пьеса покорила меня своей внутренней страстностью, глубокой и очень динамичной борьбой в семье Коломийцевых, выраставшей до острых социальных обобщений.

А о "Грозе" Островского я мечтал всю жизнь. Осуществление этого спектакля было для меня большой в ответственной проверкой творческих сил.

В годы Отечественной войны я осуществил постановку спектакля "Фронт" Корнейчука.

Премьера состоялась 7 ноября 1943 года.

Коми писатели: В.В.Юхнин, Я.М.Рочев, Г.А.Федоров, С.А.Попов, Н.М.Дьяконов (40 лет Коми АССР, 1961, стр.128).

Эти годы были самыми насыщенными, самыми напряженными в моей жизни. С 1943 по 1947 годы я был художественным руководителем нашего театра. Одновременно преподавал мастерство актера и осуществлял художественное руководство студией при театре, ставил пьесы и сам играл в них. Но, несмотря на максимальную загрузку, я не переставал вынашивать замысел новой пьесы, в которой мне хотелось показать новую колхозную деревню, так не похожую на ту, что я запомнил с детства; я сам в прошлом был крестьянином, и когда мне удавалось вырваться в деревню, то всегда чувствовал себя, как дома - ходил пахать, косить, убирать урожай.

В колхозниках я искал все более ощутимые ростки нового, часто наблюдал, например, такие факты, что девушка из хорошего колхоза не хочет выйти замуж за парня из колхоза отстающего, наблюдал стариков, горящих верой в преобразование суровой северной природы и всячески помогающих агрономам и т.д.

А однажды, ночуя с колхозниками в поле, проснулся от громких девичьих голосов и, когда прислушался, оказалось, что одна из девушек, растолкав сонных подруг, рассказывала им чудесный сон, в котором она видела товарища Сталина.

Так, постепенно, накапливал я материал для пьесы "Свадьба с приданым". См. фотоальбом постановки этой пьесы в исполнении Театра ДК с. Зеленец Коми Сыктывдинского района.

С большой любовью и увлечением писал я эту пьесу, прототипами героев которой были реальные колхозники, которых я встречал в нынешней деревне. Мне хотелось, чтобы она прозвучала искренне и правдиво. Большую помощь в работе над ней оказал мне русский драматург А.Г.Глебов.

Над осуществлением пьесы "Свадьба с приданым" в нашем театре коллектив работал с небывалым воодушевлением и подъемом. И то, что театр по-настоящему понял и полюбил эту пьесу, было для меня лучшей наградой за мой труд.

Сейчас я работаю над новой пьесой о людях леса, о новаторах производства. Назвал я ее "Чистый ручей" и одновременно в голове зреет замысел следующей пьесы о людях нашего севера, о преобразовании природы. Эту пьесу я собираюсь написать к 30-летию автономной республики Коми.

Ранней весной вместе с театром я поеду на север, чтобы вновь и вновь наблюдать вдохновенный труд простых людей нашего народа, будущее которого светло и радостно.

Н.М.ДЬЯКОНОВ, лауреат Сталинской премии, заслуженный артист РСФСР и народный артист Коми АССР, 1951 год.


← Пантелеймон Мысов     КОМИ ТЕАТР     Степан Ермолин →

Реклама Google: