Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

О КОМИ МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ · Александр Осипов, 1969.

← предыдущая   следующая →

Глава IV. АНСАМБЛЬ ПЕСНИ И ПЛЯСКИ

Billboard in 2008

С 1978 ансамбль получил имя "Асъя Кыа"
(Утренняя заря).  Об истории ансамбля.

История развития коми национальной музыки — это также история становления профессиональных коллективов — хора коми радио и национального ансамбля песни и пляски Коми АССР. Эта глава повествует более подробно о хоре ансамбля. Именно ему принадлежит исключительно важная роль пропагандиста новой, советской национальной музыки. Рост ансамбля и творчества композиторов находятся в неразрывной связи. С успехами коми композиторов приходило признание заслуг хора и его руководителей. Творческие неудачи авторов обедняли или уводили хор от главного пути. Появление новых имен среди создателей коми песни зависит от желания руководителей хора расширить круг композиторов. И спрос ансамбля рождает предложение музыкантов. Все это видно в истории хора.

Ансамбль песни и пляски Коми АССР существует тридцать лет. Срок достаточный, чтобы быть требовательным при анализе его достижений. Небольшой раздел этой книги тесен для всестороннего рассказа о пути коллектива. Нужна отдельная работа, охватывающая различные стороны деятельности ансамбля и его руководителей. Словом, нужна книга об истории ансамбля. Она поможет определить наиболее верный путь к вершинам коми национального искусства.

Выбор пути — это своего рода кредо руководителя ансамбля. И ничто так не вредит искусству, как забвение целей, ради которых создавались в автономных республиках эти профессиональные коллективы. А они созданы прежде всего для развития именно национального искусства, принадлежность к которому отражается в репертуаре. Чем больше высокохудожественных национальных произведений в программе концертов, тем значительнее вклад хора в создание самобытной музыкальной культуры народа. Без постоянно совершенствующегося репертуара певцы не растут профессионально. Активность композиторов, их творческий рост влияют и на развитие хорового искусства, и на повышение мастерства певцов.

Огромная роль в пропаганде и становлении коми музыки принадлежит певцам-солистам.

И. В. ОПЛЕСНИН

Радуясь достижениям в культурном строительстве нашего края, мы редко вспоминаем тех, кто заложил фундамент коми национальной профессиональной музыки. Наши первые коми музыканты были удивительно скромны. Они как-то забывали о своей популярности и славе. Даже в театральных афишах и концертных программах подчас не встретишь их фамилии. А какие-либо печатные сведения об этих музыкантах найти почти невозможно. Только редкие, пожелтевшие от времени, фотографии дают скупые сведения. Между тем колоссальный, порою подвижнический труд этих энтузиастов 1920-30-х годов много значил в развитии коми национального музыкального искусства.

Иван Оплеснин

И.В.Оплеснин

Одним из таких энтузиастов был организатор и руководитель профессиональных коллективов и оркестров скрипач Иван Васильевич Оплеснин.

Родился И.В.Оплеснин в старом Усть-Сысольске в 1897 году, в семье кузнеца. Гимназию он окончил сравнительно поздно, в 22-летнем возрасте: подводило слабое зрение. Еще в годы учебы любознательный юноша смог серьезно заниматься музыкой. После первой мировой войны в Усть-Сысольск были доставлены пленные австрийцы, среди которых нашлось немало музыкантов. Вскоре они организовали небольшой симфонический ансамбль, состоявший в основном из скрипок, альтов и виолончелей. Оплеснин часто ходил на репетиции этого ансамбля и учился играть на скрипке у его руководителя скрипача Райхеля. Успехи юноши были столь заметны, что, спустя некоторое время, и он становится полноправным оркестрантом. А в год окончания гимназии И.В.Оплеснин преподает пение в гимназии.

Но это не удовлетворяет молодого скрипача, и в 1922 году он поступает в Омский музыкальный техникум, где четыре года учится по классам скрипки и пения.

После окончания техникума Оплеснин вернулся на родину, а через год стал хорошо известен организованный им духовой оркестр профсоюзов. Молодой музыкант преподает пение в Сыктывкарском педтехникуме и выступает как скрипач.

Потом И. Оплеснина направляют в Москву на курсы руководителей художественных коллективов и музыкальных редакторов. После возвращения из столицы в 1932 году он помогает организации художественной бригады Коми радиокомитета.

Члены бригады совмещали многие специальности: играли на музыкальных инструментах, пели, а при необходимости участвовали в драматических постановках. Вот когда пригодились многогранные способности Оплеснина как художественного руководителя. Он действительно был, как говорится в пословице, и жнец, и швец, и на дуде игрец. Кроме прочих обязанностей руководителя бригады, прибавилась еще и должность музыкального редактора. Постепенно эта бригада под руководством Оплеснина превращалась в слаженный хоровой коллектив.

За два года до Великой Отечественной войны Совнарком Коми АССР принял решение об организации коми национального ансамбля песни и пляски. Одним из первых художественных руководителей этого коллектива становится опытный музыкант И.В.Оплеснин.

В последние годы жизни, как и в начале своей музыкальной деятельности, Оплеснин преподавал в Сыктывкарском педагогическом училище.

Мне посчастливилось заниматься у Ивана Васильевича на скрипке, начиная с 1938 года, когда он был учителем Сыктывкарской детской художественной студии. Он организовал и первую в республике музыкальную школу. Хотя должность директора отнимала много времени на хозяйственные и организационные заботы, Иван Васильевич с полной отдачей сил занимается со своими юными учениками.

Хорошо помню его уроки. Мне казалось, что в его очень музыкальных, почти женских руках скрипка действительно пела. Восхищаясь его игрой, ученики мечтали о том, когда так же уверенно будут владеть этим чудесным инструментом.

Мне довелось не только учиться, но и работать вместе с моим учителем в коми национальном ансамбле песни и пляски. И здесь И.В.Оплеснин, будучи художественным руководителем, остался таким же скромным и добрым наставником.

Успехи руководимого им коллектива радовали Оплеснина больше, чем собственные дела. Когда автор этих, строк впервые написал вариации на тему "Шондiбанöй" для оркестра русских народных инструментов, Иван Васильевич распорядился включить их в репертуар оркестра и исполнять на концертных площадках.

Мои первые обработки народных песен сделаны не без помощи Оплеснина. Он не раз проверял их звучание на хоре. Пожалуй, именно такое добросердечное отношение заставило многих из нас, тогда еще совсем молодых и незрелых, выбрать нелегкую профессию музыканта. А ведь первый наставник-критик может и погасить надолго стремление к творчеству, не обладай он тем тактом и добротой воспитателя, какими был щедро наделен Иван Васильевич. Он всегда стремился выявить все, что имеет отношение к национальному искусству. Как дирижер Оплеснин раскрывал душу национального произведения.

Хочется еще раз подчеркнуть, что ни одно большое начинание в музыкальном искусстве Коми республики не прошло без активнейшего участия И.В.Оплеснина: начиная с организации первых духовых оркестров, художественной бригады радиокомитета, первой коми музыкальной школы и кончая созданием самого крупного нашего национального коллектива — ансамбля песни и пляски. Если коми песни, рожденные в 1920-30 годы, и поныне популярны в селах, то и в этом большая заслуга учителя пения педтехникума Оплеснина. Он прививал любовь к песне будущим учителям сельских школ, которые потом увозили их в отдаленные уголки нашей республики.

Умер И.В.Оплеснин молодым. В год кончины ему было всего 45 лет. Он не был удостоен ни наград, ни почетных званий. К сожалению, оценка деятельности художника современниками не всегда совпадает с теми выводами, к которым приходят следующие поколения. А память о добром и удивительно чутком музыканте И.В.Оплеснине хранят многие, кто знал его.

А. В. КАТОРГИН

Перед Великой Отечественной войной художественным руководителем ансамбля был приглашен А.В.Каторгин, заслуженный деятель искусств Удмуртской АССР.

Аполлон Каторгин

А.В.Каторгин

Его назначение совпало с объединением хора радио и хора ансамбля. Это создавало благоприятные условия для дальнейшего развития профессиональной музыки. То, что национальным творческим коллективом стал руководить большой мастер, открывало новую страницу в жизни и деятельности ансамбля. Работа Каторгина, методика его занятий с национальным хором, репертуарная направленность, наконец, созданные им произведения заслуживают того, чтобы написать об этом очень интересном и в высшей степени полезном деятеле специальное исследование. Здесь же я ограничусь кратким изложением некоторых сторон его семилетней музыкальной деятельности во главе ансамбля песни и пляски Коми АССР. Аполлон Васильевич Каторгин родился в 1901 году в селе Сыропятском, Омской области в крестьянской семье.

В 1927-31 годах он учился в Омском музыкальном училище, а затем поступил на дирижерско-хоровой факультет Московской консерватории. Там его учителями были прославленные хоровые дирижеры Н.М.Данилин и П.Е.Чесноков.

Работать Каторгин начал еще в студенческие годы: руководил хорами и оркестром народных инструментов в клубах и домах культуры.

Окончив консерваторию, Каторгин поехал в Удмуртию, где был дирижером Удмуртского Государственного хора и преподавал в музыкальном училище. В этой республике он изучает народную музыку, записывает и обрабатывает национальные песни.

Активная общественная и музыкальная деятельность Каторгина не осталась не отмеченной. Верховный Совет Удмуртской АССР присваивает ему почетное звание заслуженного деятеля искусств республики. В 1939 году его избирают депутатом городского совета Ижевска.

Коми национальный ансамбль песни и пляски в 1940.

Каторгин приехал в Сыктывкар, уже имея многолетний опыт работы с профессиональным хором в национальной республике. Как известно, руководитель национального хора должен знать не только музыку этого народа, но и язык. Песня — это синтез музыки и звучащего слова. Язык удмуртов родствен коми. Поэтому Каторгину, изучавшему удмуртский, сравнительно легко было постигнуть язык коми. В первые месяцы он обращал особое внимание на произношение специфических звуков. Это понятно. Требуя от хористов безукоризненной дикции, он и собственное произношение старался сделать образцом профессиональной певческой речи. Удивительно настойчиво Каторгин и в дальнейшем совершенствовал свои знания разговорного языка и пополнял словарный запас. Я подчеркиваю это по одной причине. За минувшие двадцать с лишним лет, с тех пор как покинул наш край Каторгин, ни один из последующих руководителей ансамбля не интересовался коми языком в той мере, как этот добросовестнейший хормейстер.

Годы Отечественной войны в истории ансамбля были самыми трудными. Молодой коллектив, еще не успевший приобрести настоящую профессиональную форму, лишился почти всего мужского состава. Пришлось расформировать оркестр русских народных инструментов, в котором было шестнадцать музыкантов. Эти перемены вынудили искать новые формы работы. Вместо оркестра стал аккомпанировать баянист. А хор перестроил репертуар, переложив основную нагрузку на женские голоса.

В 1943 году Каторгин получает возможность увеличить мужскую группу хора. Подбор происходил не среди обладателей певческих голосов, а из числа пожелавших работать в ансамбле. Снова начинается упорная учеба. Новички занимались музыкальной грамотой, постановкой голоса. А более опытные певцы в это же время изучали гармонию, историю музыки. Умело организованная учеба не прерывала концертную деятельность. Пожалуй, в эти трудные для ансамбля годы наиболее ярко проявились организаторские способности его художественного руководителя, воспитателя и дирижера А.В.Каторгина.

Его увлеченность заражала певцов. Рядом с Каторгиным каждый стремился быть максимально полезным. Опытный певец считал себя обязанным помочь новому пополнению и поделиться своими знаниями, а новички занимались и после хоровых репетиций. Но не хормейстеры проводили уроки, а более опытные певцы. Самоотверженный труд позволил хору за год почти достичь довоенного мастерства.

Репетиции хора, которые проводил Каторгин, — это целая школа для молодых певцов и хормейстеров. Занятия включали различные, но тщательно продуманные элементы. Ежедневно проводились распевания, упражнения на произношение специфических звуков и слов, развитие певческого дыхания голоса. Прививалось правильное интонирование. С удивительным прилежанием и терпением Каторгин работал над дикцией хора, над каждым словом, особенно в коми песнях.

Некоторые руководители даже профессиональных хоров часто разучивают песни и хоры "на слух". Такая практика недопустима. Ведь написанные хоровые партии помогают усваивать нотную грамоту. Каторгин никогда не выносил на репетицию новое произведение без хоровых партий. В библиотеке коми филармонии хранятся десятки хоров и песен, написанные аккуратным почерком художественного руководителя. Как истинный мастер хора, воспитанный на русской классике, он был верен певческим традициям, сложившимся в России. Каторгии не терпел открытый, профессионально не оформленный, так называемый, белый звук. Хор под его управлением мог петь звучно и в то же время без крика, или же тихо, но донося каждое слово.

Первая же концертная программа, подготовленная Каторгиным, поразила всех неслыханной доселе профессиональностью исполнения. Такие произведения, как "Марш энтузиастов" и "Молодежная" И.Дунаевского в развернутой обработке автора требуют большого мастерства от каждого певца и хора. Названные произведения и обработки коми народных песен А.Воронцова превосходно прозвучали на концертных площадках Княжпогоста, Ухты и других поселков еще в 1941 году. Надо сказать, что хор был значительно больше по составу и лучше по качеству голосов, чем в наши дни.

После объединения хора радио и ансамбля только в мужской группе было около 20 хористов. В нее входили весьма способные певцы: Харьков, Лыюров, Луганский, Кузнецов, Тюрнин, Оплеснин, Шешуков и другие с большим опытом работы в хоре. Такие произведения, как хоры из оперы А.Воронцова "Усть-Куломское восстание", произведения Б.Терентьева, труднейшие обработки Каторгина исполнялись без заметного напряжения. К сожалению, теперь этих произведений нет в репертуаре ансамбля. Главная причина в том, что хор не в состоянии исполнять эти сочинения.

В бытность А.В.Каторгина художественным руководителем впервые прозвучала хоровая классика: "Венецианская ночь" Глинки, "Соловушка" Чайковского, "Бандура" Давидовского.

По собственному признанию Каторгина, сочинением новых коми хоров он занимался не столько по призванию, сколько по необходимости. Малочисленность национальных произведений для профессионального хора заставляла особо заботиться о постоянном обновлении репертуара.

С народным творчеством Каторгин стал знакомиться с первых дней своей работы. Участники хора не раз исполняли ему старинные коми песни. Получилось так, что он учил коллектив и учился у него, стремясь постигнуть душу народной песни, стиль исполнения.


Во время гастролей ансамбля в селах республики Каторгин находил талантливых исполнителей, изучал певческую манеру и записывал народные напевы. Он собрал самобытный материал, который использовал в качестве тем для оригинальных хоров. Основой "Коми кыв" стали народные песни ("Колыбельная" и "Меда"), записанные в Сысольском районе. Обращался он и к записям других музыкантов. Так, широко известные "Василиса справилась", "Жила-была непутевая", "Как тепло и тихо" записаны А.Воронцовым, а обработаны Каторгиным).

Его уважительное отношение к народным песням не может не располагать к нему современных музыкантов. Достаточно ознакомиться с его обработками, чтобы убедиться, насколько строг был Каторгин в отборе музыкальных средств. В развернутых обработках народных песен он сохранил все ладогармонические особенности, присущие коми многоголосию. Собственно, и обработки, и его оригинальные произведения не нуждаются в особой аттестации. Время убедительно доказало, что пока ни один из композиторов, в том числе и профессиональных, не создал произведений, равноценных по художественным достоинствам. Таких, которые бы с тем же постоянством и любовью исполнялись хором ансамбля. "Коми кыв" (текст песни) на слова И.Куратова (об авторе) написан тридцать лет назад, но и поныне служит образцом национальной хоровой музыки. Конечно, Каторгин, превосходный музыкант и знаток хора, мог написать гораздо больше оригинальных произведений и обработок, но каждое новое сочинение он долго вынашивал. Не в этом ли секрет долголетия его произведений?

Каждый хормейстер, воспитанный в советском высшем учебном заведении, помимо специальных знаний, получает еще политические. Однако в учреждениях, некогда руководивших искусством, считали, что специалиста нужно поучать, иначе, мол, он допустит ошибки. Довелось это испытать и Каторгину, защищая намеченный им репертуар.

Однако его настойчивость и огромная убежденность в своей правоте позволяли держать правильный курс в развитии национальной музыки. И время доказало, что он был объективен.

Прошло более двадцати лет с тех пор, как Каторгин покинул коми край. За эти годы в ансамбле сменилось несколько руководителей. И теперь, оглядываясь на пройденный путь, можно уверенно сказать, что пока ни один из руководителей ансамбля не оставил столь заметного следа в истории этого профессионального коллектива.

М.М.Зерницкий

М.М.Зерницкий

М. М. ЗЕРНИЦКИЙ

После отъезда А.В.Каторгина художественным руководителем ансамбля был назначен Михаил Маркович Зерницкий. Прежде он работал директором Челябинского музыкального театра, и руководить национальным коллективом ему было внове. Поэтому Зерницкий стремился сохранить то, что было достигнуто, и, главным образом, манеру пения. Певцы, получившие при Каторгине солидный запас знаний и навыков, облегчили работу руководителя.

Как правило, в ансамбле песни и пляски должен быть хормейстер. Если сегодня в Сыктывкаре их не менее десяти (только коми хормейстеров пять и все они получили образование в Московской консерватории), то в 50-е годы не было ни одного. Зерницкому, пианисту по специальности, пришлось нелегко: особенности работы с хором ему, естественно, были менее знакомы, чем Каторгину. Заслуга Зерницкого в том, что в развитии национальной музыки он продолжал линию своих предшественников.

Зерницкий написал и обработал немного песен, но будучи отзывчивым музыкантом, часто исполнял произведения молодых авторов. Это для них было своего рода наградой и вдохновляло создавать новые сочинения. Ведь поддержка профессионального коллектива много значит. Один за другим появляются композиторы-любители. В 50-х годах широко прозвучали их первые песни: "Величальная Москве" П.Чисталева, "Родная земля" и "Возвращение" Я.Перепелицы, "Голубоглазая" и "Где-то плакала гармонь" В.Мастеницы.

Репертуар хора пополнился довольно сложными произведениями и советских композиторов, такими, как хоровая сюита В.Макарова "Река-богатырь".

В предыдущей главе упоминалось о монтажах и ораториях В.А.Савина, постановка которых практиковалась в прошлом. При Зерницком в ансамбле снова появились монтажи, но уже в более монументальной и совершенной форме. Если Каторгин основное внимание уделял хору, музыкальному развитию ансамбля, то в бытность М.Зерницкого художественным руководителем ансамбль становится единым, монолитным коллективом, составленным из различных, но равноценных по значимости групп: хоровой, танцевальной, баянистов, чтецов и певцов-солистов. Эта слитность наиболее ярко проявилась в монтажах "На лугу", "На Вычегде", "На страже мира". Эти представления обычно занимали полностью второе отделение концерта, в котором все хоровые, танцевальные и музыкальные номера были объединены сквозной линией развертывающегося сюжета.

В послевоенные годы расширился радиус гастролей ансамбля. Впервые коллектив выезжал с концертами в Свердловскую и Пермскую области.

Г. Н. ДЕХТЯРОВ

В жизни творческого коллектива бывают взлеты и падения. Писать только о светлых днях, обходя ошибки, было бы неверно. Так надо подходить и к истории ансамбля, если желать ему хорошей судьбы и успехов в дальнейшем.

Уже говорилось, что в прошлом молодой коллектив изучал музыкальную грамоту, разучивал хоры. Руководители заботились о слаженном пении и четком произношении. Со временем артисты постигали более сложные науки: гармонию, историю музыки. Словом, хор ансамбля был школой и творческим коллективом одновременно. Вместе с усложнением репертуара росла и уверенность в исполнительстве, укреплялась своеобразная певческая манера в коми песнях. В трудные годы по бездорожью, в слякоть и морозы артисты изъездили, а точнее, исходили республику, чтобы принести культуру в массы.

В середине 50-х годов в составе хора произошли крупные изменения. По разным причинам покидали ансамбль опытные певцы, А в 1957 году была уволена группа певцов, будто бы потерявших голоса. (Через год все уволенные были приняты в хор открывшегося музыкального театра, где и поныне работают).

С уходом прежнего состава ансамбль лишился многих положительных качеств. Новое пополнение не занималось ни теорией, ни постановкой голоса. Поэтому хор превратился в музыкально-полуграмотный коллектив, заменивший певческое искусство громким пением.

Все реже звучала коми песня. Вместо выездов в отдаленные районы республики ансамбль охотнее отправлялся в другие края.

Когда из своеобразной выставки достижений музыкального искусства народа ансамбль превращается в подобие эстрадной бригады, руководителям не до национальной музыки. Подбор артистов, репертуара и вся предварительная догастрольная работа сводится к тому, чтобы понравиться той публике, которая, по мнению администрации, посещает концерты за пределами республики.

Из-за таких нововведений в 1960 году в хоре было всего несколько певцов, знающих коми язык. Программы концертов пестрели общеизвестными модными песнями. Поскольку большую часть концертов ансамбль показывал за пределами республики, руководители сумели убедить кого следует, что прежнее название ансамбля — помеха для хороших кассовых сборов... И без того, при создавшемся положении, старое название "Ансамбль песни и пляски Коми АССР" не соответствовало облику концертной организации — форма не раскрывала содержания. На афишах появилось новое экзотическое название: "Ансамбль песни и танца Крайнего севера".

Такие перемены произошли в коми ансамбле после приезда художественного руководителя Г.Н.Дехтярова.

Его биография недостаточно изучена. Известно, что Георгий Николаевич Дехтяров родился в Одессе в 1921 году. Несколько лет он учился на композиторском отделении института им. Гнесиных. Работал художественным руководителем ансамбля песни и пляски Мордовской, а позднее Удмуртской АССР.

Следует отметить, что Дехтяров — бесспорно, способный композитор-песенник. Его мелодии "Ой, зачем ты по весне, Печора", "Оленек", "Полярная звезда" не лишены естественности и напевности. Но Дехтяров считал, что для создания коллективу популярности надо исполнять песни, уже пользующиеся успехом.

Это было заблуждением. Напротив, профессионально написанные или обработанные коми произведения принимаются слушателями разных областей СССР ничуть не хуже, чем общеизвестные песни. И за примерами не надо далеко уходить. Шуточная "Ирина да Марина" А.Воронцова, коми народная песня "Как тепло и тихо" в обработке А.Каторгина — эти хоры исполнялись во многих концертных залах страны и всегда с огромным успехом. Оно и понятно. Ведь зрители, посещающие концерты национальных ансамблей, хотят услышать самобытную музыку малых народов, а не перепевы уже известного.

Но чтобы заинтересовать их самобытными коми песнями, надо много работать руководителю и хору, знать и любить национальную культуру. А можно ли надеяться на проявление добрых чувств, если тогда в коллективе две трети исполнителей не знали коми языка? Им так же, как и руководителю, трудно разучивать и петь на незнакомом языке.

Кстати говоря, специалисты обращали внимание на неблагополучное положение с национальным репертуаром, на то, что художественный руководитель, по сути дела, увлекается саморекламой и не заботится о национальном искусстве.

Конечно, в оценках художественной ценности произведения могут быть разногласия в том, в какой мере оно отражает национальный стиль и характерные интонации народа. Но репертуарная основа должна состоять из самобытных произведений, ибо главная задача ансамбля — развивать коми национальную культуру.

Переносишься мысленно к тем временам, когда этот национальный коллектив возглавляли не менее одаренные и опытные, но более скромные руководители, как И.В.Оплеснин, профессор А.А.Воронцов, заслуженный деятель искусств Удмуртской АССР А.В.Каторгин. Каждый из них писал оригинальные произведения и обрабатывал песни. Без такой творческой работы руководителя нельзя жить периферийному хору, где хоровые партии, как правило, укомплектованы неровно. В прошлом включение обработок и собственных сочинений художественных руководителей диктовалось еще и тем, что не было национального репертуара для профессионального хора.

Количество произведений из года в год накапливалось. Теперь уже насчитываются сотни хоров и песен, которые написали П.Анисимов, Б.Терентьев, А.Воронцов, А.Каторгин, С.Кондратьев, В.Шафранников, П.Чисталев, Я.Перепелица, В.Мастеница и многие другие композиторы. Если бы исполнить хотя бы по одному произведению каждого из перечисленных авторов, то какой же интересной может быть программа.

Четверть века назад при организации национального ансамбля песни и пляски намечалось, что хор будет хранить и развивать певческие традиции. В прошлом для достижения профессионального мастерства с певцами проводились занятия по музыкально-теоретическим дисциплинам, постановке голоса и произношению специфических звуков, присущих коми языку. Исполнение произведений народного и академического плана требовало прикрытого звучания. Десять лет назад руководители решили омолодить состав хора.

Новое пополнение теорией не занималось, и хор стал ограничиваться исполнением более доступных и популярных песен, напевая их белым, открытым звуком. Такое пение преподносилось как коми народная манера исполнения, что противоречит истине.

Хор национального ансамбля должен служить маяком, освещающим путь самодеятельному хоровому искусству. А для композиторов хор — это наиболее оснащенная лаборатория национальной музыки. Настоящий профессиональный коллектив, насчитывающий 30 певцов, может исполнять произведения любой технической сложности и значительно влиять на развитие любительского певческого искусства и музыкальной культуры народа.

А. Д. Лапский

Александр Лапский

Александр Дмитриевич Лапский (1936), заслуженный артист Коми АССР, художественный руководитель ансамбля песни и танца Коми АССР в 1967-1974 и в 1978-1979. фото 1968 года.

В. П. Морозов

Виктор Петрович Морозов (1941-2000) руководил государственным ансамблем песни и танца Республики Коми "Асъя Кыа" в 1974-1978 и с 1988 по 2000 год. Написал музыку к спектаклям "Парма мойд", "Усть-Сысольские святки" (в соавторстве с Михаилом Герцманом), написал и поставил несколько тематических концертов, и др.
Подробнее о Викторе Морозове.

← предыдущая   следующая →

См. подробнее: Ансамбль песни и пляски Коми АССР "АСЪЯ КЫА"

Реклама Google: