Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

КОМИ НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА Ильина И.В., 1997.
ГЛАВА II. ТРАДИЦИОННЫЕ СРЕДСТВА И МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ.

Продолжение главы 2.

§ 4. Представления о здоровом образе жизни. Общие принципы ухода за больными.

Традиционная медицинская культура народа состоит не только из эмпирически выработанных способов лечения заболеваний, но и разнообразной системы их пред отвращения. В эту систему входят личные и общественные гигиенические нормы, представления о здоровом образе жизни, разумном рационе питания, гигиене жилища.

Некоторые санитарно-гигиенические рекомендации не всегда были выполнимы и не выполнялись, но ценность их хорошо осознавалась всем населением. В многочисленных народных пословицах и поговорках подчеркивается важная роль здоровья и жизни человека и необходимость его охраны.

Мортлӧн меддонатор - дзоньвидзалун. — У человека самое ценное - здоровье.

Он кӧ ӧд вись, мый, майбыр, овныд. — Кабы не болеть, то жизнь была бы счастьем.

Здоровье - меддона: сійӧс некутшӧм деньга вылӧ он ньӧб. — Здоровье дороже всего - его ни на какие деньги не купишь.

Вын-эбӧс кӧ лоӧ, корысьӧ ог воӧй. — Коли будет сила-здоровье, нищими не станем.

Висьӧмыд лёк, абу бур вок. — Болезнь не брат дорогой.

Висьӧм пырӧ пудйӧн, петӧ зӧлӧтникӧн. — Болезнь входит пудами, выходит золотниками.

Висьӧмыд морттӧ пӧрысьмӧдӧ. — Болезнь старит человека.

Висьӧмыд тай оз красит, быдӧнӧс нюкыртас. — Болезнь не красит, всякого согнет.

Висьман кӧ, нажӧвитчӧмыд гыжъя-вежъя. — Больному не до заработков.104

Важным для сохранения здоровья считалось разумное чередование труда и отдыха, существенным компонентом которого признавался сон.

Длительный сон всегда расценивался как признак лени, и народные поговорки предупреждали:

Дыр кӧ узьны кутан, кувтӧдзыд водзӧса лоан йӧзлы. — Долго будешь спать, до самой смерти будешь в долгу перед людьми.

Дыр узигад йӧв-выйыд оз сод. — Долго спать - в хозяйстве молока и масла не прибавится.

Водз чеччӧмысь каета оз босьт. — Рано вставать - не каяться.105

Однако все информаторы вспоминают, что считалось вредным будить человека, особенно ребенка или подростка, грубо, насильно, и объясняют, что "выспавшийся человек любую работу сделает быстрее и лучше".

Не принято было будить внезапно, окриком (исключая, конечно, экстремальные ситуации): рекомендовалось сначала тихонько назвать имя спящего, затем окликнуть погромче, лишь после этого будить активнее. Это требование особенно неукоснительно выполнялось по отношению к детям.

Несоблюдение этих правил, а также тяжелая изнурительная работа без достаточного отдыха, по народным представлениям, приводили взрослого человека к истощению, общей слабости, ребенка делали вялым, плаксивым днем, беспокойным ночью.

Во избежание заболеваний, вызванных физическим перенапряжением, различными травмами, советовали соблюдать осторожность в быту, на сельхозработах и промыслах. С ранних лет детей знакомили с оптимальными приемами труда. В пословице говорилось:

Синтӧ кыдз видзан, асьтӧ сідз жӧ видз. — Как глаза бережешь, так же и себя береги.106

Одно из важнейших условий крепкого здоровья — хорошее питание:

Омӧлик сёян нылад регыд коктӧ нюжӧдан. — На плохой пище скоро ноги протянешь.

Тшыг висьӧмӧн висьны сьӧкыд. — Голодной болезнью болеть тяжело.

Бур вӧлӧганад бурджыка и уджавсьӧ. — На хорошей пище лучше и работается.107

В то же время наблюдатели крестьянского быта отмечали, что "едят вообще умеренно. Обжоры между крестьянами, если они и есть, встречаются как исключение или по болезни. Много едящих вообще не уважают и смеются над ними".108 В народных поговорках подчеркивается значение умеренности в приеме пищи, неторопливости:

Эн тэрмась, мӧд горшӧ веськалас. — Не спеши при еде, не в то горло попадет.

Вытьысь вывтӧ эн сёй. — Сверх потребности не ешь.109

В противовес широко распространенному стереотипу "полный человек — значит здоровый" существовало представление, что "Косыдіник мортыд оз и пӧрысьмы. — Худощавый человек не стареет."110 Строго соблюдались и посты. Был выработан и соблюдался режим питания. Прием пищи происходил три-четыре раза в сутки: ранним утром, после полудня и вечером или же ранним утром, в 9-10 часов, 14-15 часов и вечером. Как правило, каждый раз обязательно подавалось горячее блюдо, в первую очередь суп.

Традиционный рацион питания, в который входили мясо, рыба, зерно и мучные изделия, молоко и молочные продукты, довольно подробно рассмотрен в публикациях дореволюционных авторов, работах В.Н.Белицер и Л.Н.Жеребцова.111 Следует лишь отметить, что независимо от обеспеченности населения основными продуктами питания в пищу повсеместно употреблялись различные дикорастущие травы и плоды, являвшиеся не только сезонными лакомствами, но и витаминными добавками, общеукрепляющими и профилактическими средствами. В основном это — грибы и ягоды (брусника, клюква, морошка, черника, черемуха, малина, земляника, голубика, смородина, рябина), которые употреблялись в свежем, сушеном, моченом виде.

Молодые побеги борщевика, хвоща полевого, кислица, щавель, крапива употреблялись в свежем виде и для приготовления супов. Сочные стебли борщевика сибирского засаливались и использовались для приготовления супов. Весной дети выкапывали корни дикой моркови, которые затем ели в сыром виде или варили в молоке. С ними связаны специальные причитания-пожелания детям, шепотом наговариваемые бабушками и матерями: На дерево, под куст, В свиное ухо, Собаке в рот, Коню на хвост. Чесотку, царапину. Рвани, Кусочки, южный ветер, Унеси! Серебряному деревцу, Моему золоторогому барану. Золотому мальчику (девочке) Бог дай Много золотого ума Рассыпься, золото!

А затем вслух, потирая под носом, договаривали: "то-то у меня сегодня и вчера под носом зачесалось... Вкусно же, вкусно!".112

Весной дети срывали и сосали пушистые, сладкие соцветия ивы. И взрослые, и дети собирали и ели с молоком молодые еловые, сосновые побеги. Весной же в больших количествах употребляли и березовый сок.

Лакомствами были молодые кедровые шишки, запеченные в золе, и кедровые орехи.

Главным образом среди женщин и детей был распространен обычай жевания сир ("серы") — смолы, собираемой с лиственничной и сосновой коры. Согласно народным гигиеническим представлениям, жевание серы укрепляет десны, отбеливает зубы, делает их более устойчивыми к заболеваниям, предупреждает появление запаха изо рта.

В народе хорошо осознается тот огромный вред, который наносится здоровью алкоголем:

Винаыд эбӧстӧ ньылалӧ. — Водка силы поедает.

Винатӧ он помав, морттӧ винаыд помалас. — Вина не извести, а вино человека доконает.

Код мортӧс быд тӧлӧн пӧрӧдӧ. — Пьяного любой ветер валит.113


Экспонат Коми национального музея, Сыктывкар, декабрь 2013.

Следует подчеркнуть, что у коми отсутствовали развитые традиции потребления алкоголя.114 Единственный традиционный алкогольный напиток — сур, приготавливаемый из ржаного или ячменного солода, не отличался крепостью и употреблялся в особых случаях. Для повседневного потребления использовали свежий, не-забродивший солодовый настой, который считался полезным и для детей. Участившиеся с конца XIX — начала XX в. факты злоупотребления спиртным осуждались и рассматривались нередко как болезнь. Показательно, что некоторые пьяницы, пытаясь оправдать свое поведение, объясняли пристрастие к спиртному воздействием шевы — злого духа, проникающего внутрь человека и вызывающего разного рода болезненные состояния. Поэтому народные врачеватели пытались лечить пьющих традиционными средствами борьбы с "шевой", в частности отваром плауна-баранца, вызывающего сильную рвоту.

Хорошо осознавалось, что причиной заболевания могут стать грубое слово, оскорбление, моральная травма, испуг:

Бур-сёрни басниӧн век бур став лысьӧмыдлы, а лёк-сёрни басниӧн век лёк, век висян. — От доброй беседы всегда хорошо, а от дурных разговоров хворь находит.115

Особые меры, принимаемые для охраны душевного покоя беременной женщины, позволяют предполагать, что осознавалась связь между психологическим состоянием женщины и здоровьем будущего ребенка. В представлениях о здоровом образе жизни важное значение придавалось личной и общественной гигиене, гигиене жилища. Не случайно были широко распространены поговорки:Сӧстӧм керкаӧ некутшӧм висьӧм оз пыр. — В чистый дом никакая болезнь не зайдет; Мед не висьны, колӧ чистӧя овны. — Чтобы не болеть, надо чисто жить.

Баня же считалась одним из лучших средств профилактики заболеваний. Аккуратность и опрятность человека, умение хозяйки поддерживать чистоту в доме всегда ценились очень высоко. Таковы некоторые традиционные представления коми о здоровом образе жизни. Не всегда выработанные нормы реализовывались в жизни, но населением хорошо осознавалось, что несоблюдение этих правил приводило к различным заболеваниям. Болезнь любого родственника значительно осложняла жизнь крестьянской семьи, и поэтому нередко смерть больного, особенно хронического или новорожденного, воспринималась как облегчение. Показательно, что существовал целый комплекс магических обрядов, призванных ускорить выздоровление или же способствовать быстрейшей смерти.

Тем не менее общественная цораль требовала гуманного и терпимого отношения к больному, а в народной медицине были выработаны особые правила и рекомендации по уходу за ним.

Было общепризнано, что на состояние больного большое влияние оказывает отношение окружающих. Поэтому к заболевшему члену семьи старались относиться особо внимательно и заботливо, всемерно пытаясь облегчить его состояние. Больного ограждали от неприятных известий, отрицательных амоций. создавали ему бодрое хорошее настроение. Чтобы не нарушать покоя и сна. которые признавались важным условием выздоровления, в доме старались соблюдать тишину, строго запрещали ругаться, пьянствовать, петь песни, стучать. Ограничивалось посещение больных, и прежде всего детьми.

Серьезным компонентом успешного лечения считалось полноценное питание. Как правило, при всех болезнях рекомендовалось побольше есть. Больному предназначалась лучшая пища, по возможности мясная и рыбная, обильное питье (особенно отвары и настои). При отсутствии аппетита пытались вызвать его солениями, сладостями, чем-нибудь особо вкусным. Навещающие больного обязательно приносили ему гостинцы и угощали со словами: "Покушай, я тебе здоровье принесла "116 Появление хорошего аппетита считалось признаком начала выздоровления.

Особые целебные свойства, что, несомненно, связано с мифологическими представлениями, приписывались гостинцам, привезенным издалека. Прежде чем съесть такой гостинец, им натирали губы и говорили:



КЕРКА ВИДЗЫСЬ. (Мешковина,
шерсть, полотно). Автор
Галабурда Л.И., Печора.
Выставка "Мастер года-2010".


Губы, губы, не надувайте, не обманывайте, не чешитесь напрасно.

Затем продолжали:

Через сколько деревьев прошли,

Через сколько ручьев, рек прошли,

Пусть все худое, скверное, гадливое осталось там.

Дайте мне доброе счастье и здоровье

(Иногда говорят: "и долгую жизнь").117

Большое значение при лечении придавалось правилам гигиены, температурному режиму помещения. При инфекционных заболеваниях старались избегать контакта с заболевшим. Он питался из отдельной посуды, часто не за общим столом. Для больного освобождалась лежанка на печи или другое наиболее удобное место в хорошо отапливаемом помещении. Обязательной для больного считалась баня.

Таким образом, в народной медицине коми использовались более 140 видов растений, разнообразные продукты животного и минерального происхождения, целебные свойства воды, тепла, различные формы бытовой физиотерапии. Поскольку многие народные средства применялись в нескольких направлениях, то число рецептов значительно превышает количество лекарственных средств.

Наиболее богат и разнообразен набор лекарств, применявшихся для лечения простудных, травматических, желудочно-кишечных, кожных заболеваний. Условия жизни на Севере, тяжелый промысловый и сельскохозяйственный труд создавали предрасположенность населения к такого рода недугам и в то же время стимулировали поиски соответствующих средств и методов лечения. Несомненно сильной стороной народной медицины коми является то, что многие домашние средства были направлены на общее укрепление организма и предупреждение заболеваний. Характерно для народной медицины коми явное преобладание лекарств, приготовленных из дикорастущих растений, и широкое использование в лечебных целях продуктов охоты. В значительной мере это обусловлено традиционными занятиями населения, существенную роль среди которых играли охотничий и рыболовный промыслы, а также собирательство. Лишь в Прилузье, где охота и рыболовство в XIX — начале XX в. в качестве основных занятий населения уступили свое место земледелию и животноводству, население повсюду использовало в медицинских целях такие сельскохозяйственные культуры, как овес, лен, капуста, а также чаще употребляло в качестве лечебных средств продукты животноводства. Для оленеводов Ижмы и Удоры было характерно широкое использование продуктов оленеводства.

А население, занимающееся рыболовным промыслом (с. Дон, верхнепечорские села), особое значение придавало наличию в пищевом рационе больных и выздоравливающих свежей рыбы. Применение тех или иных средств народной медицины существенно зависело от окружающей природной среды. Сравнительно беден ассортимент лекарственных растений, применявшихся ижемцами. Попав в новые экологические условия зоны лесотундры, они почти утратили традиции использования в лечебных целях растений, и сведения о лекарственных травах очень отрывочны. Из более чем 140 видов растений, использовавшихся в народной медицине коми, на Ижме зафиксировано знание лишь следующих: багульник, береза, кипрей, лютик, мята, подорожник, тысячелистник, клюква, морошка, брусника. Показательно следующее сравнение: если прилузским, вишерским, верхневычегодским травницам, живущим в зоне тайги с богатой и разнообразной флорой, были известны целебные свойства не менее 50-60 видов растений, то ижемцы использовали в повседневной медицинской практике лишь 10, причем наиболее широко — лишайники (исландский мох, ягель).

Что касается других районов края, то несмотря на знакомство с целебными свойствами примерно одних и тех же растений возможности их применения в домашнем врачевании также ограничивались особенностями местной флоры. Например, жители южных районов почти не имели возможности использовать в лечебных целях корень пиона, растущего севернее. Основными добытчиками его были охотники, промышлявшие в верховьях Вишеры, Выми, в Приуралье. Зато такие обычные для Прилузья растения, как тимьян ползучий, лапчатка прямостоящая, были редким лекарственным сырьем в вишерских, локчимских деревнях. Для сбора калины вишерское население было вынуждено отправляться на Вычегду, севернее которой этот кустарник почти не встречается.

Иногда наиболее ценимое лекарственное сырье было предметом торговли, которой занимались странствующие коновалы. Они же в какой-то степени способствовали и распространению знаний о лекарственных свойствах растений, продуктов животного и минерального происхождения.

Определенное влияние на формирование ассортимента лекарственных средств оказали этнокультурные связи и контакты. Видимо, из ненецкой народной медицины позаимствованы такие в целом не характерные для традиционной лечебной практики коми средства, как исландская лопастянка, костный и головной мозг оленя, кисель из оленьих рогов, способ лечения воспаления глазных век с помощью кровопускания. Эти рецепты известны лишь ижемцам и небольшой группе мезенских коми, занимавшейся в конце XIX — начале XX в. таежным оленеводством. Очевидно, с заимствованием у ненцев оленеводства были получены и знания о лечебных свойствах данных продуктов.

Жители деревни Дзель, находящейся на границе расселения коми-зырян и коми-пермяков, прямо указывают, что лечебные свойства горечавки легочной, белозора болотного, грушанки круглолистной, камнеломки болотной, кор-тузы Маттиоля известны им от коми-пермяков. Эта информация хорошо соотносится с материалами коллекции Ф.И.Дерябиной, которые указывают на аналогичное использование растений в Коми-Пермяцком национальном округе.118

В то же время нельзя исключать и самобытного характера возникновения тех или иных рецептов, поскольку сходные природно-экологические условия, хозяйственно-бытовой уклад и потребности в лечебно-профилактических мерах могли обусловить и сходные приемы лечения и предупреждения заболеваний. Сравнительный анализ выявляет много общего в ассортименте и использовании лечебных средств у коми и коми-пермяков. Возможно, дальнейшие исследования позволят говорить о существовании единой народной медицинской системы населения лесо-таежной зоны европейского Севера с ее локальными вариантами.

Исследователями отмечены многочисленные случаи, когда в народной медицине растение находило применение не на основе его целебных свойств, а на чисто внешнем сходстве определенной части травы с определенным органом человека или животного.

В других случаях для лечения выбирался продукт или предмет цвета, являвшегося отличительным признаком того или иного заболевания. Так, например, многие народы, в том числе и коми, листьями фиалки, похожими на сердце, лечили болезни сердца, желтыми чашелистиками морошки — желтуху.119

А.С.Сидоров видел причину использования вороньего глаза для лечения пуповой грыжи в том, что "его одиноко сидящая на стебле ягода напоминает пуп", герани — для лечения суставов в том, что трава имеет ярко выраженные сочленения.120

То есть использование растений в данных случаях носило следы имитативной магии. Возможно, что по тому же принципу "подобное вызывает подобное" использовался и очиток пурпурный, свежие листья которого при механическом воздействии на них издают скрип, а после заваривания или сушки теряют это свойство.

Компрессы из этого растения назначали при сильной "до скрипа" усталости суставов, полагая, что как трава под воздействием кипятка перестает скрипеть, так и суставы должны обретать прежнюю подвижность.

Как апотропейные средства, способные, по народным представлениям, отогнать, отпугнуть враждебные силы, не допустить их приближения, использовались чертополох, имеющий острые шипы, высушенная тушка горностая, обладающая резким запахом.

Дымом от можжевельника, линнеи северной, тимьяна ползучего окуривали при обрядах очищения от злых сил, причем лечебный эффект приписывался не только дыму, но и треску горящих ветвей, "устрашающему болезнь".

На магическом принципе основан описанный выше способ лечения желтухи с помощью свежевыловленной щуки, которой пытались "передать" болезнь, отправить вместе с ней в иной мир.

Однако следует отметить, что лечебное действие трав, органов животных, минералов и других веществ, ставших "магическими", могло быть известно издавна, затем закрепиться традицией, перейдя благодаря своей значимости в культ и оформиться ритуально. Вполне возможно, что именно это произошло с венериным башмачком, первоцветом весенним.

Эти травы, наделявшиеся коми волшебными свойствами и собиравшиеся с особыми правилами, широко используются и высоко ценятся в традиционной медицинской практике самых различных этносов.

По-видимому, высокая эффективность муравейного масла при лечении заболеваний определила появление и широкое бытование поверий о "магической пене счастья на муравейниках".121

Нередко народная медицина и гигиена свои вполне рациональные рекомендации и запреты выражала в иррациональной форме, закрепляя тем самым полезную информацию, или объясняла лечебное действие тех или иных эмпирически выработанных приемов с помощью религиозно-магических представлений. Рациональной, с точки зрения фармакологии, является традиция, предписывающая проводить сбор лекарственных трав в Иванов день. Причем данные последних фармакологических исследований о динамике накопления растениями лекарственных веществ в течение суток позволяет видеть положительное начало и в обычае сбора трав в ночное время.

Фитонцидные свойства хвойных пород определили использование можжевельника как очищающего средства, хотя лечебный эффект приписывался треску горящих веток, якобы отпугивающему злых духов болезней. Запрет показывать новорожденного посторонним людям обосновывался необходимостью защиты ребенка от сверхъестественных сил, сглаза, порчи. Но, несомненно, что таким образом, ограничивая контакты ребенка, родители оберегали его от различных инфекционных заболеваний. В способе лечения нарывов и ячменей свежевыпеченным хлебом рациональный прием лечения теплом переплетался с магическим действием — попыткой передать болезнь на хлебе собаке. Подобные примеры не единичны. И именно в действенности многих лечебных средств, даже осмыслявшихся как магические, следует видеть одну из причин столь длительного сохранения традиционных способов лечения.

См. продолжение.

ЛИТЕРАТУРА

104. Плесовский В.Ф. Коми пословицы и поговорки. Сыктывкар, 1973. С. 50-52.

105. Плесовский В.Ф. Коми пословицы и поговорки... С. 72.

106. Плесовский В.Ф. Коми пословицы и поговорки... С. 84.

107. Там же. С. 68.

108. Иваницкий Н.А. Материалы по этнографии... С. 27.

109. Плесовский В.Ф. Коми пословицы и поговорки. Сыктывкар, 1973. С. 87.

110. Там же. С. 39.

111. Попов К.А. Зыряне и зырянский край; Мартынов С.В. Печорский край; Сорокин П.А. Современные зыряне // Изв. АОИРС. Архангельск, 1911. #2; Белицер В.Н. Очерки по этнографии народов коми XIX — начала XX вв.; Жеребцов Л.Н. Этнографическое изучение традиционной пищи народа коми // Традиционная культура и быт народа коми / Тр. ИЯЛИ КФАН СССР. Вып. 20. Сыктывкар, 1978.

112. Старцев Г.А. Зыряне... Л. 19.

113. Плесовский В.Ф. Коми пословицы и поговорки. Сыктывкар, 1973. С. 184-185.

114. Конаков Н.Д. О пьянстве и алкоголизме (по данным этнографии и фольклора) // Вестник политической информации. Сыктывкар, 1985. #14. С. 9.

115. Плесовский В.Ф. Коми пословицы и поговорки. Сыктывкар, 1973.

116. Мартынов С.В. Печорский край. С. 70.

117. Налимов В.П. Загробный мир по верованиям зырян. // ЭО. 1907. #1-2. С. 23.

118. Фонды РЭМ. Кол. 7505.

119. Минько Л.И. Знахарство. Минск, 1971. С. 54; Торэк М.Д. Русская народная медицина.

120. Сидоров А.С. Знахарство, колдовство, порча у народа коми С. 56.

121. Алексеев Н.А. Общее в ранних формах религий якутов и тувинцев // Этнография народов Алтая и Западной Сибири. Новосибирск, 1978. С. 201.

КОМИ НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА

Реклама Google: