Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

СВАДЬБА НАРОДА КОМИ Ф.В.Плесовский, 1968.



"Свадьба народа Коми", Ф.Плесовский, 1968.

ЧАСТЬ I. СВАДЕБНЫЕ ОБРЯДЫ НАРОДА КОМИ

Глава I. Описание обрядов
· Сватовство.
· Размер калыма, козина и приданого.
· Рукобитье (Кикутӧм, ки орӧдӧм).
· Канун свадьбы.
· Баня.
· День свадьбы.
· После свадьбы. Спустя несколько дней.
· В первый год после свадьбы.

Глава II. Свадьба коми в сравнении со свадьбой
   ближайших соседей (коми-пермяков и удмуртов)
.

Глава III. Анализ свадебной обрядности
I. Пережитки религиозно-магические.
II. Пережитки религиозно-тотемические.
· 1. Купание молодой в бане.
· 2. Культ растительности в свадебных обрядах.
· 3. Значение хлеба и каши в свадебных обрядах.
III. Пережиточные явления социального характера.

ЧАСТЬ II. СВАДЕБНАЯ ПОЭЗИЯ У КОМИ

Глава I.

Тематика, содержание и характер причитаний
· 1. Причитания общего характера.
· 2. Причитания родным.
· 3. Причитания жениху и его родне.
· 4. Причитания бане.
· 5. Плачи о персонифицированном девичестве.
· 6. Причеты-благословения (Бурсиӧм).

Глава II.

Особенности причитаний отдельных районов
· 1. Причитания Летки и Прилузья.
· 2. Причитания Сысолы, средней и верхней Вычегды
· 3. Причитания Нижней Вычегды и Выми.
· 4. Причитания Ижмы и Печоры.
· 5. Причитания Удоры.

Глава III.

· Художественно-изобразительные средства и ком-
    позиционные особенности свадебных причитаний
.
· О возникновении и развитии свадебной поэзии.
· Заключение.   · Источники.   · Приложения.

ВВЕДЕНИЕ

"Парма Мойд" концерт-спектакль
ансамбля "Асъя Кыа" по Коми легендам,
преданиям и обрядам, апрель 2012.

Формы заключения брака, свадьба и свадебная обрядность, а также исполнявшиеся во время свадьбы песни и причитания у коми исследованию еще не подвергались. Причиной этого было отсутствие описаний обряда в более или менее значительном количестве населенных пунктов республики. В предлагаемой вниманию читателей работе делается первая попытка обобщения и анализа обширного материала, собиравшегося различными людьми в продолжение более тридцати лет.

Значительная часть описанного в этой работе материала собрана в 1920—30-е годы студентами литературных отделений педучилища и пединститута. Описания свадеб в различных селах республики представляли собой курсовые работы. Часть описаний сделана руководителями курсовых работ студентов — А.С.Сидоровым и В.И.Лыткиным.

Собранный в эти годы материал остался не обработанным и не обобщенным. Такая возможность представилась только в последнее время. Однако собранные в те годы описания для характеристики свадьбы всей республики оказались недостаточными, т.к. они охватывали главным образом центральные районы республики — бассейны Сысолы и средней Вычегды, а северные и южные районы республики оставались или вовсе не обследованными или обследованными поверхностно и нешироко. Чтобы восполнить этот пробел, автор настоящей работы производил детальные описания обрядов на Вашке и Мезени (1960, 1961 и 1962), в бассейнах Лузы, Летки и верховьев Сысолы (1962), на средней и верхней Печоре (1965). Ряд ценных описаний с нижней и верхней Вычегды (Прокопьевка, Усть-Кулом, Вольдино, Мыелдино), с верхней Печоры (Усть-Илыч), с Ижмы, средней Печоры и Усы, у зауральских коми (Шурышкары) были сделаны сотрудниками Коми филиала АН СССР — лингвистами М.А.Сахаровой и Т.И.Жилиной, фольклористами А.К.Микушевым и П.И.Чисталевым.

В результате в распоряжении автора оказались описания свадеб, охватывающие территорию республики с достаточной полнотой.

См.: Программа "Важ Коми Свадьба" (Ныв сетӧм) театральной постановки (1960) Помоздинского районного Дома культуры с участием Помоздинского народного хора и молодежи.

Кроме описаний, сделанных среди коми населения, были привлечены описания, сделанные среди русских, проживающих на территории Коми АССР. К таким относятся описания с Лоймы (Прилузский район) и Усть-Цильмы. Сделано это не только потому, чтобы ввести данный материал в науку, но и потому, что в этих селах в отдаленном прошлом население было смешанным (коми-русским). Естественно ожидать, что в свадьбе этих сел произошло слияние некоторых обрядовых моментов и русской и коми свадьбы. Обряды этих сел в последующем оказали влияние и на обряды соседних коми селений. Так, под влиянием лоемской свадьбы оказались свадьбы Поруба, Спаспоруба и Занулья.

В результате обобщения описаний и наблюдений обнаружилось, что единой коми свадьбы не существует. Описания обряда из одного селения недостаточно для характеристики свадьбы района, в состав которого входит это селение. Локальные варианты имеются в бассейне почти каждой реки, за исключением некоторых небольших рек (Летка, Вымь, Пожег, Лопью). Так, в бассейне Лузы были обнаружены три локальных варианта свадьбы: Ношуль — Черныш (рытва), Объячево — Читаево (каризна), Лойма — Занулье; в бассейне Сысолы: Кибра (гыр майкӧм, чипсалӧм); Шошка — Лозым — Кочпон (хождение в гости к жениху накануне свадьбы). Свадьба некоторых сел средней Вычегды (Корткерос, Сторожевск) сходна со свадьбой нижней Сысолы, а между нижневычегодской и верхневычегдской свадьбами имеются существенные различия. На Удоре мы установили также несколько локальных вариантов: Коптюга — Чупрово (свадьба убегом), Муфтюга — Ертома (свадьба со сторожем и с почетным); на Мезени— два локальных варианта: нижнемезенский (палка, убанченная лентами, как необходимая принадлежность дружки, "баля" и характер причитаний) и верхнемезенский — Глотово — Кослан (характер причитаний, бояр и др., граница между двумя вариантами — д. Разыб). Более однотипна свадьба на Ижме (сходная со свадьбой зауральских коми). Но печорская свадьба от ижемской разнится весьма значительно. Ижемская свадьба характерна для всей нижней и средней Печоры с бассейнами притоков Усы, Кожвы, Колвы, т.е. совпадает в основном с границей распространения ижемского диалекта. Начиная с д. Медвежской население коми разговаривает на так называемом печорском диалекте. Этот диалект (по лексике и морфологии) имеет больше всего сходства не с верхневычегодским, как можно было бы ожидать по территориальной близости, а с сысольским диалектом. Население большинства сел этого района в прошлом было старообрядческим. Старообрядческая свадьба верхнепечорских коми, как удалось определить путем расспросов летом 1965, отличалась значительной, в сравнении со свадьбой соседних районов, простотой. Такие моменты обряда, как сватовство, рукобитье были и проходили в основном так же, как и в других местах. Но такие обрядовые действия, как предсвадебная баня, колип, предсвадебный обход невестой своих родственников, ижемско-вычегодское зонорд, встреча брачущихся в вывороченной шубе, чомор мур кок яй, осыпание хмелем, посад брачущихся на шубу в большинстве сел верхней Печоры не практиковались. Характерно для верхнепечорской свадьбы также то, что подаркам невесты — козину — здесь не придавалось значения. Свадьбы проходили без причитаний. Посуда для пира в доме невесты или жениха привозилась с собой. Плясать в избе во время свадьбы считалось за грех.

Приступая к работе, автор ставил перед собой задачу не ограничиться описанием обряда. В меру своих сил и возможностей он пытался показать особенности свадьбы коми, раскрыть основные этапы развития семьи и уяснить характер и содержание ряда обрядовых действий и церемоний свадьбы у коми. Необходимость уяснения этих вопросов диктовалась тем, что у коми, как выяснилось, до 1930-х существовало три основных формы брака: свадьба с приданым, свадьба с калымом и свадьба убегом (похищением). Оказалось, что свадьба с приданым характерна для южных, центральных и западных районов республики, свадьба с калымом — для северных районов и, кроме того, для самого южного района республики — для Летского; наконец, свадьба убегом — для бассейна р. Вашки.

Географическое расположение районов с преобладанием той или иной формы брака не может объяснить нам причин сохранности более древних форм брака, таких, как брак умыканием (убегом) и свадьбу с калымом, так как коми население северных, западных и южных районов республики живет в соседстве с русским населением, а у них этих особенностей нет.

Работа состоит из двух частей. Первая часть работы разбита на три главы. Начальная глава посвящается описанию обряда; вторая — сравнению свадьбы коми со свадьбой соседних народов; и третья — анализу обрядовых действий, совершаемых во время свадьбы.

При написании каждой главы перед автором вставали особые трудности. Так, при описании обряда автор, ознакомившись с материалом, заметил, что формы брака, отдельные этапы бракосочетания, их последовательность, а также отдельные обрядовые действия, вопреки ожиданиям, сильно варьируют по районам. Автору предстояло привести их в стройную систему, выделить основные, наиболее существенные моменты обряда и в то же время — не впасть в схематизм и не лишить материал его полнокровное, жизненности и яркости. Потому при описании обряда сохранено описание отдельных схожих, но несколько варьирующих действий в том виде, как дано в наших источниках, не допуская по возможности повторений и растянутости.

Во второй главе, как увидит читатель, большое место уделено сравнению свадьбы коми с удмуртской. Сделано это но той причине, что знать обряд удмуртской свадьбы для уяснения истории брака и семьи у коми весьма необходимо.

В изучении свадьбы коми метод сравнения со свадебными обычаями других финно-угорских народов с целью поисков общих черт, характерных для них всех, как практикуют это некоторые компаративисты за рубежом, неприемлем. Отвергается такой метод из следующих соображений. В период финно-угорской общности господствовал матриархат1. Основной формой семейных отношений в этот период был групповой брак. Естественно, что каких-либо обрядов, кроме обрядов посвящения (при переходе из одного возрастного класса в другой), в тот период не могло быть. Брачные связи в период матриархата регулировались естественным правом мужчин одного рода определенного возрастного класса на женщин такого же класса другого рода. (В более ранний период существовал, как известно, промискуитет — беспорядочное общение полов). Потому искать черты сходства в свадебных обрядах финно-угорских народов (кроме ближайших родственных) мы считаем занятием бесплодным. Кстати, сами сторонники патриархальной теории, считающие, что в период финно-угорского единства господствовал патриархат, а в семейных отношениях — моногамия, не могут привести ни одной параллели, ни одного сходного слова из обряда свадьбы. Потому обряды этих народов могут быть полезными главным образом при выяснении истоков того или иного обычая или обрядовой церемонии.

В третьей, заключительной главе первой части автору предстояло дать истолкование ряду пережитков, сохранившихся в свадьбе от древних эпох. Так, в исследованиях о свадьбе пережитки тотемизма в некоторых обрядах обходились, замалчивались или толковались не совсем верно. В меру своих сил мы пытались осветить эти вопросы в разделах работы о бане, о пережитках культа деревьев, культа хлеба и каши. Знакомясь с литературой вопроса, автор обнаружил далее, что мнения ученых при объяснении некоторых пережиточных явлений, таких, как брак умыканием, вопроса о генезисе калыма и приданого, сильно разнятся. Обнаружилось, что материал свадьбы коми в концепции многих авторов не укладывается. Соответствующими нашему материалу и наиболее убедительными нам представились выводы советского ученого Н.А.Кислякова. Материал коми свадьбы подтверждает в основном взгляды Н.А.Кислякова, в частности, его утверждение о том, что брака умыканием, как универсальной формы, никогда не существовало.

В монографиях такого характера обычно наличествуют еще главы о семье и быте изучаемого народа и об истории изучения темы. Таких глав в данной работе нет, так как описание семьи и быта достаточно подробно дано в работе В.Н.Белицер "Очерки по этнографии народов коми" (М. Л. 1958). Правда, в этой же работе есть небольшой раздел о свадьбе народов коми, но раздел этот очень краток. Свадьбе коми-зырян уделено в ней 3,5 страницы, и более половины из них занимают образцы причитаний. История вопроса, т.е. обзор литературы по теме "свадьба коми" умещается в нескольких строках. По этой теме со времени статьи Н.И.Надеждина в дореволюционные годы было опубликовано несколько (весьма поверхностных) заметок в газетах2 и одно описание свадьбы у зауральских коми3. В послереволюционные годы была опубликована одна статья. Это — статья Г.Старцева "Свадебные причитания зырян", в которой очень кратко описан и обряд вымской свадьбы4.

"Гӧтрасьны, дак гӧтрасьны" постановка Коми-Пермяцкого окружного национального драматического театра в Сыктывкаре, октябрь 2010. См. фотоальбом.

Вторая часть нашей работы посвящена свадебной поэзии, главным образом, причитаниям.

Свадебная поэзия коми, как и обряд, еще не исследована, хотя публикаций причитаний имеется сравнительно больше, нежели описаний обряда5.

Причитания коми обладают потрясающей лирической силой. В этом определении нет преувеличения. По художественной яркости они превосходят все другие жанры фольклора коми, потому мы в праве говорить о них как о жемчужине поэзии коми. Именно после ознакомления со свадебными причитаниями Н.И.Надеждин написал восторженный отзыв о поэзии коми вообще. Именно из-за их художественности причитания печатались во многих работах дореволюционных этнографов и языковедов. Без текстов причитаний не обходился ни один фольклорный сборник до последнего времени.

Свадебная поэзия коми говорит о больших художественных способностях народа. Ценители народной поэзии записали их большое количество и почти во всех районах республики.

Не исследованным этот материал остался из-за специфичности формы и содержания (в плачах, как правило, преобладает грусть, печаль, причитания связаны с обрядом, отмирающим в настоящее время).

В предлагаемой вниманию читателя работе делается первая попытка описания, классификации и обобщения большого фактического материала. Взяться за выполнение этой задачи нас побудило желание раскрыть художественно поэтическую силу свадебных причитаний — одного из основных (в прошлом) жанров фольклора коми. Кроме того, имелось в виду, что свадебные причитания, более, чем какой-либо другой жанр, могут показать, в каких тяжких условиях приходилось жить женщине в условиях феодально-капиталистического строя. Знакомясь с причитаниями, молодые поколения, не знающие "свинцовых мерзостей" прошлого, могут полнее уяснить, какие огромные изменения произошли в положении трудового народа за годы Советской власти.

Часть, посвященная народной поэзии, имеет также три главы. В первой главе дается тематический, идейно-социальный анализ причитаний. В связи с тем, что в причитаниях разных районов республики имеются различия и в художественной структуре причитаний и в их тематике, характеристика причитаний отдельных районов (они не совпадают с административными) дается в отдельной, второй главе.

В третьей главе рассматриваются художественно-композиционные особенности причитаний. В заключении даются краткие выводы, полученные при описании, классификации, обобщении и обряда, и причитаний.

Из-за отсутствия публикаций причитаний на русском языке целесообразно было бы дать к работе приложение, где были бы показаны наиболее характерные причитания всех районов. Однако объем нашей работы не позволил сделать этого. Мы ограничились тем, что в тексте работы процитировали отрывки из причитаний. Разумеется, что сборник материалов свадебной поэзии мог бы гораздо лучше показать эмоциональную и художественную силу этого своеобразного и весьма интересного вида народной поэзии. Полагаем, что в будущем будет сочтено нужным издать и такой сборник.

Автор благодарит всех товарищей, помогавших ему при подготовке работы к изданию, а особенно М.О.Косвена, Н.П.Колпакову, В.И.Лыткина и Н.А.Кислякова.

Использованы фото "Гӧтрасьны, дак гӧтрасьны" постановки Коми-Пермяцкого окружного национального драматического театра им. М.Горького в Сыктывкаре в октябре 2010. См. фотоальбом.

Примечание foto11: все упоминания о славянах по тексту книги удалены.

Ссылки:

1. См. Ф.В.Плесовский. К вопросу о развитии семьи у коми и удмуртов. Истор.-филол. сб. вып. 6, Сыктывкар, 1960.

2. К.Попов. Два способа заключения брачных союзов у зырян. Волог. губ. вед., 1854, #4; В.Аврамов. Жители Яренского уезда и их хозяйственный быт. Вол. губ. вед., 1859, #56. А.Фролов. Свадебные и похоронные обычаи жителей села Усть-Немского Усть-Сысольского уезда (этнографический очерк). Волог. губ. вед., 1885, #21, 22 и в V томе "Вологодского сборника", 1887, стр.115—125; Свадьба у зырян-ижемцев. "Памятная книжка Архангельской губерни на 1908 год", стр. 65—67; М.Косаревич. Обычаи ношульских зырян. Вятские губ. вед. 1856, #49 и Волог. губ. вед., 1857, #22; кратко о свадьбе коми см., также: К.Попов. Зыряне и зырянский край (Известия имп. общ. любит. Естествозн., Антропол. и Этногр. при Московском ун-те., т.XIII, вып.2) М. 1874; С.В.Максимов. Год на Севере, т.II, изд. 4-е, М. 1890, стр.443—445.

3. М.Ларионова. Зырянская и русская свадьба в Обдорске (Тобольской губ.) Ежегодн. русск. антропологического об-ва при имп. СПб. унив., т.I, 1905 г.).

4. Г.Старцев. Свадебные причитания у зырян. Сб. Материалы по свадьбе и семейно-родовому строю народов СССР, вып.I. Л-д. 1926.

5. П.И.Савваитов. Грамматика зырянского языка, СПб, 1850. Г.С.Лыткин. Зырянский край при епископах пермских и зырянский язык. СПб, 1889; А.Цембер. Важ коми мойдъяс да сьыланкывъяс. Усть-Сысольск, 1914; V.Witchmann. Syrjanishe Volksdichtung, Helsinki, 1916; П.Г.Доронин. Фольклорнӧй сборник. Сыктывкар, 1938; И.Осипов. Висервожса сьыланкывъяс да мойдкывъяс. Сыктывкар, 1941.

Реклама Google: