Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Питирим Сорокин    статьи по этнографии коми-зырян

К ВОПРОСУ О ПЕРВОБЫТНЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ВЕРОВАНИЯХ ЗЫРЯН  (1917)

in 1917

1

Каковы были первобытные верования зырян? Были ли их религиозные представления тем, что называется анимизмом или обожествлением сил природы, или же тем, что носит имя фетишизма?

Что анимизм, в том виде, как он очерчен главнейшим теоретиком его Эд.Тейлором, был не чужд зырянам - это несомненно.

Также несомненно, что им известны были (и сохранились отчасти и до сих пор) фетишистские верования, культ животных и растений, культ предков и т.д.

Все эти формы религиозных верований некогда жили среди зырян, а многие пережитки их живы еще и теперь.

Но не подтверждение и описание является задачей данной статьи. Моя цель несколько иная: считая несомненным существование данных верований у зырян, я хотел бы поставить вопрос: а которая из этих форм была более древней? Каков тот первоначальный вид религиозных верований зырян, из которого позже выросли остальные? Можно ли согласиться с Эд.Тейлором, что такими первичными верованиями были анималистические представления? Или же, может, правы М.Мюллер и другие, утверждающие, что первобытной религией было обожествление сил природы? Или же, наконец, те новейшие исследователи, которые определяют первобытную религию термином тотемизм?

Поставив вопрос, попытаемся кратко на него ответить.

2

Чтобы не вести читателя длинными окольными путями, с самого же начала я сформулирую свой ответ. Он гласит: для меня кажется наиболее вероятным, что древнейшей формой религиозных верований зырян был тотемизм, в том истолковании, которое он получил всего резче в относительно недавней работе французского социолога Э.Дюркгейма: "Элементарные формы религиозной жизни". Отсылая читателя к этой работе, а также к своим статьям по ее поводу, я здесь изложу весьма кратко лишь некоторые основные ее выводы необходимые для дальнейшего анализа первичных веровании зырян.

Остановимся, прежде всего, на вопросе: что такое религия?

Из множества определений религии наиболее распространенными были два: 1) определение, видевшее в религии систему верований в сверхъестественные силы (Спенсер и М.Мюллер), 2) систему верований в связь человека с Богом (Ревилль) или верование в существование духов (Тейлор.)

Дюркгейм не без основания критикует эти определения религии. Первое негодно уже потому, что дикарям неизвестно само противопоставление естественного и неестественного или сверхъестественного. Поэтому негодно и определение религии как веры в сверхъестественные силы.

Неприемлемы и определения Ревилля и Тейлора, ибо есть религии, которым неизвестно понятие божества или духов (напр., буддизм.)

Но если эти определения негодны, что же следует понимать под религией? Дюркгейм на это отвечает так: какую бы религию мы не взяли, в каждой найдем два следующих элемента: 1) совокупность тех или иных представлений (верований), 2) совокупность тех или иных поступков, вызываемых этими верованиями (обряды, культы.) Но что же характеризует религиозные представления? Таким отличительным признаком их является наличность в них двойственности, разделяющей все эти вещи и явления на 2 мира, на мир "священного" и на мир "обычно вульгарного", нечистого. Всякое религиозное представление содержит в себе эту оценку, относя то или иное явление или вид либо к миру "священного", либо к миру "нечистого". Таков отличительный признак религиозных верований.

Отсюда и его определение религии: "Религия есть система верований и поступков, имеющих отношение к миру священного, который отделен от мира нечистого: верований и поступков, соединяющих в одно целое, называемое церковью, всех тех, кто к ней принадлежит".

Важ бронз пасъяс

Таким образом, сущностью и характерной чертой религии является мысль, что весь мир, все вещи и явления делятся на 2 резко обособленных разряда: мир священного и мир нечистого.

Это "священное" первобытные религии рисуют не в качестве личного Бога, а в качестве безличной всемогущей, бесконечной, способной принимать тысячи форм и видов силы, подобной неопределенному веянию, которое может быть всюду и нигде; может, подобно заразе, воплощаться в любых предметах, в любом существе: в человеке, животном, растении, камне, в ступе и т.д. Коротко говоря, оно является силой, способной прикасаться ко всему. Все, в чем эта священная сила воплощается или к чему она прикасается - само становится священным, требующим почтения, почитания и уважения. Названия этой безличной силы различны у разных народов: одни, вроде меланезийцев, зовут ее "мана", другие племена - называют ее другими именами.

Этот мир священного резко отличается от мира нечистого. Все, что священно, не должно быть смешиваемо с нечистым. Между ними всегда должна быть пропасть. Если же это слияние происходит, то в итоге получается грех, преступление, влекущее за собой несчастье и для "грешника", смешавшего эти два мира, и для всего племени, членом которого он является. Иными словами, грех (и преступление) в своем первоначальном виде обозначал не что иное, как акт недозволенного слияния мира "священного" и мира "нечистого".

Панно "У священного дерева , береста, глина. Валерий Торопов, персональная выставка, Коми Национальная Галерея, Сыктывкар, 2009.

Способная воплощаться в любые вещи, эта безличная сила ("вежа"), по верованиям ряда народов, чаще всего воплощается в некоторых вещах: например, "чурингах" у австралийцев, то есть в деревянных продолговатых дощечках, на которых вытатуирован символический знак этой силы ("тотемический знак"). Символом той же мысли, что данный человек причастен к священному, является и известная всем татуировка дикарей. Она означает, что он свят в силу причастности к священному, а потому его нельзя ни убивать, ни оскорблять, ни всячески обижать, тогда как в адрес чужеродца, непричастного к священной силе, все дозволено. Эта священная сила, воплотившаяся в человеке, есть зародыш того, что позже получило название души. Она оживляет и одухотворяет все, к чему она прикоснется. А следовательно, все они могут стать священными и почитаемыми. Отсюда и возникла система одухотворенного мира, известная под названием "анимизма".

Таковы в самых общих чертах представления о божественной или священной силе. Раз таковы воззрения, то естественной задачей религии и является определение ряда правил и обрядов, направленных на то, чтобы не допускать слияния этих двух миров, а если таковое совершилось, то тем или иным образом обезвредить те страшные последствия, которые вытекают из этого слияния. Такова была цель религиозных обрядов сначала, таковой же остается она в значительной степени до сих пор. Из чего это видно? И каковы формы этого стремления греховного слияния священного и нечистого?

Об этом свидетельствует весь религиозный культ. Например, слияние может быть пространственным, то есть нечистое может чисто пространственно соприкоснуться со священным. Поэтому религия говорит: "этого не должно быть". Отсюда - около храмов, около священных предметов, в район священного не допускается мирское, нечистое, обычное. Так, австралийцы, считающие женщин нечистыми, не допускают их близко к местам, где хранятся чуринги, они даже не дозволяют им видеть их, чтобы не допустить слияния путем зрения. И во всех религиях места, где обитает священное (храмы, места молений, жертв), отделяли от обычного мирского пространства. Входя в них, нужно или снимать обувь (у магометан), шапку, умыться, нельзя кричать, торговать и вообще делать что-нибудь мирское. Это особый мир, где не должно быть ничего мирского. Поступки, непредосудительные в других местах, например, обычный разговор, крик, торговля, смех, пляска и т.д., здесь, в обиталище священного, становятся грехом, преступлением, святотатством. Они карались и жестоко караются до сих пор.

Та же цель - разъединить священное и мирское - ведет и к делению времени на периоды священного и периоды мирского. В период, посвященный священному, недопустимы занятия мирскими делами. Ибо иначе может быть слияние двух миров. Отсюда заповедь: "Помни день субботний, еже святити его. Шесть дней делай и сотвориша в них все дела. День же седьмой суббота - Господу Богу твоему", - существующая в различных формах во всех религиях. Отсюда - праздники, стремлением религий разграничить священное и мирское является аскетизм, сущность которого в том, что человек, посвятивший себя Богу, должен абсолютно отвлечься от мира, всего нечистого, всего обычного и порвать с ними абсолютно. Образно сказано в Евангелии: кто хочет идти за Мной, пусть оставит отца своего и мать свою, отвергнет себя и идет.

Таковы виды запретительного религиозного культа, направленного на разъединение двух миров. Другие обряды и религии направлены, наоборот, на то, чтобы приблизить человека к священному, сделать его причастным к нему, то есть освятить и его самого прикосновением к священной силе.

Эта задача выполняется путем множества обрядов и таинств. Так, у тех же австралийцев каждый мальчик, прежде чем стать полноправным членом группы и "священной" личностью, должны пройти через ряд религиозных обрядов и церемоний (зародыш крещения и миропомазания.) Жрец, которому приписывается большая степень священности, должен подвергнуться сложному обряду посвящения (зародыш "священства".) Каждый из членов группы время от времени должен непосредственно освятиться путем поедания тела тотема или божественной силы (зародыш - причащение) и т.д. Из этого культа и вырос весь сложный ритуал развитых религий. Молитвы, жертвоприношения, службы, таинства и т.д. - что все это, как не обряды, направленные на приближение верующего к божеству. Пока над ним не совершены они (например, крещение над новорожденным, венчание над врачующимися, хиротония над пастырями, причащение над грешниками), мы считаем его самого или те или иные поступки - нечистыми, грешными.

3

Спрашивается, сохранились ли у зырян какие-либо пережитки, напоминающие хоть отчасти указанные формы верований? Может ли что-либо в религиозно-магических воззрениях зырян, имеющихся и теперь, напоминать нам, что и им не чужды были представления, подобные указанным.

Весьма многочисленные исследователи религии зырян почти что не затрагивали совершенно эту сторону дела. И понятно почему: они собирали лишь сырой материал и не пытались совершенно осветить его со сравнительно-исторической точки зрения. Что зырянам свойственны были (и живы еще до сих пор) анимистические воззрения, что был у них фетишизм, культ животных и растений, тотемизм и т.д. - это несомненно. В работах Жакова, Лыткина, Попова, Красова, Налимова и др. дано достаточно материала, подтверждающего это положение. Но свойственна ли была зырянам стадия тотемизма в выше очерченном понимании - этот вопрос еще не ставился. Мне думается, на этот вопрос придется ответить положительно. Такое мнение получено мною на почве личного изучения верований зырян. В пользу его же можно найти немало материала и в работах указанных авторов, особенно в статье В.П.Налимова, хотя они и не говорят совершенно о тотемизме. В нижеследующем попытаюсь просто указать несколько фактов, подтверждающих данную гипотезу.

Что зырянам не было чуждо деление явлений и вещей на мир "священного и нечистого", это подтверждается из представлений их о "вежа" (святом) и "сöс" или "пеж" (нечистый.) Теперь эти термины, конечно, стерлись, обесцветились, обеднели; но и то, что сохранилось, до сих пор говорит с достаточной ясностью о том, что эти "вежа" и "сöс" по своей природе вполне тождественны указанным формам религиозных верований. Нетрудно показать их тождество с указанной безличной силой - "мана" и с делением мира на два отдела: священного и нечистого. "Вежа" буквально означает священное. Как и тотемическая сила, "вежа" - безлично. Вежа подобно заразе, которая может прикоснуться ко всему и освятить все. И теперь зыряне говорят: "Вежа морт" (святой человек), "вежа ва" - (святая вода), "вежа лун" - (святой день), "вежа пу" - (святое дерево), "вежа из" - (святой камень) и т.д.


Автор Алексей Попов,
Коми Прилузский район.

Противоположностью "веже" является "сöс" или "пеж" или еще "шева". Они все означают нечистое, мерзкое.

Как и "вежа" они безличны. Говорят о "сöс паськöм" (нечистое платье), о "пеж гаг" (нечистое животное), в частности ящерица, "пеж морт","сöс ва" и т.д. А "шева" представляет из себя буквально заразу, которая может иметь любую форму, которую можно получить из воды, ветра, прикосновением и т.д. и которое оскверняет и портит человека или животное, прикоснувшихся к нему.

Коротко говоря, и "вежа", и "сöс", и "пеж" - безличны, они везде и нигде, могут осветить или осквернить все, к чему прикоснутся, могут воплотиться в любую вещь или предмет, одним словом, по своему очертанию представляют полное сходство с первобытными представлениями религиозной силы (священного) и ее противоположности - нечистой силы.

Раз это сходство мы констатировали, то следует ожидать, что должны соприкасаться и следы первобытного религиозного культа. Это есть ряд обрядов, направленных на отделение этих областей друг от друга, и ряд обрядов, имеющих целью приблизить человека к "вежа" и священному. Слабые следы такого положения дел, бывшего, по-видимому, нормой, действительно сохранились. Вот некоторые из фактов.

Как у австралийцев, так и у зырян женщина в период менструации считается нечистой (сöс, пеж.) Раз так, то она может прикосновением осквернить все, к чему она прикоснется. И действительно, если женщина будет бреднем ловить рыбу в озере или реке, то вода, к которой она прикасается, становится "пеж". То же делается и с неводом или бреднем. Охотники не дозволяют ей прикасаться в этом случае к оружию и даже видеть его. И сам охотник, имевший половое общение с женщиной или женой, становится нечистым (делается "сöс" или "пеж") и должен перед охотой помыться в бане. Иначе не будет улова, а на охоте может случиться несчастье с ним. Собака, к которой прикоснулась такая женщина, теряет чутье и становится совершенно негодной для охоты. Такая же участь постигает и все, к чему прикасается нечистая. Если такая женщина печет хлеб, она должна предварительно пропустить через рубашку горячие угли, чтобы очистить себя этим путем. Иначе - хлеб осквернится, и всякий, кто съест его, может заболеть и даже умереть.

Вот некоторые из обрядов, направленных на то же отделение "священного" от "нечистого". Число их можно было бы значительно увеличить. Так, опять-таки, чтобы избежать этого слияния и неудачи как его результата, перед охотой на медведя охотники, по словам К.Ф.Жакова, варят особую сладкую кашу "юм" и оставляют ее на улице перед лесной избушкой. Без этого обряда охота считается невозможной и будет неудачной. Пережитком этого же являются обычаи: освящать пиво и молоко, оскверненное упавшей мышью, заговаривать ногу, по которой пробежала ящерица, чтобы нога не стала гнить, и целый ряд аналогичных случаев и обычаев. Все они направлены на достижение указанной цели либо на обезвреживание путем религиозно-магических обрядов и заклинаний тех вредных эффектов, которые наступают при этом слиянии. Ничем иным как отзвуком тех же верований являются и представления о болезнях, порче людей и животных - их подмене, а говоря шире, и весь анимистически-фетишистический культ, достаточно сохранившийся и до сих пор.

Болезнь по древним верованиям зырян - результат порчи и колдовства, а само колдовство, как показали новейшие исследования, связано именно с тотемистическими, религиозно-магическими воззрениями. Болезнь приписывалась зырянами тому, что в человека вошла "шева", то есть нечто нечистое, безличное, что может иметь различную форму и которую можно получить (проглотить, вдохнуть, прикоснуться) отовсюду. Достаточно для этого совершить нечто, что смешивает священное с нечистым. В итоге - болезнь и мучения. Так же объясняется и порча собаки. Чтобы исцелить их - нужно проделать ряд обрядов, обезвреживающих вредные эффекты непозволительного смешения.

Не имея в виду подробностей разработки здесь религиозно-магических пережитков у зырян с этой точки зрения, я ограничусь этими несколькими штрихами. Добавлю только, что, приняв эту гипотезу тотемизма, не трудно проследить и его дальнейший переход к анимизму; к культу животных и растений, объяснить верования во множественность души (лов и орт), формы заговора и колдовства и эволюцию верований о загробном мире. Здесь существует немало фактов, которые с точки зрения чисто анимистических верований трудно объяснимы.

Что же касается явлений "вежа" и "сöс", то они совершенно необъяснимы с этой точки зрения. Этим, может быть, и объясняется, что исследователи до сих пор почти совершенно не обратили внимания на изучение тех представлений и фактов, которые связаны с этими терминами. Между тем, думается мне, в них-то и лежит, быть может, ключ к пониманию религии зырян.

Ввиду этого было бы очень и очень желательно, если бы работники на местах (священники, учителя, фельдшеры и т.д.) направили все внимание на изучение верований, связанных с "вежа" и "сöс" или "пеж".

Время уходит, и каждый день все больше и больше выветривает немногие оставшиеся следы древней религии зырян. Скоро, вероятно, и эти немногие остатки совершенно исчезнут. Нужно помнить это и потому поскорее зафиксировать оставшиеся "осколки старых истин". Это долг местных работников культуры. Иначе будет поздно.


Примечаниe:

Статья впервые была напечатана в "Известиях Вологодского общества изучения Северного края", 1917 г. вып.IV.

ЭТНОГРАФИЯ КОМИ-ЗЫРЯН

Реклама Google: