Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

А.И.Можегов. НОШУЛЬ. История села. Глава II.  С 1917 по 1941 год.
Водзюкон 1, юкон 2, юкон 3.

Революция и школа

Революционные события в России не могли не сказаться на учебном процессе в Ношульском высшем начальном училище. Уже в первые дни после событий в Петрограде в училище возникли разногласия между преподавателями. Некоторые из них - Замяткин, Заостровский - были монархистами, Ярославцев и Степанова - сторонники революционных изменений как в стране в целом, так и в системе народного просвещения в частности.

Смутное время положительного влияния на Ношульское высшее начальное училище не оказало. Прежняя система финансирования была нарушена, и для того чтобы не останавливать учебный процесс, потребовались срочные меры. В 1917 году одно из первых заседаний педсовета обсуждало проблему принятия в школу детей. У многих детей на фронте погибли отцы, оставшиеся родители в силу плохого материального положения не могли оплатить учебу детей. Сначала был введен налог по 1 рублю с домохозяина, затем по 2 рубля (до революции в школе, в большинстве своем, учились бесплатно). В итоге все-таки решено было детей принять в школу бесплатно, но некоторым детям было отказано в общежитии из-за недостатка средств, а других приняли с условием внести взнос продуктами. Муку из этого взноса (более 20 пудов), привезенную самими учащимися для нужд общежития, в 1918 году Комитет бедноты села Ношуль решил реквизировать (продразверстка!). И реквизировал. У детей.

К тому же новые власти не замедлили вмешаться в учебный процесс. 19 марта 1918 года в Ношульское высшее начальное училище поступило циркулярное предложение попечителя Петроградского учебного округа о недопустимости преподавания Закона Божьего и совершения религиозных обрядов в стенах общеобразовательной школы. Педсовет имел мужество решить: Отказаться от преподавания Закона Божьего не представляется возможным, т.к. все ученики православные, отказ приведет к тому, что училище останется без учеников. Преподавание Закона Божьего и исполнение религиозных обрядов в стенах училища оставить, признав Закон обязательным предметом для школы и необязательным для училища. Перед проведением данного собрания, 11 марта, прошло волостное собрание, на котором население решило, что отказаться от преподавания Закона Божьего невозможно. 17 декабря 1918 года в Ношуле был введен урок зырянского языка. Возможно, это было не последнее нововведение, т.к. один из учеников, Лаврентий Павлович Трофимов, окончивший школу в 1917 году, просит принять его вновь в 4-й класс (выпускной) ввиду расширения программы обучения. Учительская и ученическая библиотеки были соединены в одну общую.

В это время в стенах училища начинается борьба между революционно настроенным Ярославцевым В.М. и монархистом Замяткиным Н.М. В педсовет кроме преподавателей были включены три представителя Совета, один от родителей и один от учащихся. Кто-то был наделен решающим голосом, кто-то совещательным. 29 сентября УОНО назначил Ярославцева заведующим высшим начальным училищем.

В 1918 году было открыто высшее начальное училище в Койгородке, что повлияло на численность учащихся в Ношуле. До этого дети из Койгородка, желающие учиться в высшем начальном училище, вынуждены были приезжать в Ношуль.

В 1918 году Алексеевское высшее начальное училище было преобразовано в советскую школу #4 II ступени с пятилетним сроком обучения. В школе не хватало преподавателей, учебников. Ярославцева призвали в армию, председателем школы в 1919 году стал недавно приехавший Жуков Н.Н., из-за нехватки учителей введено двухсменное обучение. Вторую годовщину революции отпраздновали 7 ноября двумя митингами: "Значение праздника Октябрьской революции" и "О трудовой школе", на сцене школы были устроены спектакли для всей волости. Учебный год 1917-18 годов получился укороченным: 25 апреля детей распустили на Пасху и до следующего учебного года. Это было связано и с тем, что у многих учащихся, в основном приезжих, не было хлеба.

По новому декрету "О трудовой школе" был расширен перечень предметов, упор сделан на трудовое воспитание. Было принято решение о введении в школе горячих обедов, но они были только на бумаге, т.к. средств на их организацию не было отпущено, а родители ими не обладали. В свете изменений в программе (трудовое воспитание) и голодного времени с 1 июня по 1 июля 1919 года учащиеся провели в саду и огороде. Были посажены морковь, свекла, брюква, картофель, посеян овес.

В числе нововведений 1920 года - введение изучения Конституции РСФСР. При этом во втором полугодии было ликвидировано общежитие, т.к. не было продуктов на содержание. Одно из помещений под мастерскую школа арендовала у Вахнина И.Гр. Однако ввиду безденежья школа за аренду не платила, Вахнин отказался отапливать помещение, но аренды не лишил. Педсовет в революционном духе решает: Предложить гр. Вахнину отапливать мастерскую не считаясь с неполучением жалованья, разъяснив ему, ввиду его малосознательности, о недопустимости такого рода поступков, как отказ от отопления помещения. Охарактеризовав этот отказ как забастовку и преступление против Республики...

В марте 1920 года в Ношуле ко всему прочему вспыхивает эпидемия сыпного тифа. Учителя на грани голодовки, задержки жалованья входят в правило, причем инфляция съела и эти не выданные деньги. Учителя несколько месяцев снабжались пайком из местного исполкома, но в марте 1920 года и этот источник пропитания иссяк. Учитель И.Мурогин был командирован в Опарино за продовольствием.

Реорганизации подверглось и министерское училище, преобразованное в школу #7 1-й ступени, в которой было 5 классов. В 1920 году обучение началось в середине октября. Пятидневная учебная неделя имела два выходных - в четверг и воскресенье. На отопление 19-й лесозаготовительный район выделил дрова. Каникулы зимой были с 5 по 20 января и подстраивались под Рождество. В связи с кампанией по ликвидации экономической разрухи в школе ввели преподавание статистики и сельского хозяйства. В Ношуле был организован отдел народного образования (УОНО, РОНО), который изъял из школы I ступени часть мебели и печатную машинку для своих нужд. Педсостав недоволен: если так пойдет и дальше, скоро преподавать будет не на чем! В начале учебного года осенью, а также весной падала посещаемость школы: дети были заняты на полевых работах в своей семье.

Программа обучения была освоена полностью и на весну 1920 года на ближайшем пароходном рейсе была запланирована экскурсия до Великого Устюга. Цель поездки: ознакомление с пароходной механикой, котлом, посещение одной из фабрик в с. Красавино под Устюгом, осмотр советских учреждений в Великом Устюге, музея северной культуры. Часть денег учащиеся зарабатывают показом спектаклей. В первой половине мая экскурсия состоялась.

Учителей не хватало, кроме профессиональных учителей Жукова, Мурогина, Тентюкова многие предметы вели просто грамотные люди из местного населения. Слесарное дело вел Сердитов П.М., столярное дело - Горинов Михаил Васильевич (столярная мастерская школы выполняла заказы даже для других селений!), ткацкое дело - Лыкова Екатерина Яковлевна. Иевлев Варфоломей Агапитович и Шулепов Иван Егорович вели другие предметы.

С 15 мая 1921 года в Усть-Сысольске проходили курсы по подготовке шкрабов-зырян. Из Ношуля ездили Попова Клавдия Петровна, Трофимов Лаврентий Павлович, Мысов Степан Иванович. Впоследствии первые двое преподавали в Лихачевской, а Мысов в Ловлинской школах I ступени. Эти земские училища были преобразованы в 1918 году в школы I ступени: Яковлевскую #155, Лихачевскую #81, Ловлинскую #88. В помещении, арендованном под Ношульскую школу 1-й ступени (бывшее министерское училище), с 1921 года в вечернее время занимается школа для взрослых. В других селениях Прилузья земские училища также были преобразованы в школы I ступени. Школ II ступени (преобразованное Ношульское высшее начальное училище) кроме Ношуля не было.

В Ношульской волости было три избы-читальни - Горбуновская, Яковлевская и Скобская (д. Скоба), в самом Ношуле имелась библиотека. Кроме этого было 4 школы по ликвидации неграмотности - Ношульская, Лихачевская, Яковлевская, Ловлинская. В конце 1921 года начала работу школа в Матяше.

При Ношульской школе II-й ступени была открыта опытно-показательная школа. Туда поступали учащиеся, уже имевшие какой-то объем знаний, как минимум окончившие два класса школы II-й ступени. Занятия в ней начались 1 ноября 1921 года, учебу вели преподаватели школы II-й ступени, заведующим школой стал Сергиевский С.Ю. Опытно-показательная школа должна была в ускоренном режиме, за 6 месяцев, подготовить ликвидаторов неграмотности. Когда школа не смогла набрать необходимое количество добровольцев, слушателей стали собирать в принудительном порядке. Из 40 поступивших путем проведения коллоквиума отобрали 15 достойных слушателей. Ассистентам-практикантам (так назывались принятые) выдавались продукты в период обучения. Проработала школа подготовки ликбеза как минимум до 1928 года.

Авторитет и общественное значение профессии учителя были высоки, и это держало людей на преподавательских должностях, хотя жалованье учителей зачастую не позволяло сводить концы с концами. Об этом говорит письмо в райотдел народного образования Прилузья: От школьной работницы Лихачевской Советской Школы 1-й ступени #81 Клавдии Порфирьевны Поповой:

Заявление.

Состою второй год школьной работницей в Лихачевской Советской школе. Ранее этого времени училась при помощи родственника - дяди, потому что отца не имею с 7 лет. В данное время совершенно обносилась и крайне нуждаюсь и в платье, и в белье. Ранее же купить мне было не на что. Обращаюсь в отдел с просьбой, не найдено ли будет возможным помочь мне как сироте выдачею ситца на платье и на одну смену белья.

К сему заявлению шк. работник Клавдия Порфирьевна Попова, 1921 года 1 октября.

На письмо наложена виза: "Сообщить, что в РОНО нет мануфактуры".

В 1923 году в школах волости прошла реорганизация. Отныне школа I ступени состояла из 4-х классов, школа II ступени из 5-ти классов. Было увеличено количество часов преподавания русского языка, а сложные предметы, такие как физика, химия и космография (астрономия) решили преподовать только с 3-4-го класса школы II ступени. Причина банальна - дети очень плохо владели русским языком. Слесарная и столярная мастерские были сданы в аренду до 1924 года. Кстати, граждане Объячевской волости ходатайствовали о переводе Ношульской школы II ступени в Объячево, так как там была лишь школа-двухлетка. Заведующий управлением народного образования (УНО, находилось уже в Объячево) Маегов приходит к выводу, что желательно перевести школу в Объячево - будущий райцентр. Жители Ношуля выразили протест против этих планов, население желало сохранить школу за собой, но реально помощи школе никакой не оказывало.

Начинается политизация школы. Ученики и учителя публично осуждают оправдание убийц представителя Советского государства на Лозаннской конференции тов. Воровского. В ноябре 1924 года вводится изучение ленинизма, создан уголок Ленина, устроен вечер памяти Ленина. В школе функционировал школьный клуб, устраивались беседы и революционные праздники. Ячейки РКСМ в школе не было, но желающие посещали заседания сельской ячейки РКСМ. Клубом руководил зав. школой Жуков Н.М.

Школа-семилетка

В период с сентября 1924 года по январь 1925 года школы I и II ступени в Ношуле были преобразованы в школу-семилетку #2/4. Школа располагалась в двух зданиях - в здании высшего начального училища (для старших групп) и бывшем доме попа (для младших групп). В течение двух лет школу полностью отремонтировали. Учителя стали называться народными учителями. Заведующим школой стал Сергиевский С.Ю. В 1925 году в школе создали отряд из 49 пионеров, некоторые совмещали членство в пионерской и комсомольской организациях. В школьном клубе организовали выставку, которую посетило 150 человек, выпускается стенгазета "Школьная жизнь". Избирается школьный исполнительный комитет (ШИК), санитарная и хозяйственная комиссии. Ученикам начали выдавать стипендии - по 2,5-5 рублей. Кроме школы-семилетки (55 учеников, располагалась в д. Тереховской), в Ношульской волости были школы: Лихачевская I ступени #52 (28 учеников), Ловлинская I ступени #53 (34 ученика), Яковлевская I ступени #54 (18 учеников). Учебный год делится на триместры.

В Ношульской семилетке училось много русских детей, в отличие от других школ, где процент коренной национальности приближался к 100. В 1927 году в Ношульской семилетке уже 201 ученик. Имеются столярная, слесарная и ткацкая мастерские, но их имущество отдано в аренду. Преподавали в школе учителя Жуков Н.И.(заведующий + кружки), Сергиевский С.Ю. (обществоведение, заведующий начальных классов + кружки), Степанова О.Ф., Ерогодская Л.В. (природоведение, родной язык, музыка), Замяткин Н.М. (математика, русский, рисование, география, библиотека + кружки), Безносиков, Беляева. Через год в школе начинает преподавать Тарасов Аф.К.( III группа), Супрядкин А.М. (физкультура), Оверин Г.С. (физика, химия, обществоведение, математика). В школе обучалось 176 человек (156 коми и 20 русских). В 1927 году в школьной организации уже 42 пионера, а первые комсомольские и пионерские отряды создавались в Ношуле с 1925 года. Первыми комсомольцами были Гусева П.Е. и Скопина Л.Е. Первые пионервожатые - Горбунова С.П. и Кетова С.С. Первая атрибутика пионеров - горн и барабан - появились лишь к 1934 году.

Летом 1926 года в Ношульской семилетке провели День леса - устанавливали радиомачту. Для хорошо успевающих школьников организовывались пароходные экскурсии в Великий Устюг, жилье в Великом Устюге предоставляла местная школа-семилетка. Во время поездки в 1926 году школьники посетили маслобойный завод, музей, типографию, электростанцию, спиртзавод, Михайловские судостроительные мастерские, радиостанцию, кондитерскую, пивоваренный завод, сельмаш, скотобойню. Некоторые экскурсионные места могут вызвать недоумение: все-таки дети. Ездило до 25 лучших учеников. Весной 1928 года с еще одной экскурсией дети посетили Великий Устюг и с. Красавино, подобная экскурсия была в 1929 году.

В газете "Югыд туй" #187 за 1926 год была опубликована заметка летчика, который, пролетая над Ношулем, обратил внимание на поросшее сорняками школьное поле. Заметка имела большой резонанс, об этом упоминалось и в районной газете. Специальный педсовет опроверг факты, приведенные в заметке, следующим образом: Это не школьная грядка, школьная рядом и чистая, а это грядка заведующего школой, который был в отъезде, а как приехал, то сразу почистил.

В 1927 году в Ношульской школе был создан кооператив по подобию взрослого (правление, ревкомиссия, вступительные и паевые взносы). Кстати, данный факт одним из инспекторов не был признан правильным. В 1927 году заведующего семилеткой Жукова переводят заведующим Сысольским УОНО. И именно при нем решением Сысольского УОНО решено передать столярную мастерскую из Ношульской семилетки в Объячевскую ШКМ. Педсостав семилетки против, столярная мастерская работает со времени основания школы - в течение 17 лет. Но в итоге слесарная мастерская оказалась в Объячево. При школе организовали кооператив, который продавал учебные принадлежности, на доход организовали чайную для учащихся, так как многие дети страдали малокровием. В школу детей брали в основном в 8-летнем возрасте. Великовозрастных учеников посылали в Объячевскую ШКМ.

В эти годы школа также становится орудием репрессий. Педсоветом рассматривался вопрос и об исключении из школы чуждых пролетарскому государству элементов - Малиновского, Орнатской Галины, Безносиковой Анны, Попова Захара, Авенирова Николая (детей священнослужителей). Аргумент: окончив семилетку, они могут поступить в следующее учебное заведение, а получив образование, все равно будут "гнуть свое".

Антикулацкая политика становилась все жестче. Гонениям подвергались не только родители, но и дети. В январе 1930 года пришел в Ношульскую семилетку запрос из волисполкома: "Нельзя ли исключить Вахнину Августу как малоуспевающую и кулачку?" Ответ был такого содержания: "Она учиться может, но не хочет. Общественно-полезные работы не выполняет. Вопрос сводится к тому, что надежды на успеваемость нет и предложение есть исключить". Голосование в школе постановило: "Исключить!" Странно, а если человек неуспевающий, почему для исключения нужно ходатайство волисполкома и школа сама не может исключить?! Или причина в том, что ее отец - содержатель Ловлинской почтовой станции, крепкий хозяйственник, не пьющий, в списках подлежащих к раскулачиванию?

И при этом в 1929 году при проверке школ комиссия пришла к выводу, что заведующие школ в Визинге, Пажге и Ношуле не соответствуют требованиям советской власти. Решено было заведующих снять, поставить вместо них коммунистов, окончивших педагогические вузы, помятуя, что заведующий школы "есть агент партии". Штат Ношульской семилетки состоял из заведующего школой Елькина М.Д. и преподавателей: Карманова, Томовой, Елькиной, Тарасова, Степановой, Шулеповой, Кармановой.

Ношульская семилетка финансировалась из районного бюджета, школы I-й ступени из сельского. Учащиеся получали стипендии трех категорий: I-я - особо бедные - стипендия 9 рублей 20 копеек, полное обеспечение и содержание, предоставление письменных принадлежностей, II-я - стипендия 5 рублей, в общежитие допускаются с доплатой, III-я - стипендия 2 рубля 50 копеек. Снова поднимается вопрос о переводе школы в другую волость (видимо, в Объячево). Постановили: оставить школу в Ношуле навсегда!


Учителя Ношульской ШКМ Чукилев П. (пионервожатый), Розанова Е.И., Трофимова Д.К.

Школа крестьянской молодежи

В 1928 году в Ношуле начинает действовать школа крестьянской молодежи (ШКМ), самая крупная в районе. Скудный материал не позволяет выяснить, на какой базе, в каком здании проходило обучение, как сосуществовали ШКМ и семилетка.

В обучении был сделан упор на трудовое сельскохозяйственное воспитание. Наряду с основным учебным процессом учащиеся выращивали домашних животных - в основном кур и кроликов. Детей кулаков, священнослужителей в школу не принимали. Среди принятых в школу отмечается двое детей колхозников (1928 год).

К 1932 году на пришкольном дворе учащиеся построили клетки для кроликов, выводили цыплят в инкубаторе, выращивали 120-130 кроликов и до 200 кур. Было установлено дежурство школьников. Мясо кроликов и кур предназначалось для бесплатных обедов для детей бедных и малоимущих крестьян. С начальных классов дети трудились на лесных участках и колхозных полях. Большую помощь они оказывали колхозу на уборке картофеля, льна, на молотьбе и сортировке семян, сборе колосьев. Летом заготавливали сено, вырабатывали по 30-60 трудодней каждый. Часто выезжали на лесные участки и в близлежащие деревни с концертами. В 1932 году Ношульская школа крестьянской молодежи признана лучшей в районе.

Среди преподавателей ШКМ Шиханов И.Е., Жеребцова Н.А., Попов А.И., Сердитов А.П., Яборов П.Ф., Розанова Е.И., Томова И.Е., Шулепов И.Е., Шулепова Л.И., Сергиевский И.Ю., Морозов П.А.

Зал ШКМ использовался для кино- и театральных постановок для всей публики. При этом с сожалением отмечалось отсутствие в школе антирелигиозных материалов и кружка воинствующих безбожников. Школьная библиотека была очищена от богословской литературы и книг, "не отвечающих вопросам трудового воспитания". В 1933 году в Ношуле силами учащихся школы крестьянской молодежи в школьном саду было установлено около 200 скворечников.

Школа и учителя-"троцкисты"

Семилетка оставалась одной из лучших школ в районе. Обучение в семилетке велось в двух группах: старшей группе (4 учителя и 125 учеников) и в младшей (4 учителя и 110 учеников). В школе учились и дети из Лоймы (22 человека), Спаспоруба (14 человек), Объячево (7 человек), многих других населенных пунктов. Было даже по два ученика из Визинги и Ыба.

В 1930 году при директоре Ношульской советской школы-семилетки Яборове Павле Федоровиче здание школы было покрыто (или заново перекрыто) металлом. Школа условно делилась на школу I ступени (1-5 классы) и II ступени (5-7 классы), а всего в двух ступенях училось 177 человек.

Школа выполняла большой объем общественной работы: взяла шефство над артелью "Выль ног" по ликвидации неграмотности, подписке на заем, школьники учили колхозников грамоте. Большую помощь оказывали комсомольцы и пионеры. В 1933 году комсомольская ячейка Ношульской школы насчитывала 27 комсомольцев (в т.ч. 4 преподавателя), пионерская организация - 94 пионера. Секретарем ячейки был В.Мороков.

В школах организовали горячее питание - завтраки, которые обходились в 60-63 копейки в месяц, дети бедняков и батраков питались бесплатно. В 1930 году по плану всеобуча (председатель всеобучкома Аф.Тарасов впервые решено принимать в школу всех детей одного года рождения - 1923. С 10 по 13 апреля 1931 года прошла II районная учительская конференция (избачей и учителей). Делегатами от Ношуля стали Тарасов А.К., учитель, член президиума конференции, Шулепов Александр Семенович, Иевлев И.М., Смолев Павел Алексеевич - делегат из Кривуши, Леканов Иван - делегат из Сокси. Со всего района набралось 29 делегатов. Основными темами были ликвидация неграмотности, содействие колхозному строительству, а девизом конференции стал лозунг "За Сталинскую коллективизацию".

В 1934 году начинаются гонения на учителей-спецпереселенцев, их снимают с учительских должностей и отправляют на производство. Вместо них присылают "проверенных и классово безупречных учителей". Однако тут же встала острая проблема нехватки учителей и приходит циркуляр, разрешающий работать учителями детям спецпереселенцев, окончившим школу и прошедшим краткие учительские курсы. В 1935 году учителя Ношульской школы Яборов и Сердитов были объявлены "троцкистами и двурушниками за агитацию против коллективизации".

В 1934-35 годах в Прилузье было 27 начальных школ, четыре неполные средние и одна средняя (Объячевская). В Объячевской средней школе училось 273 ученика, в Ношульской неполной средней - 318. К началу 1936-37 учебного года в школах II-й ступени Ношульского с/с и неполной средней школе училось 450 учащихся. В Объячевской школе благодаря статусу средней работало радио и громкоговоритель, в Ношульской этого нет. Обучение во всех школах Ношульского сельсовета велось на коми языке, за исключением школ трудпоселков #8, #6, #0, #3, #31.  12 января 1935 года в Ношульской школе прошел слет отличников. 11 из них были премированы лыжами, тканью и деньгами.

26 июля 1936 года в Калининской школе в Объячево был открыт первый пионерлагерь в Прилузье. Среди 60 детей со всего района было немало хорошистов и отличников из Ношуля. Других в пионерский лагерь попросту не брали. Первым начальником лагеря был тов. Федюнев. Позже пионерлагерь был открыт и в Ношуле.

К 1937 году в Ношульской школе произошли разительные изменения среди педсостава. Если до революции преподаватели были в основном русские по национальности, то к упомянутому году все 13 учителей Ношульской школы - коми. Это директор школы Безносикова Елизавета Ивановна, Трофимов Лаврентий Павлович, Шулепова Пелагея Георгиевна, Горбунов Анисим Георгиевич, Сидорова Нина Ивановна, Иевлев Ефим Матвеевич, Ванеева Елизавета Павловна, Сергиевский Иван Ювенальевич, Тарасов Михаил Константинович, Леканов Виктор Тихонович, Хотемова Анфиса Степановна, Беляева Матрена Федоровна. Многие из них получили образование в Сыктывкарском педтехникуме.


Январь 1934. Учащиеся и преподаватели ШКМ с курами и кроликами при пришкольном хозяйстве, 5-7 классы. Слева направо:

1-й ряд сидят: 1.Иевлева Лена, 2.Шулепова Анна Як., (Лечин), 3.Шулепов Павел Мих-ч., 4.Бобров Василий Григ., (Лазу), 5.Трофимов Иван Николаевич (Опонька Иван), 6.Тарасов Мих. Конст. (Костя Миша), 7.Чукилев Прокопий Ник., 8.Смолев Демид, 9.Сердитов Иван, 10.Можегов Павел Иванович (Платон Паша).

2-й ряд: 1.Сердитова Августа, 2.Смолева Анна, 3.Игнатов Михаил Васильевич (Катай), 4.Смолев Василий Александрович, 5.Трофимова Устинья, 6. ... 7.Лихачева Ульяна Федосеевна, 8.Трофимов Григорий, 9.Игнатов Михаил, 10.Шулепов Егор Иванович, 11.Игнатов Яков Михайлович (Туръя).

3-й ряд: 1.Рубцов Василий Иванович (Ичот), 2.Боброва Евдокия Андреевна, 3.Пономарева Лиза Владимировна, 4. ... 5.Вахнина Устинья Яковлевна (Пантя), 6.Супрядкина Анна Семеновна, 7.Вахнина Мария Ивановна (Пантя), 8.Рубцова Анна Вл. (Болонь), 9.Лихачев. 10.Никулин Петр Егорович.

Последние 2 ряда: 1.Ичеткин Василий Егорович (Дино), 2.Яборов Павел Федорович (зав. школой), 3.Хотемова Евдокия Семеновна, 4.Томов Илья Елизарович, 5.Супрядкин Павел Николаевич, 6.Шулепов Никита Васильевич, 7.Сердитова Александра, 8.Беляев Егор, 9.Боброва Ирина Афанасьевна, 10.Морокова (Можегова?) Пелагея Ильинична, 11.Сердитова Нина Осиповна, 12.Можегова Евдокия Семеновна.

Или требования в учебе были строгие, или уровень знаний был низким, но за 1937-38 учебный год в Ношульской семилетке 51 ученик из 376 был оставлен на второй год, 87 - на осень. В Соръельской НСШ из 125 учащихся 7 оставлены на второй год, 17 на осень, аналогичная ситуация была в Летке и Объячево. Были и отличники. Из года в год блистали знаниями Мартель Тамара, Тарасов Варфоломей, Тарасова Екатерина (в будущем учительница Ношульской средней школы), Пономарев Иван (в будущем директор Ношульской средней школы).

В 1938 году в Ношульской неполной средней школе обучалось 420 учащихся, учебой было охвачено 100% детей. (В Объячевской средней школе 506 учащихся). Обязанности директора исполнял Трофимов Лаврентий Павлович, завучем была Хотемова Анфиса Степановна. Среди преподавателей Безносикова Елизавета Ивановна, Сергиевский Иван Ювенальевич, Тарасов Михаил Константинович, Сивкова Аграфена Георгиевна, Ванеева Елизавета Павловна, Беляева Матрена Федоровна, Леканов Виктор Тихонович, Шулепова Пелагея Егоровна, Горбунов Анисим Егорович, Сидорова Нина Ивановна, Колипова Александра Васильевна, Вахнина Евфимия Николаевна. Всего 14 человек педсостава.


Ношульский пионерский лагерь, 1939 год.

В 1940 году при директоре Тарасове Аф.Конст. Ношульская школа была преобразована в среднюю, т.е. в десятилетку (в 1934 году средней стала Объячевская школа, а в 1939 году - Спаспорубская). В этом году открылся 8-й класс, на следующий 9-й и т.д. Первый выпуск десятого класса пришелся уже на военные годы, а численность учащихся достигла 544. Занимала она 4 частных дома, и даже этих помещений было недостаточно. Решено было здание церкви, первоначально запланированное под клуб, приспособить под школу, сделав в ней 2 этажа. Был интернат на 32 человека, но в нем проживал 41 ученик.


Живая картина. Общество содействия обороне. Учащиеся Ношульской школы, слева физрук Тарасов Михаил Константинович.

Страна активно готовила своих граждан, в первую очередь молодых, к великим победам. В 1934-35 учебном году в Ношульской школе был открыт кружок Осоавиахима, в 1938 году были организованы и другие кружки. Школьники сдавали нормы на различные значки.

Другие школы

В 1930-е годы на территории Ношульского сельского совета школ было как никогда много. В первую очередь это преобразованные из земских сначала в школы I-й ступени, а затем в начальные Лихачевская, Ловлинская и Яковлевская (позже переведена в д. Горбуновскую).


Учителя Ношульской школы. 6 ноября 1936 года.

Лихачевская школа I-й ступени (3 учителя и до 120 учеников) обслуживала д. Лихачевскую и окружающие починки. В 1927 году для Лихачевской школы было приобретено здание за 1500 рублей, а позже открыт интернат.

Руководил школой заведующий Бобров, позже Костылев Павел Лаврентьевич. Программу школы приходилось сокращать из-за плохой посещаемости вследствие начала весенне-полевых работ и дальности расстояния, отсутствия учителей, работающих в других отраслях. Порой до трети рабочего времени учителя проводили на лесозаготовках.


1938 год. Вид на Ношульскую школу.

С появлением спецпоселков школы открылись в каждом. Неполная школа трудпоселка #0 Велдорья - заведующий Попов Илларион Иванович, неполная школа трудпоселка #3 Усть-Вель - заведующий Трофимов Лаврентий Павлович, неполная школа трудпоселка #6 Соръель - заведующий Шехонин Иван Афанасьевич, неполная школа трудпоселка #8 Тракторная база - заведующий Шаглеев Александр Егорович, неполная школа трудпоселка #31 Чесъель - заведующий Шулепов Андрей Павлович.


Ношульская школа до Великой Отечественной войны.


Яборов Павел Федорович

Шиханов Николай Егорович

Трофимов Лаврентий
Павлович.

Условия работы в школах были примерно одинаковы, но многое зависело от руководителя и самого коллектива. Обязанности директора неполной средней школы поселка #8 исполнял Тарасов Афанасий Константинович. В 1934 году ввиду плохих материальных условий он вынужден был прекратить учебу в Пединституте, но отсутствие высшего образовании не мешало ему быть лучшим в своей профессии. Вот выдержка из его отчета о работе за 1935 год: В школе нет керосина, из-за этого нет возможности проводить дополнительные занятия и вечера. Поставлено за две четверти 4 спектакля, с постановками ездили на 6-й поселок и тракторную базу. На спектаклях, в которых играют учителя, публика плачет! В повседневной жизни учащиеся ухаживают за скотом, который есть в сельхозартели - коровами, лошадьми, телятами, кроликами, свиньями. Купили корову за 500 рублей, на что с каждого ученика собрали по 5 рублей. Колхозный двор содержится в такой чистоте, которой нет во всем районе. Сельхозкружком руководит учитель Тимченко В.Я. В школе 2 немецких класса, два русских и 1 русско-немецкий.

Мания поиска врагов народа не обошла стороной и Ношуль. В августе 1937 года на совещании учителей директор Соръельской средней школы критиковал работу Иевлева В.С. как "разлагательскую", с антисоветскими действиями и выступлениями. Отмечалось плохое отношение к политучебе.

После 1935 года были открыты неполная средняя школа на квартале #173 (до 140 учеников, интернат на 25 человек), но с началом войны она была преобразована в начальную, и начальная на кв. #98 (до 80 учеников, интернат на 20 человек). После выезда польских граждан была закрыта начальная школа в поселке Мича Дзиб. Работали Матяшская начальная школа - заведующий Ортянов Григорий Дмитриевич, Ношульская начальная школа - заведующий Горбунов Анисим Егорович.

При Ловлинской и Лихачевской школах, в Косьволоке работали ликвидпункты (пункт ликвидации неграмотности). Два ликвидпункта были организованы в Ношуле под руководством Шулеповой А.И. и Яборовой А.А.

Директора Ношульской школы:

Мурогин Иван Васильевич родился 1 января 1878 года. В 1897 году закончил Тотемскую семинарию, в 1903 году прошел 1,5-месячные курсы в Вологде, в 1905 году 1-месячные в Павловске, в 1910 году 1-месячные в Петрограде, и в 1917 году 1,5-месячные в Устюге. На учительской службе с 1897 года, заведующий Ношульским министерским училищем. С 1 января 1920 года - шкраб (школьный работник) Ношульской советской школы II ступени #4.

Замяткин Николай Михайлович - заведующий Ношульским высшим начальным училищем до 29 сентября 1918, когда на эту должность решением УОНО был назначен Ярославцев.

Шиханов Николай Егорович.

Ярославцев Владимир Михайлович - преподаватель Ношульского высшего начального училища. 29 сентября 1918 года Усть-Сысольским УОНО был назначен на должность председателя школы, кем проработал год.

Жуков Н. родился 26 апреля 1900 года, в 1917 году закончил 4 класса Вологодской духовной семинарии. С 15 февраля 1919 года работает в Ношульской советской школе II ступени #4 преподавателем общеобразовательных предметов и председателем школьного совета. Председатель комитета Ношульской районной организации союза работников просвещения и соцкульта. Заведующий Ношульской школой в 1919, 1927.

Сергиевский Степан Ювенальевич - родился в 1898 году в д. Оквад Усть-Вымского района. Директор школы II-й ступени (1921, 1924). 17 сентября 1942 года был призван на фронт, умер 09.09.1943 г.

Трофимов Лаврентий Павлович.

Елькин М.Д. - заведующий Ношульской школы-семилетки в 1929-1930-х годах.

Яборов Павел Федорович родился 26 декабря 1899 года в дер. Ивановской Лоемской волости. Учился в Ношуле, сначала в городском училище, закончил высшее начальное. В 1919 году закончил учительскую семинарию в Тотьме, работал в колонии для несовершеннолетних преступников. Во время гражданской служил в Красной Армии в 103-м кавалерийском полку 18-й кавалерийской дивизии Отдельной кавалерийской армии. 10 ноября 1919 года вступил в партию. Потом работал шкрабом, заведующим отделом пропаганды Укома в Визинге. Был директором Ношульской школы крестьянской молодежи с 1930 по 1935 годы. При нем в школе было организовано пришкольное хозяйство, дети занимались кролиководством, куроводством и пчеловодством. Хороший наставник молодежи, воспитатель по призванию, приучал детей к хозяйственным делам. 30-го августа 1935 года вместе с учителем Сердитовым был объявлен троцкистом и чудом избежал жестких репрессий. Получил выговор за то, что "в 1924 году родные Яборова без согласия его и жены крестили его ребенка".

Шиханов Николай Георгиевич родился в с. Поруб в 1907 году. В 1928 году закончил педтехникум, с 1928 по 1931 годы работал в с. Петрунь Интинского района. В 1931 году вернулся в Прилузский район и работал в Спаспорубской школе, а с 1935 по 1936 годы директором Ношульской школы-семилетки. В 1936 году поступил в Коми пединститут, после которого работал в горкоме, затем в обкоме комсомола, редакции газеты "За новый север". С первых дней Великой Отечественной войны на фронте, после парада Победы воевал на Дальнем Востоке с японцами и вернулся в Коми АССР в октябре 1947 года. Работал в обкоме партии. С 1952 года работал в Ижемской средней школе директором. В 1962 году из-за болезни не смог продолжать работу, умер в 1971 году.

Пасынков Иван Васильевич - директор Ношульской школы-семилетки в 1936-1937 гг.

Розанова (Безносикова) Елизавета Ивановна - работала в Ношульской школе с 1 сентября 1932 года по 1 января 1939 года учителем физики и математики, с сентября 1937 по июнь 1938 года была директором школы.

Канов Александр Афанасьевич - директор Ношульской школы в 1938-1939 гг.

Трофимов Лаврентий Павлович - родился 16 августа 1901 года в д. Яковлевской, в крестьянской семье. В 1920 году окончил школу II-й ступени и был направлен на трехмесячные учительские курсы в г. Сыктывкар. После курсов работал в Лихачевской начальной школе. Из-за болезни несколько лет не мог работать, и лишь в 1930 году продолжил работу в Калининской начальной школе. В 1932 году был командирован на учебу в Коми пединститут, но из-за тяжелого материального положения семьи не смог закончить его. Работал в Горбуновской, Усть-Вельской начальных школах, учился заочно. В 1935 году работал учителем естествознания в Ношульской школе, с 1936 по 1939 годы - завучем, а в 19391940 учебном году - директором этой школы. Во время войны, в 1942-45 годах - директор Соръельской семилетки, затем снова работает в Ношульской школе. Завершает свою учительскую биографию директором Яковлевской начальной школы. Вышел на пенсию в 1964 году.

Тарасов Афанасий Константинович родился в 1899 году в с. Ношуль, работал учителем биологии в Соръельской школе, затем в Ношульской школе. Директор Ношульской средней школы в 1940-1941 гг., 1945-1951 гг. Участвовал в Великой Отечественной войне, имеет много наград. Основатель династии учителей Тарасовых. Первым начал преподавать немецкий язык в Ношульской средней школе, преподавал русский язык и литературу.

Хотемова Анфиса Степановна родилась 27 августа 1915 года в Занулье, коми. В 1918 году осталась без родителей, закончила Сыктывкарский педтехникум в 1935 году, заочно 3 курса исторического факультета пединститута (в 194243 годах). С 1 сентября 1935 года работала в Ношульской школе, в 1941 году вступила в ВКП(б). Директор Ношульской школы в 1942-1943гг. В 1939 году награждена медалью "За трудовое отличие", в 1946 году медалью "За доблестный труд"

Стрекалова Парасковья Николаевна родилась в 1908 году, окончила Кировский пединститут, в 1932-37 годах - преподаватель, завуч Сыктывкарского стройтехникума, в 1938-43 годы - директор Усть-Вымской средней школы, С 1943 по август 1944 года - завуч Объячевской средней школы. 25 августа 1944 года утверждена директором Ношульской средней школы, проработала на этой должности около года. Языковед. Учитель русского языка и литературы, заслуженный учитель.

Леканов Арсентий Петрович - родился в 1912 году. 1 ноября 1944 года утвержден директором Ношульской средней школы.

Ношуль в 1920-е. Жизнь, быт и нравы

Не случайно в советское время для сравнения показателей применялся дореволюционный 1913 год. Перед первой мировой войной Россия развивалась динамично, была лидером в мире по темпам экономического роста. Народ жил небогато, но благосостояние улучшалось, увеличивалась численность населения. Многие крестьяне, не видевшие возможности укрепления хозяйства в пределах населенных пунктов, уходили на хутора. Именно в этот период отмечается рост количества починков в Ношульской волости. Однако война и последовавшая за ней революция нарушили стабильность. Уже во время войны налицо было ухудшение жизни, после революции все многократно усугубилось. В 1921 году голод не миновал и Прилузье. Власти не могли помочь всем нуждающимся, помощь в первую очередь оказывалась советским служащим. Начинается борьба с самогонщиками: на самогон они переводят драгоценный хлеб.

Население Ношульской волости, основным занятием которого было хлебопашество, в сезон нанималось на лесозаготовки и прочие промыслы. Из крупных предприятий, которые вели заготовку леса в Ношуле, был "Мослесстрой". Но по причине низких расценок и невозможности обеспечить всех работой 150 рабочих древорубов уехало в Сибирь. В "Сибтранслесе" они работали за хлеб, который эта организация обещала доставить до Мурашей. Начал свою деятельность "Северолес", но рабочие отказывались работать на этом предприятии из-за низких расценок. Несколько человек в 1921 году уехало на охоту в Уральскую область. Важной статьей доходов, особенно в неурожайные годы, являлись промыслы: охота, рыбалка, сбор грибов и ягод.


1930-е годы. Ношульский клуб.

До революции визитными карточками Ношуля были пристань и училища - министерское и городское (позже высшее начальное), земские. Купцы, мещане и прочий торговый люд с одной стороны, жители Ношуля и пришлый люд, стремящийся в краткий период навигации "срубить деньгу" - всех кормила Ношульская пристань. Можно ли считать эти деньги легкими? С одной стороны, тяжкий труд на строительстве, погрузке и сплаве барок, с другой стороны, в расчете на затраченное время, по сравнению с хлебопашеством, - деньги были вполне приличные за столь короткий промежуток времени. Скорее, эти деньги были быстрыми, но не легкими. При таких трудозатратах крестьяне, получившие приличные по крестьянским меркам деньги, снимали напряжение в кабаках, питейных лавках.

Преподаватели училищ Ношуля, а также государственные чиновники лесничества и прочих ведомств составляли заметную социальную прослойку интелегенции в Ношуле. В немногих селениях Усть-Сысольского уезда было столько образованных людей, для жителей Ношуля они могли стать достойным примером и, возможно, для кого-то становились.

С приходом Советской власти на смену царскому чиновничеству пришли новые представители власти - выходцы из беднейшей части населения и солдат - люди в большинстве неграмотные и малограмотные. Старых преподавателей постепенно сменили те же представители крестьянства, порой за несколько месяцев переученные в школьных работников - шкрабов. Так появилась новая ношульская интеллигенция. Как же изменилась жизнь в селе с приходом новой власти?

Если до 1917 года в Ношуле отмечалась подверженность пьянству крестьян, то в 1920-е годы картина несколько изменилась. Нет, крестьяне меньше пить не стали. Пили теперь не только простые мужики, которые жаловались на тяготы крестьянского труда и по причине неграмотности и слабохарактерности видели спасение в зеленом змие. Быть может, не в таких масштабах, но пьянствовала и новая интеллигенция (бывшее крестьянство). Представители местной ячейки ВКП(б) зафиксировали несколько таких случаев.

Во время святок 19 января 1924 года "новая" интеллигенция устроила пирушку в школе. Выпили несколько четвертей самогону, плясали. Прыгали, пели псалмы и лазали на четвереньках. Зрелище было доступно всем: учащимся, детям, взрослым крестьянам. Участники пирушки - члены профсоюза с женами. Были и гости из Объячево, Черныша, Летки, Верхолузья. Главным заводилой был признан местный судья, "ибо все поздравляли его". Летом 1924 года интеллигенция Ношуля пьянствовала несколько недель. Штаб-квартирой служил дом мельника, который, очевидно, и являлся поставщиком самогона.

Пьянство вело к совершению преступлений. 6 февраля 1928 года из Ношульской церкви были похищены деньги, несколько платков и полотенец. Выпито две бутылки церковного вина, разбита кружка меда. Сломаны рамы и железная решетка.

В 1929 году на Рождество был убит 20-летний парень. Убийцы были пьяны. В некоторых случаях, когда алкоголизму были подвержены специалисты, под угрозой закрытия были ключевые предприятия. В 1928 году сотрудник почты Булатников почти не работал, каждый день пил, и почта была под угрозой закрытия. Заменить его никто не мог.

С целью повышения культурного уровня, внедрения в умы новых ценностей, в 1921 году в Ношуле был открыт Народный дом, выполнявший функции клуба. Всего по Прилузью организовали 5 нардомов в самых крупных селах. Руководил работой Ношульского нардома Степанов Иван Филиппович. В 1924 году в Ношульский нардом располагался в бывшем складском помещении вятского торговца (в 1921 году под Нардом хотели отвести дом дьякона), на втором этаже располагались библиотека и изба-читальня, на первом этаже - сцена и скамейки, ставились спектакли. Места было мало, потолок низкий, многие смотрели стоя, была жуткая толчея. Тем не менее зрителей всегда много, хотя молодежь вела себя скверно. Спектакли ставили комсомольцы и учащиеся школы II-й ступени.

Культработники каждый вечер играли в карты, тем самым дискредитируя новые власти. В газете "Югыд туй" опубликована заметка о существовании в Ношуле картежного клуба в доме Шулепова В.Е.  Отмечается, что волисполком и милиция - за порядком в Ношуле следил милиционер Шулепов, в его территорию входили все деревни от Черныша до Лихачевки - мер не принимают. Жители жаловались, что милиционер, порой, вызывает свидетелей по 10-15 человек из одной деревни, хотя одному ему приехать было бы дешевле. Приводили пример урядника в царское время, который себе такое позволить не мог.

Случались в Ношуле и особо примечательные события. В 1927 году Игнатов М.Г. при осенней вспашке нашел клад серебряных монет 1732-1774 гг. в количестве 20 штук, завернутых в бересту. Клад был честно сдан государству.

В 1928 году в Ношуле впервые показали кино. Крестьяне следили за развертывавшимися перед ними событиями с захватывающим интересом. Всего в Сысольском уезде работало две кинопередвижки. Уже через год в Прилузье будет четыре передвижки, кинокартины будут показывать достаточно часто.

В Ношуле действовала изба-читальня (всего по району 12), открытая в 1919 году, обслуживала 16 деревень и 29 починков в радиусе 45 км. В 1926 году для избы-читальни приобрели радиоаппарат. Крестьяне специально устанавливали столбы и тянули провод. Но недолго слушали жители концерты, радиогазеты и доклады: избу-читальню перевели в другое место, за 1 км, а радиоточка осталась на прежнем месте. Работала она через Визингскую приемную радиостанцию.

В 1928 году в избе-читальне ставили спектакли по пьесам Виктора Савина - "Ва шыр", "Шонді петігӧн дзоридз косьмис", и пролетарские - "Как скверно быть неграмотным", "Комиссаровский отец". Было радио, но не работало. Выпускалась стенгазета "Югор". Выписывались газеты "Югыд туй", "Коми сикт", "Ордым", "Коми му", "Коми просвещенец", "Беднота", "Крестьянская газета", "Безбожник", "Комсомольская правда", журналы "Крестьянка", "Новая деревня", "Учись сам", "Изба-читальня", "Деревенский театр". Создавались кружки - военный, единой политшколы, селькора, но большинство из них были только на бумаге. Недовольны были обслуживанием в избе-читальне и жители. При всеобщей неграмотности на избача возлагалось выписывание справок для крестьян. "Спросишь у избача справку или газету, не найдет, скажет: "Видно утащили". А не его ли дело - следить, чтобы не утащили"? За 1929 год в избе читальне сменилось 7 избачей. Работают Ловлинский красный уголок, Лихачевский красный уголок (открыт в 1925 году), за 1928 год было 4 передвижных выставки.

Почта, связь в 1920—1930-е годы

Изменение общественного строя повлияло на все стороны жизни общества. Весной 1918 года в России была упразднена земская управа. Почта, входившая в земские органы местного самоуправления, перестала существовать как таковая. Только спустя год в Ношуле было открыто почтовое отделение государственной почты, находящееся в ведении Народного комиссариата почт и телеграфа.

В 1924 году дорога Усть-Сысольск — Мураши, которая связывала Коми область с остальной Россией, была признана дорогой, содержащейся из государственного бюджета (также Усть-Сысольск — Ухта). Остальные были дорогами местного значения и содержались за счет местного бюджета. Тракт Усть-Сысольск — Мураши соединял железную дорогу с г. Усть-Сысольском и являлся также почтовым трактом. С 1914 по 1924 год дороги практически не ремонтировались. В советское время к ремонту дорог привлекалось население, но в основном в виде повинности, за которую не платили. Позднее каждому колхозу стал выделяться участок, который затем распределялся между колхозниками, и они должны были рыть канавы и при необходимости возить песок. Если план дорожных работ за год не выполнялся, то он переходил на следующий год в двойном размере. С председателя колхоза могли взыскать стоимость не выполненных работ и отдать под суд.


Ношуль. Паромная переправа.

На тракте через определенное расстояние, обычно в более крупных населенных пунктах, организовывались почтовые станции. На содержание почтовых станций один раз в год устраивались торги по продаже подрядов. Содержатель станции должен был иметь поручителей, которые подтверждали, что соискатель будет исправно содержать станции. Требования были довольно строгие. В станционных помещениях не должно быть икон, в наличии всегда должна быть книга жалоб и книга для записи проезжающих, снаружи вывеска, чистый туалет, умывальник, посуда.

Раз в день проезжающим надо было ставить самовар, оставаться на станции они могли не более двух дней. Проезжающий платил за прогон (проезд) по 12 копеек за пассажирокилометр по обычным билетам, 15 копеек по экстренным, 20 копеек за ночлег. Норма перевозки багажа устанавливалась 32 кг, при паре лошадей 64 кг. Ямщики должны были переносить грузы пассажиров, требовать чаевые запрещалось. При подтвердившихся жалобах пассажиров содержатель платил неустойку (штраф) 3 рубля, при повторном случае 5 рублей и на третий раз 10 рублей. Скорость перевозки с 1 июня по 1 сентября устанавливалась 8 кмОч, в остальное время 4-6 км/ч. За перевозку людей на одну лошадь выделялось 2 кг зерна, при перевозке грузов - 3 кг. Почта по линии Сыктывкар - Мураши в 1931 году проходила 4 раза в неделю.

На Лузе в районе Ношуля (а также Черныша, Объячево и Занулья) был паром, переправа на котором была платной: с грузового авто и повозки брали 50 копеек, с трактора 1 рубль, лошадь и корова обходились в 20 копеек, пеший человек платил 10 копеек, а легковые автомобили и почта переезжали бесплатно и вне очереди. Обслуживали паром два человека, но часто путники не могли застать никого: те уходили по личным делам. Перевозы в 1938 году были переведены на хозрасчет.

Одиноких пешеходов перевозили на лодках. Порой перевозчиками работали дети, которые не могли справляться с лодкой и переезжающим самим приходилось браться за весло. "А за что платим деньги?" - недоумевали они. Если в 20-х годах почтовые станции находились еще в частных руках, то вскоре многих держателей станций раскулачили. Так, в начале 30-х был раскулачен содержатель почтовой станции в Ловле Вахнин Михаил Афанасьевич. Впоследствии его осудили за неуплату налогов, из тюрьмы он уже не вернулся. С 30-х годов лошади на станциях были уже в большинстве колхозные.

Середина 1920-х годов ознаменована установлением еще двух видов связи. В 1924 году было возбуждено ходатайство о проведении почтово-телеграфной линии Усть-Сысольск — Мураши. Сначала был построен отрезок Усть-Сысольск — Ношуль. Уже в октябре 1924 года Ношульская, Пажгинская, Межадорская, Объячевская почтовые станции были преобразованы в почтово-телеграфные отделения с приемом телеграмм.

С прокладкой линии появилась возможность телефонизировать район. К 1926-27 гг. по всему Прилузью было телефонизировано 3 сельсовета, в том числе и Ношульский. В Ношуле телефонный аппарат стоял на почте, а впоследствии в лесопункте и в каждом из спецпоселков. При почтово-телеграфном отделении работала сберкасса, в первое время было всего три вкладчика, вкладов на 66 рублей.

В 1926-27 годах построили телеграфно-телефонную линию Ношуль — Мураши длиной 101 км (продолжение линии Усть-Сысольск — Мураши Пермской ж.д.), по важности для Коми области она являлась одной из первых. Из-за большого объема - стоимость составила 16968 рублей - работы велись 2 года. Линию Ношуль — Верхолузье запланировано было строить на 1927 год.

В 1937 году из центральной части Советского Союза в Сыктывкар через Ношуль прошла первая автоколонна. Однако наличие автотранспорта не решило проблему быстрого передвижения. Дороги были очень плохие, машины ломались; были случаи, когда от Спаспоруба до Мурашей машина шла 26 суток! С открытием тракторной базы появился новый вид транспорта - трактороход: скорее всего в распутицу трактор цеплял несколько подвод и провозил этот поезд из одного пункта в другой. Провоз одной подводы стоил 13 копеек за километр.

Ношуль в 1930-е

К середине 1930-х годов Ношуль становится достаточно крупным (в районном масштабе) промышленным центром. В село перевели тракторную базу, на Мехбазе работал лесопункт. Из учреждений в 1935 году в Ношуле работала сберкасса #87, кроме этого сберкасса была в Ловле и на тракторной базе. Были пекарня, столовая, работало сельпо и ОРС ЛТХ, больница, медпункт на базе, фельдшерско-акушерский пункт в Ловле и по медпункту в каждом трудпоселке, маслозавод (работало 5 человек), "Заготлен", "Заготпушнина", "Центроспирт", кустпромартель, почта (в Ношуле и на тракторной базе), "Заготсено", сапожная и бондарная мастерские, лесхимартель (в Девятке). В округе работали несколько колхозов и лесозаготовительных поселков.

30-е годы — это время займов. Советское правительство, которое забрало у крестьян землю, нуждалось и в деньгах народа. Займы были разные. На строительство самолета, на Днепрогэс, на танк, на пушку, на корабль. В 1933 году ношуляне собирали деньги на самолет-гигант "Максим Горький". Как известно, 18 мая 1934 года при полете в столкновении с другим самолетом гигант разбился и погибло 11 человек. Тем не менее решено было построить еще три таких самолета - "Владимир Ленин", "Иосиф Сталин" и "Максим Горький". И в Ношуле снова подхватили этот порыв.

Чтобы люди активнее вносили средства, им устанавливали план. Не выполнил план - значит, враг народа. 2 июля 1936 года рабочие Ношульского л/п в 7 часов утра собрались около конторы. Причина - подписка на заем "2-я пятилетка". "Рабочие хвалят правительство, выступил Тарасов Михаил Степанович, рабочий механизированного цеха", - гласит рупор советской власти в районе "Выль Луз". После митинга 60 человек подписались на заем, было собрано 8700 рублей.

Митинги собирались достаточно часто. 3 декабря 1934 года после сообщения об убийстве С.М.Кирова на митинге пионер ношульской пионерской организации Бобров И.М. призвал колхоз "Выль трудовик" в честь тов. Кирова выполнить все планы и стать передовым в Ношульском сельсовете. На митинге постановили: ходатайствовать перед органами Наркомата о вынесении убийцам высшей меры наказания.

Активным помощником власти служили средства массовой информации (и агитации). 3 марта 1934 года начал работать Объячевский радиоретрансляционный центр (до этого трансляции велись из Визинги). Появилась возможность слушать радиопередачи местного радио, но их особенностью были очень длинные доклады, что очень не нравилось слушателям.

В 1934 году Коми областной драматический театр, которому исполнилось три года, провел свои выступления в Ношуле и Ловле. Даже были написаны специально частушки, в которых высмеивались некоторые нерадивые местные жители.

Была хорошо налажена работа ношульских селькоров - сельских корреспондентов. Селькоры писали статьи "о мудрости советской власти", а также короткие заметки, некоторые кляузного характера. Подписывались псевдонимами: например, Волна, Бекеша, Мазай. В газете "Выль Луз" часто появлялись статьи из жизни жителей Ношуля, описывалась работа школы и предприятий. Среди активнейших корреспондентов - Н.Дробышевский (Прилузская начальная школа), И.Пономарев написал статью о пасеке в колхозе "Прилузье" и пчеловоде тов. Орт, собравшем около 300 кг меда.

Были реформаторские заметки. В одном из номеров районной газеты в начале 30-х годов появилась статья о некоторых ношульских особенностях. "Как будто паутиной оплетены [дворы, огороды]. Рекомендуется убрать все изгороди и земли огородить одной общей изгородью", - заключал "реформатор" села, автор статьи.

О периодической печати 1935-37 годов следует отметить, что все публикации были в духе времени. Практически в каждом номере газеты "Выль Луз" были сообщения о поимке и выведении на чистую воду врагов народа, троцкистов и т.п. В прессе ширится антикулацкая пропаганда. В газете "Выль Луз" опубликовали письмо курсантов одного из военных училищ, выходцев из Ношуля - Сердитова П.Н., Рубцова А.С., Никулина Т.С., Смолева А.С., Шулепова В.И. В письме они призывали бороться с лодырями и рвачами, которые числятся в колхозе и получают льготы, но не работают, предпочитая время проводить на приусадебном участке. Среди перечисляемых имен Рубцов Ефим Степанович из колхоза "Выль трудовик" и Можегов А.А. из "Пионера". Не будем судить о верности выше приведенных фактов: поразительна осведомленность курсантов, живущих за много километров от родины, о делах в родных колхозах.


Река Луза в половодье.

Если в 20-х годах в районной газете было много сообщений о местной жизни, в том числе о Ношуле, то в 30-х основную часть газетных полос занимает центральная политика, результаты всевозможных выборов. Жизнь простых людей освещалась на уровне сводок о выполнении планов и вновь принятых обязательствах. 9 июня 1938 года районная газета Прилузья "Выль Луз" по постановлению обкома ВКП(б) была переименована в газету "Сталинец". О переименовании в очередном номере была лишь краткая, всего несколько строк, заметка. Подписка на газету стоила 6 рублей на год.

В Ношуле действовала самодеятельность - духовой оркестр и колхозный хор, который состоял из 16 человек, в основном пожилых людей. Они вместе выезжали в села района для "культурного обслуживания населения". Все больше пользовалась популярностью изба-читальня. Сельский совет взялся сделать избу-читальню образцовой, был куплен патефон, шашки, домино, шахматы. Увеличивалось количество книг и посещаемость.

Часто в Ношуль приезжал Объячевский театр. Назывался он колхозно-совхозным и имел большую популярность у жителей всего Прилузья. В частности, 9 октября 1938 года в Ношуле в клубе мехлесопункта был показан спектакль "Тайка". Зал был полон, и представление прошло с большим успехом.

К 1937 году относится первое упоминание о звуковом кино в Ношуле. С 28 по 31 августа в Ношуле и Черныше показывали колхозникам "автозвуковое кино". Колхозники были очень довольны и впредь просили "привозить звуковое кино каждый месяц, желательно разные фильмы". В 1939 году в Ношуле была уже стационарная киноустановка. Кроме Ношуля такие аппараты были еще в Объячево и Спаспорубе.

Из административно-территориальных изменений следует отметить выделение 10 марта 1935 года из Прилузья Летского района, в который попали традиционно ориентированные на Ношуль Ловля и Верхолузье. В 1940 году началось переселение хуторов в Ношульском с/с. Политика сплошной коллективизации, проводимая правительством, требовала вовлечения в колхозы всех жителей. Но как вовлечь в колхоз крестьянина, живущего за 10 км от колхоза? Решили его переселить в колхоз. Было переселено 68 хуторских хозяйств, но и через год после переселения 31 семья все еще жила на временных квартирах.

За прошедшие с 1917 годы село не сильно изменилось. Мы не знаем, была ли проведена "реформа изгородей", но сельский совет по-прежнему располагался в центре села в здании бывшего волостного правления, построенного в 1896 году, при каждом колхозе появилось правление.

Местом гуляний в Ношуле становится школьный сад. Как раз к этому времени посаженные в начале века тополя выросли настолько, что сомкнулись кронами и создали уютную атмосферу. В июне 1941 года было проведено озеленение села Ношуль. Активное участие приняла в этом Ношульская средняя школа, учащиеся высадили 226 деревьев. А в Объячево весной 1936 года приступили к строительству парка и 26 июля 1936 года в торжественной обстановке парк, названный именем Максима Горького, был открыт. Первым директором парка стал тов. Паршуков.

1 апреля 1940 года в Ношуле был открыт детский дом. В Прилузье уже были Лоемский (открыт в 1932 году) и Спаспорубский детские дома. В Ношуле также располагался инвалидный дом, в котором в 1940 году жило 108 человек. Состояние дома было удручающим: из-за недостатка коек 20-25 инвалидов спали на полу. Для проезжающих шоферов в Ношуле организовали заезжий двор.

Конец 30-х годов ознаменован открытием в Ношуле двух кладбищ. До этого умерших хоронили на трех кладбищах: основном кладбище при церкви, кладбище с часовней для младенцев в местечке Турпан-чой и кладбище для самоубийц и лиц, которые по причине трагической гибели (утопленники, погибшие от травм) не смогли исповедоваться. 26 мая 1937 года вышло постановление председателя сельского Совета об открытии кладбища в местности Сипян (Тоган-Павел-керка-дін), недалеко от починка Крестчей. Старое кладбище решено было закрыть, по всем углам поставить таблички, что хоронить нельзя. В случае похорон виновным грозил штраф. 19 сентября 1937 года колхозники Лихачевского колхоза выступили с ходатайством об отводе места под кладбище в местности Ваймос-яг-выл. Сельсовет постановил исследовать место по медицинским показаниям (место на берегу реки Лузы), и если годно, то отвести. 20 апреля 1940 года жители Лихачевки все еще просили о выделении места, тогда этот вопрос был решен быстро: первые похороны там прошли в 1940 году.

В 1940 году бюджет Ношульского сельского совета был одним из самых больших среди сельсоветов Прилузья. Он составлял 78,6 тыс. рублей. 23 тыс. рублей приносило в бюджет лесное хозяйство, 42,6 тыс. рублей - отчисления от налогов. Прочие доходы не играли существенной роли, а дотациями сельсовет вообще не пользовался. Расходная часть бюджета равнялась доходной - сколько заработали, столько и истратили. Деньги тратились на просвещение - 54,9 тыс. рублей, здравоохранение - 8,2 тыс. рублей, соцобеспечение - 2,1 тыс. рублей. На управление сельским Советом уходило 13,2 тыс. рублей.

Прочие бюджеты района были скромнее. Объячево - 62,1 тыс. рублей, Спаспоруб - 45,2 тыс. рублей, Поруб - 43,1 тыс. рублей, Занулье - 67,7 тыс. рублей. Только бюджет Лоймы был больше - 115,2 тыс. рублей. Но все бюджеты были бездефицитными, сколько заработали, столько и тратили! С началом войны расходы бюджета были сокращены.

Пожар в Кривуше

В 1938-1939 годах по Прилузью прокатилась серия опустошительных пожаров. Большие пожары были и раньше: в 1910 году сгорела часть Ношуля. Летом 1921 года почти полностью сгорела деревня Юруксикт - 12 из 16 домов. Погорельцы, понимая тяжелое положение волости в послереволюционное военное время, просили власти только о помощи кирпичом, дома они готовы были построить сами. В 1938 году в районе Ношуля горел лес, около 50 пожаров уничтожили не только 43000 га леса, но и десятки домов и целые деревни.

Этот год стал трагическим для небольшой деревни Кривуша, которая находилась в 21 км от Ношуля и в 7 км от Ловли. Июль и август выдались очень жаркими, и к концу лета все леса были изрядно иссушены. Пожар возник в Ловлинском лесопункте 28 августа 1938 года. 2 сентября его удалось локализовать, но начальником лесопункта Чукилевым преждевременно была снята охрана и 9 сентября пожар снова угрожал д. Ловле и пос. #31. К вечеру пожаром было охвачено 3800 га леса, к тушению привлекли 500 человек. К 15 часам 11 сентября усилился ветер, головешки летели на 500 метров, а к 16 часам в Ловле загорелось 7 домов, но их удалось отстоять, дети и женщины были переведены в безопасное место. А урожай хлеба был весь уничтожен. По дороге из Ношуля в Ловлю сгорели все мосты и столбы, на пожарной машине проехать было невозможно, телеграфная и телефонная связь не действовала. К 16 часам 11 сентября пожар кружил около деревни Кривуша и колхоза имени Чапаева.

...Евдокия Яковлевна, волнуясь, вышла на крыльцо. Внучки спали, а она боялась ложиться. Сердце учащенно стучало и будто подсказывало: будь начеку. Уже десятый день в округе бушевали лесные пожары, то стихая, давая жителям надежду, то вновь усиливаясь, угрожая деревням и полям, на которых, окопанные со всех сторон, стояли необмолоченные скирды. Все колхозники Ловлинского колхоза имени Калинина, рабочие Ловлинского лесопункта были брошены на тушение пожара, люди работали днем и ночью, пытаясь предотвратить худшее - возгорание села Ловли и других деревень. Но стихия не была подвластна людям. Горели мосты и телеграфные столбы, стога сена и скирды. Не помогало опахивание - порывами ветра головешки летели на сотни метров. Ловле сейчас особенно угрожала большая опасность и председатель колхоза даже из Кривуши вызвал бригаду на тушение пожара. И только огонь, пущенный навстречу неуправляемой огненной стихии, лишил пропитания огнедышащего змея вблизи Ловли.

Авдотья Яковлевна ждала, что вернутся из Ловли сын Егор с женой Таисьей. Дети не хотели ложиться спать без них, но бабушка прикрикнула на них и детям ничего не оставалось как смириться, лишь изредка поглядывая в окно: там вдали краснело зарево, огненные сполохи изредка освещали темное сентябрьское небо. В воздухе стоял терпкий запах дыма, за последние дни все уже привыкли к нему.

Что это? То ли Авдотье Яковлевне показалось, то ли... Порывы ветра стали доносить теплый воздух. Боясь думать о худшем, бабушка спустилась в хлев и отвязала корову. За последние полчаса корова трижды мычала, раньше ночью такого не происходило. Корова бойко зашагала за хозяйкой, и даже была недовольна, что хозяйка привязала ее к забору.

На опушке леса затрещало - вспыхнула, пустив сноп искр, старая ель. Авдотья Яковлевна вбежала в дом, дети, чувствуя волнение бабушки, не заставляли себя подгонять. Когда все оказались на улице, загорелся ближайший к лесу дом. Хозяева и не пытались тушить, изба была обречена. Пламя в считанные минуты перекидывалось на хозяйственные постройки и далее на ближние дома.

От горящих домов бежали старики и дети, за каждой семьей - корова, овцы, телята.

- К реке, к реке, - стучало в голове Авдотьи Яковлевны. Корова, стоявшая на привязи натянула веревку и отчаянно мотала головой. Схватив на руки годовалую Анну, Авдотья Яковлевна отвязала корову. Овцы метались по двору: привыкшие всюду следовать с коровой, они не могли выбрать между желанием бегства от огня и привычкой к корове. Четырехлетняя Маша и трехлетняя Домна испуганно озирались, держа друг друга за руки.

Перекрестившись, Авдотья Яковлевна с детьми и живностью вышли со двора, по привычке плотно закрыв калитку, и двинулись к речушке Кривуше. Корова покорно шла следом, овцы блеяли и путались под ногами. Дети не отставали ни на шаг. Подойдя к речке, Авдотья Яковлевна обернулась и ей представилась горестная картина: загорелась крыша хлева и огонь начал лизать стены дома. Бежавший из деревни народ - человек двадцать стариков и детей - стоял на берегу реки. Некоторые подались в реку, видя неумолимое приближение огня. Кто-то еще стоял на берегу реки и смотрел на горящие дома. Бабы причитали, старики стояли с серьезными лицами. Когда порывы ветра стали бросать головешки до реки, оставшиеся на берегу хором прыгнули в воду и прижались, словно боялись быть увиденными. Каким-то неведомым прыжком пламя перескочило через реку и уничтожило еще две избы.

Бабы голосили, маленькие дети ревели им в ответ и лишь старики, изредка поднимая головы, говорили, какой дом сгорел полностью, а какой еще горит. Постепенно от деревни Кривуши осталось 12 печных труб. Наступало утро 12 сентября 1938 года.

В колхозе имени Калинина, куда входили Кривуша и Ловля, сгорели часть инвентаря и 70% урожая. Общий убыток составил 16827 рублей. В колхозе имени Чапаева в Верхолузье - 401 центнер сена и постройки у трех колхозников. В Кривуше сгорело 12 крестьянских хозяйств, общий убыток на 27059 рублей. Сгорели все постройки, кроме животных, урожай в поле. 44 жителя остались без жилья.

В качестве помощи для распределения между хозяйствами первоначально было выделено 3000 рублей. Для предотвращения пожаров в 1941 году в Ношуле было решено построить пожарную вышку и телефонизировать ее, пожарные вышки были построены и во многих других деревнях.

Перед войной

В конце 1930-х годов дыхание войны, хотя и косвенно, ощущалось даже в Ношуле. В 1936 году при Ношульском лесопункте был организован военно-учебный пункт боевой и политической подготовки допризывников, что позволяло без отрыва от производства подготовить призывников к службе. В пункте одновременно обучалось до 100 человек со всего Прилузья, полный курс обучения составлял 120 часов. Целью обучения была политическая подготовка будущих солдат и получение ими боевых навыков. С началом войны откроются дополнительные пункты допризывников как в Ношульском сельском совете так и в других селах района.

Уделялось внимание физическому развитию, проводились различные соревнования. 26 июля 1936 г. в Ношуле прошли соревнования по легкой атлетике. В беге на 1000 м победил Елин Михаил Ильич, в беге на 100 м и в плавании - Мышенков Ефим, в метании гранаты - Старцев, в прыжках в высоту с результатом 1м 35 см первое место разделили Баранинов Сергей и Горбунов Александр, в длину дальше всех прыгнул Шехонин - 4 м 60 см. В волейбол сельская команда выиграла у тракторной базы. Были и выездные спортивные соревнования. 29 августа 1937 года в Объячево команда из Ношуля играла с хозяевами в футбол. Победили хозяева - 3:1.

Соревнования со спортсменами из Объячева стали традиционными. 25 августа 1940 года вновь прошли соревнования по футболу. Матч закончился вничью - 3:3. Команда из Ношуля, по мнению автора статьи в районной газете, показала грубую игру, и один игрок был даже удален за незнание правил. А в волейбол команда из Ношуля победила.

При мехлесопункте в 1940 году открылся стадион, который в зимнее время заливали под каток. При стадионе имелось 50 пар коньков.

15 июня 1940 года в районе провели военизированные учения "Противник". Одна из военизированных групп двигалась маршем из Ношуля через Черныш на Объячево и пыталась "захватить" село. Нападавшие "были разгромлены".

2 июля 1940 года родное правительство преподнесло еще один подарок своему народу. Отныне устанавливался 8-часовой рабочий день и 7-дневная рабочая неделя (не за 8-часовой ли рабочий день боролись в 1917 году?) Было запрещено самовольно покидать рабочее место.

Таким образом страна готовилась к войне. С высоты сегодняшнего дня понятно, что, если бы Гитлер не развязал войну против СССР, Сталин, соответственно подготовившись, нашел бы применение своим войскам.

Начало книги "НОШУЛЬ. История села".

Реклама Google: