Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Проф. А.Грен · Зырянская мифология, глава 4.
Следы демонизма у Зырян. Продолжение.


Коми му, 1924, #7—10, стр.36-39.



"Вӧрса, Вакуль, и Лёк" (1987). Бумага, акварель,
тушь, перо. Валерий Торопов, персональная
выставка, Коми Национальная Галерея, 2009.

Перейдем теперь к лесным и водяным духам.

Главный из лесных духов — Вӧрса, которого часто отожествляют с духом зла, Омол'ем, и с чертом; живет он среди необъятного, дремучего леса в маленьком домике и там заставляет прохожих рассказывать ему сказки. У неискусных он вырезает ремни из кожи спины шириною в палец или обрубает большие пальцы на ногах. Он очень боится Васа или русалок, являющихся его врагами. Однако, тот же Вӧрса иногда и друг охотников. Если охотнику, которого он полюбил, захочется пить, внезапно появляется в шалаше или лесной избушке невидимая рука, протягивающая пить охотнику. Вӧрса-же дает своему любимцу постоянную удачу в охоте. С Вӧрса связан вотяцкий дух, Полес-мурт, т.-е. половинный человек. У него один глаз, одна рука, одна нога, он в лесу пугает людей хуже медведя, крик его раздается далеко в лесу в то самое ночное время, когда кричит филин. В зырянских сказках он обратился, в свою очередь, в половинчатого монаха, в своего рода Яго зырянских преданий, который приходит к царю и советует ему губить опасных ему богатырей.

Этот Вӧрса — не то стихийный дух в виде вихря, в шуме и вое ветра, не то великан с сосну без бровей и ресниц, с одним глазом на лбу и ногою навыворот. Каждый лес имеет своего Вӧрса, и он там живет в своей роще. Нельзя вступить в лес, не перекрестившись, или произнести его имя в лесу. Вӧрса принимает разные виды, уносит детей и кладет в люльки вместо них уродов. Особенно, он издевается в день Воздвижения. Тогда Зыряне ходят в лес толпами. У Вӧрса бывают свадьбы. От него же происходит венерическая болезнь, и он-же любит табак. Вӧрса воюют друг с другом, и дерутся при этом деревьями.

В сборнике Yrjӧ Wichmann'а мы находим также ряд сказок о Вӧрса.

В одной из них расказывается, как крестьяне, работая в лесу, легли спать в лесной избушке; вдруг кто то прошел мимо нее и заплакал человеческим голосом, — это был Вӧрса.

В другой сказке рассказывается, что у одного Вӧрса была женою смертная красивая женщина по имени Чупа (зарубка): двое из жителей селения Волԍа (Вотча) жили в лесной избушке, и один из них стал поминать женщину, по имени Чупа, муж которой был убит на войне; вдруг перед ними оказалась плачущая женщина с ребенком; она с плачем вышла из избушки, — по мнению рассказчиков, она вышла из избушки потому, что подумала, что убили ее мужа, Вӧрс'у.

Когда лают собаки Вӧрса, то от них не получается эхо. Если, говорится в одной сказке, приютить проходящего Вӧрс'у в избушке на ночь, то на следующее утро он пошлет охотнику столько дичи, что он не будет в состоянии ее перестрелять. Если попадется собака Вӧрс'ы и если ее хорошо покормить, то Вӧрса уступит эту собаку охотнику. Если происходит свадьба Вӧрс'ы в лесу, то охотнику надо скорее бежать, иначе весь лес будет гудеть во время этого торжества, и охотнику может быть плохо.

Царь этих Вӧрса является князем всех лесных животных. У него имеется волшебная книга, в которой написано обо всем, что существует на земле, и невидимый дух, Ԍiнмӧн-Аԅiтӧм, который может угостить любого счастливца 12 бутылками вина и 12 бутылками пива. Дочери, а может быть и жены Вӧрс'ы, есть лесные Jом'ы или колдуньи. Они живут в jаг'ах или рощах. Отличие их — длинные зубы, которыми Jома ест людей. Она же может обратиться в орла, а иногда и в красавицу. Эта зубастая женщина очень походит на кавказскую "эмеген" у Чеченцев или "карт" у Аварцев, тоже людоедок женского пола.

Кроме Вӧрса, существуют и другие лесные духи.

Таков, например, человек в зеленой одежде. Он — огромный великан и, вроде Гаргантюа в соответствующем романе Рабле, страшный обжора. Он настигает, охотников в их избушках, поедает у них все, даже собак, и от него едва можно убежать. Спасает охотника его внутренний голос, который учит его уйти от преследований упомянутого человека.

Общего характера с ним "Двенадцатибрюшный человек". Если у кого-либо родится последний, он проглатывает прялку у матери, самую мать, воз с дровами и целое свадебное шествие. Уничтожить его может лишь хитрая девушка, которая сует его на лопате в раскаленную печь и там сжигает.

Лесными духами являются также Кушпеԉ и Гӧнапеԉ, избавиться от которых можно лишь, выстрелив в них между ногами.

Но особенно обширны легенды о водяных духах или Васа, как это и вообще замечается у Финнов. Васа или русалки являются врагами Вӧрса. Они представляют собою голых женщин с длинными и влажными волосами, длинными ногтями на руках и на ногах, большими глазами и громадными грудями, которьши они душат людей, всовывая им их в рот. Их голос груб, дети их мохнатые, безжизненные, но они могут получить жизнь. У них коровы без рог. Васа — друг мельника; у каждого из последних есть своя Васа, но мельник не должен ей отдавать своей души, как она ни стучит во время его смерти. Васа тоже любит табак и хлеб.

У Вотяков она носит название Ву-мурт, но уже считается духом мужского пола.



Эскиз театр костюма. Игорь Баженов,
Коми национальный театр.

В сборнике Yrjӧ Wichmann'а есть целый ряд сказок о Васа.

Однажды, говорится в одной из этих сказок, пошло шесть человек на море (говор Ижмы) ловить рыбу. Там Васа очень не любит ругательных слов, и, если выругаться, то она не даст ни одной рыбы. Чтобы ее умилостивить, надо бросить в воду хлеб, намазанный маслом. Бросила эта шестерка сеть, но один из них выругался. Васа схватила их сеть и не пускает ее назад. Тогда один из них и говорит товарищу: "Сделай под моею ногою прорубь, мы ее (сеть) вытащим на лед". Как это он сказал, Васа пустила сеть, только удержала для себя две пяди.

Был один бедняк, говорится в другой сказке, у которого был сын. Отец послал его на промысел. Он пошел на берег реки и начал сдирать лыко. К нему поднялся из воды сын Вас'ы и говорит; "Что ты делаешь?" — "Я сдираю лыко". Сын Вас'ы говорит: "К чему ты его сдираешь?" Парень и говорит: "Чтобы эту реку высушить". Сын Вас'ы пошел к своему дедушке и говорит: "Дедушка, дедушка, хотят твою реку высушить". Дедушка на это ответил: "Ступай, мы дадим им столько денег, сколько они потребуют, — лишь бы реку не высушили". Сын Вас'ы так это и сказал, и попросил у парня его шапку, чтобы набить ее деньгами. Но парень прорвал у шапки дыру и подвязал под нею мешок. И сын Вас'ы набил деньгами и мешок и шапку. Стали они вдвоем итти вдоль реки и пришли к овину. "Что это такое?" — спрашивает парня сын Вас'ы. "Это - шапка моего дедушки". Сын Вас'ы надел овин себе на голову. Опять они пошли и пришли к жернову. "Что это такое?" — "Это - зерно из ожерелья моих предков". Сын Вас'ы надел жернов себе на шею. Они опять пошли и пришли к бороне. "Что это такое?" — "Это - нательный крест моих предков". Сын Вас'ы надел борону себе на грудь. Пошли они дальше, и пришли к реке. Сын Вас'ы пошел по мосту, но мост сломался, и сын Вас'ы утонул. Деньги же достались парню и его родителям. — Отсюда мы видим, что у Зырян Васа бывают не только женского, но и мужского пола.

— "Я уже восемнадцать лет не плаваю по Визинге, — говорит один из рассказчиков Wichmann'а, — с тех пор, как я видел там Вас'у. Мы, двое братьев, ездили. Было дело к полдню. Мы были у Каԁ-Шор-Пон-jеԉ'я, где глубина около полсажени. Долго мы удили, но ни мне, ни брату не попадалось никакой рыбы, растеряли мы и все приманки. Стал я тогда искать червяков на берегу. Нашел я одного и нацепил на крючок. Вдруг я увидел в воде человека. От него была видна лишь верхняя часть тела. Его глаза были закрыты, и волос у него не было. Эта фигура была все на одном и том же месте и не шевелилась. Ее увидел и брат. Мы побежали домой и рассказали обо всем людям. Прибежали они, но уже ничего не увидели".

— "Раз я пошел на берег, — говорится в следующей сказке, — и, когда я приблизился к берегу, увидел, какое-то существо, с длинными волосами и остроконечной головой, в расстоянии около пяти сажен от меня. Оно сидело у воды и глядело в нее. Я испугался, но когда поглядел во второй раз, уже ничего не увидел. В этом месте потом утонул человек".

В сборнике есть еще одна сказка, - в ней говорится:
"Раз крестьяне в полночь услыхали у одной реки всплески воды и плач. Они испугались и вернулись домой, а затем пришли обратно уже с багорщиками рыбы. Вдруг у тех потух огонь, и раздался голос: "Эй, спасите нас!" Крестьяне сели в лодку, приплыли туда, но уже не нашли багорщиков. Оказывается, что Васа плескалась водою и плакала перед тем, как следовало утонуть человеку.

В одной из записанных мною сказок о ловком воре рассказывается, "что нельзя ночью скотину оставить у воды, а то ее могут съесть русалки". См.: "Коми Мойдъяс - Коми народные сказки".

Как кажется, любимою рыбою русалок являлась щука, которая считалась священною рыбою в Сысольском бассейне.

У Зырян были сказки и о микроскопических духах, следом чего являются рассказы о "Мальчике-с-пальчике", хотя подобные сказки и принадлежат к мировым сюжетам.

В одной из таких сказок говорится: У семейной пары нет детей. Молитва к богу у них не привела ни к чему, и пришлось прибегнуть к колдовству. Баба сидит на корзине с шерстью на печке и высиживает мальчика-с-пальчика. Он идет помочь отцу пахать и чуть не тонет при переправе через реку. Отец его выручает, и мальчик-с-пальчик лезет лошади под хвост и, вертясь там, помогает отцу пахать. У мальчика-с-пальчика прекрасный голос, и он поет в заднем проходе лошади. Мимо проходит поп и просит продать ему такое чудо. Мужик соглашается, и поп засовывает мальчика-с-пальчика в карман. Но чудесный малыш испражняется у попа в кармане и убегает. Вместо подарка, поп приносит попадье кучу испражнений. Между тем мальчик уже у своего отца. Напоследок, мужик продает мальчика-с-пальчика судье, и тот его женит на своей дочери.

В другой сказке этот малыш называется "субъектом длиною в четверть аршина". Он уже злое существо, и девушке, его милой, лишь помогают животные, которых она кормит и холит, — это мышь, кот и петух.

Зато другая девушка, которая не была милосердна к животным остается добычею мальчика-с-пальчика.






Василий Игнатов. Иллюстрация к Коми сказке "Девочка-с-веретенце", 1977, картон, гуашь.

Все это - сказания о своеобразных финских Ельфах — то злых, то добрых.

В одной из сказок, собранных Yrjӧ Wichmann'ом, это уже не мальчик-с-пальчик, а просто отрезанный женщиною при резании хлеба большой палец.

Таковы остатки демонизма среди Зырянского племени.

При открытии проф. Н.Я.Марром нового взгляда на палеоэтнологию языка, рисующего существование особого праязыка всех народов, при чем его древнейшею стадией оказываются яфетические языки и, прибавим, угро-финские, является не праздным вопрос, особенно в виду нашей теории о древней родине Угро-Финнов в Месопотамии, — нет-ли следов демонизма, похожего на зырянский, в древнем Сенааре. И вот мы находим там, подобно нашему Орт'у и фереверу Авесты, верование, что у каждого имеется свой собственный бог-покровитель, изображаемый на его цилиндре печати подводящим его к какому-либо великому богу1. Таким же образом все болезни есть дело демонов, но не без вины злых колдунов. Так, демон Лабарту, подобно Вӧрса, крадет детей. Титимера носит название "бога кирпичей". Лишь один амулет может спасти от ведьмы. Может быть, и наши амулеты, находимые в чудских ямах, носят такой же характер2.

См. продолжение Глава 5. Дуалистическая религия у зырян и ее эсхатология.

Примечания автора:
1) А.А.Тураев. "Классический восток". — Посмертный труд. Выпуск 1. 1924 г. Стр.154—155.
2) Там-же; стр.251-253.

Примечание foto11.com сайта: упоминания о славянах по тексту книги удалены.

*   *   *

Реклама Google: