Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

ТШАМЬЯ - ЛАБАЗ - АМБАР · Л.Н.Королёва,  А.А.Смилингис

Источник": Известия Общества изучения Коми края",
Сыктывкар, 2007, #1(10).

Амбары на столбах, как и охотничьи избушки с лабазами (лабазами принято называть тшамья), составляют с собой круг интересных, оригинальных, самобытных и неизученных произведений народного деревянного зодчества.

Амбар представляет собой сруб без окон, поставленный на столбы. Для защиты припасов от грызунов. Амбары ставили на четыре столба с грибовидной подрезкой, а чаще в виде простых столбиков [2].

Яг Морту за огнем" (1982), линогравюра. Аркадий Мошев, Коми Национальная галерея, Сыктывкар.
На переднем плане тшамья (охотничий анбар).

Тшамья - лабаз (кладовая при охотничьих избушках на высоких стойках); происхождение названия неясно [3]. В прошлом тшамья служило культовым сооружением на культовых местах. Святой Стефан Пермский искал идолов пермяцких в "привежках", т.е. в постройках при "вежах". Такими постройками могли быть у пермян, как и у современных вогулов, легкие чомы или чомjи.

Представляющие священные амбарчики (тшамья) на одной-шести опорах, сделанных из колотых плах [4]. Более раннее время (во второй половине I тысячелетия нашей эры) у таежных племен Западной Сибири существовали особые культовые сооружения, соотносимые с амбарчиками - сумьях. Амбарчики наиболее характерная деталь мансийских святилищ. Амбарчики для хранения изображений "духов" известны у южных соседей угров - Барабинских татар.

Культовые амбарчики на одной опоре называли Ур, ура, на трёх и более опорах - сумьях (пубы-сумьях). На нижней Конде известно название урэп-сумьях (амбар духа покровителя). В Вагильске такой же амбарчик называли попи-сумьях. Сынские ханты называли амбарчик на одной опоре, где хранились изображения людей, умерших неестественной смертью, ура-хот [5].

Родо-племенные священные амбарчики - сесанг, стоящие в "святых местах" и связанные друг с другом кровным родством [6], в которых деревянные фигурки, завернутые в одежду, напоминают изображение умерших, хранились в небольших амбарчиках (ура) возле кладбища [7]. Алексей Иванов [8] пишет об амбарчике того времени (тшамья): "Небольшой огороженный двор был утыкан черными идолами. Кривая игла месяца висела над кровлей маленькой чамьи, громоздившейся посреди двора на двух высоких столбах... сооружение из брусьев и спиц, перемотанное сыромятными ремнями".

Географ, писатель Бессонов посетивший в конце XIX в. реку Вишера (Корткеросский район), так описывает тшамью (чулан): "Он ставится на очень высоких столбах, выше роста человеческого, подтесанных вверху так же, как и ножки амбара; чулан - очень низенький, плоский, тоже с крышей на один скат; в полу одна или две доски выдвигаются в сторону, а между четырьмя его ногами ставится коротенький столб. Вы выдвигаете доски из полу, становитесь на этот столб и тогда ваша голова и плечи попадают в чулан и вы можете взять что нужно. Чуланы обыкновенно не запираются и попавший в "керку" может воспользоваться его содержимым, достанет там и котелок, и чашки, и спички, но так как вещи эти здесь для промышленника имеют совершенно не то значение, как в какой-нибудь деревне, а действительно иногда от них и самая жизнь его зависит, то эти условия сами собой выработали и особое отношение к ним, так что о случаях пропажи вещей из этих чуланов здесь не слышно" [9].

Этнолог Н.Д.Конаков отмечает, что "...охотничья "тшамья", вероятно, была чисто промысловым изобретением. Под этим названием на Сысоле, Вычегде и Печоре была известна кладовая для припасов и дичи несколько меньших размеров (1,2-1,5 х 1,2- 1,5 м), на четырех или на одной высоких опорах. "Тшамья" представляла собой сруб из тонких еловых, очищенных от коры бревен, в пять-шесть венцов.

Старый охотничий лабаз далеко в лесу

Крылась она в один скат колотыми досками в два слоя, потолок не делался. Сверху доски крыши укреплялись двумя положенными поперек жердями, концы которых были связаны вицами с выступающими концами слег. Внутри имелось два-три яруса полок. Дверь отсутствовала, а ее роль выполняла выдвижная доска в полу. В качестве опор-столбов часто использовали пни от деревьев, специально срубленные для этой цели на высоте от 1,5 до 2,5 м, ошкуренные, а иногда обтесанные для придания грибовидной формы.

Специальной лестницы обычно не изготавливали, а ставили между опорами короткий столбик, встав на который и отодвинув доску-дверь внизу, можно было по плечи попасть внутрь" [10].

На Вишере охотничьи тшамьи удалены от охотничьих изб и находятся в глубине леса ("от чужого глаза"). Тшамьи сохранили свою первоначальную древнюю форму. Если в охотничьих избах хранятся посуда, инструмент, папиросы, спички, сухари, чага (березовый гриб для заварки чая), одежда, шкуры; перед лесными избами располагаются кострища, чуть дальше - место амбара. В тшамье вишерские охотники хранят орудия промысла и другие более "ценные вещи". Здесь каждый охотник располагал своими, из рода в род переходящими промысловыми угодьями, куда под страхом расправы не мог вторгаться никто другой, даже односельчанин. В своих угодьях охотник имел одну-две, а то и несколько избушек для отдыха (вöр керка) и построенные на столбах амбарчшси (шамя) для хранения припасов и добычи [11].

Судьба лабазов (на Вишере - тшамьи) сложилась иначе. Их не приспосабливали к новым нуждам, не перестраивали, не ремонтировали, а рядом строили новые. Поэтому они сохранили древнейшие первоначальные архитектурные формы.

В Вишерских селениях Корткеросского района в качестве элемента народного зодчества большой интерес представляет амбар (жытник). Амбар - предок древнего жилища - чом [12]. Это небольшой сруб площадью 3x3 или 3x4 метра, высота его всего 8-10 венцов. Как правило, амбар покрывается двухскатной крышей на фронтоне. Доски крыши сверху прижимают охлупнем. Односкатные крыши теперь редки, но в прошлом, особенно на охотничьих амбарах (тшамья), кровля была в основном односкатная.

С развитием земледелия чом был приспособлен под амбар (жытник) для хранения зерна, муки и других продуктов.


Поэтому строители стремились установить их так, чтобы обезопасить от грызунов. Охотники в лесу нередко укрепляли их на высоком, до 4-х метров, толстом столбе и сами проникали в них по приставной лестнице, изготовленной из бревна, на котором делались зарубки в качестве ступенек. В деревнях на такую высоту амбары не поднимались, так как трудно до них добираться, но подпорки высотой от 0,5 м до одного метра были обязательны. Устройство этих опор довольно разнообразно. Наиболее характерными и распространенными из них являются грибовидные. Опорный столбик подтесывается конусом так, что напоминает собой гриб или перевернутую кверху дном ступу. Реже встречаются опоры, имеющие двусторонние затесы, и совсем редко - просто круглые. В западных районах встречается еще один способ: на землю кладется один венец сруба, а на него на каждый угол устанавливаются вертикально полуметровые бруски. А уже на них укрепляются горбыли плоской стороной вниз, на которых и стоит сруб амбара.

Крыша амбара всегда имеет большой навес над входом. Перед дверцей - площадка для удобства проникновения в помещение. Очень своеобразна лесенка перед амбаром. Она состоит из нескольких (3-5), врытых в землю ступеньками понижающихся чурбаков. Реже встречается лесенка из бревна с зарубками. Стоят в деревнях амбары или против домов на противоположной стороне улицы или проезда, или же выносятся группами в сторону от жилья, что, говорят, безопаснее на случай пожаров [13]. Амбары, как и чомьи не ремонтируют, не перестраивают к новым нуждам, поэтому те, которые уцелели, сохранили свои подлинные формы гораздо лучше, чем избушки. Если не считать некоторых малосущественных утрат (отдельные тесины кровли, шелома или дверцы), то можно признать, что они дошли до наших дней вообще без изменений [14].

Можно предполагать, что амбар на столбах - возможно, дошедшая до нашего времени форма древнего дома, когда люди свои жилища вынуждены были строить на болоте или на воде.

А вот мимо лабаза (тшамьи) равнодушным уже не пройдешь, даже если представить себе, что он стоит где-нибудь на скучном пустыре. Это сооружение настолько оригинально и необычайно и по-своему красиво, настолько далеко от чуждых влияний, подражательной суетности и претенциозности, настолько его формы чисты, пропорциональны и грамотны и, наконец, настолько ярко олицетворяет самобытную лесную культуру наших предков, что рядом с ним стоишь как завороженный. И не в них ли заложена великая тайна созидания прекрасного? Та, которая скрыта в сокровищах народного зодчества и еще не стала достоянием нашего современника [15].

В деревянном зодчестве Севера есть немало высокохудожественных произведений, не тронутых поздними влияниями, на которые можно смотреть без конца, и чем дольше в них вглядываешься, тем больше находишь совершенства, тем полнее раскрывается безупречность этих прекрасных творений народа.

В этот высокий ряд с полным правом можно поставить и охотничий лабаз (тшамья) это простейшее сооружение, которое по своей природе призвано не красоваться перед людьми, а прятаться от них. Тем не менее, оно сделано так, что от него глаз не отвести! Есть над чем задуматься и чему поучиться [16].




Источник: книга 'Родники Пармы', Сыктывкар, 1989, стр.87.

См. также фотографии 1906 года: репортаж открытия выставки Сергей Сергель фотографии.


Литература и источники
1.
2. Рощевская Л.П. Архитектура и строительство в Коми крае в конце XIX -начале XX веков. Очерки истории. Сыктывкар, 2005. стр.21.
3. Гуляев Е.С. Краткий этимологический словарь. Сыктывкар, 1999. стр.289.
4. Гемуев И.Н., Сагалаев А.М. Религия народа манси. Культовые места XIX - начало XX в. Новосибирск, 1986. стр.186.
5. Там же. стр.80, 81,122.
6. Там же. стр.35.
7. Там же. стр.55.
8. Иванов А. Сердце Пармы. М, 2003. стр.134.
9. Безсонов. Поездка по Вологодской губернии к нефтяным ее богатствам на реку Ухту. СПб., 1908. стр.48.
10. Конаков Н.Д. Коми охотники и рыболовы во второй половине ХIХ - в начале XX в. М., 1983. стр.43,44.
11. Исторко-филологический сборник. Сыктывкар, 1960. Вып. 5. стр.72.
12. Лыткин В.И., Гуляев Е.С. Краткий этимологический словарь коми языка Сыктывкар, 1999. стр.309.
13. Жеребцов Л.Н. Крестьянское жилище Коми АССР. Сыктывкар, 1971. стр.69-70.
14. Ополовников А.В. Указ. соч. стр.241.
15. Там же. стр.239-241.
16. Там же. стр.289.

Реклама Google: