Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

Лидия Чувъюрова

ЧУВЬЮРОВА Лидия Даниловна (1949-1993) более всего известна как Коми композитор, автор текстов песен и фольклорист, см. сборник ее песен. Родилась 13 марта 1949 в селе Деревянск Усть-Куломского района, была четвертым ребенком в семье.

После школы с 1965 по 1969 училась на отделении хорового дирижирования в Сыктывкарском музыкальном училище, с 1969 по 1976 в Ленинградской консерватории им. Римского-Корсакова. Работала педагогом в Сыктывкарском училище искусств, хормейстером в Государственном ансамбле "Асъя кыа", с 1985 по 1987 звукорежиссером на Коми телевидении.  И самое главное, — в 1988 году Лидия Даниловна возвращается в училище искусств, где возглавляет отделение народного хора и организует фольклорный ансамбль "Коми сьылан". В эти годы созданы все ее песни.

15 мая 1993 года Лидии Даниловны Чувьюровой не стало, ей было всего 44 года. За большие заслуги в области развития коми музыкальной культуры Л.Д.Чувьюровой присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Республики Коми.

*   *   *

ПЕЛЫСЬ сборник песен, нотное издание, 1998.Сборник песен Лидии Чувъюровой

СЛОВО ОТ РЕДАКТОРА



Настоящий сборник является не только данью композиторскому таланту Заслуженного деятеля искусств РК Лидии Даниловны Чувьюровой (1949-1993), это ещё и первая попытка как-то систематизировать её творческое наследие.

В сборник не вошли её многочисленные обработки коми народных песен, а это ещё одна сторона деятельности Л.Чувьюровой, которая (как, впрочем, и все остальные) ждет своего исследователя. У неё была удивительная мечта - спеть с самодеятельными коллективами районов весь 3-х томник народных песен Чисталева и Микушева; незадолго до смерти она признавалась, что только теперь слышит его, знает, как он должен звучать...

Но даже то немногое, что удалось поместить в настоящее издание, дает представление об этом самобытном художнике, сумевшем сказать в музыке свое собственное слово.

Её творческая жизнь, прошедшая на моих глазах (а мы подружились, ещё будучи студентами консерватории), подтвердила ту истину, что никакой музыкальный талант-самородок не сможет реализоваться полностью, пока не приобщится к высотам и тайнам мировой музыкальной культуры. Ведь алмаз - eщe всего лишь редкий минерал; он может стать бриллиантом только подвергшись огранке мастера- ювелира. А чтобы стать подлинным произведением искусства, ему необходима ещё и достойная его оправа.

С "огранкой" Л.Чувьюровой повезло. Если в сыктывкарское музучилище она пришла девочкой, не знающей нотной грамоты, то спустя одиннадцать лет, после окончания Ленинградской консерватории, она возвращается в родное музучилище (тогда уже Училище искусств) в качестве профессионального педагога хорового дирижирования. Оставалось найти "оправу".

Знала ли она тогда, что в ней дремлет композиторский талант? Едва ли. Но то,что судьбой ей предназначено делать что-то иное, чем воспитывать будущих хормейстеров, она, безусловно, чувствовала. Во всяком случае, смутное неудовлетворение, а может, и разочарование, которое она испытывала в роли "просто" преподавателя дирижирования спустя несколько лет и в роли "просто" хормейстера прославленного Государственного ансамбля "Асъя кыа", заставляет её вообще уйти из профессионального искусства. Уйти в... звукорежиссеры на студию телевидения. Любопытно, что именно эту работу она всегда вспоминала с огромной теплотой.

Но вот на заре перестройки в Училище искусств возникает новое отделение "народный хор". И Чувьюрова - не без серьёзных колебаний! - соглашается возвратиться на преподавательскую работу. То было поистине знаком судьбы! Именно тогда и именно в этой питательной среде её талант заблистал всеми гранями - бриллиант, наконец, обрел свою оправу. Возглавив это отделение и создав на его основе вокальный ансамбль "Коми сьылан", она обретает и смысл жизни. У неё буквально вырастают крылья, теперь она точно знает, как ей жить дальше, она строит грандиозные планы и смело берется за их осуществление. Она не знает только одного: на взлет ей отпущено всего пять лет ...

В эти годы она ощущает себя необыкновенно счастливой. Она всё время в движении. Её детище - "Коми съылан" - берет под своё крыло Центр народного творчества, и ансамбль выступает по всей республике с невиданным успехом, она записывает народные песни, она готовит Дни культуры районов, она открывает новые народные таланты, она впервые придумывает республиканский праздник народной музыки "Шондiбан"... Именно в эти счастливые годы и начинают появляться её песни. А может, они жили в ней всегда и только ждали своего часа?

И происходит чудо. Её песни мгновенно становятся популярными. Почему? Потому что людям захотелось петь её песни. И они их запели. И не просто запели - в разных районах республики эти песни зазвучали по-разному. Эта особенность её мелодий - вбирать в себя разные певческие традиции - приоткрывает нам сам "механизм" бытования народной песни. Не просто полюбив, а только признав песню своей, народ стремится обогатить и украсить её новыми подголосками, распеть в соответствии с конкретной фольклорной традицией. А это значит, что песни Чувьюровой побудили множество талантливых людей к творческому акту - к акту сотворчества с композитором. Не это ли признак некой подлинности, глубинности её мелодики? В этом смысле молено говорить о влиянии творчества Чувъюровой на всю народно-песенную традицию республики, о влиянии яркой творческой личности, которое наш фольклор не испытывал, кажется, со времен Виктора Савина.

Откуда же появились в её песнях эти свежие интонации, упругие ритмы, оригинальные ладовые находки, оказавшиеся живительными и притягательными для народного музицирования? Произошло, образно говоря то, что драгоценный "сосуд", в котором хранился впитанный ещё с молоком матери народный мелос, и не менее драгоценный для композитора "сосуд", где пульсировала накошенная за годы учёбы музыкальная классика - эти "сосуды" стали сообщающимися! Произошло то, что образованный музыкант, вернувшийся из Питера, остался прежней Лидой Чувъюровой из села Деревянск Усть-Куломского района. Это счастливое слияние окрасило её волшебный творческий родник новым мелодическим содержанием, а поразительная творческая раскованность придала её музыке естественность народной песни.

Где-то в таинственных глубинах её души постепенно сформировалось новое художественное единство, новое интонационное качество, возник новый культурный уровень творческого мышления. И народ, с его безошибочным художественным чутьём, не мог не откликнуться на новый эстетический идеал, который несла песенность Лидии Чувьюровой.

Песенное творчество не было для неё каким-то отдельным от повседневной жизни процессом. Невозможно представить, чтобы этот весёлый и насмешливый человек сказал: "Тихо! Я творю!" Она могла сочинятъ песню и у себя на кухне, и в любом кабинете Центра народного творчества, и прямо на репетиции. Её песни по-новому раскрыли богатейший внутренний мир человека из народа, умеющего искренне радоваться и печалиться, то ироничного, то трепетно-нежного, бесконечно влюбленного в родные рябины и берёзы, луга и реки, в сам воздух родного края...

Наверное, она очень удивилась бы, прочтя эти строки. Её феномен в том, что она никогда не считала себя композитором. Она просто была им.

М.Герцман, Председатель Союза композиторов Республики Коми.



Реклама Google: