Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

А.И.Можегов. НОШУЛЬ. История села. Глава I. От основания.
Водзюкон 1, юкон 2, юкон 3.

Церковноприходская школа

До середины XIX века грамотными людьми в Ношуле были только некоторые приезжие купцы, писари сельского и волостного правлений, священник и дьяк в церкви. К этому времени в Усть-Сысольске уже были церковноприходское и министерское училища. Попытка повсеместного создания церковно-приходских школ в России по Указу Священного Синода от 1836 года провалилась, ибо священнослужители должны были преподавать в них бесплатно. В 1842 году Николай I утвердил новое положение Синода, согласно которому преподавание в школах должно было оплачиваться. С этого времени открытие училищ пошло более активно. В 1844 году в Небдинском, Преображенском, Усть-Куломском, Межадорском и Объячевском приходах были открыты сельские приходские школы. В январе 1847 года приходская школа была открыта в Ношуле. Открытие и деятельность приходских училищ находилась в ведении Дирекции народных училищ г.Усть-Сысольска. Принадлежали училища Министерству государственных имуществ, хотя содержались на общественные сборы с крестьян. Ношульская приходская школа от прочих, имеющихся в Усть-Сысольском уезде, отличалась тем, что в ней кроме 27 мальчиков обучалось 10 девочек. Девочки, кроме Ношуля, во всем Усть-Сысольском уезде обучались только в Корткеросе, их там было всего 5.

Открытие учебных заведений в населенных пунктах Усть-Сысольского уезда и количество обучающихся в них учащихся на 1847, 1849 годы

Населенный пункт

 Год открытия школы 1847 год 1849 год
мальч.дев.мальч.дев.
 Корткероссентябрь 1843 42 - 68 5
 Межадориюнь 1844 (1843) 17 - 25 -
 Небдиносентябрь — октябрь, 1843 10 - 63 -
 Усть-Куломиюнь 1844 12 - 72 -
 Троицко-Печорскфевраль 1845 19 - 22 -
 Зеленецдекабрь 1846 — январь 1847 10 - 30 -
 Ыбдекабрь 1846 — январь 1847   25 -
 Ношульдекабрь 1846 — январь 1847 16 - 27 10
 Лоймаянварь 1849   19 -
 Объячевоиюнь 1844 19 -  
Итого мальчиков/девочек   348 15
Всего учащихся 145 363

Какие же предметы преподавались в церковноприходской школе? В 1847 году основными были русская грамота (чтение книг, гражданской и церковной печати, чистописание и скоропись), первые четыре арифметических действия с подробным объяснением российских мер, весов, монет. Показывалось и употребление счетов. К 1849 году в программе появился краткий катехизис, изъяснение Богоспасительной литургии, священной истории, Ветхого и Нового завета. Предметы, как и полагается в церковноприходской школе, были в основном богословские. И преподавал их один учитель, священник Ношульской Стефановской церкви Смелков Арсений Иванович. Однако потом, вследствие донесения исправляющего должность Усть-Сысольского окружного начальника в 1852 году, Палата государственных имуществ решила перевести Ношульское приходское училище в Объячево, в Объячево-Николаевский приход, куда, по рекомендации Вологодской Духовной Консистории, наставником определили дьякона Объячевской церкви Иосифа Петровича Багина. Чем был вызван этот перевод, непонятно. Ведь в Объячеве с 1844 года уже работало приходское училище. Еще почти на 20 лет жители Ношуля остались без школы. 31 мая 1852 года Объячевское церковноприходское училище (30 мальчиков и 4 девочки) на основании перехода училищ в ведомство Министерства народного просвещения стало называться начальным училищем. В 1852 году открылось Лоемское училище, 1 января 1862 года начало работать Летское (обучался 21 мальчик).

Достоверно неизвестно, проводилось ли в Ношуле какое-то обучение в период с 1852 по 1870 гг. Лишь при открытии министерского училища упоминалось, что до 1871 года обучение велось в доме священника, но как долго это происходило, непонятно.

Министерское училище

28 января 1871 года в Ношуле было открыто одноклассное министерское (при Министерстве образования, откуда и название) училище. В 1869 году на сельском сходе была отведена под училище земля, открыть его планировали еще осенью 1870 года, но занятия в училище начались только 28 января 1871 года. Крестьяне первоначально взяли на себя обязательство вносить ежегодно 120 рублей в пользу училища, но впоследствии эта ноша показалась слишком обременительной, и взнос решили прекратить. Чиновники пригрозили закрыть училище в Ношуле: Училище из-за такой ничтожной суммы закроется, но гораздо труднее хлопотать об открытии его вновь там же, а не в другой местности уезда. Крестьяне предлагали эту сумму переложить на средства земства, "чтобы было справедливо, так как в этой отдаленной местности, как Ношуль, земство не растрачивает ни копейки на народное образование".

Срок обучения в училище составлял три года, что для нас, привыкших к системе один класс - один год, не совсем понятно, ведь училище считалось одноклассным. Были в то время и двухклассные училища с пятилетним сроком обучения (в Усть-Сысольске, в 1903 году было открыто двухклассное училище в Визинге). Занятия по графику начинались в сентябре, но многие приступали к учебе не ранее октября-ноября, по окончании полевых работ. Заканчивались занятия в мае-июне. Для перехода с одного отделения на другое (с первого года обучения на второй) необходимо было сдать переходные испытания (экзамены), а по окончании - выпускные. Обучение велось не по четвертям, как сейчас, а по третям. Состояние училища и уровень обучения были, видимо, на довольно высоком уровне. Ношульское образцовое министерское училище - так громко звучало полное название этого учебного заведения. Обучение было платным, с крестьян брали по 3 рубля в год, с прочих по 10 рублей. Если учащийся поступал после времени, означенного для приема, сумма оплаты возрастала на 1 рубль для покупки пособий.

Первым учителем Ношульского одноклассного училища был господин Ракадальский. Однако по слабости здоровья 1 марта 1872 года, проработав чуть более года, он был уволен с данной должности. После обучение вел Азарий Семенович Терентьевский, сын пономаря Стефановской церкви Симеона Афанасьевича Терентьевского. Это был учитель с педагогическим образованием - закончил педагогические курсы при Вологодской духовной семинарии. Учитель вел общеобразовательные предметы - письмо, язык и арифметику. В 1874 году штат был увеличен, заведующим училищем был назначен Куратов Н.А., а Терентьевский А.С. остался учителем. Молодой (1844 года рождения) Азарий Терентьевский проработал до 10 октября 1874 года, после чего по "причине скудости содержания отбыл в Таврическую губернию (Крым) также на должность учителя". Священник Павел Пулькин преподавал в школе Закон Божий.

В практике учебных заведений Российской империи того времени было избрание на сельском сходе почетных блюстителей училищ. Почетным блюстителем избирался один из состоятельных жителей. Если в селе не могли найти достойного кандидата (в обязанности которого входило выделение определенной суммы, не менее 30 руб. в год на содержание училища), то почетное звание предлагали жителям других населенных пунктов. В Ношульском министерском училище должность блюстителя часто была вакантной, поскольку "не находилось достойных кандидатов". В училище обычно вывешивался портрет почетного блюстителя, чтобы все учащиеся знали его в лицо, и выражали ему почтение при встрече. Лесничий Ношульского лесничества Федор Александрович Павлинов был попечителем училища в 1873 году, а 28 января 1874 года на сельском сходе был избран повторно.

После того, как Павлинов покинул Ношуль и на его место прибыл губернский секретарь Павел Дмитриевич Козицын, ему также было предложено стать почетным блюстителем училища, для чего волостное правление просило написать заявление с обязательством вносить ежегодно энную сумму в пользу училища. По окончании учебного года, обычно в начале июня, учителя уходили в отпуск, часто с отъездом за пределы Ношуля. Руководил учительством Усть-Сысольского уезда инспектор народных училищ статский советник Кичин В.Е.

В 1873 году в училище обучалось 38 мальчиков и 3 девочки. Обучение велось совместно - учащиеся первого, второго и третьего отделений учились в одном помещении. Бедность не позволяла детям полностью уделить свое время учебе. До окончания курса 1874 года не доучился 21 человек. В училище занимались дети не только из Ношуля, но и из окрестных деревень и починков - Лихачевской, Ловли, Кривуши, Сокси и других. С годами численность учащихся возросла.

Дети поступали в школу для обучения, но зачисление происходило настолько неорганизованно, что когда одни только начинали осваивать азы, другие уже ушли в обучении далеко вперед. Это вносило сумбур в процесс преподавания. В 1874 году Николай Куратов, будучи учителем, жаловался на то, что прибывает по 1-2 ученика. Учитель решает вести прием учеников до 23 ноября, после чего прекратить принятие новых учащихся и возобновить прием лишь после 1 января. Это не могло сказаться на качестве обучения: "Учащиеся старшего отделения (после трех лет обучения) читают статейки из любых книжек, пишут предложения под диктовку, но грамматики не знают. По прочтении пересказать не могут, затрудняются в объяснении слов и выражений. По арифметике решают четыре действия, но объяснить ход действий не могут", - такие знания показали учащиеся, которых принял вновь прибывший учитель Николай Куратов, после двух лет обучения.

При учителе Вешнякове на содержание училище получало 226 рублей от Министерства народного просвещения и 362 рубля от земства. Все средства, предназначенные для деятельности учебного заведения, получал на руки заведующий. Определенная сумма шла на оплату труда преподавателей (учитель в год получал 200 рублей, законоучитель - 60), жалованье выплачивалось трижды в год равными частями - в январскую, майскую и сентябрьскую треть. Часть средств расходовалась на учебные пособия и содержание училищного помещения (20 рублей расходовались на нужды библиотеки и еще 21 рубль на прочие расходы), со временем училище было укомплектовано всем необходимым учебным инвентарем. Учет средств был очень строгий, учитывались все расходы до копейки. Контролировал расходы заведующий Усть-Сысольским городским училищем, указания были даже в деталях. Например, рекомендовалось дрова закупать не в марте, когда дорога портилась и доставка стоила дорого, а в январе, и чтобы доставка входила в стоимость дров, а не приходилось бы тратить 1 рубль на доставку 1/2 куб. сажени дров. Когда заведующим училища был Гордюшев, его даже обвинили в нецелевом или нерачительном использовании средств.

Среди поставщиков Ношульского министерского училища были лавки, торговые дома, издательства и фабрики Усть-Сысольска, Вологды, Великого Устюга, Вятки, Санкт-Петербурга, Одессы и, конечно же, Ношуля. Многие товары, в основном хозяйственного назначения, покупались на месте. Канцелярские принадлежности, тетради, учебники и книги заказывались в типографиях крупных городов России. Таким образом, к 1874 году училище стало обладателем библиотеки, в которой было 874 книги 259 названий. Это на 25 лет раньше общепринятой даты основания сельской библиотеки в 1899 году, ею могли пользоваться все жители. Выписывались периодические издания, в 1873 году был выписан журнал "Школьная жизнь".

Располагалось училище в арендуемых частных домах и, естественно, не отвечало требованиям организации учебных заведений. Это были дома священника Пулькина (1871 год), вдовы священника Смелкова Каллерии Смелковой (1874 год). Возникали случаи, когда приходилось в середине учебного года переезжать из одного помещения в другое. Так, в середине учебного года, 15 ноября 1874 года, училище производит расчет с квартиросдатчиком и переезжает на новое место.

В училище не было ремесленного класса, и это признавалось большим недостатком, "ибо было бы весьма полезно само по себе как средство к распространению в среде сельского населения ремесленных знаний, приложению к обработке местных продуктов и, вместе с тем, побудило бы население к отдаче детей своих в школы, укореняя в нем убеждение в необходимости и полезности сельской школы, устроенной на новых началах, где дети бы получали такие знания, которые давали им возможность иметь выгодные заработки", - размышлял Куратов. Проблема с помещением могла быть решена только в случае постройки собственного здания для училища.

Детей школьного возраста в Ношуле было более двухсот человек, и только малую часть Куратов принял, а остальным было отказано. Учитель пояснял: "Учащихся в училище более 50 человек (49 мальчиков и 8 девочек), но есть угроза закрытия из-за отсутствия собственного здания. Если бы позволило помещение, число учащихся может удвоиться". 17 мая 1876 года священник Павел Пулькин предложил выкупить свой дом за 1352 рубля под училище с перекаткой на новое место. Сельский староста не согласился, сказав в ответ, что он лично построил бы за 1000 рублей новый дом по плану (имеется в виду специально для школы).

На сельском сходе 19 октября 1869 года жители Ношуля уже отводили 1 десятину для строительства здания училища, разведения сада и огорода на левой стороне дороги, ведущей от Ношульской пристани в г. Вятку — напротив участка Ношульского лесничества. Место признавалось удобным. 21 октября 1875 года еще один сельский сход подтвердил намерения жителей Ношуля иметь свое здание училища. На сходе 1 января 1873 года крестьяне волости согласились произвести бесплатную вырубку леса и доставку его на место постройки здания. Инспектор народных училищ просил казну отпустить лес беспошлинно, но после долгой переписки сошлись на половинной цене. Постройка собственного здания освобождала бы от внесения арендной платы за здание, а о помощи в размере 120 рублей для уже построенного здания на текущие нужды и речи не шло, так как в уезде все училища содержатся на средства земства да и крестьяне в селении бедны, — решило волостное правление. Крестьян даже пытались привлечь к пожертвованиям обещанием того, что в населенных пунктах, где крестьяне жертвуют на нужды училища, последние будут преобразовываться в городские.

Учитель Ношульского министерского училища принял землю по акту от волостного правления. В отведенный под строительство участок земли вошли конюшня, хлев и баня крестьянина Андрея Ефимовича Иевлева. Училище договорилось с крестьянином, что тот в течение нескольких лет будет пользоваться своими постройками, а после того, как они придут в негодность, землей воспользуется училище.

Директором народных училищ на строительство первоначально было затребовано 800 рублей. 17 сентября 1877 года была составлена смета на строительство нового здания училища. Здание вместе с квартирой учителя, дровяником, хлевом, конюшней, баней, забором и плетнем обходилось уже в 2800 рублей. Строить вызвался волостной старшина Попов Николай Афанасьевич. Постепенно стоимость строительства возросла до 3463 рублей 11,5 копейки. И снова жителей просят оплатить 663 рубля и 11,5 копейки, чтобы казна уложилась в 2800 рублей, но жители Ношуля "стояли стойко" и не заплатили ни копейки.

1. План земельного участка, переданного ношульскими крестьянами для строительства одноклассного училища в Ношуле, начало 1870-х. Составил Журавлев А.М. ЦГА РК ф.180 о.1 д.15 л.94, кликните для увеличения.

2. Подтверждение Попова о желании построить училищное здание, 1880 год, кликните для увеличения.

3. Постановление Ношульского сельского схода о строительстве в Ношуле здания министерского училища, кликните для увеличения.

Для выбора строителя был устроен торг, о чем было объявлено в "Вологодских губернских ведомостях", 27 февраля 1882 года состоялись торги, а 3 марта переторжка. И здесь были попытки изменить как план строительства, так и смету. Строители предлагали каменный фундамент заменить на деревянные стулья, т.к. булыжника около Ношуля не было, известь надо везти из Вятки, а деревянные стулья (ох, лукавые) по прочности не уступают каменному фундаменту. Заказчики в последний момент внесли свою поправку: устроить комнату для учащихся, остающихся на ночлег, с добавкой 40 рублей к смете. В итоге Лаврентий Супрядкин, строитель первого в Ношуле училища, выиграл торги с суммой 2130 рублей + 40 рублей за устройство комнаты для ночлега. Сначала он шел на торги в паре с бывшим волостным старшиной Николаем Поповым, но потом их пути разошлись. Договор был подписан 22 апреля 1882 года, а 21 апреля 1882 года штатный смотритель В.Кичин заключил контракт и в результате из выделенных для строительства средств даже осталось 255 рублей 18 копеек, которые решено было потратить на обои, изготовление ученических парт, 2-х шкафов, приобретение ручной пожарной трубы. По плану за 1882—1883 годы строительство необходимо было закончить. Следить за строительством должны были законоучитель и учитель.

Решение о строительстве училища было важным шагом. Ношульское министерское училище было единственным такого рода во всем уезде, по статусу и значению оно уступало только Усть-Сысольскому городскому училищу. Появление собственного здания позволило населению быть уверенным, что училище не переведут, как ранее, в Объячево или в другой населенный пункт.

Следующий учебный год начался 7 сентября 1883 года уже в новом здании. На открытие 12 сентября приехал инспектор народных училищ. Вот как выглядела новая школа: на входе был расположен теплый коридор для раздевания, откуда можно было попасть в ночлежную комнату (при открытии она не была готова для приема детей) и в рекреацию, и далее в отделения. Школа обогревалась пятью печами, в которые вставлены вентиляторы и воздух таким образом очищался. Вентиляторы открывались каждую перемену, после занятий классные комнаты очищались от сора. В школе три отделения: 1-е отделение (1-й год обучения) — 33 мальчика и 4 девочки, 2-е отделение — 19 мальчиков, 3-е отделение — 8 мальчиков и 1 девочка. Каждый учебный день начинался и заканчивался чтением молитв, содержание песен и молитв прилагалось на повседневную жизнь. Дети исправно посещали богослужения и в Стефановском храме, а в воскресные дни собирались в училище и занимались чтением под руководством учителя. "Дети посещают школу аккуратно, за исключением занятых домашними делами и больных. Домашним обучением никто не занимается", — подводит итог учитель Вешняков.

Для исправления недоделок требовались деньги, выделяемых средств на содержание училища явно не хватало. Xозяйственные деньги выделялись в размере от 21 до 60 рублей, учителя просят волостное правление убедить крестьян ежегодно жертвовать на училище маленькую сумму, хотя бы 40—50 рублей. Одежда и питание детей оставляли желать лучшего, материальная база училища из-за мизерного содержания находилась в плачевном состоянии. На причинах столь бедственного положения жителей мы остановимся дополнительно.

В 1883 году в училище был назначен новый заведующий — окончивший Тотемскую учительскую семинарию А.Н.Вешняков. Он проработал до 1891 года, ввел в училище ремесленное обучение: обладая навыками плетения корзин из лозы и корней, стал обучать этому и своих учеников. Это ремесло, по его мнению, было весьма полезно для местных жителей, ибо все корзинки крестьяне покупали у вятских купцов. Несколько позже к плетению корзин добавилось обучение переплетному делу. В 1884 году его чуть не забрали в армию, но звание учителя освободило от введенной в 1874 году всеобщей воинской повинности.


Вешняков А.Н.

Гордюшев А.М.

Заостровский И.Е., законоучитель

Мурогин И.В.

Степанова О.Ф.

Заварина Н.И.

С 1891 по 1902 год заведовал министерским училищем Алексей Михайлович Гордюшев. Кроме своих прямых обязанностей преподавателя он занимался еще и метеорологическими исследованиями. На училищном дворе была устроена метеорологическая будка с приспособлениями, ежедневно снимались показания температуры, влажности, интенсивности осадков. Лаборатория подчинялась напрямую Николаевской главной физической обсерватории в Санкт-Петербурге. Подобная метеорологическая лаборатория была еще и в Межадоре. В 1894 году по указанию инспектора народных училищ Гордюшев приступил к составлению карты Усть-Сысольского уезда.

С увеличением количества учащихся были введены должности помощника учителя, преподавателя гимнастики. Практически в одно время с А.М.Гордюшевым начала работать помощник учителя Александра Степановна Юшина. Гимнастику за жалованье 2 рубля в месяц преподавал Виссарион Попов, а с 1 мая 1890 года Илья Лаврович Трофимов, отставной рядовой пехотного кадрового батальона. Уроки гимнастики проходили на училищном дворе. В отсутствии учителя делами в училище заведовал законоучитель. Все дела переходили в его ведение, материальные ценности передавались по описи даже в случае кратковременной отлучки.

Между учителями возникали трения и даже серьезные конфликты. В 1899 году нечто подобное произошло между заведующим Гордюшевым и законоучителем Заостровским. Имея плохое здоровье, Иоанн Евфимиевич вынужден был пропускать много уроков. По этой причине он просил заведующего и учительницу Степанову подменить его, а после начисления жалованья рассчитался с ними. После чего он написал жалобу на Гордюшева, с обвинением в неполном расчете (жалованье всегда выдавал заведующий училища). Когда при разбирательстве Гордюшев спросил его о причинах жалобы, тот (со слов Гордюшева) сослался на большую сумму отступных. В 1916 году учительница А.Подолгрецкая жаловалась на грубое отношение Мурогина в присутствии детей. По ее словам, заведующий оскорблял ее в классе, в котором находились дети, и даже отстранил от преподавания в пользу недавно сдавшей экзамены на звание учителя практикантки Веры Стениной. Противостояние в школе длилось несколько дней и закончилось тем, что обе учительницы покинули Ношуль. Однажды даже крестьянин деревни Якутинской подал в суд на учителя за оскорбление своего сына-учащегося, но суд оправдал учителя.

18 мая 1902 года Усть-Сысольский училищный совет предложил Гордюшеву новую должность заведующего двухклассного училища, открываемого в Визинге. 1 июня 1902 года, ввиду отсутствия замены (новый заведующий Мурогин приехал позже), он сдал училище И.Заостровскому. С 20 января 1887 года, когда законоучителем стал работать И.Е.Заостровский, в учебную программу добавились черчение, пение и чистописание. В 1888 году пять человек из училища, среди которых Александр Лазарев, Семен Смолев, Илья Вахнин, получили похвальные листы как окончившие только на "5" и "4". При этом до половины учащихся не могли сдать испытания по итогам года. А в 1882 году окончившим Ношульское министерское училище Иевлеву Лаврентию и Шулепову Василию за хорошую учебу вручили книги "Труд и знание - основа достатка", подаренные Московским купцом 1-й гильдии Ермаковым (на уезд было подарено 30 книг). Инспектор народных училищ посещал Ношульское министерское училище 2-3 раза в год. В училище не было почетного блюстителя, поскольку "нет желающих претендовать на данную должность". Училище испытывало большой недостаток в учебных пособиях и книгах.

К 1897 году потребовался полный ремонт всего здания, так как зимой температура в классах не поднималась выше 6-9 градусов. В ремонте нуждалось все здание, в 1897 и в 1900 годах производились текущие ремонты, но ситуация не улучшалась. Как показал более детальный осмотр 1905 года, в училище по всем документам значился каменный фундамент, а на самом деле все здание стояло на деревянных стойках... которые были облицованы кирпичом. По углам стойки прогнили и осели, и здание перекосило. Фундамента под внутренними капитальными стенами не оказалось вовсе! Там оказались лишь насыпанные камни. Итоговый вердикт:"Крыша прогнулась, стены расходятся, все требует ремонта, необходима постройка нового здания!"

У училища был свой покровитель - святой Феодосий Тотемский. Богослужения этому святому проходили на уроках Закона Божьего, изучалась его жизнь. 1 февраля 1901 года иконописцем А.Н.Худяевым была написана для училища икона этого святого. В 1901 году появилась возможность "проводить народные чтения со световыми картинами". Трудно представить, что это такое в нашем понимании, но очень похоже на показ диафильмов с чтением сопроводительного текста. В 1907 году по просьбе Мурогина его жалованье было увеличено до 60 рублей и приравнено к окладу заведующего двухклассного училища, т.к. было признано, что функции совсем не отличаются. При этом Иван Васильевич отказался от оплаты за преподавание переплетного дела, хотя обучение по данному предмету не прекратил. В 1908 году за длительное служение на ниве обучения Иван Васильевич Мурогин был награжден серебряной медалью на Александровской ленте. К 1905 году появились должности второго и третьего учителей. Ими стали две учительницы - Ольга Филипповна Степанова (она 40 лет будет преподавать в школе начальные классы) и Надежда Мурогина. Закон Божий преподавал помощник священника Иоанн Заостровский. В 1905 году в Ношульском министерском училище числилось 136 детей, из них только 34 девочки. 20% от списочного числа учащихся занятия не посещали. При проверке училища инспектором был сделан следующий вывод: знания удовлетворительные, дисциплина одобрительная. Интересен факт: при поступлении дети ни слова не понимают по-русски, но за три недели овладевают его основами. Это, на мой взгляд, довольно высокий показатель качества преподавания и усвоения. При этом учителя требуют от вышестоящего начальства увеличения количества часов русского языка. Среди основных, по которым при выпускных экзаменах подводили итоги: устные - Закон Божий, исповедальный язык, русский язык, арифметика, пение. Письменные - русский язык, арифметика, чистописание. По результатам экзаменов делается вывод - закончил или не закончил. Не сумевшие успешно сдать выпускные экзамены оставались на второй год и повторно проходили курс обучения. На испытания часто приезжали чиновники из вышестоящих органов. 28 мая 1910 года в Ношуль приехал и присутствовал на испытаниях земский начальник 3-го участка Василий Васильевич Гордеев, который был председателем комиссии. В комиссию вошли практически все учителя волости (в том числе из Лихачевки и Ловли) и комиссия принимала экзамены в министерском и Лихачевском земском училищах волости. По результатам испытаний в министерском училище оказался круглый отличник - Иевлев Иван Лаврович из д. Бор, в Лихачевском земском Ичеткин Иван Яковлевич. Некоторые учащиеся на испытания попросту не пришли.

Министерское училище обслуживало все села и деревени Ношульской волости. Положение улучшилось с открытием земских школ в деревнях Лихачевской (1905 год), Ловле (1906 год) и Ивановской (совр. Черныш). Планировалось создать еще три школы - в деревне Бор, Васильевской и Яковлевской (последняя открыта в 1911 году). И даже при этом оставались селения вне школьных районов (школьный район охватывал населенные пункты в радиусе трех верст): Важгорт, Девятка, Кривуша, Сокся, не попавшие в трехверстную систему охвата. В начале века был разработан план открытия в Усть-Сысольском уезде 60 новых школ, чтобы любому ребенку школьного возраста до школы не приходилось бы ходить более трех верст.

В 1902 году в Усть-Сысольском уезде было открыто еще одно министерское училище - в с. Визинга. Так как это училище стало играть ведущую роль в Сысольских волостях (там не было городского училища), оно имело двухклассный статус.

К 1909 году Ношульское министерское училище вновь оказалось в арендуемом за 1740 рублей в год помещении. По одним данным школа была уничтожена пожаром 1909 года, по другим - ее разобрали ввиду ветхости дабы освободить место для постройки новой. Вероятность пожара спорна, т.к. крупный пожар, уничтоживший много домов, случился в нижней части села, а при планировании строительства нового здания хотели использовать детали старого здания. Просьба волостного правления и администрации училища о выделении 1000 рублей на постройку нового здания была отклонена. Предлагавшееся сельскому обществу увеличение ассигнований на постройку до 2000 рублей в тот момент едва ли было осуществимо ввиду пожара 1909 года, уничтожившего в селе около 60 домов. Населению обещали в случае постройки нового здания преобразовать училище в двухклассное. Однако для этого необходимо было построить новое здание школы, более обширное и приспособленное для учебных целей, а не жилья.

По рассказам очевидцев, многие жители села принимали участие в строительстве. Новое двухэтажное здание было построено на месте старого здания, ибо это место по всем параметрам было самым лучшим в селе. Каждому крестьянскому двору было дано задание привезти по возу камней и несколько бревен для строительства. В первый год построили 1-й этаж, на следующий - второй и покрыли железом. На нижнем этаже планировалось разместить классы, "рекреационное зало", учительскую. На верхнем - квартиру учителя-инспектора, ночлежную для учеников из дальних селений и одна комната оставлялась под класс ручного труда. "Здание всем требованиям (света, чистоты и т. д.) отвечает, хотя желательно обшить тесом и окрасить", - пришел к заключению после проверки училища инспектор народных училищ.


Строительство Ношульского 2-классного министерского училища в 1909-1910 гг.

Вокруг здания оставлены площади под двор - 1/3 десятины, столько же под сад и огород. Планировалось построить баню и хлев, погреб и амбар. Позднее на эти цели - достройку здания и постройку надворных построек было получено 3000 рублей. Однако до зимы здание не успели достроить. В 1909-1910 гг. поступившие в школу ученики ввиду недостроенности здания начали учиться 1 декабря. Из-за сильных морозов (в школе 0 градусов по Цельсию) занятия прерывались.

Но то были временные трудности по сравнению с перспективой в будущем учить и учиться в новом, красивом и светлом здании, преобразованном в двухклассное министерском училище. Однако планы изменились. Министерское училище, даже если бы оно было двухклассным, не решило бы потребность в необходимом уровне образования. Получив начальное образование, учащиеся должны были отправляться в Усть-Сысольск, в котором было единственное на уезд городское училище. Остро стала проблема открытия училища с более длительным сроком обучения, с расширенным списком преподаваемых предметов.

Решено было в Ношуле открыть городское училище, и так как для городского училища не было подходящего помещения, под него отвели вновь построенное здание министерского училища. Возникла опасность закрытия министерского училища или передачи его земству; в этом случае училище превратилось бы в земскую начальную школу. 29 марта 1911 года был собран сход жителей села Ношуль. Мы крестьяне Вологодской губернии Усть-Сысольского уезда Ношульской волости, селения Бор (с. Ношуль), имели суждение о положении существующего в нашем селении министерского училища. Как старейшее министерское училище, существующее в нашем селении еще со времен Ношульской хлебной пристани и обладающее значительным имуществом и довольно большой библиотекой, не было бы закрыто или передано земству, а оставлено как Министерское однокпассное.

До решения этого вопроса пришлось министерскому училищу арендовать помещение под училище у крестьянина Василия Григорьевича Иевлева. Вот какие мысли излагал И.В.Мурогин по поводу строительства училища в своем письме Инспектору народных училищ: Открытие второго начального училища необходимо не в самом селе, а в одной из деревень (Якутинской, Кузьминской, Яковлевской, Горбуновской) находящихся вверх по течению речки Лузы и входящих в территорию вверенного мне училища... Все деревни лежат в стороне от трактовой дороги, разделены оврагами и многие дети вследствие неудобства сообщения остаются дома. Таким образом именно там крайне необходимо открытие начального училища. Число учащихся в нем будет 120 человек, а с введением всеобщего обучения и значительно больше. Таким образом, состав его может быть увеличен на один комплект... И, наконец, просьба о присвоении училищу имени царя-освободителя Императора Александра II.

Незадолго до этого, 19 февраля 1910 года, в министерском училище был открыт второй класс (двухклассное обучение - 6 лет, одноклассное - 4 года), присутствовал инспектор народных училищ, и при всем стечении народа он пообещал, что с открытием городского училища министерское будет оставлено в одноклассном состоянии, но местным крестьянам необходимо принять участие в строительстве здания для него. Это условие крестьянами было принято.

Крестьяне начали готовиться к переезду министерского училища на новое место, по приговору от 4 марта 1910 года было приобретено место для училища у наследников Усть-Сысольского мещанина Никандра Ивановича Мальцева.

Однако покупка оказалась несколько поспешной - место небольшое по площади и неудобно расположено. Волостное правление решает выделить еще 150 рублей из запасного капитала правления для приобретения нового, более удобного места в центре села близ так называемого места Кокориш лог у крестьян Тихона Ивановича и Семена Ивановича Вахниных. В случае их отказа крестьяне предлагали разделить землю городского училища пополам. "Свободной земли в селе не имеется, а купить ее нет средств - все потрачено на городское училище", - подводят итог жители села.

На крайний случай предполагалось оставить министерское училище на первом этаже городского до 1 июля 1912 года, и по этому поводу даже была предварительная договоренность.

Крестьяне не оставляли идею построить новое здание под министерское училище. С этой целью они просили оставить оставшиеся после разборки старого здания косяки, двери, рамы и прочее, а также старые надворные постройки - баню, погреб, хлев. Для строительства здания, по их мнению, было необходимо выделить 3000 рублей.

Учащиеся министерского училища только год после открытия городского проходили обучение на первом этаже этого училища. В июне 1911 года законоучитель Орнатский (заведующий учитель министерского училища И.В.Мурогин был в отпуске) уже стал заниматься поиском квартиры для своего учебного заведения: на следующий учебный год в помещении было отказано. Василий Григорьевич Иевлев из Лябовской и Аф.Ив-.Беляев предлагали свои дома в аренду, последний же даже хотел построить новый дом для этого. А помещение требовалось не маленькое: необходимо разместить 50 учащихся, библиотеку (ок. 4000 книг) и прочее имущество.

С 1 сентября учебу начать не удалось, отсутствовало помещение. Учителя со своми воспитанниками занимались общественной деятельностью: 23 сентября 1911 года И.Мурогиным при участии 2-й и 3-й учительниц был устроен для учащихся праздник древонасаждения. Посадка деревьев была произведена на старом, упраздненном, кладбище близ церкви. Активное участие как организатор в этом деле принимал местный лесничий Вас. Сем. Богданов.

При выборе помещения было отдано предпочтение дому Беляева, и с 1 октября 1911 года министерское училище заняло этот дом в деревне Бор I (до 60-х годов XX века в этом доме была столовая сельпо, после там был построен дом председателя Ношульского сельского совета А.М.Шулепова). Перед началом работы в училище отслужили молебен и панихиду по Председателю Совета Министров П.А. Столыпину (1 сентября 1911 года в Киеве Столыпин был убит). Сначала в 1-м, а 3 октября во 2-м, 3-м, 4-м отделениях начались занятия. Молебны в училище - в честь юбилеев училища, церковных праздников, святых - проходили довольно часто. 28 января 1911 года министерское училище отпраздновало 40-летие с момента открытия. Накануне отцом-законоучителем была отслужена в училище всенощная, в день праздника отслужена литургия в церкви, на котором присутствовали как учащиеся, так и учителя. После этого был снова отслужен в училище отцом-законоучителем молебен преподобному Феодосию Тотемскому, покровителю училища, на котором присутствовали все члены причта, учитель-инспектор, учитель и ученики Ношульского городского училища, волостной старшина и многие из крестьян. После молебна Мурогин И.В. обратился к присутствующим с речью, в котором уделил особое внимание значению школы в деле воспитания подрастающего поколения. Было указано, что родители должны быть ближе к школе, а учащиеся не должны порывать связи со школой и после выхода из нее. Заведующий отметил, что он постарается сделать учащихся хорошими людьми, верными слугами церкви, престолу и Отечеству. После этого были исполнены народный гимн "Славься, славься" и "Многие лета", закончившиеся многократными "Ура!" в честь Государя Императора. Дальше производилась раздача учащимся подарков в виде письменных принадлежностей от училища и сладостей от учителей. При этом продолжалось пение гимнов и чтение стихотворений. В 6 часов вечера было устроено чтение со световыми картинами "Кот в сапогах" Жуковского, по окончании был сожжен комнатный фейерверк и выпущено несколько ракет.

В 1914-1915 годах в училище преподавали четыре учителя. Иван Васильевич Мурогин - 1-й учитель, давал уроки в 4-м, самом старшем отделении и по-прежнему возглавлял министерское училище. Однако началась 1-я мировая война, и его чуть не забрали в армию. После вызова в Усть-Сысольское по воинской повинности присутствие для освидетельствования он вернулся в Ношуль, на фронт пока не попал. Вторая учительница О.Ф.Степанова вела уроки в 1-м, самом младшем отделении, Н.И.Мурогина во втором отделении, Е.А.Никитина прибыла в Ношуль в сентябре 1916 года вместо Подолгрецкой, ей было доверено учить детей в третьем отделении. Из жалованья учителей удерживалось по 20 копеек в месяц на "койку для раненых".

Городское училище

7 мая 1909 года в д.Бор собрался сельский сход. Может, и остался бы этот сход одним из сотен других, если бы среди прочих вопросов не был поднят вопрос возможности учреждения в волости училища с более высоким, чем министерское, уровнем образования. Уже было известно о планах организации в уезде нескольких городских училищ, в том числе в сельской местности. В итоге появилось следующее обращение: ...Мы, крестьяне Ношульской волости, нашли необходимым возбудить ходатайство через надлежащее начальство об открытии в с. Ношуль Городского училища.

1 июня 1909 года в с. Ношуль городское училище было учреждено, а 9 октября 1909 года в Усть-Сысольске эта тема снова стала остра в новом аспекте. На уездном земском собрании обсуждалась возможность открытия городского училища в селе Объячево вместо Ношульского. Но это было признано нецелесообразным в виду непригодности здания Объячевского земского училища, а в Ношуле имелось двухэтажное здание, построенное для училища силами местных жителей. Официально училище было открыто 28 октября 1910 года, а 25 апреля 1911 года распоряжением господина попечителя Санкт-Петербургского учебного округа за #899 двухэтажное здание Ношульского министерского училища было передано городскому училищу.

Был определен бюджет училища. Ежегодно на его содержание выделялось 4175 руб., в том числе 3175 руб. от казны. Земством было выделено 1000 рублей, на содержание классов ручного труда (две специальности - обработка дерева и металла) по 300 рублей и единовременно 500 рублей на оборудование.

По воспоминаниям Тарасова Аф. Конст., первые учителя для городского училища приехали в Ношуль в августе 1911 года и с сентября училище начало работать. Учителем-инспектором (своего рода директором) стал Н.М.Замяткин (именно на его долю выпали все трудности по организации хозяйственных и учебно-воспитательных мероприятий в училище в период становления). Он вел арифметику, географию, историю, физику.


Замяткин Н.М.

Зыков С.Н., фото 1950-х годов.

Законоучителем был Ф.И.Орнатский, учителя Вл.Мих.Ярославцев и С.Н.Зыков вели общеобразовательные предметы. Первый вел, в частности, русский язык, черчение, географию, историю, физику, занимал пост секретаря педсовета, заведовал физическим кабинетом и библиотекой. Старший унтер-офицер в отставке П.Е.Можегов вел гимнастику и правила военного строя. С.И.Чеусов был фельдшером училища (он же и сельский фельдшер). С 20 октября 1913 года была допущена к преподаванию рукоделия М.В.Ярославцева (до этого бывшая учительница Лихачевского земского училища). Кроме того В.М.Ярославцев занимал пост секретаря педсовета, заведовал физическим кабинетом и библиотекой. Обратите внимание - в училище исключительно все занятия велись на русском языке, да и преподавательский состав в подавляющем большинстве был русским. Преподаватели, коми по происхождению, вели в основном такие предметы, как труд и физическое воспитание. Авторитет преподавателей среди жителей был очень высок. Впоследствии в училище преподавали и другие: Николай Левковский (прославился хорошо отлаженной работой хора), Василий Молодцов, Илья Михайлович Коданев.

Предполагаемый контингент городского училища должен был составить 100-120 человек, прием был объявлен через вступительные экзамены. Учащиеся приезжали и из далеких сел Коми края - Визинги, Чукаиба, Кибры, Ужги, Койгородка, Межадора, Летки, Объячева, Читаева - они и стали основной массой учащихся. Училище стало обслуживать Прилузскую часть уезда и отчасти Сысольскую (по Лузе и Сысоле). При открытии училища преподаватели столкнулись с той же проблемой, что и в министерском: к 31 декабря число учеников составило всего 36 человек. Двое детей принадлежали к сословию дворян и чиновников, двое - к духовному званию, двое было из мещан. Остальные - крестьяне.

Образование в городском училище было платным, но плата была символической даже для того времени - 2 рубля в год. Учащиеся в Ношульском училище были настолько бедны, что совершенно не имели средств на приобретение учебников и письменных принадлежностей, отказ в выдаче тех и других повлек бы за собой выход из училища половины воспитанников. Вследствие этого в 1914 году часть - 54 ученика из 106 - были освобождены от платы вовсе.

Высшее начальное училище

В 1914 году Ношульское городское училище было преобразовано в высшее начальное училище. В честь 300-летия дома Романовых оно получило название Алексеевское (по имени наследника цесаревича Алексея Николаевича). Основанием для приема в высшее начальное училище было окончание более низкого по статусу, например, городского или министерского. В 1914 г. из 28 человек, поступивших в высшее начальное училище, три человека окончили Визингское, один - Выльгортское, и один - даже два класса Усть-Сысольского высшего начального училища. Ввиду немногочисленности желающих учиться принимали и "великовозрастных" учеников.


Бетехтин Анатолий после окончания Ношульского высшего начального училища стал гимназистом Усть-Сысольской гимназии.

Но здесь не дремало Усть-Сысольское по воинской повинности присутствие, регулярно направляя в училище запросы о наличии в заведении ратников II разряда, способных нести службу: началась первая мировая война. Всего обучалось 65 человек. В 1914-15 гг. появляется высшее начальное училище в Усть-Куломе, а жители Визинги и Помоздино выступают с ходатайством об открытии в их селах таких же училищ.

По существующей традиции необходимо было выбрать почетного блюстителя училища. В Ношуле, отличавшемся крайней бедностью, такого человека трудно было отыскать. На эту должность был избран купец из Великого-Устюга Яков Васильевич Хаминов, имеющий золотую медаль "За усердие" на Степановской ленте и золотую медаль на Александровской ленте.

Несмотря на то, что в здании несколько лет работали два училища, существовали недоделки. Не были построены надворные постройки, не доведено до ума здание самого училища. На содержание училища к 1916 году ежегодно отпускалось 10900 рублей. К тому же уездное земство выделяло 700 рублей на содержание общежития для бедных учащихся. Общежитие доставляло немало хлопот, но без этого никак - 85% учащихся - приезжие.

Позже в училище были созданы класс ручного труда, физический и естественно-исторический кабинеты, библиотеки (ученическая и фундаментальная).

Учебно-воспитательный коллектив в Ношульском Алексеевском высшем начальном училище на протяжении лет менялся, число персонала колебалось от 7 до 10 человек. В 1913-1914 гг. коллектив состоял из инспектора, законоучителя, трех учителей общеобразовательных предметов, учительницы рукоделия и учителя гимнастики и военного строя. Врач Гаврилов из Объячевской земской больницы был назначен училищным врачом, постоянно при училище находился местный фельдшер. Должность учителя графических наук была вакантна, поскольку на жалование в 500 рублей в год никто не соглашался, а в связи с призывом в армию и вовсе начинается кадровая чехарда. 12 сентября 1914 г. Павел Можегов был призван на фронт, вместо него гимнастику стал преподавать псаломщик Стефановской церкви бывший старший унтер-офицер Тимолай Александрович Безносиков (в армии он имел чин старшего церковника 91-го пехотного Двинского полка ). В 1916 году, после призыва в армию Безносикова, эту должность занял бывший старший унтер-офицер крестьянин деревни Бор Игнатий Иванович Сердитов. Призванный в армию В.М.Ярославцев спустя некоторое время вернулся в Ношуль ввиду признания негодным к строевой службе по болезни. 2 октября 1916 г. чтобы избежать безудержной смены кадров Ярославцеву, Коданеву и Молодцову как народным учителям была предоставлена отсрочка от призыва в армию. Инспектора отмечали, что, хотя в училище нет ни одного учителя с институтским образованием, учебно-воспитательная работа стоит на надлежащей высоте. Многими отмечался хор, созданный при училище Левковским. От природы одаренный, он был хорошим тенором и играл на скрипке. При нем училищный хор приглашали на различные праздники и культурные мероприятия.

В 1915 году в Ношульском высшем начальном училище состоялся первый выпуск. Аттестаты получили девять человек, продолживших обучение в высшем начальном училище после городского. С годами увеличивалось число преподаваемых предметов. К уже существующим добавились славянское чтение, география, история, физика, графические науки, рукоделие, геометрия, естествознание, пение, чистописание, гимнастика, военный строй и др. Обучение уже велось по четвертям. Ежедневно было 5-6 уроков, и только в субботние дни 4-5. Интересно, что продолжительность уроков и перемен в разные годы колебалась в довольно широких пределах. Урок мог длиться от 50 минут до полутора часов. Маленькая перемена от 5 до 10 минут. Большая перемена от 30 до 50 минут. При этом в течение дня один урок мог длиться 50 минут, другой - полтора часа (возможно спаренные уроки). И это все было зафиксировано в расписании. Занятия обычно начинались в начале сентября, при этом сначала проводились приемные испытания. Между четвертями ученики распускались на каникулы. Рождественские каникулы были самыми продолжительными, с 24 декабря по 6 января. На Пасхальные (весенние) каникулы дети должны были отпускаться в Великий Четверг. На говение (приготовление к таинству Причастия: пост, посещение храмовых богослужений, чтение особых молитв и исповедь) освобождалось от учебы только два дня первой недели Великого поста. В местные праздники разрешалось не учиться только один день. Учебный год должен был длиться с 1 сентября по 15 мая.

Для учащихся организовывались экскурсии в близлежащие села, одна из первых была проведена в 1912 году в с. Черныш. Очень пышно в училище было отпраздновано 300-летие дома Романовых в 1913 году. Проводились в училище и концерты.


Гимназисты Усть-Сысольской гимназии. Первый слева во втором ряду - Бетехтин Анатолий.

Влияние высшего начального училища на жизнь в Прилузье трудно переоценить. В сущности, это был форпост культуры и образования. Обучение в нем было почетно, сотни детей получили здесь образование, тем самым увеличив число грамотных и образованных людей.

Земские училища

Наряду с Ношульским городским училищем (впоследствии высшим начальным) и министерским училищем в Ношульской волости был целый ряд других училищ - земских, финансируемых из земства.

Начальное земское училище в д. Лихачевской было открыто по решению Усть-Сысольской земской управы 10 августа 1905 года. Деревня находилась в Ношульской волости, в приходе Стефановской церкви, в 7 верстах от церкви, в 8 верстах от волостного правления и ближайшей школы. Дети школьного возраста - в деревне их было 74 - до этого были лишены возможности обучаться на месте. Училище располагалось в частном здании, арендуемом за 80 руб. в год. Занятия проводились в четырех отделениях, начинались 1 сентября и заканчивались 11-15 мая. В 1911 году обучалось 66 учеников: 51 мальчик и 15 девочек, в течение года было пропущено 1200 учебных дней! Это более 8% от всего учебного времени...

Преподавали в училище: дьякон Василий Андреевич Попов, с 1910 г. Анна Георгиевна Жакова (окончила Усть-Сысольскую женскую гимназию), с 1912 г. М.В.Ярославцева и Христиана Николаевна Забоева (окончила двухгодичные курсы при прогимназии).

В 1912 году в Лихачевской было выстроено новое здание для училища. В 1918 году училище было преобразовано в Советскую школу I ступени.

Ловлинское земское училище, открытое в августе 1906 года, помещалось в отдельном арендованном здании вместе с квартирой учителя. Здание представляло собой две одинаковых классных комнаты, без форточек, очень холодное зимой. При училище жили 4 учащихся. В комнатах стояли 12 неудобных парт.

В 1907 в Ловле частным лицом при материальной поддержке земства в 500 рублей было построено отличное здание для школы (стоит до сих пор). Во всех трех группах обучение вел один учитель - Александр Васильевич Нахлупин. Он исполнял обязанности учителя, преподавателя Закона божьего и учителя пения. Работал в Ловле с 1911 года, до этого год также был на учительских должностях. При училище был создан музей, но в 1911 году он был в беспорядке. Плату за обучение в школе не брали.

Яковлевское земское училище находилось в д. Яковлевской, по существу, в самом селе Ношуль. Открыто в 1911 году. С начала занятия вела одна учительница, и лишь с 1912 года была утверждена должность второго учителя. Им стал Н.И.Тентюков. Если в 1911 году училище посещало 37 учащихся, то в 1912 - уже 49.

Существование этих училищ давало возможность получать образование на местах, все три училища одновременно посещало до 170 человек. Кроме этого Ивановское (д. Ивановская, Черныш) церковно-приходское училище обслуживало деревни Ивановскую, Кайтановскую и Васильевскую. В перспективе планировалась организация новых школ: в России был принят план полного охвата населенных пунктов учебными заведениями при трехверстном радиусе.

Преподаватели Ношульской волости:

· Ракадальский - первый учитель Ношульского министерского училища. Работал до 1 марта 1872 года, после чего по болезни вынужден был оставить свой пост.

· Терентьевский Азарий Семенович - сын дьячка, второй учитель Ношульского министерского училища. В октябре 1874 года уехал из Ношуля.

· Куратов Николай Алексеевич - родился в семье дьячка. Окончил курсы уездного училища, имел свидетельство начального учителя. Работать в Ношульском одноклассном министерском училище начал в ноябре 1874 года.

· Журавлев Александр Михайлович - родился в семье псаломщика с. Богославского Яренского уезда. Окончил курс учения в Тотемской учительской семинарии. Работал учителем с 1 июля 1880 года, получал зарплату 330 рублей. С 1882 года учитель Ношульского одноклассного министерского училища.

· Вешняков Алексей Николаевич - родился в семье мещанина в г. Тотьма Вологодской губернии в 1863 году. Закончил Тотемскую учительскую семинарию и получил свидетельство сельского учителя. 27 июня 1883 года назначен заведующим Ношульского министерского училища, где проработал до 1 июля 1891 года. В 1891 году переехал в с. Лойма и до 1 июля 1896 года работал учителем Лоемского земского училища. С 1 июля 1896 по 1 сентября 1903 годы работал учителем Визингского земского училища. В 1898 году награжден медалью "За усердие". С 1 сентября 1903 года стал заведующим открытого в Визинге двухклассного министерского училища.

· Заостровский Иоанн Евфимиевич - в Ношуле с 15 мая 1885 года. 1 января 1887 года рукоположен в священники Ношульской Стефановской церкви. 20 апреля 1887 года назначен законоучителем Ношульского Министерства народного просвещения училища. 7 июля 1888 года назначен наблюдателем Летской церковноприходской школы. Законоучитель Закона Божьего в Ношульских министерском, городском, высшем начальном училищах.

· Юшина Александра Степановна, дочь крестьянина Койгородской волости. 20.02.1887 окончила курс Усть-Сысольской прогимназии, 15 мая 1887 (1 июля 1888) года приступила к преподаванию и 1 декабря 1891 года к обязанностям помощницы учителя в Ношуле.

· Наместникова - работала в Ношуле помощницей учителя, в 1901 году написала прошение об отставке (по требованию мужа).

· Гордюшев Александр Васильевич родился 3 августа 1868 года. В Ношуле работал учителем с 1 июля 1891 года с годовым окладом 390 рублей.

· Мурогин Иван Васильевич родился в 1878 году, сын мещанина. Окончил курс Тотемской учительской семинарии в 1897 году. 1 сентября 1897 года назначен учителем Микшегорской церковно-приходской школы Яренского уезда. В августе 1898 года поступил в Петербургский учительский институт, где проучился до сентября 1900 года. В должности учителя Xолмовского земского училища Сольвычегодского уезда с 1 октября 1900 года, с октября 1901 года по 1 января 1902 года - помощник учителя Кажимского земского училища, с 1 января по 1 июня 1902 года исполняющий обязанности 1-го учителя Усть-Сысольского приходского мужского училища. С июня 1902 года по представлению инспектора народных училищ утвержден заведующим учителем Ношульского одноклассного министерского училища. И.В.Мурогин 6 мая 1910 года был награжден серебряной нагрудной медалью с надписью "За усердие" за постройку нового здания министерского училища. Жалованье в 1917 году - 840 рублей (360 - жалованье, 180 - выслуга, 180 - от земства, 60 - квартирные, 60 - заведование).
В 1904 году вступил в брак с Надеждой Иеронимовной Завариной, дочерью дьякона.

· Замяткин Николай Михайлович родился в 1878 году в семье чиновника. Образование получил в Тотемской учительской семинарии, получил звание домашнего учителя. Карьеру преподавателя начал с 1897 года. Работал в Ношульском городском училище с 1910 года, с 1914 - года в высшем начальном училище. Женат на крестьянской дочери Павле Ивановне Игнатовой.

· Ярославцев Владимир Михайлович - родился в 1880 году в семье мещанина. Окончил Тотемскую учительскую семинарию, получил звание домашнего учителя. На учебной службе с 1903 года, в Ношуле - с 1911 года. Женат на священнической дочери Марии Васильевне Соколовой.

· Молодцов Василий Александрович родился в семье мещанина в 1885 году. Окончил Петроградский учительский институт. На службе в Ношульском высшем начальном училище с 1914 года.

· Коданев Илья Михайлович родился в крестьянской семье в 1887 году. Окончил Псковский учительский институт. На службе в Ношульском высшем начальном училище с 1914 года. Холост.

· Мурогина Надежда Иеронимовна (в девичестве Заварина) родилась в семье дьякона 20 декабря 1882 года. Образование получила в Устюгском женском епархиальном училище, получила право на звание домашней учительницы. Преподавала с 1 октября 1900 года по 1 апреля 1903 года в Читаевском земском училище, в Ношуле с 1 апреля 1903 года. Награды: январь 1906 года - премия 60 рублей от Усть-Сысольского земства, 6 мая 1915 года - нагрудная медаль "За усердие". Замужем за Мурогиным И.В с 7 января 1904 года.

· Степанова Ольга Филипповна родилась 27 июня 1873 (27 октября 1874) года в Усть-Сысольске в мещанской семье. Закончила курсы (3 класса) Усть-Сысольской женской прогимназии в 1889 году. После шестимесячной практики получила свидетельство учительницы. Преподавание начала с 29 августа 1890 года в Позтыкеросской церковно-приходской школе, после была Пыелдинская церковноприходская школа (с 19 сентября 1891 года), в Ношульском министерском училище - с 15 сентября 1894 года в качестве помощницы учителя. Учительницей утверждена в 1902 году. Была награждена серебряной нагрудной медалью "За усердие", а 6 декабря 1915 года и золотой нагрудной медалью. На 10 марта 1917 года - вторая учительница Ношульского одноклассного министерского училища.

· Лукина Мария Федоровна - дочь крестьянина, родилась в 1888 году. Закончила курсы Шенкурской женской прогимназии. В Ношульском министерском училище с 1914 года.

· Жакова Анна Георгиевна родилась в крестьянской семье в 1888 году. Окончила Усть-Сысольскую женскую прогимназию. Учить детей начала с 1906 года, с 1909 года - в Лихачевском земском училище.

· Кетова Елена Васильевна родилась в 1894 году в крестьянской семье. Закончила Усть-Сысольскую гимназию, с 1914 года - в Лихачевском земском училище.

· Никитина Екатерина Андреевна родилась 16 января 1880 года, дочь Усть-Сысольского купца. Окончила Усть-Сысольскую женскую прогимназию. После шестимесячной практики 23 декабря 1895 года стала учительницей в Летской, с 11 сентября 1897 года в Пажгинской, с 3 октября 1900 в Кочпонской церковноприходских школах. С 1 сентября 1901 года по 15 сентября 1902 года - вторая учительница Ношульского министерского училища, с 11 ноября 1910 года - учительница Ловлинского земского училища, с 23 сентября 1911 года - учительница Яковлевского земского училища, с 22 августа 1916 года - 4-я учительница Ношульского министерского училища.
Награды: Благодарность инспектора народных училищ.

· Тентюкова Наталья Васильевна родилась в семье крестьянина Бунина в 1887 году. Окончила Усть-Сысольскую женскую прогимназию. Учить детей начала с 1911 года в Яковлевском земском училище. Замужем за полицейским урядником Тентюковым Андрианом.

· Другова Людмила Ивановна родилась в 1894 году в крестьянской семье. Обучалась в Усть-Сысольской женской гимназии. В Ловлинском земском училище с 1914 года.

· Бунина А. - учительница Лихачевского училища.

· Заостровская А. - 2-я учительница Лихачевского училища.

Освящена церковь именем архидьякона Стефана...

"Село Ношульское стоит на самом берегу реки Лузы, которая впадает в реку Юг и имеет две деревянные церкви..." - писал в 1771 году Лепехин И.И., посетивший Ношуль. Где находились эти церкви, теперь судить трудно. Одна из них, скорее всего, находилась на месте, где позже была построена каменная. О местонахождении второй можно только догадываться, возможно, это была часовня в деревне Тереховской или церковь в деревне Лихачевской.

Когда впервые появилась в Ношуле церковь, точно неизвестно. В документах за 1752 год говорится, что в Ношуле в 1722 году уже был Стефановский приход. А также имелись две часовни: в деревне Аврамовской (Абрамовской) во имя Успения Пресвятой Богородицы и в Левском починке во имя Происхождения Честных Древ, Частного Животворящего Креста Господня. По указу от 1722 года деятельность часовен была запрещена (по указу Петра I во избежание раскола; по некоторым данным они даже были разрушены), но в 1731 году по указу свыше и по прошению крестьян деятельность указанных часовен возобновили.

Еще более раннее упоминание о церкви относится к переписным книгам 1645 года: Луцкие Пермцы Ношульской приход. В Ношульском приходе погост а на погосте церковь Степана Великопермского чудотворца деревянная кпецки". Перечислялась утварь и книги, посуда и одежда, "да колокольня рубленная, а на ней три колокола невеликие. Весу в них четырнадцать пудов...

В писцовых книгах 1678 года сведения о церкви более подробные: ...на погосте церковь Степана Великопермского чудотворца теплая с трапезой деревянная клетцки верх клинчатои, в длину с трапезой и с папертью восемь сажень, поперек алтаря и церкви три сажени без полтретника, церковные земли под кладбищем и с подцерковным местом в длину пятьдесят две сажени, поперек сорок две сажени. При церкви колокольня рубленая с шатровой крышей, в ней те же колокола, что и в 1645 году.

Кстати, о появлении первой церкви в Ношуле существует легенда. По преданию, когда в селе решили построить первую деревянную церковь (дата неизвестна), для нее была выбрана возвышенность, близкая к центру села. Был приготовлен сруб и завезен на это место. Каково же было удивление строителей, когда на следующее утро сруб был найден в трехстах метрах выше по течению на берегу реки под самым высоким местом в селе. Озадаченные жители не вняли "Божьей воле", и к вечеру сруб был перевезен на запланированное место. К утру все повторилось, после чего храм Божий был построен на самом высоком месте и был виден отовсюду. Известно, что деревянная одноэтажная церковь носила имя св. апостола первомученика и архидьякона Стефана, при ней пристроена также одноэтажная холодная великомученицы Параскевы. Под такими же именами будет освящена и каменная церковь.

К 1678 году появилась часовня на территории Черныша. Под той же деревней [Пестриково а Ивановская тож] вновь (построена недавно, после 1645 года) часовня деревянная клетцки... строенье Шарноских деревень крестьян.

Данные о первых служителях Ношульского храма очень отрывисты. В 1645 году на погосте стоял дом попа Евтифа Яковлев[ич]а, двор дьячка Ивашка Елизарьев[ич]а, двор пономаря Васка Аникиев[ич]а. На том же погосте жила просвирница Агафья.

По писцовым книгам 1678 года среди причетников храма поп Иван Семенов[ич], дьячок Костка Трофимов[ич] Урудов, пономарь Симанко Михайлович] Окишин, просвирница Федошка Емельянов[н]а Чеснокова. Все дворы семей причетников находились у церкви. При церкви стояла келья, в которой жили два нищих, и места дворовые умерших бобылей. Спустя несколько лет в церкви новый батюшка Стефан Яковлев[ич], новый дьячок Васка Фомин, пономарь и просвирница прежние. До попа Ивана Семеновича в церкви служил отец Патрекей, умерший в 1634 году, упоминание о земельных владениях которого имеются в тех же писцовых книгах.

В середине XVIII века (данные 1752 года) священником Стефановского храма служил отец Иоанн. При церкви был церковный староста Савва Пономарев. Во второй половине XVIII века священником Ношульской церкви был Петр Петрович. К сожалению, это все, что известно о них. Следующим стал Дементий Иванов, 1740 года рождения, женатый на Марии Иевлевой, 1737 г.р. В 1794 году она была убита, возможно, своим мужем, так как в том же году Дементий Иванов был лишен чина "за немилованное дело" и "отослан к суждению в светскую команду".

В должности дьякона бывший священник Кондрат Петрович Попов, 1726 г.р. Он был женат на Агриппине Андреевне Чегесовой (девичья фамилия), дочери Андрея Чегесова, крестьянина деревни Загарья Объячевской волости, родившейся в 1724 году. Кондрат Петрович Попов был уволен с должности "за старостию и болезнью".

Пономарь Мина Кондратьевич также был сослан "к суждению в светскую команду". О причине можно догадываться: в 1788 году была убита его жена Прасковья Петровна. Без родителей остались дети: Василий - 11 лет и Тимофей - 7 лет.

Священник, дьячок, пономарь, а также их жены входили в штат прихода (клир). В разряд заштатных относились лица, по тем или иным причинам - болезни, старости - ушедшие в отставку, или не вошедшие в штат за отсутствием вакансий. Члены семей умерших священнослужителей также выводились за штат.

В 1794 году священником стал Иоанн Андреев (жена Мария Иродионовна), шестнадцатилетний Яков Петрович Попов служил дьячком. Его определили на эту должность в 1794 г. вместо уволенного за старостью и болезнью Кондрата Васильевича Петрова.

Пономарь - Иван Иродионович Буклитов (1758 г.р.) - занял свою должность в 1788 г., после Мины Кондратьевича.

По ревизии 1811 года, в Ношуле новый священник - Прокопий Сафронович Шергин, 1776 г. Он был произведен в священники из дьячков вместо Иоанна Андреева, переведенного в 1800 г. в священники Усть-Сысольского уезда Благовещенской церкви, что на Вымской (на р. Выми). Жил он с женой Марфой Егоровной 1778 г. рождения и двумя дочерьми - Раисой и Елисаветой. Дьячок Аркадий Ефимович Терентьевский в 16 лет (в 1809 году) сменил на этом посту умершего дьячка Сергея Воронцова. Иоанн Федорович Савинов исполнял должность пономаря. Именно эти люди были последними служителями деревянной церкви.

Пока по неизвестной нам причине - по ветхости или пожару вместо деревянной церкви было решено выстроить каменную церковь. В старину церкви часто горели, но в данном случае нет никаких документов, подтверждающих, что каменная церковь была построена на месте сгоревшей деревянной. Скорее всего, была некая программа замены деревянных церквей на каменные, т.к. в том же году была построена Николаевская церковь (тоже каменная) в с. Объячево, в 1832 году - Преображенская в Летке. Подтверждением этому служит пришедший в 1805 году в Вологодское духовное правление из Петербурга рапорт архитектора Соколова, в котором четко инструктируется, как следует строить церкви. Под фундамент следовало копать рвы до самого крепкого грунта шириной на 1 аршин больше ширины производимых стен. В случае слабого грунта необходимо было бить сваи через одну. Под колокольни рекомендовалось ложить бутовый камень. По этим правилам, скорее всего, в 1808 году в с. Ношуль силами приходских людей и была выстроена каменная церковь, пока еще без колокольни. А также и другие храмы Прилузья этого периода постройки. Церковь была освящена Вологодской Епархией в 1814 году именем архидьякона Стефана.

В марте 1810 года в церкви начали расписывать иконостас, устюжский мещанин Александр Бубнов за свою работу получил 25 рублей. Весной 1812 года иконостас был доработан. В июле 1814 года написаны образы и иконостас в холодной Стефановской церкви. Расписывал профессиональный иконописец Михайло Красильников.

Во время Отечественной войны 1812 года Ношульская Стефановская церковь внесла 100 рублей благочинному в пользу Отечества на нужды воинов, сражающихся с Наполеоном. Благочинный являлся в некотором роде старшим над священниками нескольких волостей, при этом являясь священником одной из церквей. Благочинный Прилузья находился в Объячево или в Ношуле. Церковь имела неплохой доход, ей помогали многочисленные купцы, ведущие дела на Ношульской пристани. Порой эти взносы составляли половину от общих доходов церкви. В 1812 году из 100 рублей ежемесячного дохода 25 рублей дал купец Александр Машковцев, прочие купцы по 5-10 рублей. В 1835 году Орловский "купеческий сын" Никифор Булычев пожертвовал церкви 50 рублей. Остальные доходы приносили подаяния и "пожертвования в кружку". Если собранные деньги в данный момент церкви были не нужны, их отдавали благочинному "для приращения на нужды церкви". Позднее, в 1890-х годах, церковь стала вкладывать средства в облигации. Много денег уходило на обустройство храма, регулярно закупался свечной воск для изготовления свечей, а позднее готовые свечи, красное церковное вино. Для сведения: в 1818 году ведро красного вина стоило 30 рублей, а пуд муки 6 рублей. Основной доход приносила продажа свечей.

Колокольня была построена при священнике Иоанне Багине, служившем с 1814 по 1835 годы. Кирпич для строительства колокольни обошелся в 1833 рубля, необходимое количество делали в течение нескольких лет (с 1818 по 1822 годы) и каждый год платили по 600-700 рублей. Весной 1822 года за 250 рублей колокольня была отстроена. На следующий год церковь побелили снаружи, установили новые кресты, крышу покрыли железом и обустроили внутри теплую церковь. На покрытие колокольни железом ушло 20,5 пудов железа за 204 рубля 43 копейки. Купола покрыли железом в апреле 1827 года, на что ушло 120 пудов железа.

Летом 1833 холодная и теплая церковь были оштукатурены (за что уплачено 650 руб., далее в скобках цена работы), и тогда же выложена вокруг церкви каменная ограда (160 руб.). В 1836 году мастером-иконописцем устюжским мещанином Василием Прокопьевичем Крыловским позолочен иконостас в холодной церкви (200 руб. за работу), на что ушло 400 книжек сусального золота (600 руб.). Кроме этого, расходовались деньги на починку хозяйственных построек - в 1832 году был отремонтирован амбар (205 руб.), куплены книги (251 руб.).

Вот как описывает церковный комплекс Ношульской волости священник Иоанн Покровский в 1842 году: Церковь построена в 1808 году тщением приходских людей и освящена в 1814 году, когда же воспряла первоначально в сем приходе существование, по неимению достоверных сведений и справедливых преданий, неизвестно.

Здание каменное, одноэтажное, в одной связи теплая с холодною, с каменной отдельной колокольнею, крепка, ветхостей и повреждений в ней никаких нет. Два престола, в холодной - во имя Апостола и архидьякона Стефана, в теплом пределе - во имя святой великомученицы Парасковьи. Утвари достаточно (большой перечень имущества, в т.ч. 4 евангелия). Отпущено земли пашенной и сенокосной 99 десятин, но ею не пользуется, т.к. нет межевой книги. Используется земля крестьян. Дома всех церковнослужителей при церкви собственные, на церковной земле. У церкви есть амбар на пристани, пожалованный вятским купцом. Кроме этого в Ношульской волости есть часовня в деревне Тереховской во имя Успения Пресвятой Богородицы и деревянная часовня в Невском починке - празднуется Спасителю 1-го августа. Обе учреждены по прошению прихожан в 1796 году. Богослужений в часовнях нет.

Среди священников Ношульской церкви никогда не было местных жителей. Иоанн Петрович Покровский был родом из Пыелдино, сын священника (почти все были из семей церковнослужителей). Это был один из образованнейших священников Ношуля, в 25 лет он получил аттестат первого разряда Вологодской духовной семинарии со знаниями гражданской истории и физики, философии и математики, богословно-церковной истории, еврейского (иврит) и французского языков. А дьячок Семен Афанасьевич Терентьевский был сыном дьячка Афанасия Терентьевского и родился в Ношуле. Видимо, его предки до этого поселились в Ношуле. Пономарь Алексей Воронцов был родом из Поймы.

Священник Арсений Смелков был из Устюга, сначала работал в Порубе. В 1850 году по совместительству с отправлением служб в храме он был уездным депутатом, а когда 1 января 1847 года в Ношуле открылось приходское сельское училище, он стал его наставником. Позднее был назначен благочинным 2-го округа Усть-Сысольского уезда и переехал в Объячево. После него священником стал Павел Михайлович Пулькин, сын дьячка из Кажимской церкви. Он получил образование в Вологодской духовной семинарии и с 8 апреля 1858 года служил в Ношуле. Участвовал в Крымской войне 1853-54, 1856 годов и за это был награжден наперстным бронзовым крестом. В 1860 по 1866 годы избирался депутатом с духовной стороны, а 2 октября 1863 года избран благочинным 3-го округа, кем и прослужил до 1871 года. Успел поработать законоучителем в Ношульском одноклассном сельском образцовом училище.

Среди других служителей хочется отметить псаломщика Василия Ильича Попова, 44 года служившего в Ношульском Стефановском храме. Только болезнь 9 октября 1891 года вынудила верного богослужителя прекратить участие в церковных обрядах. 27 ноября 1891 года умерла его жена, Калерия Алексеевна. На 29 число были назначены похороны ее, но тосковавший Василий Ильич не выдержал этих тягот и поутру отдал богу душу. 1 декабря верные супруги обрели последнее пристанище на приходском кладбище в соседних могилах.

В 1881 году была проведена тщательная проверка церковных строений, которая показала, что храм никаких повреждений не имеет. Вокруг церкви располагалось кладбище, которым пользовались до начала XX века.

Звон церковных колоколов Стефановского храма был слышен на много верст вокруг. И хотя в некоторых деревнях были часовни и церкви, жители этих деревень старались придти на богослужения в Ношульскую церковь. Из Летки и Объячева за много верст приходили люди в Ношуль. Стефановская церковь, как считалось, имела особую силу.

В часовне во имя Успения Пресвятой Богородицы, что в деревне Тереховской, и часовне Спасителю 1-го Августа (позднее называлась "в честь Происхождения Честных Древ, Частного Животворящего Креста Господня"), находящейся в Левском починке, богослужения не велись. В 1729 году по указу Петра II разрешено было "возобновлять разобранные часовни" и только в 1731 году по благословению Преосвященного Лаврентия, епископа Великоустюжского и Тотемского, "за дальностию прихожан от святых церквей часовни снова возобновлены". Позднее была построена часовня в Ловле.

За 43 версты от церкви жили прихожане Ношульского прихода! В 1880 году церковь посещали до 2,5 тысяч прихожан, в том числе 309 детей, проживавших в волости. Не все прихожане посещали церковь исправно, особенно это стало заметно в начале XX века, когда наступила пора войн, революций и прочей смуты.

Церкви принадлежало 99 десятин земли. Собирали урожай - ячменя до 25 пудов, ржи - до 12 пудов, сена - более 100 копен. Были у церкви амбары, сдаваемые в аренду купцам. За год по аренде церковь получала до 80 рублей серебром. На праздники Рождества Христова и Святой Пасхи от прихожан получали хлебом до 4 пудов на сумму свыше 14 рублей. Доходы по пению молитв, отпеванию покойников приносили около 300 рублей прибыли в год. Эти данные позволяют усомниться в представлениях о богатстве церкви. К тому же с 1854 года на содержание священнослужителей государство выделяло жалование: 168 рублей в год.

Кроме всех обязанностей, связанных с ведением служб, служители вели метрические и исповедальные книги, где отмечалось посещение церкви прихожанами по семейному списку по всем деревням. Если учесть, что светская власть до конца XIX века не вела переписей и прочего учета своих граждан, данные исповедальных ведомостей дают большое количество материала для историков и краеведов. По этим документам можно найти своих предков и составить генеалогическое дерево.

В 1890 году теплая церковь из-за маловместительности и ветхости была перестроена заново и 24 ноября 1890 года вновь освящена. С этого момента в церкви стало три престола. Первый, в холодной церкви во имя архидьякона Стефана. Второй, в теплой церкви, в честь иконы Казанской Божьей Матери. Третий, тоже в теплой церкви, во имя св. Параскевы. Возможно в связи с перестройкой церкви и ее освящением в 1890 году Ношуль посетил преосвященный епископ Вологодский и Тотемский Израиль (в миру Никульницкий Иоанн Евграфович, занимал пост епископа с 1888 по 1894 годы). Церковь, простоявшая почти сто лет, после перестройки могла простоять еще не один век, если бы не советская антихристианская политика. Лишь к 1918 году у церкви отмечена была в холодной ее части осыпавшаяся штукатурка (священник объяснил это влажностью почв), что легко можно было поправить. Впоследствии подобные причины послужили одним из поводов к закрытию церкви.

В 1904 году начал службу в ношульском храме Феодосий Орнатский, последний священник Ношульской Стефановской церкви в досоветский и советский периоды истории. Он принял дела у заболевшего отца Иоанна Евфимиевича Заостровского, который прошел все ступени церковной иерархии в Ношуле начиная с псаломщика (с 18.06.1883 по 1885 годы), продолжив дьяконом (с 09.05.1885 по 1887 год), и, наконец, священником (с 01.01.1887 по 1904 год). 20 декабря 1904 года приступил к службе Феодосий Орнатский. 17 октября 1907 года его избрали членом местного попечительского Совета (при училище).

В 1912 году кроме жалования в 294 рубля священник получал 54 рубля 22 копейки от сельского общества, до 100 рублей приходилось натурального сбора, 11 рублей приносили проценты с капитала. 500 рублей он получал как законоучитель в высшем начальном училище и 220 в одноклассном. В итоге выходил неплохой доход в почти 1380 рублей в год. Для сравнения, вдова псаломщика Анна Иоановна Иконникова получала пособие 10 рублей в год.

В 1913 году Ношульский Стефановский храм посещало 3556 прихожан. С 28 марта 1881 года работало приходское попечительство, с 1905 года его возглавлял Дмитрий Зиновьевич Вахнин. У церкви был свободный капитал - 5216 рублей 27 копеек на счету в банке. Основной доход приносил кружечный сбор (301 руб.), продажа свечей (513 руб.), пожертвования (50 руб.) По приговору сельского схода церковь получала по 15 копеек с каждой ревизской души плюс проценты с "вечного" капитала, имела земли пахотные в чересполосном владении с крестьянами, сенокосные угодья на далеких болотистых участках, преимущественно маленькие. Земли обрабатывались наймом. В 1914 году ввиду неурожая и дороговизны рабочих рук от земли церковь имела минимальный доход.

В начале XX века священник жил в доме, пожертвованном церкви бывшим священником Павлом Пулькиным. Дом дьякона (в советское время использовался как школа, сейчас - жилой дом) был приобретен на церковно-попечительские средства, псаломщик жил в доме, построенном крестьянами местного сельского общества и затем передан церкви. Все дома стояли на церковно-усадебной земле. Кроме этого было еще два амбара для хранения церковных вещей и строительных материалов, и дом, пожертвованный церкви умершей почетной гражданкой Александрой Прозоровской. Население Ношуля к церкви относилось весьма уважительно, недаром жителями делались такие пожертвования.

Усть-Сысольский уезд в церковном плане был разделен на 6 округов. Ношульская Стефановская церковь входила в 3-й округ наряду со всеми церквами современного Прилузского района. В приход Ношульской церкви входили жители Ношульской волости, а в начале XX века Чернышские деревни были отнесены к приходу Объячевской Николаевской церкви.

Церковнослужители Ношульской Стефановской церкви:

Священники:

· Патрекей - умер в 1634 г.

· Иван Семенович - вероятно, с 1634 г.

· Евтиф Яковлевич - 1645 год.

· Стефан Яковлевич - 1678 год.

· Иоанн - в середине XVIII века (1752 год).

· Петр Петрович (Кондрат Петрович) - до Дементия Иванова. Родился в 1723 (1726). Посвящен в 1757 году.

· Дементий Иванов - до 1794 года.

· Иоанн Андреевич - в 1794-1800 гг. Родился в 1752 году.

· Прокопий Сафрониевич Шергин родился в семье священника Яренского Преображенского собора в 1776 году. В 1798 году был дьячком Яренского Преображенского собора. Священник Ношульской церкви в 1800-1812 гг.

· Иоанн Васильевич Багин родился в семье священника Объячевской церкви Василия Иоакимовича Багина. Дед священника (Иоаким Багин) приобщился к церкви будучи сторожем Объячевского храма. Специального образования не получал. 1797 - пономарь в Ношульском Стефановском храме, 1800 - дьячок Объячевской церкви, посвящен в стихарь. В 1820 году избирался депутатом. Священник Ношульской церкви в 1814—1834 гг. Умер 10.08.1835.

· Алексей Казаринов закончил Вологодскую духовную семинарию с аттестатом второго разряда. Был священником Ношульской церкви кратковременно в 1834-1836 гг.

· Иоанн Петрович Покровский родился в семье священника Пыелдинской церкви Петра Васильевича в 1811 году. Проходя обучение в Вологодской духовной семинарии исполнял обязанности старшего письмоводителя при Вологодском Семинарском Правлении. 1 октября 1836 года положен в сан священника Ношульской церкви Стефаном, епископом Вологодским и Великоустюгским. Священник Ношульской церкви в 1836-1846 гг.

· Арсений Смелков - сын священника Велико-устюжской Покровской церкви Иоанна Смелкова. Родился в 1821 году. Закончил полный курс Вологодской духовной семинарии с аттестатом 2-го разряда в 1844 году. Служил священником Ношульской Стефановской церкви в 1847-1855 гг., наставник Ношульского приходского училища в 1847-1852 гг., 1850 - уездный депутат, 1851 - сотрудник церковно-исторического благочиния 2-го округа. В 1856 году утвержден в должности благочинного. Умер 20 августа 1857г.

· Павел Михайлович Пулькин родился в семье дьячка Кажимской Дмитриевской церкви Михаила Иоанновича в 1822 (1821) году. Закончил полный курс Вологодской духовной семинарии с аттестатом 2-го разряда в 1846 году. 4.12.1846 - епископом Вологодским и Великоустюгским Евлампием рукоположен во священника к Шешкинской церкви. 1858 - священник Ношульской церкви. 1860-1866, с 1872 - депутат по делам следственным и хозяйственным. 1863 - благочинный 3-го округа. С 1.07.1871 года - законоучитель Ношульского МНП одноклассного училища. Имел свидетельство учителя. 1872 - член благочиннического совета. Как знающему зырянский язык, предоставлено право производить следственные дела. Награжден: бронзовым наперсным крестом на Владимирской ленте в память Крымской войны 1853-1856 г.г.; 1865 - набедренником; 1868 - скуфьей, 1878 - камилавкой. За участие в Крымской войне получил бронзовый крест. Священник Ношульской Стефановской церкви с 1858 по 1881(1883) годы, с 1.07.1871 года работал законоучителем Ношульского министерского училища. Имел свидетельство на звание учителя.

· Иоанн Ефимович Заостровский родился в 1862 году в семье дьячка Димитриевской Николаевской церкви Вельского уезда Евфимия Александровича Заостровского. В 1883 году закончил Вологодскую духовную семинарию. 18 июня 1883 года определен псаломщиком Ильинской Грибцовской церкви Кадниковского уезда. 9 мая 1885 года рукоположен в дьякона той же церкви. 1 января 1887 года рукоположен в священники Ношульской Стефановской церкви. 20 апреля 1887 года назначен законоучителем Ношульского министерства народного просвещения училища, 7 июля 1888 года назначен наблюдателем Летской церковноприходской школы. Исполнял обязанности наблюдателя Верхолузской школы грамоты. 18 мая 1893 года награжден набедренником. 9 сентября 1904 года по болезни уволен за штат Ношульской Стефановской церкви, священником был с 1887 по 1904 гг.
Женат на священнической дочери Юлии Алексеевне Головковой (род. 1864) Дочь Анна вышла замуж за крестьянина-торговца Вятской губернии Василия Семеновича Кускова. У них четверо детей.

· Феодосий Орнатский родился 22 марта 1878 г. в п. Погост Шемагодской волости Великоустюжского уезда Вологодской губ. (совр. Вологодская обл.). Родители принадлежали к духовному сословию. В 1899 г. закончил Вологодскую духовную семинарию, после чего определен дьяконом к Халезской Ново-Георгиевской церкви Никольского уезда. 6 февраля 1900 года преосвященнейшим Гавриилом, епископом Великоустюжским, посвящен в сан дьякона. 20 февраля 1900 года Никольским отделением Великоустюжского Стефано-Прокопиевского Братства назначен учителем церковнославянского языка Ново-Георгиевской церковноприходской школы. 10.11.1903 г. тем же отделением назначен законоучителем младшего отделения той же школы. В сентябре 1904 года определен священником к Ношульской Стефановской церкви Усть-Сысольского уезда. 23.01.1905 г. Преосвященнейшим Алексием, епископом Великоустюжским, рукоположен во священника (сан иерей). 12.08.1905 г. назначен законоучителем Лихачевского начального земского училища, а 09.10.1905 г. на ту же должность в Ношульское начальное училище МНП. В 1907 году избран "членом попечительного совета о бедных духовного звания III округа". С 01 сентября 1910 года назначен учителем вновь открытого Ношульского 4-х классного городского училища. С 19 ноября1911 года - председатель попечительного совета "о бедных духовного звания III округа". 4 марта 1912 года "за ревностное пастырское служение" награжден набедренником. 24 апреля 1913 года "за усердное исполнение законоучительских обязанностей преподано архипастырское благословение". Женат на дочери священника Екатерине Ивановне Суровцевой (род 24.4.1882) , имеет сыновей Михаила (род. 5.03.1903), Александра (род.12.02.1907), Владимира (род. 1.03.1909), дочь Евдокию (род.01.03.1914), сына Сергея. В 1914 году Михаил учился в Усть-Сысольской классической гимназии, остальные дети были при семье. Вел службы в Стефановском храме с 1905 до декабря 1935 года. После закрытия церкви совершал обряды в домах прихожан. Арестован в 1937 году, расстрелян в Сыктывкаре 25.08.1937 г.

Дьяконы:

· Шутов Иоанн - ?-?

· Попов Кондрат Петрович - ?-?

· Иконников Иоанн Васильевич - 1826—1860.

· Сергиевский Алексей Фокиевич - 1890—1909.

· Попов Василий Андреевич - 1915—1918.

· Чевский А.И. - 1917.

Дьячки:

· Иван Елизарьевич - 1645.

· Константин Трофимович Урудов - 1678.

· Василий Фомич - 1682.

· Петров Кондрат Васильевич - до 1794.

· Попов Иаков Петрович - 1795—1801.

· Воронцов Сергей - 1802—1809.

· Терентьевский Афанасий Ефимович - 1809—1835.

· Терентьевский Семен Афанасьевич - с 26.10.1842—1854.

· Воронцов Алексей - 1858—1860.

· Попов Василий Ильич - 1881.

Пономари:

· Василий Аникиевич - 1645.

· Семен Михайлович Окишин - 1678.

· Попов Мина Кондратьевич - 1778—1787.

· Буклитов Иоанн Иродионович - 1788—1797.

· Савинов Иаков Федорович - 1798—1834.

· Воронцов Алексей Арефьевич - 1835—1855.

· Терентьевский Семен Афанасьевич - 1858—1860.

Псаломщики:

· Попов Василий Ильич - с 10.06.1847 до 9.10.1891.

· Терентьевский Семен Афанасьевич - 1854—1886, в 1892 - заштатный.

· Патрушев Александр Алексеевич - 1892—1898.

· Иконников Павел Аристархович - с 09.11.1900 до 10.12.1911.

· Безносиков Тимофей Александрович - 1912—1917.

· Можегов Александр Александрович - 1918.

· Попов Александр - 1918.

Фельдшер Чеусов, акушерка Полякова

О системе здравоохранения в Ношуле до революции сведений практически нет. До начала ХХ века ни в одном селе Прилузья не было стационарных медицинских учреждений, земский врач находился в Визинге, несколько позже была открыта должность земского врача в Объячево: в 1904 году там была построена земская больница. В остальных же селах в лучшем случае стали открываться фельдшерские пункты. Изредка в документах есть упоминания о фельдшере и акушерке в Ношуле, но встречаются они довольно редко: или фельдшер был в Ношуле не постоянно, или внимание его работе уделялось недостаточно.

Самое первое упоминание о наличии в Ношуле профессионального врачевателя относится к 1870 году, когда в Ношуле практиковал фельдшер Кудрявцев Федор Степанович. Через два года его обязанности выполнял Паводков Алексей Родионович. Следующие данные о ношульских фельдшерах относятся к 1897 году, когда жителей Ношульской волости лечил фельдшер Скурихин Николай Николаевич. В 1906 году в принимал пациентов фельдшер Николай Николаевич Оленев, женщинам при родах помогала акушерка А.Вышелова. К 1913 году фельдшера Оленева сменил фельдшер Степан Иванович Чеусов, акушеркой была Серафима Васильевна Полякова.

Более серьезные проблемы со здоровьем решались в Усть-Сысольске или даже в Санкт-Петербурге. Местные жители практически не имели возможности пользоваться услугами врачей за пределами Ношуля, а некоторые представители интеллигенции - учителя и государственные служащие - частенько просили отпуска для поездки в больницы. Жена учителя Мурогина в августе 1905 года находилась в Санкт-Петербургской Евангелической больнице, где ей сделали операцию по причине послеродового осложнения. В марте 1907 года для родов госпожа Мурогина была направлена ношульской акушеркой А.Вышеловой в родовспомогательное отделение в Вятку. В училище для этого ей был предоставлен отпуск сроком на 1 месяц. В свое время на обследование сердца и желудка просил разрешить поездку в Визингу и Усть-Сысольск учитель Гордюшев.

Конечно, не только учителя пользовались возможностью съездить в лечебное заведение за пределами Ношуля. Купцы и государственные чиновники, служащие в Ношуле, видимо, также имели такую возможность. Но архивы сохранили просьбы учителей о поездках за пределы села, а прочих данных не сохранилось. А крестьяне, в большинстве, скорее всего пользовались народными методами, а к поездкам к врачу прибегали в крайних случаях и при наличии средств: поездки стоили весьма не дешево. В целом состояние здравоохранения было на довольно низком уровне.

См.: И.Ильина "Коми народная медицина", глава 1. Земская медицина в Коми крае.

Помощник учителя Александра Юшина была больна чахоткой в последней стадии и при этом вела уроки в школе. Заведующий просил у вышестоящего начальства разрешить ей, чтобы она не погибла, вести неполные занятия. То, что от учительницы могут заразиться дети, в расчет не принималось. В феврале 1894 года Юшина прекратила работу в училище.

Фельдшеры до 1917 года:

· Кудрявцев Федор Степанович, земский фельдшер, 1870 год.

· Паводков Алексей Родионович, земский фельдшер, 1872, 1874 год.

· Скурихин Николай Иванович, земский фельдшер, 1897, 1898 годы.

· Оленев Николай Николаевич, земский фельдшер, 1906 год.

· Чеусов Степан Иванович, земский фельдшер, 1913 год.

Погиб на "Варяге" Андрей Трофимов


Участник 1-й мировой войны Вахнин Иван Лукич

Участники 1-й мировой войны Иевлев Ефим Матвеевич и Супрядкин Семен.

С введением обязательной воинской повинности срок службы значительно сократился, но и служить в армии пришлось всем мужчинам. Практически вся мужская половина населения Ношульской волости смогла повидать не только окрестности и соседние села, но и посмотреть на большие города, а некоторым было суждено увидеть и море. На протяжении веков жители Ношуля, как и все жители Коми края активно переезжали с места на место. В XVII веке из-за частых неурожаев и эпидемий это была миграция в Сибирь. Да и позже, в период между уборочной и весенне-полевыми работами многие покидали Ношуль и уходили на заработки.

В начале девятисотых был призван на действительную военную службу крестьянин из деревни Бор Ношульской волости Андрей Николаевич Трофимов. К моменту призыва отца его уже не было в живых, растила его мать Татьяна Кирилловна. Кроме Андрея в семье были еще старший брат Степан, младший брат Василий и младшая сестра Пелагея. К моменту призыва Андрей был холост, они жили дружной семьей и вместе несли нелегкую крестьянскую ношу. Было у них 1400 кв. саженей пахотной земли и 1 десятина сенокоса. Дом, как почти у всех, состоял из двух половин - зимней и летней, во дворе стоял хлев, амбар и прочие постройки. Лошадь, две коровы - хозяйство было скорее бедное.

Призвали Андрея Трофимова на флот, и после подготовки попал он на знаменитый крейсер "Варяг". Все бы ничего, отслужил бы он положенный срок и вернулся в Ношуль, женился бы и завел свое хозяйство. Но грянула русско-японская война...

В начале 1904 года "Варяг" вместе с канонеркой "Кореец" был направлен в нейтральный корейский порт Чемульпо для защиты русской дипмиссии. В ночь на 27 января 1904 года японская эскадра внезапно атаковала наши корабли на рейде Чемульпо. Командир "Варяга" В.Ф.Руднев получил ультиматум о сдаче кораблей. Это было началом русско-японской войны, объявленной России на следующий день. "Варяг" мог затопить тихоходную деревянную, с парусами и паровыми двигателями одновременно, канонерскую лодку и, имея превосходство в скорости перед японскими судами, прорваться к русской эскадре в Порт-Артур, но крейсер принял бой.

Экипаж - и это ощущали все - спаяла готовность сражаться, пока способно стрелять хотя бы одно орудие. Наши корабли самоотверженно сражались, потопили одно и серьезно повредили два судна противника. Вскоре Рудневу стало ясно, что "Варягу", израненному, лишившемуся многих орудий и, главное, присущей ему быстроходности, в Порт-Артур не прорваться. Чтобы не сдать корабли врагу, их затопили. В бою погибли 34 моряка и 188 были ранены (при экипаже в 570 человек). Погиб на "Варяге" и матрос из Ношуля Андрей Трофимов.

В награду за этот бой весь личный состав русских судов, участвовавших в сражении, был отмечен медалью на особой ленте цветов русского военно-морского Андреевского флага. На лицевой стороне медали символ высочайшей воинской доблести - Георгиевский крест, окруженный венком и надписью: "За бой "Варяга" и "Корейца" 27 янв. 1904 г. - Чемульпо", на оборотной стороне изображение - "Варяг" и "Кореец" на рейде Чемульпо, готовые к бою с японской эскадрой. Следовательно, и Андрей Трофимов должен быть награжден этой наградой посмертно, но об этом ничего не известно. Было ли тело Трофимова погребено морской пучиной или предано земле? В Ношульскую волость пришло письмо, в котором командование интересовалось, не нуждается ли семья геройски погибшего на крейсере "Варяг" матроса Трофимова.

В 1904-1905гг. в сражениях на море и на суше участвовало несколько десятков человек Коми края. Кроме А.Н.Трофимова, погибшего на крейсере "Варяг", погибли на эскадренном броненосце "Петропавловск" матрос И.С.Осипов из Усть-Сысольска, от огнестрельной раны пал в бою рядовой Томского Сибирского пехотного полка И.Ермолин из Вотчинской волости...

Вся Россия не осталась безучастной в этой войне. В 1905 году, в марте-августе крестьяне Выльгортской, Межадорской, Ибской, Благовещенской, Помоздинской, Ношульской, Троицко-Печорской и других волостей Усть-Сысольского уезда собрали деньги, зерно и шерсть для больных, раненых и пленных защитников Порт-Артура. В этой кампании участвовали 932 человека. Из Усть-Сысольска было отправлено на фронт около 800 солдат.

Другой житель Ношуля отставной нижний чин деревни Бор Егор Филиппович Шулепов 9 февраля 1907 года был удостоен права получать пенсию "по знаку отличия военного ордена". Служил он бомбардиром в 5-м батальоне 35-й артиллерийской бригады, которая, скорее всего, также принимала участие в войне с Японией.

После начала первой мировой войны некоторые жители Ношуля пошли на фронт добровольцами. Так, в августе 1914 в 89-й пехотный запасной батальон добровольцем ушел Можегов Степан Емельянович. 17 июля 1915 года Рубцов Ефим Михайлович написал заявление о желании служить верой и правдой Отечеству. Он был определен в 206-й пехотный батальон. 14 января 1915 года добровольцы Шиловы Андрей Иванович и Иван Михайлович вместе попали в 211-й пехотный запасной батальон.

Маршевые команды мобилизованных на подводах шли от Усть-Сысольска до Мурашей. Путь их лежал через Читаево, Объячево, Ношуль, Ловлю (в Ношуле и Ловле останавливались на ночлег), Осиногорку, Летку, Беберы и, наконец, Мураши. Далее уже по железной дороге через Ярославль, Москву и Питер на запад, на фронт.

В Ношульской волости было 179 ратников (отставных запасных солдат), готовых в любой момент по призыву царя и Отечества выступить с оружием в руках на защиту Родины. Практически все они были мобилизованы на войну, многие пали в боях, некоторые вернулись на родину с увечьями. Для многих мировая война перешла в гражданскую.

С фронтов первой мировой много солдат приходило в Ношуль на побывку, в основном из-за болезней и ранений. Побывки были довольно длительные - от 3-х до 6-ти месяцев. Так подлечились Вахнин Лаврентий Васильевич и Рубцов Александр Лаврович, оба рядовые 117-го пехотного Ярославского полка (по ранению), ефрейтор того же полка Ортянов Михаил Афанасьевич (по ранению), рядовой Сердитов Алексей Николаевич (по ранению), рядовой 55-го пехотного Подольского полка Можегов Павел Михайлович. Рядовой 117-го Ярославского пехотного полка Иван Егорович Трофимов был вовсе демобилизован по причине увечья руки. С годами войны боевой пыл солдат, унтер-офицеров и офицеров сменился на недовольство. Тому способствовала большевистская агитация на фронте и в тылу, подогреваемая финансовым спонсорством Германии. Многие солдаты, еще недавно с винтовками наперевес шедшие в атаку с криками "За веру, царя и Отечество!", сейчас кричали: "Долой самодержавие!". Так постепенно в России нарастала смута, которая сбросила власть царской династии Романовых. В окопах получили первые азы большевистской пропаганды и многие ношуляне, о которых мы расскажем позднее.

Жители Ношульской волости, участники 1-й мировой войны:

· Вахнин Иван Михайлович в июле 1914 года был мобилизован в армию и зачислен в 90-ю Вологодскую пехотную дружину действующей армии Западного фронта. Прослужил до марта 1916 года. Возвратившись домой, год проработал в волисполкоме. Усть-Сысольский военкомат отправил его в отдел разведчиков, куда вместе с ним попал П.А.Тарасов. Обучение проходило в течение трех месяцев. По окончании школы разведчиков в конце февраля 1918 года оба односельчанина были отправлены в Вашко-Мезенский полк уже Красной Армии. Несколько раз бывал на заседаниях штабов белых войск, добывал сведения. Часто под видом дряхлого старика-пастуха ходил в тыл белых войск. С собой носил холщовую торбу, тетрадку. В 1918 году был контужен, в 1921 году вернулся в Ношуль. С 1957 года на пенсии.

· Вахнин Александр Михайлович родился в 1897 году. 18-летним парнем ушел на первую мировую войну. Отслужил полтора года. Был в составе 95-го Красноярского полка. Командиром отделения был односельчанин Хотемов Мирон Андреевич. В конце 1916 года под Псковом попал в плен, вывезли в Германию, 3 года пробыл в плену, из которых 15 месяцев в лагере. Кормили очень плохо, в итоге всех пленных отправили в деревни к хозяевам-немцам на сельхозработы. В зависимости от величины земельного надела к одному хозяину попадало от 1-го до 3-4-х человек.
После подписания Брестского мирного договора между Россией и Германией вернулся в Россию, в 1919 году попал в Ношуль и сразу оказался в трудармии на лесозаготовках.

· Хотемов Мирон Андреевич в августе 1914 года был мобилизован в Российскую армию. Сначала был на сборном пункте в Усть-Сысольске, затем пароходом через Архангельск и далее железной дорогой добрался до Москвы. Здесь он был включен в 117-й Ярославский полк. Полк был направлен в Варшаву. В одном из боев полк Хотемова одержал первую победу над немцами, которые вынуждены были отступить. Был ранен в правое плечо. Год лежал в госпитале в г. Екатеринбурге. В 1916 году после выздоровления отправили в запасной батальон в Вятку. Из Вятки в составе 95-го Красноярского полка, в котором был командиром отделения, был направлен на фронт. Самые жестокие запомнившиеся бои были на Пинских болотах, когда в течение 10-ти суток сражались с немцами, защищая свои позиции до последнего патрона. Немцы прорвали фронт, Хотемов был контужен, попал в плен и пробыл на территории Германии до 1919 года, когда вернулся в Ношуль.

Ужасная ношульская лень.

В литературе советского периода часто писалось о тяжелой жизни крестьянства России. Выдвигались различные причины бедствий народа, муссировалась жестокость помещиков и беззаконие государственных чиновников, корни этих лишений виделись в крепостничестве, капиталистическом угнетении, никто не пытался посмотреть на крестьян как на виновников своих же бед.

О жизни крестьян с. Ношуль не писалось в литературных и научных трудах. Лишь редкие упоминания в источниках и вспоминания жителей помогут нам воссоздать образ ношульского крестьянина, его быт и моральный облик.

Средняя ношульская семья XIX - начала XX веков состояла из пяти-восьми человек, однако число детей иногда достигало 10-12, правда, не все доживали до совершеннолетия, часто умирали в детском возрасте. Сыновья, женившись, продолжали жить в доме родителей до времени постройки собственного жилья, дочери, выйдя замуж, покидали отцовский дом. Семья, имевшая больше сыновей, имела больше шансов разбогатеть, чем семья, в которой были в основном дочери. Наличие рабочей силы являлось важным фактором благосостояния семьи, но не всегда "рты" превращались в "руки". Зачастую семьи, имевшие до 10 сыновей, влачили жалкое существование, перебивались с хлеба на воду. Ношуль в этом отношении превосходил все окружающие села, Объячево и Шилово считалось вполне благополучными, в них даже была зажиточная прослойка. В Ношуле же долгое время не могли выбрать достойного человека в качестве попечителя местного училища, чтобы он мог жертвовать определенную сумму в пользу образования.

Чем объяснить бедность ношулян? Почему село, игравшее ведущую роль в регионе в силу своего географического положения, имевшее богатую пристань, влачило столь жалкое существование? Этот же вопрос задавал Николай Замяткин, будучи учителем-инспектором в Ношульском высшем начальном училище:

Присмотревшись к жизни здешних зырян, заключаю, что ношульцы живут беднее крестьян прочих селений Прилузского края. Причины две, и вторая является следствием первой.

1. Влияние бывшей пристани, когда деньгам не давалось настоящей цены, кидались они массами, велись ужасные попойки, купечество гуляло во всю ширь своего "купецкого" кармана... Наезжало много рабочего люду, пьяная жизнь кипела.... Рабочие гуляли вместе с хозяевами, ношульцы и ближние целыми семьями. Теперь нечего пить: последний амбар продан при мне уже (в 1911 г.) на сплав, а было их, если так можно выразиться, целый амбарный город.

2. Лень, ужасная ношульская лень... Медленность в любой работе до возмутительности! На каждом шагу обман, плутовство, воровство, любовь к спиртному - редкая, с искрящимися глазами, вздохами, готовностью на все. Меня крайне удивляет то, что нет почти исключений: все живут одинаково плохо и бедно в своих убийственно жалких лачугах, хотя лесу кругом тьма, не хотят работать. У себя в поле работают кое-как, огород поправить лень: зачастую видишь здесь в озимьях разгуливающих лошадей и целые стада овец. И все равнодушно проходят мимо: во-первых, не его полоса, что ему за дело, во-вторых, лень... А хозяин лежит дома или смекает о выпивке: тут он не ленив. На поденщину по вырубке и сплаву купеческих лесов идут в случае высокой платы или когда дома хлеба нет. Питаются плохо: хлеб, картошка, грязное молоко, в праздники - соленая рыба. Скот никуда не годится: заморенный, невзрачный, мелкий. Лошади - одно горе: если и задумают провезти вас, чтобы заработать на чай, то разгонят при помощи ременницы под гору или на ровном месте и скачут, тогда все скачет: и дуга, и вы, и весь мир. Скачут, пока не случится "ори". А это "ори" случается довольно часто, ибо гнилых веревок в упряжке добрая половина, а про прочность тарантасов и говорить не приходится. ("Ори" - перевод с коми "оборвалось".) Относительно кругленьких и выносливых лошадок зырян, рисовавшихся в моем воображении ранее, теперь, после путешествия от Усть-Кулома до Троицко-Печорского в 1910 г. и приезда в Ношуль, мнение пришлось изменить. Вот такая вопиющая и режущая глаза бедность ношульцев.


Маевка в Ношуле в 1915 г. в половодье. Второй слева стоит Куратов Павел Христофорович.

В самом деле, худая "слава" у Ношуля. Как уже отмечалось Замяткиным, алкоголь употребляется населением без различия возраста и пола. Во время праздников пьют все, исключая семилетних детей, причем редко бывает, чтобы и такие малютки не горели с вина. Наблюдается общая распущенность крестьянской молодежи. Учащиеся других волостей (Борисовской, Шиловской, Уркинской) стесняются родителей, а ношульцы не стесняются, тем более что родители сами их угощают. На почве пьянства молодежь совершает различные проступки. Отчетливо видна порча нравов, исчезновение патриархальности и семейственности. Зыряне переживали двойной кризис: умственно-нравственный и экономический (падение оборота Ношульской пристани). Старые религиозно-патриархальные устои поколеблены, а новые еще не выработаны.

По-моему, именно в начале XX века в Ношуле происходила эта ломка нравов, которая последовала в России после отмены крепостного права и активного промышленного развития, становления капитализма. В центральной России это произошло раньше, а в провинциальной Вологодской губернии подобные процессы начались уже в XX веке.

Богатая история у Ношуля, славные люди жили, живут и, без сомнения, будут жить в селе. Но была и другая сторона медали. И она не была исключительной особенностью данного села. Просто Ношуль был более других окружающих его сел вовлечен в процесс ломки старых общественных устоев "благодаря" географическому положению и сложившимся историческим обстоятельствам. Контраст жизни ношульцев и окружающих сел был очень ярким. Да, в Ношуле были и зажиточные, по местным меркам, люди. Наличие нескольких лошадей уже говорило о том, что человек думает не только о дне сегодняшнем (не пропить бы единственную лошадь), но и стремится имеющиеся средства вложить в то, что даст возможность еще заработать. Возможно, в будущем в Ношульской волости появились бы свои "саввы морозовы" - и предпосылки к этому были. Как уже упоминалось, до первой мировой наметился рост численности населения и его благосостояния.

Ввязавшись в первую мировую войну, царское правительство не рассчитало ни своих сил, ни последствий возможного поражения. Планируя быстрой победоносной войной отвлечь мысли сограждан от дел насущных, верхи грубо ошиблись. Затянувшаяся война обескровила экономику, в стране нарастало недовольство, сопряженное с немыслимыми лишениями, которые испытывал народ. Точимое изнутри большевиками и прочими оппозиционными силами общество было на грани срыва, и этот срыв произошел. Февральская революция, которая в итоге могла привести к парламентской республике и отмене монархии, не была последней. Впереди страну ждал октябрь, и не нашлось более сил, способных противостоять большевикам, сыгравшим на лишениях народа.

Около 400 человек из Ношульской волости воевало на фронтах. Практически ни в одной семье на время войны не осталось мужчин в возрасте от 20 до 45 лет. В 1915 году 15 человек из Ношульской волости были в плену. Принятое правительством решение о мобилизации в армию полицейских и прочих чиновников, подточило оплот власти на местах.

По одежке встречали

В одежде население Ношуля, как и всего Прилузья, мало отличалось от остального зырянского населения. В женском костюме Прилузья особенно выделялся так называемый детский сарафанный комплекс. Рубаха состояла из верхней и нижней части. Стойка воротника собиралась в мелкую складку. Верхняя часть рубахи украшалась вышивкой, а низ рукавов был украшен браным узором, а самый край рукавов отделывался мережкой.

Прилузский сарафан - косоклинный, лиф у него закрытый, без бретелей. Спинка выкроена целиком из полосы холста, перед - из двух ровных полос, а сбоку к ним крепились клинья. Подол сарафана выкраивался полукругом, чтобы бока не отвисали. Ворот сарафана и проймы обшивались кумачом с лицевой стороны. Если это был праздничный сарафан, то поверх кумача пришивались полоски парчи. Праздничный сарафан спереди от выреза на груди и до кромки подола украшался петельками из домашней крашеной пряжи.

Женским головным убором у прилузских коми являлась сорока, которая украшалась красочным орнаментом с преобладанием красного цвета и различных его оттенков: от оранжевого до бордового.

Мужчины одевались проще. Портки и рубаха, иногда подпоясанная ремешком, особенно при каких-то работах. За ремень удобно было закрепить топор, таким образом освобождались руки. На ногах лапти с обмотками. В непогоду одевались сапоги, и только теми крестьянами, у которых были таковые. Меховая шапка и овчинный полушубок были обязательной одеждой зимой в нашем суровом климате независимо от благосостояния: охота позволяла добыть меховое сырье, даже если не было в хозяйстве овец.

См. продолжение.

Начало книги "НОШУЛЬ. История села".

Реклама Google: