Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

КОМИ НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА Ильина И.В., 1997.
ГЛАВА II. ТРАДИЦИОННЫЕ СРЕДСТВА И МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ.

Продолжение главы 2.

§ 2. Народная физиотерапия и травматология.

Значительное место в народной практике занимали физиотерапевтические методы лечения и профилактики заболеваний: банные процедуры, ванны, натирания, массажи, кровопускания.

Огромную оздоровительную и гигиеническую роль в народной жизни играла баня, являвшаяся у коми непременным атрибутом крестьянского быта. Почти каждая крестьянская семья имела собственную баню, хотя нередко ее строили на два-три двора сообща. Располагались постройки обычно группами в конце деревни — на склоне реки или ручья, и лишь изредка, из-за пожароопасности, баню ставили на усадьбе — в самом дальнем углу двора. (См. также: "Коми народная свадьба", глава "Баня", "Свадебные причитания бане").

В качестве строительного материала использовалась сосна, реже ель, но предпочтение отдавалось лиственнице — дереву более долговечному и устойчивому к действию влаги. Поэтому при отсутствии возможности поставить из лиственницы всю баню, старались сделать из нее хотя бы нижние венцы сруба. Со временем подгнившие бревна заменяли и таким образом несколько увеличивали срок службы постройки.

По устройству и размерам традиционные коми бани были довольно однотипными и представляли собой низкие, 8-9 венцов (около 2 м), без фундамента срубы размерами 2,5x3 или 3x4 м в квадрате с односкатной плоской крышей из подтесанных тонкомерных бревен.

Рис.2. Традиционная коми баня.

Крышу для лучшего сохранения тепла покрывали земляным накатом или дерном. Пол настилали из досок, оставляя между ними зазоры для стока воды под пол, а оттуда — в имеющееся в срубе отверстие. Иногда к бане пристраивали предбанник, обычно самого простого утройства: в одних случаях он имел вид прируба к собственной бане, в других — устраивался в виде летней загородки из жердей и досок.

В предбаннике на земляной пол клали несколько досок, устанавливали скамью для раздевания и укрепляли жердь для развешивания одежды.84

Чаще же предбанников вообще не было, и моющиеся раздевались на улице или прямо в бане.

Для развешивания одежды в стену вбивались деревянные гвозди, а около двери устанавливалась высокая узкая лавка.85

Топились бани по-черному. Огонь разводился в печи, сложенной из собранных у реки или ручья камней: на поставленные в виде свода крупные плоские камни насыпались более мелкие булыжники, которые во время топки раскалялись докрасна. Чтобы стенки бани не загорались, между ними и каменкой насыпалась земля.

Во время топки дым выходил в приоткрытую дверь и в прорубленное в боковой стене отверстие — дымоволок. Когда камни накалялись и дрова прогорали, дымоволок закрывался плотно пригнанной дощечкой или куском пакли. Для подогрева воды в каменке укрепляли большой чугун.

До начала XX в. сохранялся и архаичный способ нагрева воды в деревянных корытах, куда при помощи специальной лопаточки опускали раскаленные на каменке булыжники.86 Парились на невысоком (около 1 м), расположенном вдоль стены, полке; у противоположной стены стояла скамья с тазами или корытом для мытья, а также деревянная кадушка для холодной воды.

С необходимостью благоустройства быта охотников, многие месяцы находившихся в тайге на промыслах, связано существование конструкции полустационарной баньки, которую сооружали в промысловых угодьях. Ее стены строили из двух рядов колотых досок, между которыми клали бересту или пихтовую кору. Внутри находилась печь-каменка, а рядом скамья, на которой парились.87 Если в угодье не было отдельно построенной баньки, то парились на нарах в охотничьей избушке, которая, впрочем, мало чем отличалась от традиционной бани.

В целом традиционная коми баня имеет широкие аналогии на всем европейском Севере. Аналогичные срубные постройки были хорошо известны карелам, эстонцам, финнам. Некоторые исследователи склонны относить традицию строительства срубных бань к культурному наследию финно-пермских племен, в дальнейшем воспринятому славянским и балтийским населением.88

В повседневной жизни баня использовалась как средство личной гигиены. Для поддержания чистоты тела обязательной для всех считалась еженедельная субботняя баня, порядок посещения которой был строго регламентирован: в первую очередь шли мужчины, затем женщины с детьми.

Принято было ходить и семьями. Часто баню топили два-три раза в неделю, а в страдную пору и ежедневно, поскольку ничто так не снимало усталость и не восстанавливало силы после тяжелого физического труда, как посещение парной.






Главной целью банной процедуры было парение. "В баньке не столько моются, сколько парятся, нещадно хлеща себя вениками," — отмечали наблюдатели крестьянского быта.89

Начало заготовки веников приурочивалось к Иванову дню. Запрет ломать березовые ветки до этого срока объяснялся просто: считалось, что до Иванова дня листья у березы клейкие.

Заготовленные впрок из мягких и гибких березовых веток, веники перед началом парения замачивали в холодной воде и распаривали над каменкой.

Для повышения температуры и образования пара на раскаленную каменку плескали воду, а иногда для приятного запаха — хлебный квас. Во время парения происходила очистка кожи от пыли, пота и грязи. Применение веника, а также мочалок из пеньки и в южных районах из лыка способствовало лучшему очищению тела.

Печорские охотники для этой цели изготавливали специальный деревянный скребок на длинной ручке.90 Заменителем мыла служили щелок, приготовленный из золы, и размельченная лиственная губка. На стирку шло мыло домашнего изготовления, получаемое путем кипячения подпорченного сала и кишок с древесным щелоком. Голову мыли щелоком, настоем чаги, ополаскивали настоем ромашки, а при вшах и гнидах — настоями чемерицы, багульника, аконита. Под действием пара и высокой температуры своеобразную дезинсекцию проходила одежда, развешанная в бане на вбитые для этой цели гвозди. Закаливающее и укрепляющее значение имел обычай после парения обливаться холодной водой или растираться снегом: "даже зимою в жесткий мороз зыряне выскакивают на снег и катаются по нему голые, не ощущая некоторое время холода".91 С раннего возраста старались привить любовь к бане детям. Их мыли и парили с особыми заговорами-пожеланиями. Поглаживая ребенку спину веником, бабушка нашептывала:

Вӧрӧ мунны — не вошны,   В лес пойти — не потеряться,

Ваӧ пырны — не вӧйны,   В воду забраться — не утонуть,

Пу вылӧ кайны — не усьны.   На дерево залезть — не упасть.

Паря мальчиков, будущих охотников, приговаривали:

Кокӧ, кокӧ, котӧрт,   Ножки, ножки, бегите

Чӧдъя-пувъя ягӧ,   В бруснично-черничный бор,

Озъя тыла вылӧ,   На земляничную подсеку,

Мырпона егырд,   В клюквенный болотистый лес,

Тшака раскӧ,   В грибную рощу,

Сьӧлаа нэрӧ,   В рябчиковый подлесок,

Ура пармаӧ,   В беличью парму,

Дозмӧра ягӧ   В глухариный бор.

Кыйсьы да вийсьы.   Охотничай, промышляй,

Ставсӧ чукӧрт да,   Много добра домой принеси,

Семьятӧ верд да юктал.   Семью свою корми-пои.92

Широко применялась парная баня для лечения различных заболеваний: "паровая баня — самая употребительная в народе при всех болезнях; ее используют в том убеждении, что с испариной выводится всякая болезнь",— отмечал доктор А.Држевецкий в середине XIX в.93

Признание ее лечебно-профилактических свойств нашло отражение в народных поговорках: "Пывсян ставсӧ веськӧдӧ" — "Баня все правит", "Пывсяныд висигад бальзам моз лӧсялӧ" — "Баня для больного все равно что бальзам", "Пывсяныд мӧд мам" — "Баня - вторая мать", "Пывсян ставсӧ бурдӧдӧ" — "Баня все лечит".

Единственным противопоказанием для лечения в бане были заболевания с высокой температурой. Целебное действие тепла, массажа березовым веником подкреплялось применением компрессов, ванн, ингаляций, растираний из отваров лекарственных трав. При кашле, насморке на каменку лили настои мяты, пихтовой хвои, тимьяна ползучего и дышали поднимающимся паром. При ломоте в суставах, мышечных болях парились вениками из пихты, крапивы, на больные конечности накладывали компрессы из распаренных в кипятке тысячелистника, горца войлочного, очистка пурпурного, крапивы, мокрицы, фиалки трехцветной.

Распространенной лечебной процедурой при простудах и ревматизмах были горячие муравьиные и хвойные ванны. Интересно, что длительное время в народной медицинской практике сохранялся архаичный способ нагрева воды с помощью мелких булыжников, лежащих поверх каменки: периодически подкладывая горячие камни в бочку с отваром, поддерживали необходимую для лечения температуру.

Кожные сыпи, лишаи, чесотку лечили ваннами в щелоке и настоях пихты, ромашки, лиственничной губки. Детей при диатезе парили вениками из веток черной смородины и купали в отваре калины.

В ряде случаев лечение теплом проводили в домашних условиях. При фурункулах, зубной боли, заболеваниях простудного характера к больному месту прикладывали мешочки с горячей золой, песком, солью, овсом, травяные и жировые компрессы. При простудах больного прогревали на печи, в Прилузье — укрывая его распаренной овсяной соломой. Полезным считалось прогревание подошв стоп: для этого больной босыми ногами вставал на нагретый камень, песок, кирпич. На целебном воздействии тепла основан и способ лечения ячменей и чирьев свежевыпеченным хлебом — нарыв согревали паром или теплом от горячего хлеба, который затем отдавали собаке.

В бане костоправы осуществляли лечение различного рода травм. Предварительно распарив больного, растерев его маслом или жиром, они вправляли вывихи, делали массажи при растяжении мышц, ушибах, ломоте в суставах, надсаде. Среди приемов массажа были поглаживание, растирание, похлопывание. Лучшим же приемом считалось разминание по мышцам, которое осуществлялось в форме глубокого захватывания маленького участка мыщцы (щипка) большим и указательным пальцами. Таким образом разминали все тело при усталости, простуде, больное место — при ушибах. На застарелые ушибы накладывались компрессы из льняного семени. В сложных случаях прогревание и массаж повторялись в течение нескольких дней.

Довольно часто массаж применяли при опущении органов брюшной полости: разогретая область живота массировалась в форме глубокой пальпации от нижних отделов брюшной полости к подреберью. Если больной чувствовал тошноту, то массаж сразу прекращали.

Для лечения надсады ставили также банки ("банкаяс тэчны"): костоправка растирала живот жиром, на пуп клала кусочек хлеба с воткнутым в него огарком свечи, затем поджигала свечу и накрывала банкой, которая плотно присасывалась к животу. Иногда "поправляли пуп" другим способом: больной и лечащий становились спиной к друг другу, и костоправ, захватив пациента за локти, приподнимал и встряхивал его. После этих процедур на живот накладывалась фиксирующая повязка из полотна (льняное полотенце), удерживающая внутренние органы в приподнятом состоянии. Больному рекомендовался физический покой, но поскольку соблюдать его в условиях деревенской жизни было сложно, то процедуру лечения приходилось периодически повторять.

Рис.З. Щетка из щетины для массажа.

Массажем пытались лечить упорные головные боли, головокружения, вызванные, по народным представлениям, "смещением мозга" после ушиба, резкого поворота головы. Костоправ отметками на шнурке, повязанном вокруг головы, измерял расстояние от середины лба до правого и левого уха, от ушей до затылочного бугра. Если часть шнура оказывалась длиннее, то приступали к лечению: уложив или усадив больного, костоправ разминающими, поглаживающими движениями массировал голову, затем с силой сжимал ее со всех сторон, как бы придавая голове "правильную форму". Правили голову и иным способом: сидящий больной держал зубами решето, а костоправ постукивал справа и слева по решету. Считалось, что при потряхивании головы "мозг стает на место" и боли прекращаются. Часто такой массаж, несмотря на наивное объяснение причин болей и принципа лечения, облегчал состояние больного. При головных болях рекомендовалось массировать также большой палец руки.

Своеобразные приемы были выработаны народными врачевателями для лечения переломов. После тщательного осмотра места травмы костоправ вправлял поврежденные участки и накладывал легкую шину из бересты или тонких дощечек, которые укреплялись тесемками. Шина ежедневно снималась и место перелома массировалось легкими покалывающими движениями щеткой из щетины (рис.3). Затем вновь накладывалась повязка. Если перелом был открытый, то осколки удалялись, рана обрабатывалась отварами трав, присыпалась порошком из белемнитов и бинтовалась мягкой тканью. Шины в таких случаях также были временными и периодически снимались, костоправ постоянно контролировал, правильно ли срастается кость. При переломах ключицы под мышку вкладывали клубок ниток, согнутую в локте руку прибинтовывали к туловищу и закрепляли повязку через здоровое плечо на спине. Ряд приемов врачевания был обусловлен представлениями о причине болезни как "скоплении дурной крови". Задача врачевателя заключалась в том, чтобы как можно скорее и искуснее устранить ее. С этой целью в народной медицинской практике применялась процедура кровопускания, выполнявшаяся преимущественно в бане. Место кровопускания на теле распаривалось, на вскрытый сосуд накладывался коровий рожок с отверстием для высасывания воздуха, а по окончании процедуры — тугая повязка.

Кочиевым описан следующий способ лечения "простуды, ушибов, расслабления членов и других болезней, соединенных с порчею крови: берут сухую березовую губку, обрезают ее наподобие плоского кружка, кладут на больное место и зажигают сверху. Когда огонь зажженной губки начнет достигать тела и больной почувствует боль, — это значит, что в том месте нет скопления дурной крови и что губку нужно приложить к другому месту и так далее до тех пор, пока губка, коснувшись тела, не отскочит сама собой. Иногда она отскакивает вершка на четыре. Это считается признакам того, что в том месте есть сильное скопление дурной крови. Тогда губку снова прикладывают к этому месту и, придерживая ее чем-нибудь несгораемым, выжигают тело. После чего начинается гноение раны и нередко бывает, что при наклонении ее книзу извергается черная сгустившаяся кровь, потом начинается гноетечение, и в таком виде поддерживают рану до тех пор, пока больной не получит облегчение. Для поддержания такого состояния раны употребляются трава подкопытник, свежая заячья шкура и капустный лист левой стороной. Тот же капустный лист употребляется и для заживления раны, только в последнем случае кладут его правой стороною, помазав предварительно коровьим маслом".94 Трудно судить об эффективности такого лечения, поскольку в настоящее время никто из информаторов не применяет его на практике, но интересно, что аналогичные способы были хорошо известны народам европейского Севера, Сибири, Дальнего Востока, Центральной Азии.95

От ненцев, видимо, был заимствован ижемцами способ лечения воспаления глазных век. Весной, после того, как глаза в продолжение всей зимы подвергались действию снега и дыма от костра, разводимого в чуме, у заболевшего появлялась резкая боль в висках и орбитах глаз, светобоязнь. Ненцы считали, что это происходит от сильного прилива крови к глазам. Чтобы избавиться от болей, они обычно надрезали верхние веки ножом и выпускали кровь: для этого больного укладывали на спину, врачеватель выворачивал ему веки и делал надрезы. Затем к надрезам прикладывали комочки снега, которые впитывали в себя кровь.96 Наряду с общераспространенными приемами лечения наиболее искусные врачеватели владели своими индивидуальными навыками оказания лечебной помощи, особенно травматологической.

См. продолжение.

См. также: "Коми народная свадьба", глава "Баня", "Свадебные причитания бане".

ЛИТЕРАТУРА

84. Кочнев. Зырянские обычаи // ВГВ. 1848. #49; Белицер В.Н. Очерки по этнографии народов коми // Тр. ИЭ. М., 1958. Т.45. С. 196.

85. Сергель С.В. В зырянском крае. М.,Л., 1928. С. 22. Жеребцов Л.Н. Хозяйство, культура и быт удорских коми в XVIII — н.ХХ вв. М., 1972. С. 99.

86. Налимов В.П. К материалам по истории материальной культуры коми // Коми му. Усть-Сысольск, 1926. #5. С. 28.

87. Конаков Н.Д. Коми охотники и рыболовы во второй половине XIX — начале XX в. М., 1983. С. 60.

88. Haabicht T. Eesti sauna. Tallinn, 1972. S. 153.

89. Сергель С.В. В зырянском крае. С. 22.

90. Мельников Г. Зырянские бани /, ВГВ. 1853. #28.

91. Сергель С.В. В зырянском крае. С. 22.

92. Ветошкина Е.В. Производственные и семейно-бытовые заговоры // Национальное и интернациональное в коми литературе и фольклоре /Тр. ИЯЛИ КФАН СССР. Вып. 26. Сыктывкар, 1982. С. 93-94.

93. Држевецкий А. Медико-топография... С. 104.

94. Кочиев. Зырянские обычаи. С. 553-554.

95. Богоявленский Н.А. Медицина первоселов... С. 110; Гмелин И.Г. Разные известия о катаганских тунгусах, которые живут на реке Нижняя Тунгуска // СЭ. 1978. #1. С. 68; Manninen J. Uber die Moxibustion in der volksmedizin der nordvolker // MSFOu. 1933. LXVII.

96. Хомич Л.В. Материалы по народным знаниям ненцев // Социальная организация и культура народов Севера. М.: Наука, 1974. С. 238.

КОМИ НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА

Реклама Google: