Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

КОМИ ЛЕГЕНДЫ И ПРЕДАНИЯ · КОМИ ЙӦЗКОСТСА ВАЖ ВИСЬТЪЯС · Юрий Рочев, 1984.

МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ЛЕГЕНДЫ · ЭСКЫТӦМ "ВӦВЛӦМТОРЪЯС"

111. ВӦРСАЛӦН ТУЙ

Дедӧӧс миян ӧтчыд вӧтлӧмаӧсь жӧ. Сылы позьӧ эскыны. Сыкӧд со кутшӧм случай вӧлӧма. Ме пӧ узьмӧдчи кык вожа пу улӧ, кык вожа коз улӧ. Сэсся видзӧда да быттьӧ визирка мунӧ, сэті быттьӧ прокод мунӧ. Некор пӧ оз ков сэтшӧм пу улад биасьны, узьмӧдчыны, некутшӧм прокод мед абу. Сэсся вой шӧр кад кымын воис. Часі ӧд сэки абу. Ме пӧ зэв лӧсьыда ойбыраси. Сэсся видзӧда да прокод кузяыс тӧв ныр пӧ локтіс да меным швач! Тӧв ныр и шуис: "Миян туй вылысь кеж!" Куим пӧв сідз лёкысь шуисны.

"Основание мира", холст, масло. Художник Юрий Размыслов.
Персональная выставка, Коми Национальная Галерея, Сыктывкар, 2007.

Сэсся: "О господи, господи!" Сажень ветымын пӧ муні, корси места да вой шӧра войын пӧ лои кималасӧн биасьны. Мӧдлаын узьны...

А пон вӧлі да сійӧ сёйӧмӧн жӧ сёйӧ, но, увтӧ тӧв ныр вылас. Щӧтьяс сувтӧдӧма. Нёль синма пон вӧлі, а сійӧ пӧ ставсӧ казялӧ.

Вот кутшӧм дедӧ вылын случай вӧлӧма.

ДОРОГА ЛЕШЕГО

Деда нашего однажды согнали с ночлега. Ему можно верить. Вот какой с ним произошел случай. Он расположился на ночлег под развилистым деревом, под развилистой елью. И смотрит, а от развилины как будто проход, как будто прямая просека идет. Никогда не надо под таким деревом ночевать, костер разводить надо там, чтоб никакого прохода не было. Вот приблизительно в полночь, часов тогда не было, он сладко задремал. Потом смотрит, а по просеке как будто вихрь поднялся и ему в лицо - хлесть! И вихрь выкрикнул: "Убирайся с нашего пути!" Трижды так зло произнесли.

И дед: "О господи, господи!"— забормотал. Передвинулся саженей на пятьдесят, нашел новое место, и пришлось в самую глухую полночь на ощупь разводить костер. Ночевать в другом месте...

А собака была при нем, так она, ну, лает так бешено на вихрь. Щетина торчком стоит. А собака четырехглазая была, такая, сказывают, все чует.

Вот какой случай произошел с дедом однажды.

112. НЕШУТЬ

Картина Юрия Размыслова, холст, масло.
Персональная выставка, Сыктывкар, 2007.

Олӧны нёльӧн, Чер Вань — ӧтик, Чим Матвей — мӧд, Илля Вась — коймӧд, Чер Вань Сергей — нёльӧд. Олӧны кык керкаын. Орчча керкаясыс. Кос тыын олӧны, сійӧ Кривушево сайын, Ирва кузяыс.

Сэн чудесаяс тӧжӧ творитчылӧмаӧсь. То дымниксӧ лэбӧдӧ, то стенас мыйкӧ лӧзнитӧ. Коркӧ ыбӧссӧ восьтӧма да сэсся джоджас узьӧ, Зэр Як Ӧлешӧн вӧлі шуӧны, да кокӧдыс сӧрвитӧма ыбӧс дорӧдзыс. Сійӧ тӧжӧ мортыс ён волі, повтӧм мортыс. Сідз ӧти керкаас сӧмын шутитӧ, а мӧдарас оз.

Сэн вӧлі найӧ вӧралӧны арнас, артельӧн да оз повны. Так вӧралысьясыс шуӧны: Ӧти керкаыс сійӧ нешуть туй вылас оказывайтчӧ. Сійӧ нешуть миян шусьӧ. А керкаыс слӧймӧма сы туй вылӧ, мӧд керкаыс орчча эськӧ, метра ветымын, гашкӧ, метра нелямын да, мӧдарас оз. А ӧтик керкаас сійӧ век шутитӧ.

— А вӧралысьыс оз повзьы?

— Оз. Мыйла повзяс?! Сійӧ ӧд тӧдӧ нин, мый тан шутитӧ кодкӧ. Вӧрын ветлысьыд ӧд полысьыд зэв гежӧд. А повны кӧ мӧдан ӧд— вӧрӧ эн пыр! Ме нэмӧс ӧтнам олі да мало ли кутшӧмкӧтор кылан ли, керан ли, аддзан ли — дзик веськодь.

НЕШУТЬ

Жили четверо, один — Чер Вань, второй — Чим Матвей, третий — Илля Вась, четвертый — Чер Вань Сергей. Живут в двух избушках. Избушки находятся совсем рядом. Живут в местечке Кос ты, это дальше деревни Кривушево, по реке Ирва.

Там тоже разные чудеса творились. То дымоволок выбросит, то в стену чем-нибудь стукнет. Однажды дверь в избушке открыло и спящего на полу охотника, звали его Зер Як Элеш, за ноги оттащило до самой двери. Он (охотник) тоже сильный был и бесстрашный человек. И таким образом шутили над жителями только в одной избушке, а в другой нет.

Вот там осенью они охотились, и не боялись, так как жили артелью. И эти охотники рассказывали, что одна избушка оказалась на тропе нешути. У нас он называется нешуть. А избушка эта угодила как раз на его путь, вторая избушка и совсем бы рядом, в метрах пятидесяти, может, даже в сорока метрах, но там ничего не случается, в этой избушке все время проказничает нешуть.

— А охотник не боится?

— Нет. Чего бояться?! Он же уже знал, что там кто-то постоянно проказничает. Среди охотников вообще мало пугливых людей. А раз бояться начнешь, так ведь не ходи в лес! Я всю жизнь один жил в лесу, да мало ли что-нибудь услышишь, или что-нибудь сделаешь, или что-нибудь увидишь — совершенно безразлично.

113. ЛЁК

Кутшӧмкӧ крестьянин вӧлӧм куртӧ видз вылын. Сэсся друг лэптысяс ыджыд тӧв да турунсӧ нетшкыны кутас, быдӧн гартлас да дзугас. Крестьянин сэсся кутас горзыны:

— Табак, табак!

Лёкыс табаксӧ оз любит да, мед дугдас, кутас горзыны. Но нинӧм эз успокоитчы. Сэсся крестьяниныд босьтас тасма костсьыс пуртсӧ да шыбитас ки барйов. Сэсся и чӧвмунӧ, оз кут бушуйтны. А мужиклӧн, кӧнешнӧ, пурт вошӧ. Корсяс, корсяс да оз и сюр.

Коркӧ тӧвнас сэсся воис Ярасемскӧй ярманга, Емдінын вӧвлӧма. Сійӧ, кодлӧн пуртыс воши, ярмангаті кутас прӧйдитны, и сэні ларокын вузалӧны красноборскӧй пуртъяс. Сійӧ кутас аслыс бӧрйыны пурт. Друг аслас шыбитӧм пуртыс син улас усьӧ. И шуас:

— Кысь пӧ тэныд тайӧ пуртыс?

— А тӧдан пӧ кысь? Кор пӧ тай ме ыджыд тӧвнас вӧлі муна да паськӧдала тэнсьыд турунтӧ, тэ пуртнад шыбитін да меным бокам веськалі, и ме пӧ сэсся эг коль сійӧ, сьӧрам нуи.

Тӧргӧвӧй сэсся дӧрӧмсӧ пешкыльтіс да петкӧдліс ранасӧ.

— Вот пӧ кытчӧ бокам веськалі пуртыд!

Пуртыдлӧн важ кӧзяиныс муніс сэсся урадник дінӧ явитны Локтісны урадниккӧд ларок дорӧ, а ларок сиптыса, некод сэні абу.

ЗЛОЙ ДУХ

Какой-то крестьянин сгребал однажды сено на покосе. Вдруг поднялся большой ветер и стал теребить сено, все перекрутил, перепутал. И крестьянин стал выкрикивать:

— Табак, табак!

Злой дух не любит табак, и крестьянин стал кричать, чтобы тот перестал. Но тот так и не унялся. Тогда крестьянин вынул из-за пояса нож и бросил его наотмашь. И тут все утихло, перестало бушевать. А у мужика, конечно, нож пропал. Искал, искал, да так и не нашел.

Однажды зимой он прибыл на Ярасемскую ярмарку, она проводилась раньше в Усть-Выми, и стал прохаживаться по ярмарке и увидел, что в одном ларьке продают красноборские ножи. Он стал выбирать для себя нож. И вдруг ему на глаза попался брошенный им в ветер нож. И он сказал:

— Откуда у тебя этот нож?

— А знаешь откуда? Когда я было шел в виде большого ветра и разносил твое сено, ты бросил нож, и он попал мне в бок, и я его не доставил, унес с собой.

Потом торговец приподнял подол рубахи и показал ему рану.

— Вот куда попал твой нож!

Прежний хозяин ножа пошел после этого к уряднику, чтобы донести.

Пришли они с урядником к ларьку, а ларек закрыт, никого там нет.

114. ОЛЫСЯ НЮР

Ты сэтшӧм. Даддьӧн мунам вӧлі да тысӧ ог вермӧ вуджны. Даддьыс ни туды, ни сюды. Сэсся пурт кыски да муас тшукӧді. Тшукӧді да этша муні. Сэсся бара сувті. Мӧд пурт кыски да сідз жӧ тшукӧді. Бара этша муні. Сідз куим пурт тшукӧді да вӧлись муні.

Сійӧ емдоныс повзьӧдӧ. Куим пурт да ӧти чер коли сэтчӧ.

Лешака челляас коркӧ ми мӧдім би пестыны, горулас, медся сайынджык тӧвсьыс да. Эз ӧд сет. Кусӧдӧ и кусӧдӧ. Лои мӧдлаӧ вешсьыны да сэк толькӧ пестім.

БОЛОТО С ОБИТАТЕЛЕМ

Озеро такое. Однажды мы ехали на нартах и никак не можем переехать это озеро. Нарты ни туда и ни сюда. Я вытащил нож и воткнул в землю. Воткнул и немножко проехал. Затем опять остановился. Вытащил второй нож и также воткнул. Опять немножко проехал. Таким образом воткнул три ножа и только тогда переехал.

Это так сталь отпугивает. Так я оставил там три ножа и один топор.

А вот на круче лешака мы тоже однажды хотели развести костер, под горой, из-за того, что там затишье. Ведь не дало. Тушит и тушит. Пришлось на другое место передвинуться, лишь только после этого разожгли костер.

115. (ВӦРСАЫСЬ ПЫШЙӦМ)

Эскиз театрального костюма

Эскиз театр костюма. Игорь Баженов, Театр фольклора, Сыктывкар, 2008.

Важӧн оліс-выліс мужик. Сійӧ кыйсьыны муніс. Уна ур и сьӧла кыйис: ура-сьӧла куимсё и кык кунича. И бӧръя лунсӧ сійӧ петаліс вӧрӧ и бӧр воис. Ужнайтны кутіс. Ужин зэв бур и думайтӧ: "Кодкӧ кӧ эськӧ меным ёрт вылӧ локтіс".

Видзӧдӧ: зэв ыджыд мужик локтӧ и керкаӧ пырис. "Казьтылін кӧ,— шуӧ,— вай менӧ верд!" Кызь душ дозмӧр вӧлі, сійӧс вердіс ставсӧ. Сэсся нинӧм эз ло верднысӧ. Ыджыд мужик и корӧ: "Вай,— шуӧ,— ещӧ сёйны!" Сійӧ урсӧ вайис. Сёйис. Сьӧласӧ вайис. Ставсӧ сёйис. "Он кӧ,— шуӧ,— ещӧ вай сёйныыд, ме,— шуӧ,— асьтӧ сёя!" Сійӧ и понсӧ сетіс. Понсӧ сёйис и пищальсӧ сёйис. "Но,— шуӧ,— талун вердін. Аски,— шуӧ,— менӧ бара виччысь!" И муніс ыджыд мужик.

Мужик чеччис асывнас. Нинӧм абу: нянь ни нинӧм. Кушӧдз сёйӧма. И сійӧ пышйыны кутіс гортас. Лун пышйис. Войнас кутіс пышйыны. Видзӧдӧ: ыджыд мужик вӧтчӧ. Вой шӧр кад коли, и петук чукӧстіс. Ыджыд мужик уси.

Мужик век пышйӧ. Пышйис мӧд лун. Рыт воис и вой лои. Видзӧдӧ: ыджыд мужик бара нин вӧтчӧ. Быдсӧн пиньсӧ воча курччалӧ. "Ме,— шуӧ,— тэнӧ сёя!" Мужик ӧдва нин вермӧ пышйынысӧ. И ыджыд мужик шуас: "Талун,— шуӧ,— эг су, аски тэнӧ суа нин!" И уси ыджыд мужик.

Мужик бара пышйыны заводитіс. Видзӧдӧ: дзор стариккӧд вочаасис. И старик шуӧ: "Мый нин, бур мужикӧ, тэ пышъян?"— "Ме,— шуӧ,— ужнайтігӧн аслым ёрт кори да локтіс сэтшӧм ыджыд мужик: став прӧмысӧс, понйӧс и пищальӧс сёйис. Нинӧм эз коль". Дзор старик и шуас: "Талун,— шуӧ,— тэ тележнӧй туй вылӧ воан. Тэд,— шуӧ,— сэтчӧ пемдас. А сэті туй вывтіыс кутасны куим пара вӧла мунны, ӧкмыс вӧла мунас, куим додь. Тэ весьтті кутасны мунны. Тэ весьтӧ мыйӧн воас первӧй вӧлаыс, сувтас, мед тэ сӧлан. Тэ,— шуӧ,— сэтчӧ эн сӧв — вӧрсаяс нуасны! И мӧд вӧлаыс,— шуӧ,— тэ весьтӧ сувтас. Сійӧ доддьӧ эн жӧ сӧв. Тэ весьтті,— шуӧ,— коймӧд вӧлаыс зэв ӧдйӧ кутас мунны. Сӧв,— шуӧ,— кыдз верман. А ме,— шуӧ,— кор чужлі, сэк,— шуӧ,— менӧ ай-мамӧ вӧрсалы сетісны. Ме морт рӧд, толькӧ вӧрсакӧд нэм чӧж лоӧ овны. Тэнӧ,— шуӧ,— вӧвнад куим пожӧм увті нуны кутасны. Первӧй пожӧм улас сувтӧдласны вӧвсӧ, увъяс эн кутчысь! И мӧд пожӧм улас сувтӧдласны. И сэтчӧ,— шуӧ,— эн кутчысь! Коймӧд пожӧм увтіыс мунны кутасны зэв ӧдйӧ. Коймӧд пожӧмас увъяс кутчысь и ӧшйы!"

Мужик муніс тележнӧй туй вылӧдз. Видзӧдӧ: кӧлӧкӧльчика вӧлаяс мунӧны. Первӧй вӧлаыс мужик весьтӧ сувтыштліс. Мужик эз сӧв. И мӧд вӧлаыс мужик весьтӧ сувтыштліс. Эз сӧв. А коймӧд вӧлаыс мужик весьтті зэв ӧдйӧ кутіс мунны. Мужик уськӧдчис доддьӧ, муртса удитіс сӧвны и мунны кутісны. Ӧти пожӧм улӧ воисны. Сувтӧдісны вӧлӧс. Эз кутчысь увъяс. Мӧд пожӧм увті кутісны мунны. Бара сувтӧдлісны, мужик эз кутчысь. А коймӧд пожӧм увтіыс нуны кутісны зэв ӧдйӧ. И мужик увъяс кутчысис, доддьыс коли и мужик ӧшавны кутіс.

Ӧшаліс дыр, асылӧдзыс. Видзӧдны кутіс: ӧшиньяс выимӧсь. Видзӧдӧ: гӧтырыс джоджас узьӧ. Кватитчас, а аслас керкаын сёръяс кутчысьӧма да ӧшалӧ.

Сійӧ чуксаліс гӧтырсӧ. Менсьым,— шуӧ,— став прӧмысӧс и понйӧс вӧрсаыс сёйис. Бӧрдны мужик кутіс. Сэсся мужик петіс сараяс. Видзӧдӧ: сарайын став прӧмысыс, пищальыс и понйыс; ставыс чукӧрын. Вӧрсаыс бӧр вайӧма.

БЕГСТВО ОТ ЛЕШЕГО

Давным-давно жил-был мужик. Он пошел в лес на охоту. Добыл много белок и рябчиков: рябчиков и белок триста штук и две куницы. Сходил он на охоту в последний раз и вернулся в охотничью избушку. Сел ужинать. А ужин получился обильным и он подумал: "Хорошо б было, если бы сейчас сюда какой-нибудь товарищ пришел".

Смотрит: идет какой-то мужик очень высокого роста и заходит в избушку. "Раз вспомянул меня,— говорит,— то давай корми!" Было у охотника двадцать штук глухарей, всех ему скормил. Ничего больше не осталось из пищи. Высокий мужик и просит: "Давай,— говорит,— еще поесть!" Он принес ему всех белок. Съел. Рябчиков принес. Все съел. "Если,—говорит,— не принесешь есть еще, я,— говорит,— тебя самого съем!" Он и собаку свою отдал. Съел и собаку и ружье. "Ну,— говорит,— на сегодня ты меня накормил. Завтра,— говорит,— жди меня снова!" И высокий мужик ушел.

Охотник встал утром. Ничего нет: ни корочки хлеба. Все начисто съел. И он бегом побежал к себе домой. День пробежал. Ночью стал бежать. Смотрит: высокий мужик гонится за ним. Но полночь прошла, и петух пропел. Высокий мужик упал.

А охотник всё бежит. Пробежал второй день. Настал вечер, ночь настала. Смотрит: высокий мужик опять уже гонится за ним. Зубами только клацает. "Я,— говорит,— съем тебя!" Охотник уже еле бежит. И высокий мужик сказал: "Сегодня,— говорит,— не настиг тебя, завтра все равно настигну!" И высокий мужик опять упал.

Охотник опять начал удаляться. Смотрит: навстречу ему идет седой старик. И старик спрашивает: "Чего, добрый человек, бежишь?" — "Я,— говорит,— во время ужина позвал к себе товарища и пришел какой-то мужик высокого роста: всю мою добычу съел, собаку и ружье мое съел. Ничего не оставил". Седой старик и сказал: "Сегодня ты добежишь до проселочной дороги. К этому времени уже стемнеет. А по той дороге проскачут три тройки, девять лошадей, трое саней. Мимо тебя проскачут. Как только первая тройка поравняется с тобой, она остановится, чтобы ты сел. Ты,— говорит,— не садись на эти сани — лешие тебя увезут! И вторая тройка,— говорит,— остановится около тебя. На эти сани ты тоже не садись. А третья тройка мимо тебя очень быстро будет проезжать. Садись,— говорит,— на нее, как только сможешь. А меня,— говорит,— когда я только еще родился, тогда отец и мать лешему посулили. Я тоже человеческого роду, только вот весь век пришлось с лешими прожить. Тебя,— говорит,— на тройке провезут под тремя соснами. Под первой сосной будут провозить и остановят лошадей ненадолго, ты не цепляйся за сук! И под второй сосной тоже остановятся. И тоже,— говорит,— не цепляйся за сук! А под третьей сосной будут скакать очень быстро. Ты ухватись за сук и виси!"

Охотник добежал до проселочной дороги. Смотрит: скачут тройки с бубенцами. Первая тройка приостановилась возле охотника. Охотник не сел. И вторая тройка приостановилась возле охотника. Не сел. А третья тройка очень быстро стала проезжать мимо охотника. Охотник бросился в сани, еле успел сесть, и они поехали. Подъехали под одну сосну. Приостановили лошадей. Не уцепился за сук. Под второй сосной стали проезжать. Опять приостановили лошадей — охотник не уцепился. А под третьей сосной его стали провозить очень быстро. И охотник ухватился за сук, сани проехали вперед, а охотник повис на суку.

Висел он долго, до,утра. Стал озираться кругом: окна имеются. Смотрит: его жена на полу спит. Спохватился, а оказалось, что находится в своем доме, ухватился за грядки и висит.

Он окликнул жену. "Мои,— говорит,— и добычу всю, и собаку леший съел". Заплакал мужик. Потом он вышел в сарай. Смотрит: в сарае вся его добыча, ружье и собака — все вместе. Все вернул, оказывается, леший.

116. (ВОШЛӦМ ОТСАСЬӦ)

Ӧтчыд вӧрӧ мунӧмны. Керка. Керкаас пырӧмны, а сэні старик пукалӧ. Керкаас пач ломтысьӧ. Ӧдйӧн жар. Эн пӧ сёйӧ-юӧ. А коркӧ найӧ тӧз паныдыс пурт чиплӧмны да сійӧ пуртыс пӧ сэні пызан вылас куйлӧ. Да шуӧ старикыс:

— Тӧв паныдыс пӧ некор эн чипӧ.

Сэсся найӧ бӧр мунасны. Сэсся унаӧн чукӧртчасны да корсясны сійӧ керкасӧ да абу аддзӧмны.

Старикыс сэтчань сюрлӧма, мучитчӧма сэні да предупредитӧма найӧс.

ПРОПАВШИЙ БЕЗ ВЕСТИ ПОМОГАЕТ

Однажды пошли в лес несколько человек. Увидели дом и вошли в него, а там старик сидит. В доме печь топится. Очень жарко. Не ешьте, говорит, не пейте. А они когда-то бросали нож против ветра, и этот нож лежит там около старика на столе.

— Никогда не бросайте ножей против ветра,— предупредил их старик.

Они ушли. А однажды они собрались вместе много человек и стали искать этот дом, но не нашли.

Старик этот когда-то попал к лешим, много мук перенес и поэтому их предупредил.

117. ВОШӦМА

Менам пӧрысь мамлӧн сочыс вӧрӧ вошис да сэсся ручӧн мыччӧдчылӧма. Кутлӧмны сійӧ да важ керкаас игналӧмны. Сэсся ӧшинь кӧсякас розь вӧлӧма да сэті петӧма и пышйӧма. Эз вермыны приручитны. А сійӧс вичкоын колӧма звон улын видзны.

Шуӧны: сёян-юан кӧ на дорын, оз лэдзны сэсся найӧ.

ПОТЕРЯВШАЯСЯ

Сестра моей бабушки по отцу в лесу потерялась и она потом пришла в образе лисы. Ее было поймали и заперли в старом доме. А в оконной раме дырка была, так в эту дырку она выскочила и убежала. Не смогли ее приручить. А надо было ее продержать под церковным колокольным звоном.

Говорят: если поешь-попьешь у них (у леших), то они уже не отпустят тебя.

118. КУК

Ӧдыбса вӧлӧн кайӧ, грузӧн. Сэсся Гӧрд чойысь аддзас кук. Кук аддзас да: "Но, господи, благословит пӧ, лоӧ пӧ тайӧ пуктыны куксӧ. Джиянсалӧн пӧ кукйыд пышйӧма".

Пуктас кук доддьӧ. Вӧв эз понды вермыны кыскыны. Мӧдас Табъя чойӧд чой горув лэччыны да оз жӧ вермы кыскыны, веж быг вӧвлӧн петӧ.

Сэсся дум вылӧ сылы усьӧ: "Тайӧ тай менам не бласлӧвася лои, лоӧ менам молитва лыддьыны заводитны".

Быдсяма молитвасӧ кутас лыддьыны, мый кужӧ. Молитва лыддяс, лыддяс. Сэсся Ростагъя чой горулӧ воас и тупыльччас кукыд доддьысь, уськӧдчас сійӧ.

Ладнӧ пӧ, кужин пӧ пуктыны, кужин пӧ и чӧвтны! Эськӧ пӧ ме тэн кук петкӧдлі!

ТЕЛЕНОК

Однажды житель Нившеры ехал на лошади с грузом. И в местечке Красная Гора увидел теленка. Теленка увидел и думает: "Ну, господи благослови, придется этого теленка положить в сани. У кого-то из деревни Ивановской теленок сбежал".

Положил теленка в сани. Лошадь стала с трудом тащить. Стал он спускаться под гору Тагъя, лошадь совсем не тянет, желтая пена выступила у неё на боках.

И пришло на ум мужику: "Это что-то у меня не по-божески получилось, придется мне начать читать молитвы".

Всякие молитвы стал он читать, все, что умел. Молитвы читал, читал. Потом подъехал к горе Ростагъя, и теленок перекатился, спрыгнул с саней.

— Ладно,— говорит,— сумел положить на сани, сумел и сбросить! А то бы я показал тебе теленка!

119. СЮМӦД БӦЛБАН

Сюмӧдысь вӧчасны бӧлбан, морт кодьӧс. Сэсся коді еретничайтӧ, тшыкӧдчӧ, сійӧс ӧд тӧдӧны, сы кодьӧс вӧчасны. Сійӧ бӧлбанас лыясны и сійӧ еретникыс висьмас. Кытчӧ лыясны, сэт и кутас висьны.

Сьӧлӧмас кӧ лыян — кулӧ. Синмас кӧ — синмыс бердӧ. Кокас кӧ лыян, кокыс висьны кутас, киас кӧ — киыс.

Миян пӧчӧяс вӧлі висьтавлӧны, а миян дырйи эз нин сійӧ вӧвлы.

БЕРЕСТЯНОЙ ИДОЛ

Сделают из бересты идола, наподобие человека. Наподобие того человека, который занимается колдовством, кто порчу на людей насылает, про таких ведь знают. И вот в этого идола выстрелят, и этот колдун заболеет. Куда попадешь в идола, это место и будет болеть у того колдуна. Если в сердце попадет, то колдун умрет. Если в глаз, то ослепнет. Если в ноги выстрелишь — ноги будут болеть, если в руки — руки.

Наши бабушки так рассказывали, а при нас этого всего уже не было.

120. КУВАЛӦН КАВА

Ӧти тьӧтка Шойнатысянь волі Висерӧ войнас кайӧ. Мукӧд лунъясӧ, мукӧд кадӧ сэсся вӧлі некор, уджыс оз лэдз. Мунас, мунас, и Мусюрӧ воас, а сэні эм Гӧрд чой. Ме ачым эськӧ эг аддзыл, нӧ висьталӧны, сэні ю, да юдорса чойыс дзик гӧрд. Сэсся туй кузяыс мунігӧн эм шор, а шӧр гураныс абу и ёна джуджыд. Сэсся поссӧ сэті вуджӧ, а шуйга кивывсяньыс кодкӧ горӧдас:

— Эй, Баля-вӧйӧм шорӧ воан да висьтав, Кувалӧн пӧ Каваыс кулі!

— Ладнӧ,— шуис тьӧткаыс.

Ачыс эськӧ эз и аддзыл некодӧс-а. Сэсся Баля-вӧйӧм шорӧ воис да сувтовкерис. Сійӧ Висерсяньыс матын нин. Сувтовкерис да шуис:

— Гӧрд чойсянь тшӧктісны висьтавны, Кувалӧн пӧ Каваыс кулӧма!

— Но-о!— воча шуасны сідзи.

И тьӧткаыс мунӧ водзӧ. Тайӧ нӧ мый сэтшӧмыс?!

КУВИН КАВА

Одна женщина шла ночью из Сторожевска в Богородск. В другие дни и в другое время ей было некогда, работа не пускала. Шла, шла она и пришла на водораздел Мусюр, а там есть Красная Гора. Я сама не видела, но рассказывают, что там прибрежная круча вся совершенно красная. По дороге есть ручей, и долина этого ручья не глубокая. И вот она стала идти по мосту через ручей, и вдруг кто-то с левой стороны крикнул:

— Эй, когда подойдешь к ручью Баля-вэйэм, скажи, что умер Кувин Кава!.

— Ладно,— ответила женщина.

А сама так никого и не видела. Она подошла к ручью Баля-вэйэм и остановилась. Это уже недалеко от Богородска. Остановилась и сказала:

— С горы Красной велели сказать, что умер Кувин Кава!

А там кто-то откликнулся:

- Ну-у!

И женщина пошла дальше. Вот что это такое?!

121. ВӦР ОЛЫСЬЯС ЙЫЛЫСЬ

Миян батьыс вӧраліс ӧтчыд. И узьмӧдчас. Ноддя вӧчас. Ноддясӧ вӧчӧны — майӧг сатшкасны и вевся смольника пуяс пуктасны, и сэтчӧ би пестӧны. Сійӧ сотчӧ и войбыд кежлӧ тырмӧ. Сэтчӧ чомтор вӧчӧны. Вот пукалӧ сійӧ чом водзас, пузьӧдчӧ, понйыс дінас. И куим морт локтӧны, ыджыд мущинаяс. И пон водзас мунӧ. Сэтшӧм гырысь сьӧд сера пон. Понйыс прӧйдитіс бисӧ, а найӧ мышкӧныс биланьыс бергӧдчисны и шуӧны:

— Василей, тэ висьтав Микӧликалы, мед эсійӧ мортсӧ примитас дінас, а то омӧль лоӧ! Нимӧд бабасӧ, бур морт!

Сэсся мӧдісны, эз и бергӧдчывны, и понйыс накӧд. Мичаника мунісны.

Сэсся батьӧ висьталас Микӧликаыдлы, да батьӧс на и сералас сійӧ.

Микӧликасӧ ме ачым тӧда, дӧвушка сійӧ вӧлі, Анна нима, дзоляник сэтшӧм, пӧрысь старука. Сійӧ вӧлі тӧдысь, кӧлдуння. И сійӧ воласны, видимӧ, сылӧн приятельясыс. Висьтавны воласны.

А сэсся аръя пӧра, гожӧмыс прӧйдитас да, и кулӧ Микӧликаыд. Сэсся и омӧль.

О ЛЕШИХ

Наш отец однажды был на охоте. И заночевал в лесу. Нодыо сделал. Нодью делают обычно так: втыкают два кола, и между ними кладут одно на другое смолистые бревна и под верхним разжигают огонь. Эти бревна горят, и хватает их на всю ночь. Вот сидит он перед шалашиком, варит что-то, и собака его рядом лежит. Вдруг выходят три человека, рослые мужчины. И с ними собака. С такими крупными черно-белыми пятнами. Собака прошла мимо костра, а они остановились, повернувшись спинами к огню, и говорят:

— Василий, ты передай Михайлихе, чтобы она принимала этого человека, а не то плохо ей будет! Сообщи женщине, добрый человек!

И они ушли, даже не обернулись, и их собака с ними. По-хорошему ушли.

Потом отец сообщил об этом Михайлихе, но она его же и на смех подняла.

Я Михайлиху и сама знала, вдовушкой была, Анной звали, такого маленького роста, старушка. Она знахаркой была, колдуньей. И к ней приходили, видимо, ее приятели. Предупредить приходили.

А потом, как лето прошло, осенью и умерла Михайлиха. Вот и плохо.

122. СОМУСТИТЧӦМ

Ӧти торъя, ӧтка керка вӧлӧма кӧнкӧ. Ог тӧд кымын километра сайын ӧтка керка. А зэв лӧсьыда гозъя вӧлӧм олӧны, лӧсялӧны вӧлӧм. А лешӧ найӧ ёна сомусьтитӧма да абу вермӧма.

Сэсся ӧти баба корны сэтчӧ мунӧ. Корны мунӧ да шуас: "Тьӧтка пӧ, тэ тайӧ гозъяӧс он вермы торкны? Ме пӧ эг вермы-а, вай пӧ тэ... Торкны кӧ пӧ верман, руч ку пась пӧ тэн сета".

Тьӧтка мунас да: "Мужикыд тай вӧлі вичко сод дорын кутчысьлӧ нывъяскӧд!" Тьӧтка сэсся олыштас-керас. Сыкӧд сёрнитігӧн баба кутас нервничайтны и няньыд сотчас. Мужик локтігкежӧ воча мунны кутас туй вылӧ: "Бабаыд тай вӧлі друг видзӧ да другъяскӧд куйлӧ вӧлі да, няньыс сотчис".

Сэсся воас мужикыс да налӧн лӧг да зык да шум лоӧ. Сэсся тоясьны заводитасны да ог тӧд вот коднысӧ сэсся, мужиксӧ, бабасӧ, и виясны, пуртӧн тойыштасны.

Сзсся и дявӧлыд и коркӧ сылы, тьӧткаыдлы, корысьыдлы, шыбитас: "На пӧ пасьыд, тэ пӧ меысь вылын лоин, ме пӧ эг вермы, а тэ пӧ вермин сомусьтитны, тэ пӧ меысь нин вылын лоин!"— дявӧлыд шуас, лешӧыд шуас.

Сэтшӧм гозъя волі лӧсьыда, и сэтшӧм бура олӧны волі и сэсся висясны. Вот ӧд кылыд лӧг и шум вӧчӧ.

ОБОЛГАНИЕ

Был где-то отдельный, одиночный дом. Не знаю, в скольких километрах от жилья был этот одиночный дом. Там жила чета очень хорошо, очень ладили меж собой. А леший было пытался оболгать и рассорить их, но не смог.

Однажды одна женщина шла туда просить подаяние. И сказал ей леший: "Тетка, не сможешь ли ты нарушить жизнь супругов? Я так не смог, попробуй ты. Если сумеешь их поссорить, подарю тебе шубу на лисьем меху".

Женщина пошла и сказала: "Твой муж около церкви на крыльце обнимался с девушками". Потом эта женщина побыла немного в этом доме. И пока хозяйка с ней разговаривала да нервничала из-за этого известия, у нее в печи хлеб сгорел. Когда ее муж должен был возвращаться из церкви, женщина пошла ему навстречу и сказала: "Твоя жена сожгла хлеб, так как в это время спала с любовником".

Муж пришел — и у них начались вражда, споры, шум. Однажды они стали искать друг у друга в голове и то ли муж жену, то ли жена мужа ножом пырнула.

Потом дьявол той тетке, что побиралась, кинул со словами: "На свою шубу, ты теперь даже меня выше стала, я не смог, а ты смогла нарушить согласие и мир между ними, ты теперь стала меня выше!"

Такая пара была, так хорошо и согласно жили, но вот убили один другого. Вот как ложное слово вражду и шум делает.

123. (ПУСТЫНЬЫН ОЛЫСЬ ДА ВӦРАЛЫСЬ)

Важӧн суис-выліс тун пи. Зэв голь. Сійӧ омӧлик пищаль и пон босьтіс и петіс вӧрӧ кыйсьыны. Зэв уна ур и сьӧла кыйис. Сёрмис. Пемыд лои. Конда пӧрӧдіс и ноддя сияліс, би пестіс. Ноддя дорын узис. Прӧмыссӧ, ур-сьӧласӧ лыддис: кыксё чӧлкӧвӧй дон.

Мӧд лун петіс бара вӧрӧ и кыйсис лунтыр. И бара сёрмис. Зэв ёна зэрӧ и слӧтитӧ. Пемыд лои. Кисьыс-коксьыс уси, сэтшӧма мудзис. Сылы сюри туй. Кымыньӧн кутіс кыссьыны. И видзӧдӧ тун пи: би тыдыштӧ пуяс костӧд. Сэтчӧ би дінӧ кыссис и сэтӧні келля. Сэні келляын пустынник олӧ. Пустынниклы кутіс ӧшинь пырыс чуксасьны: "Бур мортӧ, лэдз жӧ узьны! Кула,— шуӧ,— сэтшӧма кынма, кӧтаси да".

Пустынник и шуас: "Тэнӧ ме татчӧ ог лэдз! Комын во,— шуӧ,— кевмыси, пежавны ме ог лэдз! Кытчӧкӧ,— шуӧ,— кыссьышт, мед менам келля дінӧ он кув!"

Тун ни бара кутіс кыссьыны пуяс костӧд. Видзӧдӧ: би тыдыштӧ неылын. Би дорӧдз муніс тун пи. Би зэв гажаа ломтысьӧ. Би бокын старик куйлӧ. Старик пуис рок тун пилы, зэв бура выяліс и вердіс тун пиӧс. Сійӧ и косьтысис би дорын зэв бура. И узисны.

Аски чеччисны узянінысь. И старик шуӧ: "Вай,— шуӧ,— ӧбӧдайтам!"

Найӧ ӧбӧдайтісны, и тун пи шуӧ: "Кытчӧ и мунны нин?" И старик шуас: "Кыті тӧрыт локтін татчӧ, сійӧ туйӧд тшӧтш мунам!"

Найӧ мӧдӧдчисны мунны. Сажень дас вит мунісны, пустынниклӧн келляыс абу. Тун пи видзӧдӧ: толькӧ келля местаын ва бергалӧ. И тун пилӧн шапкаыс келля местаын ва вылас толькӧ бергалӧ, кор рытнас сэки чуксасис, усьлӧма сылӧн шапкаыс.

Старик и шуас: "Тӧдан-ӧ тайӧ мый делӧыс лои?"—"Ме,— шуӧ,— мый тайӧ лои, ог тӧд".—"Тайӧ лоӧ: тӧрыт тэ чуксасин узьны милосерднӧя ен кузя, зэв сьӧлӧмсьыд чуксасин. Тэ зэв нужнӧй вӧлін. Тайӧ тэнад кылыд небесаӧдз кыліс. Менӧ ен ыстіс тэнӧ шонтыны. Вот,— шуӧ,— пустынникыд тэнӧ эз лэдз узьныыд, тэнӧ эз спасит, и му пырыс келлянас сійӧ ачыс адӧ вӧи".

Тун пи гортас муніс. Микӧла-угодник небесаӧ каис...

ПУСТЫННИК И ОХОТНИК

Давным давно жил один сын знахаря. Был он очень бедным. Он взял однажды плохонькое ружье и собаку и пошел в лес на охоту. Он добыл очень много белок и рябчиков. И припозднился. Стало темно. Он свалил сухостойную сосну, приготовил нодью и зажег костер. Около костра переночевал. Промысел свой, белок-рябчиков пересчитал: на сумму двести рублей.

На следующий день пошел по лесу и охотился весь день. И опять припозднился. Пошел сильный дождь со снегом. Потемнело кругом. Он сильно устал, руки-ноги уже отваливаются. Он наткнулся на какую-то тропу и ползком стал пробираться по ней. Смотрит сын знахаря: между деревьев огонек виднеется. Пополз на огонек, а там келья стоит. В этой келье жил пустынник. К пустыннику стал через окно проситься: "Добрый человек, пусти ночевать! Умираю,— говорит,— так замерзаю из-за того, что вымок".

Пустынник ответил: "Тебя я сюда не пущу! Тридцать лет,— говорит,— я молился, не дозволю осквернения моей кельи! Отползи куда-нибудь подальше, не возле моей кельи помирай!"

И сын знахаря опять пополз меж деревьев. Смотрит: огонек виднеется неподалеку. До огня добирался сын знахаря. Огонь горит очень бойко. Около огня старик лежит. Старик для сына знахаря сварил кашу, хорошенько заправил ее маслом и накормил сына знахаря. Он хорошенько оӧсушился у огня. И они переночевали.

Назавтра встали они. И старик сказал: "Давай,— говорит,— отобедаем!"

Они пообедали, и сын знахаря спросил: "Куда ж мне пойти?" И старик ответил: "Той дорогой, которой ты вчера пришел сюда, этой дорогой вместе пойдем!"

Они двинулись в путь. Прошли саженей пятнадцать, кельи пустынника нет на месте. Смотрит сын знахаря: на месте кельи только вода крутится. На воде в воронке плавает шапка сына знахаря, оказывается, она упала вчера в то время, когда он на ночлег просился.

Старик и говорит: "Знаешь ли ты, в чем тут дело?" — "Я,— говорит,— не знаю, что случилось".— "А это будет вот что: вчера ты очень душевно, очень сердечно просился на ночлег. Ты был в большой беде. И твоя мольба дошла до неба. Меня бог послал обогреть тебя. Вот,— говорит старик,— пустынник тебя не впустил, не спас тебя, и он сам со своей кельей провалился сквозь землю в ад".

Сын знахаря пошел домой. А Микола-угодник — на небо...

124. ПАЛИЧӦН КЫСКЫСЬӦМ

Важӧн Емва вылын дедъяслӧн вӧр керкаас специальнӧй мыр кольӧны волі. Юралӧны мыръясӧ и весь. Важ керкаясас и ӧні на позьӧ аддзыны. А ӧбӧсас специальнӧ жӧ розь керӧны, мед сэті сэсся гез позьӧ вӧлі сюйны. А вӧр керкаад пыригӧн колӧ век вӧзйысьны: "Избушка-матушка, лэдз менӧ узьны да шонтысьны!"

Сэсся ӧти кодкӧ тай узьмӧдчас вӧр керкаас да вой шӧр кад воас да лёкыс локтас да горзӧ дымник пырыс:

— Кушпель, вай паличӧн кыскасям!

VӧrsaPera
ВӧрсаПера

Панно "Пера Богатырь и Леший Вӧрса".  Автор Сахамес К.О.
Выставка "Мастер года", Сыктывкар, 2008.  Паличӧн кыскасьӧм

Сэсся гезсӧ шыркнитас мыръя помас, а мӧд помсӧ розь пырыс мыччас паличнас лёкыслы и кутчасны кыскысьны. А, мыръяыс ӧд вынаджык жӧ мортсьыд, сэсся и бара горӧдас:

— О, кушпель, тэ тай вына вӧлӧмыд! И мунӧ.

ПЕРЕТЯГИВАНИЕ НА ПАЛКЕ

Раньше на Выми наши деды, строя охотничьи избушки, внутри специально оставляли пень. И даже вершину пня стесывали в форме человеческой головы. В старых охотничьих избушках и теперь еще можно увидеть эти пни. А в двери специально тоже делали отверстие, чтобы веревка в него пролезала. А заходя в избушку, надо было всегда проситься: "Избушка-матушка, пусти меня переночевать да погреться!"

Однажды кто-то из охотников заночевал в избушке. В полночь пришел злой дух и крикнул через дымоволок:

— Эй голоухий, давай перетягиваться на палке!

Охотник накинул петлю на пень, а другой конец веревки с привязанной к ней палкой протолкнул через отверстие в двери, и злой дух стал тянуть.

Ну, а пень, конечно, сильнее человека, злой дух тянул на себя палку, тянул и снова крикнул:

— О, голоухий, ты, оказывается, силен! И ушел.

125. ВЕЖӦМАЯС ЙЫЛЫСЬ

Ме сійӧ ачым аддзылі, вежӧмасӧ. Морт кодь жӧ быттьӧ видзӧднысӧ, а абу мича. Абу и сувтлӧма кок йылӧ и нинӧм. Авгӧ толькӧ, гораа, быдӧн косявлӧ асьсӧ. Мыйла но, мися, тадзи сійӧ олӧ, да тайӧ пӧ оз мӧд сёрнитны.

Сэсся сизим арӧс нин, а век на сэтшӧм, да пеж вӧр улӧ водтӧдасны да ворсӧ этадз кераласны. Сэсся кувлӧма. А керавны пӧ кутан да тӧвзьысяс, да тӧвзьысяс, да горӧдасны: "Ещӧ!"

— Сэсся пӧ миян законӧн шань!

А ещӧ кӧ керыштан, оз и кув.

Мӧд бара вӧлі вежӧма, висьталӧны. Сійӧ Висерсянь волывлӧ волі. Короны вӧлі ветлӧны батьыскӧд. Сійӧ важӧн нин. Миян ыджыд мамӧ висьтавлывліс. Ыджыд мамӧяс на томиникӧсь вӧлӧмаӧсь. Локтасны пӧ корны вӧлі миянӧ да паччӧрӧ пӧ кутас каины да бырк-этадз пӧ керас да паччӧр вылӧ сярс водас волі. Ӧдйӧ кайӧ. Ружӧктас пӧ — и паччӧрын. Зэв пӧ мисьтӧм. Зэв пӧ кузь юра, ёсь юра пӧ волі. Чужӧмыс зэв пӧ мисьтӧм волі. А кисӧ пӧ ӧшӧдӧмӧн вӧлі ветлӧдлӧ век. Сойясыс пӧ кузь и.

А сэсся олӧмсӧ ог тӧд, толькӧ волӧмсӧ и висьтавлӧны волі. А волігас прамӧй нин ыджыд вӧлӧма сійӧ.

Кагасӧ вежӧны пӧ сэк, кор сійӧ пиньтӧм на. Пывсянас оз пӧ позь кольны пиньтӧм кагаӧс, оз позь эновтны ӧтнассӧ, пиня кӧ, позьӧ. Сэк пӧ и вежӧны. Миян пӧрысь йӧз вӧлі шуӧны, пиньтӧм кӧ кагаыд, кӧть кӧджӧдзыд кутан петны, да оз пӧ ков петны кыкнан кокнад, ӧти кокыд пӧ мед пывсян пытшкас, кӧсъян кӧ мыйкӧ босьтны. Сэк пӧ вермасны вежны.

Важӧнтӧ ӧд ставыс ӧтка пывсян волі. Ӧні каръясад олан да общӧй пывcян, сэн ӧд абу пустӧ некор. А кӧть и ӧтка пывсян да ӧні сэтшӧмыс озджык овлы.

О ПОДМЕНЕННЫХ

Я этого подмененного сама видела. На вид тоже как человек, только очень уж не красив. Так и не вставал на свои ноги. Только вопил все время, громко, аж сам себя на части разрывает. Я спрашивала, чего он так себя ведет, так ответили, что он не хочет с людьми разговаривать.

Ему уже было семь лет, а он все еще был таким, и его под поганое корыто положили и вот так вот накрест топором по корыту стукнули. И он скончался. А, говорят, когда стукнешь топором, поднимается, поднимается ветер и крикнут: "Рубани ещё!"

— По нашим законам,— отвечают,— достаточно!

А если еще раз рубанешь, то и не умрет.

И второй подмененный, рассказывали, был. Он из Богородска, бывало, приходил сюда. С отцом ходили, милостыню собирали. Эта было уже давно. Наша бабушка рассказывала. Тогда еще и бабушки наши молоденькими были. Придут они, бывало, и, когда он на ночь на печку станет лезть, только бырк — и уже на печи, лег плашмя. Быстро взбирался. Только крякнет — и уже там.

А сам некрасивый. Голова длинная, остроконечная. Лицо некрасивое. А руки, когда ходил, вечно опущены. Руки длинные тоже.

Про его жизнь я не знаю. Только то, как он к нам приходил рассказывали. А когда к нам приходил, он был уже порядочно взрослым.

Ребенка, говорят, обменивают еще тогда, когда он беззубый. Беззубого ребенка нельзя забывать, нельзя оставлять одного в бане, если уже с зубами, то можно. Именно в это время их обменивают. Старые люди у нас предупреждали всегда, если твой ребенок еще не имеет зубов, то даже выходя в предбанник за чем-нибудь, нельзя выходить из бани обеими ногами, одна нога чтоб всегда была внутри. Именно в это время могут обменить.

Прежде ведь все бани были частными. Теперь в городах все общие бани и они никогда не пустуют. А хоть и в частных банях, да такого теперь уже почти не бывает, чтоб обменивали.

126. ЧЕРИ БӦЖА НЫВ

Миян Джиянын ӧзыныс Кывтыд шӧр дорын. Сэні ыджыд джум эм. И йӧзыс шуӧны, мый важӧн сэні югыд тӧлыся войӧ, кор тӧлысьыс дзонь да войыс сэзь, петавлывлӧ мича ныв, русӧй кузь юрсиа. Кывтыд шӧр вомас пуксяс и сынасьӧ. А коксӧ оз лэпты. Кокыс сылӧн чери бӧр кодь. Сынасьӧ, а ачыс мичаа сьылӧ, сідз небыдика, муртса-муртса кылыштӧ.

Коркӧ ӧтчыд том морт сэтчӧ лэччӧма ва дорас, ог нин тӧд, мый могӧн сійӧ лэччӧма, а аддзылӧма. Мунны кутас сэтчань, оз на бура видзӧдлы, а ваыс тшупӧдӧн моз усьӧ да, лабич кодь артмӧ, и сэні пукалӧ, и бӧжыс тыдалӧ ва пырыс — чери бӧр.

Сійӧ местаыс страшнӧй да старайтчӧны не лэччыны сэтчӧ войяснас, оз кӧ кутшӧмкӧ ыджыд мог су. Но, гашкӧ, мыйкӧ мӧдлапӧлас колин ли мый ли да, сэки толькӧ лэччылӧны. Абу кӧ быть лэччыны, шукӧб сэтчӧ локнысӧ да оз ветлыны.

 Русалки. Шоу программа танец русалок на конкурсе красоты Райда. Сыктывкар, декабрь 2008. 

Том мортыс аддзылӧма и сьылӧмсӧ кылӧма. Окота пӧ сьылӧмсӧ кывзыны. Сэсся аддзылӧмаӧсь пӧ, мӧдысь на лэччылӧма том мортыс. Том мортыс быттьӧ сэсся йӧймис ли мый ли, бура ог и тӧд.

ДЕВУШКА С РЫБЬИМ ХВОСТОМ

У нас в д.Ивановской пристань для лодок находится около ручья Кывтыд. Там есть большой омут. И люди рассказывают, что там в старину в светлые лунные ночи, когда луна полная и ночь ясная, часто выходила красивая девушка, с длинными русыми волосами. В устье ручья Кывтыд сядет и причесывается. А ног из воды не поднимает. Ноги у нее как рыбий хвост. Причесывается, а сама при этом красиво поет, так мягко, чуть-чуть слышно.

Однажды как-то туда сошел вниз к воде один молодой человек, уж и не знаю, с какой целью он туда пошел, но видел ее. Стал к этому месту приближаться и еще и не вглядывается, а там сидит она (там вода течет уступами и образует нечто вроде скамеек), и хвост ее виден сквозь воду, как у рыбы.

Это место страшное, и стараются по ночам туда не ходить, кроме как по какой-либо большой необходимости. Ну, скажем, оставил что-нибудь на другой стороне реки, только лишь в этом случае идут. А если нет большой необходимости, не ходят, так как жутко туда ходить.

Молодой человек ее увидел, услышал ее пение. И ему захотелось еще раз услышать это пение. Потом, рассказывают, видели, что молодой человек еще раз ходил туда. Потом якобы молодой человек этот с ума сошел, хорошо-то не знаю, так ли.

127. ВА ОЛЫСЬЯСЛӦН МӦС

Мам, поконча, вӧлі висьтавлӧ меным.

Слудка кулигаысь пӧ водз асывнас вӧлі кая, Слизов ты йылын, видзӧда: нюрӧдыс мӧс табун ветлӧ. А пастукыс узьӧ. Видзӧда: следыс абу, мӧсъясыс лысва оз пыркӧдны. Думышті: "Тайӧ ва олысьяслӧн мӧсъясыс". Пернаӧс пӧрччи да юкӧс дорам кӧрталі. Сэсся матӧдчи мӧс дорас да кӧрталі. Сэк и пастукыс садьмис да горзыны мӧдіс. Мӧс табуныс пырис тыӧ. А менам мӧскыс, пернаалі нин да, эз вермы мырддьынысӧ.

Сэсся сы бӧрын куим вой волісны мӧслаыд. Ӧшинь улӧ сувтасны да шуӧны: "Раб, вай мӧссӧ!"

Коймӧд войнас ме ордӧ старука волас да ӧткажитас налы. Сы бӧрын сэсся эз нин волыны.

Иӧла мӧс вӧлі, нӧ рӧдтӧ эз сет. Пыр бычӧ волі вайӧ.

КОРОВА ВОДЯНЫХ

Мать, покойница, рассказывала мне.

Иду, говорит, от Слудкинской заводи рано утром, в конце Слизовского озера, и вижу: на заболоченном побережье озера ходит стадо коров. А пастух спит. Вижу: следов нет, коровы росу не стряхивают. Подумала: "Это коровы водяных". Сняла нательный крест и подвязала к поясу. Потом подошла к одной корове и накинула на нее. Тут и пастух проснулся и стал кричать. Стадо коров погрузилось в озеро. А моя корова нет, так как я успела нацепить нательный крест на нее, пастух не смог ее у меня отнять.

Так после этого три ночи подряд приходили за коровой. Встанут под окном и говорят: "Раб, верни корову!"

На третью ночь ко мне приходила одна старушка и отказала им. После этого уже не приходили более.

Удойливая корова была, но свою породу не продолжила. Все время бычками телилась.

128. ВА ОЛЫСЬЯСЛӦН ВӦВЪЯС

Батьӧкӧд лэччам волі вичкоӧ. Аддзам: Лывина ты дорас сьӧд сера, гӧрд сера вӧвъяс йирсьӧны. Матӧдчим да, бать, покойник, шуӧ: "Вай пӧ кутам ӧтиӧс!" Сэсся горӧптіс да, став табуныс воши, тыас пырис.

ЛОШАДИ ВОДЯНЫХ

Однажды мы,с отцом отправились в церковь. Видим: около озера Лывина пасутся черно-белые, красно-белые лошади. Как подошли поближе, отец покойник и говорит: "Давай, поймаем одну!" Но так он громко крикнул, что весь табун тут же исчез, в озеро погрузился.

129. МЕЛЬНИЧА КУТЫСЬ

Миян мельничаыс водзын кулацкӧй волі. А мельникыс наёмнӧй вӧлі, вузасьӧ. Сідзисӧ мельникыслы колӧ мыйӧнкӧ мынтысьны, а сійӧ йӧзӧн мынтысьӧ, то вӧвъясӧн мынтысьӧ. Пруд кутысьясыс эмӧсь да, он кӧ мынтысь, мельничаыс оз мун. Ӧтчыд мельничаыс сувтас да мельникыс мунас сэтчӧ. А видзӧдӧ да мичаник морт лопастьяс вылас пӧ пукалӧ, ыджыд ён морт.

— Лэдзам пӧ, мынтысян кӧ, важӧн тай нин эн мынтысьлы. Вай татчӧ винатӧ!

Но, сэсся мужикъяслӧн винаторъясыд эмӧсь да:

— Без ӧчереди пӧ изӧда, коді сетас!..

Оз сетны. А сэсся вартӧдас карӧдзыс. Мельничаыс сулалас лун джынсӧ, сійӧ вина корсяс. Четверть вина сэсся пуктас и сэсся мельничаыс жургыны мӧдас. Сэтчӧ пукалысьыслы сетас киас.

Сійӧ ещӧ войнаӧдзыс на вӧлі, двадцать восьмом году... Вот, ёна батьӧ висьталіс, кутшӧм ва олысьыс. Сэтшӧм здоровӧй мужчина пӧ пукалӧ, костюм быттьӧ пасьталӧм. Настоящӧй морт и эм.

* * *

А тайӧ война дырйиыс волі. Помечӧ лэччылісны. Дядь асланым да, менам племенича да сылӧн ичинь волас, поконча. Сэсся рытнас кӧнчитасны помечсӧ да пемыднас оз каины, пять километров Слизовоӧдзыс муннысӧ да. Сэсся асывнас чеччасны и давай асывнас каины.

— Мамыд пӧ виччысьӧ, ӧддьӧн каямӧ!— нывкаыслы ичиньыс шуӧ.

А миян нывкаыс, тушаыс ён, ыджыд воліс. Тайӧ Валясьыс кузьджык волі. Дас нёль арӧса волі. Да сэсянь пуксясны пыжъяд и сійӧ пыжнад вуджны мӧдасны. Юсӧ вуджны мӧдасны мельнича велдортіыс, Слудка мельнича велдортіыс метров десять. Сідзик пыр вуджаллісны. Сійӧ женщинасӧ мельникыс вузалӧма мельнича кутысьяслы. И вот сійӧ нӧбалас и кымас сэтчӧ найӧс. И нывкаыс миян шуӧ: "Меным пӧ ваыс вомӧ оз лок, ни синмӧ, некытчӧ пӧ оз лок. Толькӧ пӧ дедӧыс сэн пукалӧ прудын-а. Тадзи пӧ пуксьӧма спинанас, ыджыд дедӧ пӧ пукалӧ, тошкыс пӧ паськыд. Пукалӧ, дедӧ пӧ пукалӧ да шуӧ: "Тэд пӧ, кукла" татӧн не оланін ещӧ, мун пӧ давай, мамыд пӧ ёна виччысьӧ гортад". Менӧ пӧ тадзи сійӧ ки пыдӧснас босьтіс да толькӧ лэптӧптіс да и ме пӧ тай вевдорас лои, и пыжйыс пӧ дінам, как пӧ кодкӧ вайис".

А мӧдыс эстӧн велдорын тадзи плавайтӧ да кутісны да, лолыс абу нин да. А бутьтӧ горзӧ. Тадзи вед вомсӧ ыджыда восьтӧма: "А-а-а!"—горзӧ. Горзӧ, вовсю горзӧ и ставыс. А вомыс восьса, а чӧртъяс, видимӧ, горзӧны, сійӧ как будто горзӧ. А сійӧ нин турдӧм, кынмӧма нин сэтчӧ. Абу нин ловъя.

ОСТАНАВЛИВАЮЩИЙ МЕЛЬНИЦУ

Наша мельница раньше принадлежала кулаку. А мельник наемным был. И этот мельник продажей занимался. Мельнику полагалось чем-то откупаться, а он откупался то людьми, то лошадьми. Потому что там есть хозяева пруда и если им не будешь платить, мельница остановится. Однажды эта мельница остановилась, и мельник пошел туда. Посмотрел, а на лопастях мельничного колеса как настоящий человек сидит, высокий крепкий человек.

— Пустим,— говорит,— мельницу, если расплатишься, давно уже не платил ничего. Давай,— говорит,— вино сюда!

Ну, у мужиков вино-то есть, и мельник говорит им:

— Кто даст вино, того без очереди пущу молоть зерно!..

Не дали. И мельник поскакал до города. Мельница простояла полдня, он нашел вино. И четверть вина поставил им, и после этого мельница загудела. Тому, сидящему, в руки дал.

Это случилось еще до войны, в двадцать восьмом году... Вот это часто отец рассказывал, какой он, водяной. Такой здоровый мужчина, в костюме будто бы. Настоящий человек и есть.

А вот это случилось во время войны. Ходили к дяде на помочи моя племянница, а также ее тетка, покойница. Ну и они вечером завершили помочи, но вечером не пошли домой, пять километров пути до Слизово. Вот они проснулись утром и собрались идти с утра.

— Мать ждет, пойдем быстрее!— девочке эта тетка говорит.

А у нас эта девочка рослая была, телом крепкая, большого роста была. Вот Вали выше была. Четырнадцать лет ей было. И вот они сели на лодку около мельницы и стали переезжать на лодке. Речку стали переезжать выше Слудской мельницы метров на десять. Так всегда все переезжали. Эту женщину мельник продал мельницу останавливающим. И вот они стали переезжать — подхватило и перевернуло их там. И девочка наша после рассказывала:

— Мне вода и в рот не идет и в глаза, и вообще никуда не попадает. Только дед какой-то сидит в пруду. Вот так спиной сел, большой дед сидит, борода такая широкая. Сидит дед и говорит: "Тебе, кукла, нет еще жилья здесь, давай иди, мать тебя заждалась дома". Меня он так ладошкой только кверху подтолкнул и я очутилась на поверхности, и лодка наша рядом, словно кто-то подвел.

А другая там на поверхности воды плавала и, когда поймали, то уже безжизненной была. А вроде как кричит. Рот вот так широко раскрыла и: "А-а-а!"—кричит. Кричит, вовсю кричит и все. А рот открыт, но, видимо, черти кричат, это, чтобы казалось, что она кричит. А на самом деле она уже окоченела, застыла уже там. Уже не жива.

130. "ПӦЖАСИМ ПӦ ПӦРЪЯСИМ"

Кор мельничасӧ кылӧдӧма тулыснас визув ваыс, а тулыснас вӧлӧм йоктӧны сэні мельничаас. Ме ӧд эг тӧдлы, ни ог тӧд, йӧзыслысь висыалӧмсӧ тӧлькӧ.

"Пӧжасим пӧ поръясим,

Тэськасим пӧ чегъясим!"

Сэсся шков-шков йӧктыштасны. Сійӧ пӧ век ӧтикӧс сьылӧны.

Сэсся кодкӧ пӧ локтӧ сэті. Кылӧма. Матысмас — гӧлӧс ланьтас. Воас, а томана.

А тулыснас сэсся мельничасӧ и кылӧдӧма.

"ЗАНИМАЛИСЬ ВЫПЕЧКОЙ — ОБМАНЫВАЛИ"

Когда весной быстрым течением унесло нашу мельницу, перед этим весной же там будто бы все время плясали. Я ведь сама не слышала и не знаю, только со слов людей.

"Занимались выпечкой — обманывали, Производили толокно — ломались!"— пели.

После этого опять немного попляшут, только слышно: бух-бух. Все время только одно это и пели.

Как-то шел один мимо мельницы. Он услышал. Приблизился — голос стих. Подошел он, а дверь мельницы на замке.

Вот той весной и снесло мельницу.

131. ПЕРМАКЪЯСӦ КОРНЫ

Коркӧ ми ветлім Пермакӧ. Пермаксӧ кывлін? Но вот. Ми Пермакӧ ветлім корны. Батьӧ миян омӧлик вӧлі да заводъясад оз вермы вӧлі ветлыныд, а ми вӧлім сизим чоя-вока. Миянӧс корны нуис сійӧ, кынӧм вердны. Пермакад ӧтик тьӧткаӧ вӧзйысим узьны, а сійӧ пывсян ломтӧ. Батьӧ вӧзйысис: тайӧ нывъяссӧ пӧ кӧть пывсьӧд.— Кӧть пӧ ачыд на пывсян, толькӧ пӧ ӧтнад эн пывсьы-а, миян пӧ гажтӧм пывсяныс,— кӧзяйкаыс шуӧ.

Ми куим ныв вӧлім да кӧзяйкакӧд лэччим пывсянад. Неылын и пывсяныс. Сэсся кылам: толькӧ шлочкӧны-пывсьӧны. А ме сёрнитігад — дзолясянь ме сёрниа вӧвлі, ӧні юрӧ висьӧ да то нӧ гӧлӧсӧ кутшӧм-а, менам зэв востер гӧлӧсӧй вӧвлі,— пывсян тырыд нин, меся, пывсьысьяс-а, пывсьыны на нуӧдін, мед, меся, пывсисны да вӧлись. Эн пӧ повзьӧй. Эн пӧ повзьӧй, пернапас пӧ чӧвтӧй да сідз пырӧй. Кӧзяйкаыд шуис. А мыйнӧ эськӧ, меся, сэсся кажитчӧ али каститчӧ тайӧ пывсянад?..

Восьтім пывсян — некод абу. И кос пывсян парыс, ва абу вӧрзьӧдӧма нинӧм. Ме пӧ ӧтнам сійӧн и ог лэччывлы, каститчӧ пӧ да... А ті пӧ вот он полӧй да пыринныд-а. А миян, меся, яй лудӧ да пывсьытӧг ог олӧй. Ме ӧд зэв збой вӧвлі, а мукӧд нывъясыс озджык варовитны.

Вот, сэсся пывсим зэв лӧсьыда. А кӧзяйкаыс пыраліс миян дінті, миян пыриг пывсьыштіс и водзвылын и петіс. Полӧ кӧзяйка, чудь моз полӧ. Сэсся петім да: ті пӧ тай ньӧти он полӧ некодысь, ме пӧ вот пывсьӧны кӧ, сэсся ог пыр. А каститчӧ пӧ миян, пывсянас пӧ некод оз и волы миян пывсьыныс. Меся, вештӧй пывсянныдтӧ, сійӧ бубыля туй вылын, сійӧн и каститчӧ тэныд. Меся, мед бура, бурджык местаӧ вӧчин.

В КРАЙ ПЕРМЯКОВ ЗА МИЛОСТЫНЕЙ

Однажды мы ходили в Край пермяков. Про пермяков слышал? Ну вот. Ходили мы к пермякам просить милостыню. Отец наш был болезненным и на заводы не мог ходить, а нас было семеро сестер и братьев. И вот он повел нас с собой просить милостыню, животы кормить. И вот там мы попросились на ночлег к одной тетке, а она как раз баню топила. Отец напросился: позволь, дескать, попариться, хотя бы этим девушкам.

Хозяйка ответила:

— Хоть и сам парься, только не в одиночку, так как баня наша невеселая,— говорит хозяйка.

Нас было три сестры, и мы с хозяйкой пошли в баню. Недалеко и находится баня эта. Подходим и слышим: вовсю хлещут-парятся. А я в то время разговорчивая была — с детства я была разговорчивой, теперь вот все время голова болит и то еще какой голос, а тогда язык у меня острый был,— говорю, полная баня уже у тебя, а ты нас париться ведешь, пусть бы уж, говорю, сначала они попарились, а мы уж потом. Не пугайтесь, говорит. Не пугайтесь, говорит, перекреститесь сначала, потом и входите. Хозяйка говорит. А чего бы это могло значить, говорю, мерещится в этой бане, или чудится?..

Открыли баню — никого нет. И пар в бане сухой, вода не тронута нисколько. Я, говорит, одна и не хожу сюда из-за того, что чудится. А вы вот, говорит, не боитесь, и вошли вот. А у нас, говорю, все тело зудит, и нам никак без бани. Я ведь очень бойкая была тогда, а другие сестры реже вступали в разговор.

И вот мы очень хорошо попарились. А хозяйка при нас, пока мы там были, попарилась и вышла перед нами. Боится она, хозяйка, как чудь же боязлива. Потом, когда вышли, она говорит: вы, оказывается, нисколько никого не боитесь, а я, если так парятся, то не захожу уж больше. Чудится, говорит, у нас, к нам в баню париться никто и не ходит. Говорю, передвиньте свою баню, она находится на тропе бубыли, поэтому и чудится тебе. Говорю, надо было на лучшее место поставить баню.

132. (ГУРЕНЬКА ЙЫЛЫСЬ)

Гуренькаыс пывсянын выим. Уна пывсьысь бӧрын кӧ мунан, сэк вермӧны кутны да чуйдны. А ме эськӧ ачым эг сэтшӧмсӧ казявлы-а. Важӧн ми дзоляӧсь на вӧлім, ӧтик старик миян Кипиевоысь, Милограмӧн шулісны. Пывсялӧмаӧсь бабаяс, а сійӧ бӧрын мунӧма. Сэсся дыр абу воӧма да мунӧмаӧсь-а, пывсян пелесас пӧлки вылас чукырччӧма. Босьтӧмаӧсь-а, яйыс ставыс лӧз да виж. А сэсся кулӧма...

Важӧн, бара ме кывлі, ӧтік баба рӧд вӧлі, кӧр дорын ай-мамыскӧд ветліс, а татӧн пукалісны сэсся пӧрысьмӧм бӧраныс. Пывсьӧм бӧрын мунӧма корӧсьла, а бӧрдӧм кылӧ. Ӧбӧссӧ восьтас, а вурсьӧ, лабичын пукалӧ баба рӧд, гӧрд соса, гӧрд паськӧма, вурсьӧ зэв ыджда, емнас. А челядьыс бӧрдӧ да висьталӧ:

— Мый нӧ, чӧл овлы,— висьталӧ,— тайӧ гӧстя воис да сійӧс колӧ кутны.

А сэсся сійӧ повзяс да ӧбӧсӧдыс пышйыны кутас да и усьӧ сайдтӧг.

Сэсся босьтасны да нуӧдасны мам-айыс. А отторӧ кутас кажитчыны, горзыны:

— Ой-ёй,— шуас,— локтӧ, бара босьны мӧдӧ. Пырӧ тай, пырӧ, пырис тай!

О БАННИКЕ

В банях живут гуреньки. Если пойдешь туда после того, как попарились уже многие, тогда они могут поймать и испугать человека. Сама-то я такого не замечала. Раньше, мы были еще детьми, рассказывали про одного старика из нашего Кипиево, звали его Милограмом. Попарились сначала женщины, а он после них пошел. И вот нет его долго, и пошли за ним, а он в углу на полках скрючился. Взяли его, а тело все в синих и желтых пятнах. Умер он...

В старину же, я слышала, .была одна девушка, родители были оленеводами, с ними ездила в тундру, а как родители постарели, здесь стали жить. После того, как все попарились, она пошла в баню за веником и слышит плач. Открыла дверь, а на лавке сидит женщина и что-то шьет, в красной женской рубашке, одежда вся красная, очень бойко шьет, иголкой. А ребенок плачет, и она говорит:

— Ну-ка, перестань,— говорит она,— вот гостья пришла и надо ее поймать.

Девушка испугалась, побежала и упала без сознания. Подняли ее родители и повели домой. А ей с тех пор все время стало чудиться, и все время стала кричать:

— Ой-ёй, говорит, вот идет, опять хочет меня схватить. Вот заходит, заходит, зашла уже!..

133. ШУПӦДЧӦМ

А менам коркӧ кӧзяин пыр шупӧдчис. Важӧн рынышын снӧпъястӧ сюясны, колхозад нин олігӧн, да сійӧ сэсся косьтӧны снӧпъястӧ, шупӧдчӧны. Сійӧ шупӧдчис миян пыр. Да муніс рытнас, да сяттьӧ вӧлі сэсся да мыйкӧ Макар базаруйтімӧ гортын. Ещӧ Печищеын олім. Муна пӧ рыныш улас, да мем пӧ мича нывъяс пӧ локтасны. Сералӧ. А кинкӧ, меся, тэд локтас, тшыгъялісны, меся, тэнадысь мича нывъяс. А вот ужӧ аддзан пӧ, мича нывъяс локтасны.

Сэсся. Збыль пӧ ӧд мича нывъясыд волісны, шуӧ, локтіс да ошйысьӧ. Тавой пӧ збыль мича нывъясыд волісны, кык ныв пӧ, кык ныв пӧ локтісны, орӧм коскаӧсь пӧ, кузь бӧжаӧсь ёна пӧ тугъяӧсь. Дай шондысьӧны пӧ. "Ай пӧ, кынмимӧ пӧ, ай пӧ кынмимӧ,— тӧлькӧ пӧ шуӧны,— кынмимӧ!" А ме нин пӧ повны мӧді да нем пӧ ог шыав, тӧлькӧ пӧ таркӧда. Сэрапонсӧ пӧ босьті, биа сэрапонсӧ, киам да сійӧ пӧ толькӧ таркӧда биас сэтӧн. Сэсся — не пач вӧллі-а, а сідзи кражъясӧн рыныш улас тэчисны гуӧ, гуас сэтӧн бисӧ,— сійӧ кражъяс костас таркӧда пӧ беддьӧн, таркӧда. Сэсся нем пӧ ог лысьты шыавны ни баитны. Видзӧда по: не йӧз, а сідзи мичаӧсь, юрсиаӧсь и быдсӧн. Плетитӧма пӧ мичаа кӧсаӧ. А косъясыс пӧ ёна вӧсньыдикӧсь, топӧдӧмаӧсь. Мича лӧпӧтяӧсь шуӧ, ӧтпӧлсаӧсь.

Да сэсся, сералӧ: повзи жӧ пӧ.

А мыйнӧ эськӧ кык костас эн водлы, кык ныв костас? Колі, меся, топӧдлыны нывъяссӧ. Кутшӧм нин пӧ топӧдлӧм. Сэн пола нин пӧ ачым. То пӧ нуасны менӧ сэтысь.

Сэсся шондысьыштӧмны и бӧр петӧмны. Самӧй двенадцеть часов пӧ вӧлі, вой шӧр кад.

ПОДСУШКА ХЛЕБОВ В ОВИНЕ

А мой муж в одно время занимался подсушкой хлебов в овине. Тогда уже колхоз был, снопы сложат, бывало, в овин и сушат, с помощью огня сушат. И он у нас все время занимался такой подсушкой. И вот он собрался вечером идти, святки как раз были и немножко повеселились, пошумели дома. Тогда жили еще в Печище. Пойду, говорит, сейчас под овин, и ко мне, говорит, красивые девушки придут. Смеется так. А, говорю, кто-то к тебе и придет, проголодались, говорю, но тебе красивые девушки. А вот, говорит, ужо увидишь, придут красивые девушки.

Потом выяснилось. Правда ведь, приходили. Пришел оттуда и хвастается. В эту ночь ведь, говорит, и вправду приходили, две девушки, говорит, пришли, с очень тонкой талией, в платьях с длинным подолом, бахромой разукрашены. И стали, говорит, греться. "Ай, замерзли, ай, замерзли,— только и говорят они,— замерзли!" А я, говорит, испугался и потому ни звука не издаю, только, говорит, стучу. Взял в руки горящую с одного конца головешку и ею только постукиваю там в костре. А там не печь была, а так дровяные кряжи под овин набросали и под ними огонь развели. И вот промеж кряжей, говорит, стучу палкой, горящей палкой стучу. А больше, говорит, ничего не смею ни произнести, ни сказать. Вижу, говорит, не люди, а так красивые волосы и все. Волосы красиво в косы заплетены. А талии очень тонкие, перетянуты. В красивых одеждах, без верхней одежды.

И смеется далее: испугался, говорит, я.

А чего, говорю, между ними не лег, между двумя девушками? Надо было, говорю, обнять девушек. Какое там, говорит, обнимание. И так уж, говорит, сам боюсь. Возьмут, говорит, сейчас да и унесут отсюда.

Они погрелись немножко и обратно выбрались из-под овина. Как раз, говорит, было двенадцать часов, полночное время.

134. БУБЫЛЯЫСЬ ПЫШЙӦМ

Ӧти керкаын бубыляыс кутӧма зэв повзьӧдчыны да кӧсйӧмаӧсь сыысь пышйыны. Вӧв прагитӧмаӧсь, сэсся доддяс сӧвтчӧмаӧсь. Сэсся гӧтырыс и шуас:

— А мыйкӧ бара эг-ӧ кольӧ гортӧ?

А додьсяньыс сійӧ шуӧ:

— Джодж поманыд пӧ зу коли.

Пырасны, видласны джодж помӧ-а, зӧыль, зу сэні куйлӧ. Сійӧ бара бубыляыс додьсяньыс шуӧ. Кӧсйӧны вӧлі бубыляысь пышйыны, а бубыляыс водзджык наысь доддяс пуксяс.

Ковмис сэсся бӧр лэдзасьны, бӧр керкаас бергӧдчыны.

БЕГСТВО ОТ БУБЫЛИ

В одном доме бубыля стал очень сильно пугать жильцов и решили от него сбежать. Запрягли лошадь и наложили в сани все имущество. Потом хозяйка и говорит:

— А не оставили ли чего дома? А с саней кто-то и говорит:

— На полке при входе в голбец осталась чесалка.

Вошли, посмотрели на полку при входе в голбец — и правда, там лежит чесалка. Это, оказывается, бубыля с саней откликнулся. Они хотели сбежать от бубыли, а бубыля раньше их на сани сел.

Пришлось распрягаться, обратно домой возвращаться.

135. ЕРЕТНИКЪЯС

Быд сиктын вӧліны еретникъяс. Еретникъяс сійӧ лёк толькӧ вӧчӧны. Шева вермӧны сетны. Шева сэсся кутас сёрнитны аснас, желайтан ли он ли. Нывбабаяс шеванас вӧдитчӧны.

Еретникъяс лӧсьӧдӧны, тунъяс бурдӧдӧны. Туннас шуӧны сійӧс, коді тшыкӧдӧмсӧ вермӧ снимитны. Нимвидзӧмӧн ещӧ шуӧны. Нимкылӧн тшыкӧдӧмсӧ босьтӧ.

Кывтыд чойын вӧлі Тукӧ Иван, тадз шуӧны прӧзвищенас. Еретник тшыкӧдіс, висьӧм сетіс, а Тукӧ Иван вермӧ босьтны, вот.

Ми вӧлі дзоля дырйи мунам мӧс корсьны. И еретник керка дорті мунны ми ог лысьтӧ. И ми еретник керка дорті мунігӧн ки крукыльтам тадзи, мунам тадзи. Мыйла тадзи крукыльтамсӧ? Еретник мед чайтас, мый уже тайӧ киыс косьмӧма нин, крукыльтчӧма. Тайӧ нинӧмла нин тшыкӧдны, тайӧ тшыкӧдӧмаӧсь нин. И вот тадзи вӧлі спасайтчам. Еретник ӧшинь увті мунігӧн или паныдасигад керам тадз, мед миянӧс эз тшыкӧд. Значит, ми еретникӧс ылӧдам. Фактически киыд здоров, а ми вот вӧлі петкӧдлам, мый миян киыд косьмӧма.

ЕРЕТНИКИ

В каждой деревне были еретники. Еретники это те, которые делали зло, только зло. Могли, например, насылать порчу. Порча затем могла сама по себе разговаривать, желаешь ты того или нет. Женщины порчей занимаются.

Еретники насылают порчу, а туны лечат... Туном называют того, который может снять порчу. Еще это называют заговариванием. Порчу снимает заговором.

На горе Кывтыд был Тукэ Иван, так звали его по прозвищу. Еретник, скажем, напустил порчу, дал болезнь, а Тукэ Иван может снять, вот.

Мы, бывало, в детстве пойдем искать корову. И, если идем мимо дома еретника, вот так скрючивали руку. Зачем мы так скрючивали? А чтобы еретник подумал, что у этого рука уже отсохла, скрючилась. "Этого уже ни к чему портить, его уже испортили". И вот так, бывало, спасались. Либо под окнами еретника, либо при встрече с ним где-либо вот так делали, чтобы он нас не испортил. Значит, мы еретника вводим в заблуждение. Фактически рука здорова, а мы делаем вид, что рука у нас отсохла.

136. ПИЩАЛЬ ПОРТИТӦМ

Менам энькалӧн вок волі, Игнать Прокопьевич, тӧдысьӧн быттьӧ сійӧс шуӧны волі. И мӧд морт вӧлі, Степан Кириллович. Сэсся найӧ мыйысь кӧ вензясны. И Игнатьыд Степаныдлысь пищальсӧ ӧшӧдас. И Степаныд сэсся кувтӧдзыс пищальтӧг вӧрӧ ветліс. Пищаль гортын ӧшалӧ, сійӧс оз вермы босьтны, оз вермы нуны. И сӧмын кутіс лэч кыйны.

А тӧдысьыс, Игнатьыс, миян мужиклӧн на вежай, да сійӧ ӧти ассьыс нывсӧ, Катяӧс, велӧдӧма волі. Катяыс тӧдыштӧ жӧ вӧлі, нимъяс видзӧ. Ми пӧ вӧлі вӧрӧ каям батьӧкӧд да меным пӧ кутас шуны: "Вай жӧ, дитя, Катюк, мойдыштам". Сійӧ мойдігас вӧлӧм и велӧдӧ. Мый нӧ челядьыдлы, мойд мойд и эм. Сэсся сідз сійӧ и велӧдлӧма. Ог тӧд сэсся, кутшӧм уставӧн сійӧс вӧчӧны. Сійӧ оз ёна шуны.

А мӧд нылыс сылӧн Усьта, да сійӧс абу велӧдлӧма. Коркӧ волі сёрнитӧны кык чой: "Катя чой, менӧ нӧ мыйла батьыд абу велӧдлӧма тэнӧ моз?" А сійӧ шуӧ: "Тэ вывті скӧр да мортсӧ тэ орӧдан!" Скӧрыс оз лӧсяв. Скӧр мортсӧ оз позь велӧдны, сійӧ пӧрешитас.

ПОРЧА РУЖЬЯ

У моей свекрови был брат, Игнат Прокопьевич, знахарем его считали. И был другой человек, Степан Кириллович. Вот они по какому-то поводу поспорили меж собой. И Игнат повесил ружье Степана на стену. И после этого Степан до самой своей смерти без ружья ходил в лес на охоту. Ружье дома на стене висит, а его он не может взять, нести не может. Только на петлю и ловил.

А этот знахарь, Игнат,— он у моего мужа был крестным,— одну из своих дочерей, Катю, обучил знахарскому искусству. И Катя кое-что тоже ведала о знахарстве, занималась наговорами. Она рассказывала, что отец обучал ее знахарству при поездках в лес на охоту. "Давай же, дитя, Катенька,— говаривал он,— послушай мою сказку". Он, оказывается, учил ее, рассказывая сказки. А что для ребенка, сказка сказка и есть. И вот так он ее обучил. А вот какими способами этому обучают, не знаю. Об этом не очень-то рассказывают.

А вторую свою дочь, Устиныо, он не обучал. Как-то разговаривали меж собой две сестры: "Сестра Катя, почему меня отец не обучил, как тебя?" А она и ответила: "Ты слишком злая, ты человека можешь зря испортить!" Злой человек для этого не годится. Злого нельзя учить знахарству, он зря уничтожит человека.

137. ӦВРАМ ИВАН

Ӧврам Иванӧн шуӧны. Тарабукин Иван Аврамович, бабаыс ловъя на. Сійӧ кӧч кыйліс. Вот, сылы сы мында кӧч шедлі. Сійӧ пӧ нимкылӧн кыйӧ век. И ме ачым тӧда. Сійо эськӧ ыджыд меысь дас арӧсӧн. Сэсся кӧчтӧ, шуӧ, нимкылӧн пӧ кыя, кӧчыд пӧ сійӧ век шедӧ. И быд кыйӧм комын кӧч, нелямын кӧч, ветымын кӧч.

Сійӧ кыйӧны капканӧн и гуӧн. Гу кодйыесьӧ. Примерно метра, мед кайныс оз вермы. Сэсся сэтчӧ ёсь майӧг. Выліланьыд сійӧ сэсся лэбасӧн, пуясӧн тупкаласны быттьӧ. А майӧг вылад усьӧ да сэтчӧ и доймас. Сэсся кайны оз вермы. Сэсся кӧч шедӧ. Ӧти гуад пӧ вӧлі куим кӧчӧдз усьӧ. Кӧч трӧпа вылас гуыс.

ИВАН АБРАМОВИЧ

Зовут его Иван Аврамович, Тарабукин Иван Аврамович, жена и сейчас жива. Он ловил зайцев. Столько, сколько ему, никому больше не попадалось. Оказывается, он всегда ловил с помощью заговоров. Я это сам знаю. Вообще-то он старше меня на десять лет. Он говорил, что зайцев он ловил с помощью заговора и что всегда успешно. И каждый раз ловил по тридцать, по сорок, по пятьдесят зайцев.

Их ловят капканами и ямами. Выкапывается в снегу яма. Примерно с метр глубиной, чтобы он не мог выскочить. На дно втыкались острые колья. А поверх ямы делалось перекрытие. Ветками закрывают яму. Заяц побежит, упадет на колья и поранится. И уже не сможет выскочить из ямы. И заяц попадется. В одну яму, говорит, до трех зайцев попадалось. Прямо на тропе яма.

138. ВЫЙ ВОШӦМ

Кык свояк вӧлӧма Бадьёль йылын, вӧрасьӧны. Сэсся ӧтиыслӧн вый вошӧ. Выйыд вошӧ да шуас: "Тэ кӧ пӧ босьтін, висьтав".—"Эг по". Бара юалас: "Висьтав пӧ". Ӧти лун дай, мӧд лун дай коймӧд лун. Пыр юалӧ: "Висьтав, босьтін кӧ, висьтав".— "Эг пӧ". Бара юалӧ коймӧд луннас: "Висьтав, колӧкӧ, оз ӧд бур ло".—"Эг пӧ, эг, эг пӧ".

Сэсся и висьмас. Соссьысьысь мортыс, Лымва Степанӧн вӧлі шуӧны. Во чӧж висяс, во чӧж! Кулӧм выйӧдз волас. Да шуасны: Лымва Степан пӧ кулан омӧль, кулӧ нин пӧ регыд. Оз пӧ кув, время пӧ воас да бурдас. Во мысти сэсся бурдӧма. Во пӧ висис.

Сэтшӧм тӧдысьясыдлысь оз позь вӧрзьӧднытӧ. Вот тай накажитӧма.

ПРОПАЖА МАСЛА

Два свояка в верховьях речки Бадьёль охотились совместно. И вдруг у одного из них масло потерялось. Масло потерялось, и он сказал товарищу: "Если ты взял, скажи".— "Нет". Снова спросил: "Скажи". Один день, другой и третий день, все он спрашивает: "Скажи, если взял, скажи".— "Нет". Снова спрашивает на третий день: "Скажи, иначе добра не жди".— "Нет,— отвечает он,— нет, нет".

И вот заболел. Того, что отрицал свое воровство, звали Лымва Степан. Целый год проболел, целый год! Уже при смерти был. Стали говорить жители, что Лымва Степан смертельно плох, скоро умрет. "Не умрет,— говорит товарищ по охоте,— придет, говорит, время и поправится". И вот только через год поправился. Год, говорят, болел.

У таких знахарей, как его свояк, нельзя ничего трогать. Вот и наказал.

139. ЕГОР САВА

Егор Сава вӧлӧм мунӧма зятьыскӧд вӧрасьчы арся вӧрӧ. Сэсся-й висьмас. Висьмас и: тэ пӧ бара локтан да некор пӧ тшӧкниттӧгыд эн пыр, век пӧ тшӧкнит.

Но зятьыс пыр вӧлӧм тшӧкнитӧмӧн пырӧ. А коркӧ сэсся локтас да тшӧкнитас да мӧдыс оз шыась. А сійӧ тшӧкнитас да шыасьлӧ вӧлӧм. Оз шыась да мӧд и полӧ пырныыс, ӧпасайтчӧ: "Мый, пырны али не, пырны али не?" Но сё равно пырас сэсся жӧ. Пырас, дай Саваыд шуас: сэсся пӧ эн пов кулӧмсьыд, ог пӧ сэсся кув, лекарствотӧ пӧ мен уна вайисны.

А первӧйтӧ вӧлӧм велӧдӧ мыйкӧ: кула кӧ пӧ, тэ пӧ менӧ эн коль керкаад, тшамъяад пӧ петкӧд. Тшамъяад ӧд пӧ ме ог вермы петкӧдныд. Менӧ пӧ ӧд отсалысьыд уна, отсаласны, петкӧд по. Петкӧд пӧ да эн пӧ керкаад узьмӧдчы. Керкасьыд пӧ мун, куим кытш пӧ чӧвт. Первой пӧ ӧти кытш веськыдвыв чӧвт, бара пӧ мӧд кытш веськыдвыв чӧвт, коймӧд кытшсӧ пӧ чӧвт веськыдвыв да сэсся пӧ сэтчӧ и узьмӧдчы. Сэтчӧ пӧ кытш пытшкас и узьмӧдчы. Сэсся пӧ сэтчӧ ме ог вермы пырны...

Лешӧясыд вайӧмаӧсь лекарствотӧ. А дерт лешӧяс вайисны, код сэсся вайис сьӧд вӧр шӧрын?!

САВВАТИЙ ЕГОРОВИЧ

Савватий Егорович пошел однажды с зятем на охоту в осенний лес. И там заболел. Заболел и говорит зятю: ты, говорит, когда будешь возвращаться, никогда не заходи в избушку, не кашлянув предварительно.

Ну, и зять всегда заходил, предварительно кашлянув. А как-то пришел, кашлянул, но тот не отозвался. А он, оказывается, всегда отзывался. Раз не отзывается, другой-то и боится зайти, опасается, думает: "Зайти или нет, зайти или нет?" Ну, потом все-таки зашел. Зашел, и Савватий сказал ему: больше, говорит, не бойся, что умру, теперь уж, говорит, не умру, лекарств-то, говорит, мне много принесли...

А до этого еще он ему советы давал: если, говорит, умру, то меня не оставляй в избушке, в лабаз вынеси.— В лабаз ведь, говорит, я один не смогу тебя вынести.— Ничего,— говорит больной.— У меня помощников много, помогут, вынеси. Вынеси, говорит, и не оставайся в избушке на ночь. Уйди, говорит, из избушки, и начерти три круга. Сначала, говорит, один круг начерти в правую сторону, снова начерти второй круг в правую сторону, третий круг начерти в правую сторону и в нем устройся на ночлег. Там, говорит, внутри круга и заночуй. Туда, говорит, я уже не смогу войти...

Лешие принесли ему лекарство. А, конечно, лешие принесли, кто ж еще мог принести в глухом лесу?!

140. ПОКОЙНИКЛӦН ПЕТКӦДЧӦМ

Миян Слудка кладбищеас вӧліс домик. Ну, сэні вундалӧны кӧнкӧ кынмӧм мортӧс да мый да. Сійӧ усыпальня шусис водзын, а оні шусьӧ морг.

Сэсся сійӧ усыпальняад морт узьмӧдчас. Ну, сёрмас да. Тӧдтӧм морт. "Ну, пыра да сэн кӧть всё-таки шоныд, не как вӧля вылын". Сэн узьмӧдчас. Ладнӧ. Водас. А сэн лабичьяс тожӧ и, пызантор эм и, вундаланіныс. А сэсся лабичад водас да и — сьӧд кась пӧ ветлӧ, ветлыны пӧ мӧдіс сьӧд кась. Сэсся:

— Кысӧнька пӧ, кысӧнька, нянь кусӧксӧ кӧть пӧ колӧ сетны.

— Кысӧнька! Кысӧнька! Тэныд пӧ кысӧнька! Тэд пӧ кысӧнька!

Тэнӧ пӧ ӧд оз вундавны, тэд пӧ кысӧнька! Менӧ пӧ вундалісны!..

Ӧні ӧд мыськӧны моргад, гӧитӧны.

Покойникыд частӧ сійӧ касьнад петкӧдчӧ. Ӧні мыськӧны, а сэк ӧд эз мыськыны. Вир вылас и узис. Сійӧн и мыччысис рӧдительыс. Тэ пӧ менам вир-яй вылын узян!

ПОЯВЛЕНИЕ ПОКОЙНИКА

У нас на кладӧище деревни Слудка был домик. Ну, в том домике вскрывали трупы замерзших где-либо людей. Раньше он назывался усыпальней, а теперь — морг.

Однажды в той усыпальне заночевал человек. Ну, так как припозднился. Незнакомый человек. Думает: "Ну, в домик зайду да там хоть все-таки тепло, не то, что на улице". Там заночевал. Ладно. Лег. А там тоже и скамейки, и стол, на котором трупы вскрывают. Он лег на скамейку и вдруг видит — черный кот ходит, похаживать мимо него стал черный кот. И он:

— Кисонька, кисонька, кусочек хлеба хоть тебе надо дать.

— Кисонька! Кисонька! Тебе кисонька! Тебе кисонька! Тебя-то не режут, тебе и кисонька! Меня вот изрезали!— отмечает кот.

Покойники они часто котами показываются. Теперь ведь моют, а тогда не мыли. На крови он и спал. Поэтому и появился родитель. Ты, мол, на моей крови, на моем мясе спишь!

141. ВӦВ ПОДКОВ

Мамӧ кулӧм водзын. Бать гортын, и ме гортын. Больничаӧ нуӧдісны.

А миян гӧлбӧчын вӧлі кӧжук. Кӧжукас вӧлі подков. Вӧв подковсӧ шыбитіс ӧдзӧсас да сод кузяыс гӧлбӧчӧ гир-гир муніс.

А батьӧ пукалӧ дай шуӧ: "Но, кӧзяйка ӧдвакӧ миян ловъя кокӧн волас".

Эз и волы. Кулі. Больничаын вӧлі, сэтчӧ и кулі.

ЛОШАДИНАЯ ПОДКОВА

Перед смертью матери это произошло. Отец был дома, и я была дома. А мать увезли в больницу.

А у нас на печи со стороны голбца была впадина. Во впадине была подкова. И подкову швырнуло ни с того ни с сего, и она с грохотом скатилась вниз по лесенке.

А отец сидел в комнате и говорит: "Ну, навряд ли наша хозяйка явится теперь сюда живой".

Не приходила. Умерла. Была в больнице, там и умерла.

142. ЧӦРСӦН КУЧКАЛӦМ ШЫ

Коркӧ ӧти мужщина вӧлі больничаын куйлӧ. Ми на зэв-зэв дзоляникӧсь вӧлім, нывъяс. А гӧтырсӧ корисны, омӧль положениеын да, больничаӧ. А менӧ нывкаыс корис тӧварыш вылӧ. И ми ворсам керкаас. И комлат пызанад быттьӧ вартісны чӧрсӧн куимысь. Сэтшӧм гораа. И миян сэтшӧм эз ло лӧсьыд. Но ме пыр гӧгӧрвои, мый тайӧ кулӧмалӧн пӧ ортыс. И ӧкурат сэки и кулӧма больничаас мортыс.

ЗВУК ОТ УДАРОВ ВЕРЕТЕНОМ

Однажды один мужчина лежал в больнице. Мы тогда еще были очень-очень маленькими девочками. И его жену пригласили в больницу, так как он был в плохом состоянии. А ее девочка пригласила меня к себе в товарищи. И мы играли, у них дома. И об стол в другой комнате вроде бы веретеном стукнули трижды. Так громко. И у нас на душе стало нехорошо. Я сразу же догадалась, что это орт мертвеца. И как раз в тот момент и умер в больнице этот человек.

143. КРӦВАТЬ УЛЫН ТОТШКӦДЧӦМ

Коркӧ тай Людмила висьтавліс, Мальцева Людмила. Олӧмаӧсь да мужикыс ёна висьмӧма. Мужиксӧ и больничаӧ нуӧдӧмаӧсь. А найӧ семьянад узьӧны, вой вӧлӧма. Кулан вояс сэсся и ортыд и Мишаыдлӧн и локтӧма. Кӧні узям пӧ, сійӧ крӧвать улад гӧлбӧчсяньыд — стук-стук, стук-стук. "Мый нӧ пӧ тайӧ лоӧма?" Чеччасны дай мӧд крӧватьӧ водасны эня-ныла. Мӧд крӧватяд водасны, дай бара сэтчӧ стучитчӧма. Ми пӧ сэсся ен войбыд эг и вермылӧ унмовсьлынытӧ. Сідзи и войыс коли. Асывводз чеччасны и висьталасны: Людмила пӧ, Микайлӧыд пӧ кувсьӧма больничаын.

То ӧд кыдзи ортыд петкӧдчӧ вӧлӧма.

СТУК ПОД КРОВАТЬЮ

Как-то Людмила рассказывала, Мальцева Людмила. Её муж Михаил очень сильно заболел. Отвели его в больницу. Легли вечером спать. И в ночь его смерти и пришел Мишин орт. Там, где они спали, под кроватью в голбце вдруг — стук-стук, стук-стук. "Что это такое?" Встали мать и дочь и легли на другую кровать. Под другой кроватью тоже стучало. Мы, говорит, после этого всю ночь так и не смогли заснуть. Так и прошла ночь. А наутро встали, и им сообщили: "Людмила, Михаил твой умер в больнице".

Вот ведь как, оказывается, возвещает орт.

144. ВАРЫШ КЕРКАЫН

Пилисат уджалӧ пекарняын. А сылӧн мужикыс отсасьӧ, пекарняас тожӧ уджалӧ. А кутшӧмкӧ сэтшӧм случай лои: ӧшиньтіыс, дзонь ӧшиньті, пырас варыш. Пазӧдас ӧшиньтӧ. А кильчӧ ӧдзӧс и керка ӧдзӧс гурйыв восьса. А паччӧртіыс сэті шув-шав лэбас и бӧр пазалӧм ӧшиньтіыд петас. Оз ӧдзӧстіыд и пет.

А Ӧлексаныд и шуас: "Кутшӧмкӧ тайӧ урес. Тайӧ бурӧс оз кер. Варыш нӧ мыйла керкаӧ дзонь ӧшиньті пырис?! Васьыд вот, Сатӧ, миян кодалӧ да вот сійӧ мыйкӧ керсяс. Асьсӧ кӧ ӧд керас эськӧ мед да, вот сійӧ кодӧскӧ мыйкӧ керас да сійӧ вот".

Вот ог и тӧдӧ, мый лои. А вот асьсӧ сэтшӧмӧс керис. Асьсӧ виис. Батьсӧ виис пиыс.

ЯСТРЕБ В ДОМЕ

Фелицата работала в пекарне. А ее муж помогал, тоже в пекарне работал. И такой произошел случай: в закрытое окно влетел ястреб. Разбил стекло. А двери на крыльцо и в дом настежь были открыты. По-над печкой с шумом пролетел ястреб и обратно вылетел через разбитое окно. Не в двери вылетел.

А Александр, муж, и сказал: "Это какой-то урес. Это ничего хорошего не предвещает. Почему ж это ястреб влетел в закрытое окно?! Вот Василий наш, Цата, пьянствует, и вот с ним-то что-нибудь да случится. Если бы с собой сам что-либо сделал, так бы и пусть, так ведь он кому-нибудь что-то плохое сделает — вот это беда".

Не знали они тогда, что случится. Ему самому плохо сделал Василий. Убил отца сын.

145. ВӦРСА ЗВЕРЬ КЕРКАЫН

Коркӧ тайӧ зэв нин важӧн вӧлі, война дырйиыс на. Ме вежайӧ ордын кага видзи. Сэсся купайтчанінысь каи да Валяӧс и горшок вылӧ пуксьоді, а ачым заводиті посуда мыськавны. А восьсясян ӧшинь вӧлі да гурйыв восьті дай посуда мыськала дай сьыла. А ме сэки том на зэв вӧлі, ар дас кыка кымын сӧмын.

Сэсся тай друг ӧшиньтіыд ур пырис. Урыд пырис да ӧшинь куричьяс вывтіыд, да джаджті, да керка гӧгӧр гӧгӧртіс, пач вывті дай, ӧдзӧс дорті дай, сёр вывті муніс дай бӧр ӧшиньтіыд петіс.

Рытнас вежай гӧтыр воис дай ме и висьтала, меся, ми ордӧ талун ур пыраліс сійӧ чӧв ланьтіс. Вӧлӧма кӧ, вӧрса зверыд пӧ бур водзын либӧ лёк водзын. Сійӧ ёна повзис.

Сэсся ми сідзик и водім, нинӧм сёрниттӧг. Мӧдлун рытнад сійӧ локтіс да менсьым и юалӧ: Агния, уртӧ тэ видзӧдлін эн, кодарӧ пӧ муніс? А ме и шуи, меся, ме видзӧді да ми ӧшинь улын вичко выим, меся, вичко дорлань муніс, лунвылӧ. А сійӧ сэсся нюмъёвтіс дай шуис: лунвылӧ кӧ пӧ урыд муніс, сідзкӧ пӧ бур водзын.

Сэсся тӧкӧтьыштӧ олыштім да вежайӧ фронт вылысь воис. Бур водзын и вӧлӧма! Вӧрса зверьясыс пӧ тай кор керкаад пыралӧны — сійӧ пӧ шуӧны уресӧн — сійӧ пӧ мыйкӧ предвещайтӧ, бур водзын либӧ жӧ лёк водзын. А миян тай вот лои зэв бур водзын.

В ДОМЕ ЛЕСНОЙ ЗВЕРЬ

Это было когда-то уже очень давно, еще во время войны. Я нянчила ребенка в доме крестного отца. Пришла я с реки после купания и начала мыть посуду. А окна были створчатые. Я их открыла настежь. Мою посуду и пою. А я тогда была молодой еще очень, лет двенадцать было только.

Вдруг в окно вскочила белка. Белка вскочила и по косякам, да по полкам, да вокруг стен дома кругом обошла, и по печке, около дверей, по перекладине прошла и обратно выскочила в окно.

Вечером пришла моя хозяйка, жена крестного отца, ей .говорю, что сегодня к нам заходила белка. Она и притихла. Оказывается, появление лесного зверя либо знаменует нечто хорошее, либо, наоборот, плохое. Она очень испугалась.

И мы так и легли спать, ничего между собой не говоря. На следующий день вечером она пришла и у меня спрашивает: "Ты, Агния, посмотрела ли, в какую сторону ускакала белка?" А я и говорю, мол, я смотрела, она в сторону церкви убежала, в южную сторону. А она после этого улыбнулась и сказала: "Если белка в южную сторону пошла, значит это к добру".

Потом прошло немного времени, и крестный отец с фронта вернулся. К добру и оказалось! Говорят, когда лесной зверь заходит в дом — его называют урес — это, говорят, что-то предвещает, либо к добру, либо же к несчастью. А вот у нас оказалось перед очень радостным событием.

146. ОРД ЧЕПЛЯЛӦ

Вит челядь воши менам. Вит! Лёк нога кулі ставыс. Кодыс ваӧ вӧйи, код война вылад, коді додь улӧ шедлі. Вит, вит челядь менам прӧпадитіс. Додь улӧ пес кыскалігӧн шедлі, дас нёль арӧса вӧлі, дас витӧд вылын. А пес додь вӧлі вайӧ. Зэв ӧд збой вӧв и вӧлі асланым, сэк вӧлі единоличнӧй. Сэсся сійӧ чойӧд ӧдйӧ лэччӧма вӧлӧм, поводысь лэччӧ да кын кокыд дай вильснитӧма. Сэсся вӧлыд и талялӧма. А сэтчӧ и кулӧма вӧлі чояс. Вит дитя менам лёк ног, висьтала ӧд, мый нӧ шогыс и пыдзыртіс быдсӧн. Тайӧ дыр нин ог кув. Мыйла сэки эг кув меся?

Ордыс сійӧ вольпасяд чепӧльтас-а, пывсянад аддзасны, сэсся йӧзыд: "Мый нӧ пӧ тайӧ орд чеплялӧма?" Оз и доймы ни нинӧм, лӧз толькӧ, лӧз и кольӧ. Менӧ, ок, ёна чеплявлывліс сійӧ. Шог водзӧ чеплялӧ. Ёна шогыд мен унаторйыд вӧлі да, лядвей бокъясыд век лӧз. "Ок, бара пӧ нин ордыд чепӧльтӧма!"— пывсьыны лэччам да.

ОРТ ЩИПЛЕТ

Пять детей я потеряла. Пять! Все не по-хорошему умерли. Кто в воде утонул, а кто на войне погиб, один под сани попал. Пять, пять детей у меня пропало. При возке дров один под сани угодил, четырнадцать лет ему было, пятнадцатый шел. Вез дрова. А конь-то очень бойкий был, свой собственный, тогда единоличное хозяйство вели. И вот он под гору быстро спускался, за повод держась, а обувь мерзлая, он и поскользнулся. Конь его и затоптал. Там под горой он и умер. И почему я тогда сама не умерла?

Орт он на постели щиплет, а в бане это обнаруживают, и говорят потом люди: "Что это тебя орт щипал?" И не больно нисколько, синее только, синяки лишь остаются. Меня ох как много раз щипал он. Перед предстоящим горем щиплет. Горя у меня очень много было, так бока у меня все время синие были. "Ох, опять уже орт тебя ущипнул!"— говорят мне, когда в баню пойдем.

147. ПАСЬТӦМ ГӦНА МОРТ

Лым Морт

Лым Морт (Снежный человек) в спектакле Коми национального музыкально-драматического театра, Сыктывкар, 2009.

Сыа Тынзелов старик, ӧсьтяк, висьтавліс. Висьталӧ, локтӧ Васяховӧ вӧлӧн. Тӧлын. А сыкӧд на кык пон. Нильчимӧ озджык на во. А вӧлыслӧн нюхыс ӧд зэв бур, сійӧ кылӧ бура. И друг туй шӧрӧ джӧм сувтіс вӧлыс. "Мый тайӧ, мыйла вӧв туй шӧрӧ сувтіс, некор оз сувтлы-а?"

Видзӧда пӧ,— висьтало,— а туйсӧ как раз вуджӧ этша водзынджык пасьтӧм гона морт. Кия и, кока и, толькӧ кык метра кузя ачыс. Вӧлыс толькӧ ставнас дрӧжжитӧ. А понъяс толькӧ быд вынсьыс увтӧны. А сійӧ оз и видзӧд понъяс вылӧ, кыдз тай вот лола вылӧ кор увтӧны понъяс, сійӧ на вылӧ и внимание оз обратит, мунӧ толькӧ аслас туйӧд, сідз жӧ. Паськыда и шагайтӧ, ӧтпырысьӧн и шагнитіс вӧла туйсӧ. Сідз и муні челикӧдыс кытчӧкӧ, весьтас челикӧдыс и мунӧ. Мужик рӧд. Найӧ ӧд пыр мужик род овлӧны.

Оз лызьӧн-а, топ лызьӧн мунӧ, ӧдйӧн. Гӧныс еджыд кодь. Ме топ мӧмӧйті, и вӧлыс шагайтны оз вермы. А сэсся кор муні, матыстчи да забыль туйяс выимӧсь, лызьтӧг мунӧма. А кок туйясыс комын сантиметра кузя.

НАГОЙ МОХНАТЫЙ ЧЕЛОВЕК

Это старик Тынзелов, хант, рассказывал. Говорит, что ехал он в Восяхово на лошади. Зимой. А с ним — две собаки. Чуть-чуть не доехали до Нильчима. А ведь у лошадей чутье очень хорошее, они хорошо чуют. И вдруг на полпути лошадь как вкопанная стала. "Что это,— думает старик,— почему лошадь на полдороге стала, ведь никогда не останавливалась?"

Смотрю, говорит, а чуть-чуть впереди переходит дорогу нагой мохнатый человек. И с руками, и с ногами, а только сам-то двухметрового роста. Лошадь вся дрожит. А собаки изо всей силы лают. А он и не смотрит на собак, как вот бывает, когда собаки лают на лося, а тот на них и внимания не обращает, идет себе своей дорогой, вот также и он. Широко шагает, санную дорогу в один шаг и перешагнул. Так и пошел куда-то по снежной целине, прямо по целине и идет. Мужского пола. Они ведь всегда мужского пола бывают.

Не на лыжах, а как будто на лыжах идет, быстро так. Шерсть на нем беловатая. Я, говорит, словно онемел, и лошадь тоже не может шагу ступить. А потом, когда он ушел, я подошел — и точно — следы, без лыж прошел. А следы от ног длиной в тридцать сантиметров.

Комментарии 111 - 147.

111. Вӧрсалӧн туй (Дорога лешего). Записано в 1977 г. от С.Е.Панюкова (55 лет), Корткеросский р-н, с.Керос.

Быличка. Дорога лешего якобы проходит через развилистое дерево. Нёль синма пон (четырехглазая собака)— собака с темными пятнышками над глазами; такая, по представлениям коми, обладает сверхъестественным чутьем, например, чует и видит невидимого для человека лешего.

Примечание foto11 к иллюстрации: Войпель ("Вой" по-коми ночь или север, "Пель" - ухо) — верховное божество, покровитель людей. Своеобразная интерпретация основанная на игре слов, обычно Войпель обозначается как "вой тӧв" — северный ветер.

112. Нешуть. Записано в 1964 г. от В.А.Коновалова (84 лет), Удорский р-н, с.Глотово.

Быличка. На тропе лешего нельзя строить охотничьей избушки: Кос ты (букв.— сухое озеро)— урочище. Нешуть — местное эвфемическое название лешего.

113. Лёк (Злой дух). Записано Г.А.Федоровым в 1946 г. от С.Н.Максарова, Княжпогостский р-н, с.Шошка.

Быличка. Нечистый дух принимает облик то торговца, то движется в виде смерча. Он боится табака, но не очень, острый же железный предмет, по поверьям коми, может причинить ему серьезные телесные повреждения. Красноборск — город на Северной Двине.

114. Олыся нюр (Болото с обитателем). Записано в 1967 г. от В.И.Канева (70 лет), Тюменская область, Березовский р-н, дер.Щекурья.

Быличка. В нескольких десятках километров от деревни есть болото, в котором, по уверению местных жителей, обитает неведомое и невидимое существо, препятствующее переезду через болото, не позволяющее разбивать на нем лагерь путнику. Переехать это болото зимой можно лишь в том случае, если воткнешь (пожертвуешь?) в землю стальной нож, топор. Ты сэтшем (озеро такое)— общее название — нюр (болото), но информант в пояснении указывает на озеро, очевидно, заболоченное озеро.

115. Вӧрсаысь пышйӧм (Бегство от лешего). Записано Фокошем-Фуксом в 1916 г. от Т.А.Кочанова (28 лет).

Быличка. Собиратель называет своего информатора превосходным рассказчиком. Приведенный текст, в котором исполнитель применяет приемы сказочного повествования, наглядно подтверждает эту оценку ученого. Сёр (грядки) — две жерди в старинных избах, прибитые над челом печи и используемые для сушки дров, лучин и т.п. Текст опубликован с переводом на немецкий язык.

116. Вошлӧм отсасьӧ (Пропавший без вести помогает). Записано в 1976 г. от А.В.Пантелеевой (67 лет), Прилузский р-н, с.Летка.

Быличка. Дом лешего — обычная охотничья избушка. Пропавший без вести человек или унесенный лешим живет в нем, испытывая при этом много неприятностей от "истинных" хозяев, поэтому он помогает своим собратьям (людям) советами, чтобы они смогли избегнуть участи, подобной своей. Эн сёйӧ-юӧ (не ешьте, не пейте)— пропавший без вести предупреждает людей, чтобы они не прикасались к пище леших, в противном случае они, по представлениям коми, навечно останутся в лесу.

117. Вошӧма (Потерявшаяся). Записано в 1976 г. от М.В.Пантелеевой (66 лет), Прилузский р-н, с.Летка.

Быличка. Потерявшийся в лесу человек еще может вернуться домой в образе лисы, собаки, головешки и т.п., но для того, чтобы он вернулся окончательно и принял вновь человеческий облик, нужно знать способы и средства для превращения его в человека.

118. Кук (Теленок). Записано в 1978 г. от Е.А.Михайловой, Корткеросский р-н, с.Нившера.

Быличка. Гӧрд чой (Красная гора)— урочище, известное в фольклорной традиции на Верхней Вычегде, по Вишере и Нившере как место обитания нечистого духа. Табъя чой (Гора Табъя)— урочище. Ростагъя чой (Гора Ростагъя)— название урочища по дороге из Сторожевска к вишерским населенным пунктам.

119. Сюмӧдысь бӧлбан (Берестяной идол). Паспортные данные см. #118. Описание древнего обычая мести колдунам за их "неблаговидные" дела.

120. Кувалӧн Кава (Кувин Кава). Записано в 1976 г. от Ю.А.Поповой (80 лет), Сыктывкар.

Быличка. Баля-вӧйӧм шор (букв.— ручей, в котором утонула овца)— название ручья. Кувалӧн Кава (Кувин Кава)— некто по имени Кава, находящийся в каких-либо родственных связях с существом по имени Кува.

121. Вӧр олысьяс йылысь (О леших). Записано в 1976 г. от Д.В.Мусановой (55 лет), Прилузский р-н, с.Летка.

Быличка. Лешие через охотника, предупреждают живущую в деревне знахарку о расправе над ней, если она и впредь будет нарушать условия какого-то договора, заключенного с ней ранее. При этом они не могут смотреть на огонь, становятся спиной к костру. Вӧр олысьяс (букв.— живущие в лесу)— лешие. Сэсся и омӧль (Вот и плохо) — т.е. вот и случилось так, как об этом говорили лешие.

122. Сомуститчӧм (Оболгание). Паспортные данные см. #118.

Легенда, близкая к сказке: леший не сумел поссорить между собою мужа и жену, а нищая по наущению лешего с помощью лживого слова легко с этой задачей справилась и получила в награду от лешего лисью шубу.

123. Пустыньын олысь да вӧралысь (Пустынник и охотник). Записано Д.Фокошем-Фуксюм в 1916 г. от Т.А.Кочанова. Опубликовано с переводом на немецкий язык.

Легенда. Пустынник тридцать лет прожил в лесу в келье один, проводя время в усердных молитвах. Он считает себя безгрешным праведником и потому не впустил грешного охотника на ночлег, чтобы не осквернить своей кельи. Но у коми, согласно охотничьей морали, подвергается осуждению тот, кто не помог человеку, не выручил его из беды. И праведник вместе со своей кельей проваливается в ад.

124. Паличӧн кыскасьӧм (Перетягивание на палке). Записано в 1981 г. от И.В.Жилина (57 лет), Княжпогостский р-н, с.Турья.

Легенда о соперничестве охотника и лешего. Охотник хитростью одерживает верх над своим извечным противником. Подобные приемы в состязании с лешим (перетягивание на палке, переноска деревьев и т. п.) характерны для сказок или для позднего зпоса (ср. состязание в силе Перы с лешим), это говорит о том, что на произведения данного сюжета оказали влияние сказки. Оставляли ли охотники внутри охотничьей избушки пень, трудно сказать, каких-либо веских свидетельств в пользу этого нет. Но в вымском фольклоре этот мотив довольно популярен, а вымские охотники буквально уверяют, что пни в старых избушках они видели чуть ли не своими глазами. Эту задачку еще предстоит решать. Кушпель (голоухий)— так, противопоставляя себе, якобы обращается к человеку леший. Кыскысьны (тянуться) — обычно это делается так: два человека садятся друг против друга, хватаются обеими руками за палку и, упираясь ступнями ног, тянут каждый в свою строну, кто кого перетянет.

125. Вежӧмаяс йылысь (О подмененных). Записано в 1978 г,, от Е.А.Михайловой, Корткеросский р-н, с.Нившера.

Былички. Описание наружности, поведения "подмененных".  "В семье не без урода" — говорится в народной поговорке. Видимо, раньше такое случалось нередко. Но не умея раскрыть объективную причину появления такого уродца, в старину люди объясняли это вмешательством сверхъестественных сил: якобы они выкрадывали человеческого ребенка, а вместо него подсовывали своего. Наличие зубов, по древним верованиям коми, является обязательным для колдуна (в противном случае его колдовство якобы не будет иметь силы), то же самое и для ребенка — появление зубов считается гарантией якобы и от сглаза, и от порчи, и от подмены.

126. Чери бӧжа ныв (Девушка с рыбьим хвостом). Записано в 1976 г. от Ю.А.Поповой, Сыктывкар.

Быличка. Рассказы о русалках для коми фольклора мало характерны. Мотив завораживающей песни, услышав которую теряют рассудок молодые люди, использовал из германской мифологии великий немецкий поэт Г.Гейне в своем стихотворении "Ьоге-Ьер, оно было им написано в 1823 г. и "сюжетом для него послужила легенда о водяной нимфе Рейна — Лорелее" (Г.Гейне. Избранные произведения. М., 1956, т.1, с.651).

127-128. Ва олысьяслӧн мӧс (Корова водяных), Ва олысьяслӧн вӧвъяс (Лошади водяных). Записано в 1976 г. от И.В.Турковой (64 лет), Прилузский р-н, с.Летка.

Былички. В хозяйстве водяных имеются свои стада коров и лошадей, по ночам они выходят из озера на берег пастись; узнать их можно по тому, что, шагая по траве, они даже росинки не стряхнут; по поверью, таким животным можно завладеть. Водяные считают себя выше человека и называют его своим рабом. Коймӧд войнас старука волас да ӧткажитас (На третью ночь приходила старуха и отказала) — т.е. приходила знахарка и отвадила водяных.

129. Мельнича кутысь (Останавливающий мельницу). Записано в 1976 г. от Д.В.Мусаковой, Прилузский р-н, с.Летка.

Быличка о хозяевах мельничных прудов и мельниц. В южных районах коми прочно удерживается поверье, что мельник должен регулярно выплачивать откуп водяным за работу мельницы. При этом мельник откупается либо вином, либо обещает им кровавую жертву (это может быть лошадь, человек и т. п.). Так мельником якобы была обещана тетка информанта (жена брата отца), и те не замедлили принять эту жертву. Вартӧдас карӧдзыс (Поскакал до города)— имеется в виду г.Мураши (Кировская область). Тайӧ Валясьыс кузьджык волі (Вот этой Вали выше она была)— Валя — студентка СГУ, участница экспедиции, присутствовавшая во время рассказа.

130. "Пӧжасим пӧ пӧръясим" ("Занимались выпечкой — обманывали"). Записано в 1977 г. от А.Д.Лобановой (84 лет), Корткеросский р-н, дер.Эжол.

Быличка. Духи, обитающие в мельнице, все время якобы плясали и пели. Через некоторое время мельницу снесло.

131. Пермакъясӧ корны (В Край пермяков за милостыней). Записано в 1977 г. от П.П.Ветошкиной (82 лет), Корткеросский р-н, дер.Эжол.

Быличка. В бане, построенной на тропе бубыли (один из персонажей низшей мифологии), постоянно чудится. Омӧлик вӧлі да заводъясад оз вермы вӧлі ветлыныд (Был болезненным и на заводы не мог ходить)— отходничество на уральские заводы было, пожалуй, единственной статьей заработков для коми крестьян. Гажтӧм пывсяныс (букв.— невеселая баня-то) — т.е. в бане постоянно чудится, там обитает нечистый дух. Чудь моз полӧ (Как чудь же боязлива)— в данном случае чудь — это пугливое, всего боящееся существо.

132. Гуренька йылысь (О баннике). Записано Н.Д.Бараксановой в 1978 г. от А.И.Рочевой (54 лет), Ижемский р-н, с.Кипиево. Оглавление собирателя.

Былички о баннике. Гуренька — дух бани, хозяйка горенки, одежда ее точно соответствует костюму коми-ижемки. Мый нӧ, чӧловлы, тайӧ гӧстя воис да сійӧс колӧ кутны (Ну-ка перестань, вот гостья пришла и ее надо поймать) — мотив "нечистый дух успокаивает своего плачущего ребенка тем, что "вот пришел человек, его поймаем..." известен мансийскому фольклору (MSFOu, 101, S. 192-194). "Я же сказала тебе сейчас, не плачь, сынок! Видишь! Жирный глаз, жирный язык человеческий сам сюда пришел".— Сказала менкв-старуха своему плачущему сыну, когда в их дом вошел человек, герой легенды.

133. Шупӧдчӧм (Подсушка хлебов в овине). Записано в 1976 г. от И.В.Вахниной (74 лет), Прилузский р-н, с.Летка.

Быличка. Макар базаруйтімӧ (букв.— Макара побазарили) — попраздновали, повеселились. Печище — название деревеньки, части села Летки.

134. Бубыляысь пышйӧм (Бегство от бубыли). Записано в 1977 г. от А.Д.Лобановой (84 лет), Корткеросский р-н, дер.Эжол.

Быличка. Бубыля — домовой.

135. Еретникъяс (Еретники). Записано в 1977 г. от Г.И.Чувьюрова (72 лет), Усть-Куломский р-н, с.Деревянск.

Быличка. Колдуна, чтобы он не наслал порчу, "обманывали": проходя мимо него или мимо его дома, делали вид, что уже имеют какой-то недостаток.Еретник — колдун.

136. Пищаль портитӧм (Порча ружья). Записано в 1977 г. от А.И.Ветошкиной (75 лет), Корткеросский р-н, с.Керос.

Быличка. Случай, имевший якобы место в Керосе на самом деле, любят рассказывать жители села, добавляя при этом новые подробности. Вот, например, как эту историю рассказал С.Е.Панюков (55 лет). "Это я от пожилых мужиков слышал. Кире Степан был большим любителем петли ставить и белок стрелять. Однажды он встретился с Проке Иге (Игнатом Прокопьевичем) в охотничьей избушке и они поспорили меж собой. Проке Иге пришлось уйти из избушки. Но уходя он сказал: попомни, Степан Кириллович, ты не будешь больше охотиться! И точно. Один день вышел на охоту, другой, третий. Выстрелит — белка не падает с дерева. А из ствола ружья только желтая вода каплет. Так и пришлось ему повесить ружье. И совсем перестал охотиться".

137. Ӧврам Иван (Иван Аврамович). Записано в 1977 г. от В.И.Уляшева (72 лет), Усть-Куломский р-н, с.Керчомья.

Рассказ об охоте на зайцев с помощью капканов, ям-ловушек и... заговора. Интересно, что информант относится весьма скептически ко всякого рода рассказам о сверхъестественных существах, но однако не сомневается, что его бывший свояк обладал колдовскими чарами. Другой информант, также житель Керчомьи Н.П.Булышев, приписывает Ивану Аврамовичу еще большие колдовские способности: "Зайцев он ловил. В одну заячью яму сразу по девять зайцев попадало. Другой человек ловит, да ему по одному, по два зайца попадают, а.. ему сразу по 9 штук. И могут они выпрыгнуть да не прыгнут. Вот он какой был человек". Многочисленные рассказы о нем и о "силе" его волшебства, записанные нами от разного возраста жителей Керчомьи убедительно подтверждают, что образ этого керчомского колдуна приобрел в местной традиции чисто фольклорные черты.

138. Вый вошӧм (Пропажа масла). Записано в 1978 г. от Е.А.Михайловой, Корткеросский р-н, с.Нившера.

Быличка о знахаре, наказавшем охотника за его воровство.

139. Егор Сава (Савватий Егорович). Паспортные данные см. #138.

Быличка. Знахарь-охотник имеет в лесу своих помощников — леших. Арся вӧрӧ муномаӧсь вӧрасьны (В осенний лес пошли охотиться)— т.е. на осеннюю охоту вышли. Куим кытш чӧвт (Три круга брось) — т.е. начерти три круга. Веськыдвыв чӧвт (На правую сторону брось) — т.е. начерти круг по солнцу. О значении замкнутого круга в защите от злых духов в фольклоре карел см. Левонен Н.А. О древних магических оберегах.— В сб.: "Фольклор и этнография". Л., 1977, с.73-81.

140. Покойниклӧн петкӧдчӧм (Появление покойника). Записано в 1976 г. от Д.В.Мусаыовой, Прилузский р-н, с.Летка.

Быличка. Сійӧн и мыччысис рӧдительыс (Потому-то и появился родитель); родитель — покойник.

141. Вӧв подков (Лошадиная подкова). Записано Е.В.Козловой в 1978 г. от А.П.Костроминой (67 лет), Усть-Вымский р-н, дер.Лыаты.

Быличка. По представлениям коми, перед смертью какого-либо человека его родственникам является двойник этого человека и "извещает" о несчастье. Кӧзяйка ӧдвакӧ миян ловъя кокӧн волас (Хозяйка наша едва ли уж явится сюда живой) — букв.— едва ли на живых ногах когда-либо явится.

142. Чӧрсӧн кучкалӧм шы (Звук от ударов веретеном). Записано Е.В.Козловой в 1978 г. от О.И.Козловой (60 лет), Усть-Вымский р-н, дер.Лыаты.

Быличка об орте — двойнике человека.

143. Крӧвать улын тотшкӧдчӧм (Стук под кроватью). Записано Е.В.Козловой в 1978 г. от А.К.Козловой (49 лет), Усть-Вымский р-н, дер.Лыаты.

Быличка об орте.

144. Варыш керкаын (Ястреб в доме). Записано Е.В.Козловой в 1978 г. от X.А.Козловой (64 лет), Усть-Вымский р-н, дер.Лыаты.

Быличка об урес — предвестнике несчастья. Цата — сокращенное имя от Фелицата.

145. Вӧрса зверь керкаын (В доме лесной зверь). Записано Е.В.Козловой в 1978 г. от А.К.Козловой, Усть-Вымский р-н, дер.Лыаты.

Быличка об урес — предвестнике радостного события.

146. Орд чеплялӧ (Орт щиплет). Записано в 1977 г. от П.П.Ветошкиной (82 лет), Корткеросский р-н, дер.Эжол.

Быличка об орте — предвестнике несчастий.

147. Пасьтӧм гӧна морт (Нагой мохнатый человек). Записано в 1979 г. от В.Н.Конева (41 лет), Тюменская область, Шурышкарский р-н, пос.Васяхово.

Рассказ о встрече с лесным человеком по форме близкий к быличкам о леших, но, в отличие от быличек, персонажем его является не мифологическое, а якобы вполне реальное существо, напоминающее по описанию снежного человека. Информант из с.Мужи П.И.Чупров (44 лет) также подтверждает существование лесного человека.

"Это видел один хант из пос.Васяхово. Он даже дважды их видел. Он однажды был в Яраскагорте. Вдруг собаки подняли такой лай, прямо захлебываются. Смотрит: из лесу вышли двое. Высокие такие. Голые. А шерсть как у медведя, только короче, гладкая шерсть. Немножко ближе они стали, и его собака хвост поджала, к хозяину под ноги лезет. Ну, они ничего ему не сделали, а повернулись и снова в лес ушли. Я слышал о таких людях, что видят их, об этом еще в журнале "Вокруг света" писали, но сам не видел, не встречал".

Таких людей ханты называют — куль (черт). Вот еще один рассказ П.И.Чупрова, в котором "лесной человек" наделен некоторыми чертами сверхъестественного существа. "А куля ни разу я не встречал. Ни разу мне не попадались. Рассказывают только, что они девушек воруют. А собаке как трахнет — и сразу нет ее. Они мохнатые, шерсть как у медведя. Возле Васяхово их встречали люди.

А Василий Петрович рассказывал. Еду, говорит, по Оби. Возле поскотины проехал, из-за поворота выехал к Сергушке, а там Каменный мыс. А там на мысу-то очень сильное течение. Я, говорит, еду на калданке в Мужи и стал проезжать мимо Каменного мыса, а из сойма вышли два человека, что-то говорят между собой, но не поймешь о чем. Я гребу что есть силы, а моя лодка стоит на месте, и гребу, и течение должно нести, а лодка стоит, не движется.

Потом они немножко прошли и опять зашли в лес. Они в лес зашли, и лодка моя поехала".

Известие об убийстве "снежного человека" в районе Березово (Тюменская обл.), см. "Северные архивы". Ежегодник Тобольского Губ.музея, т.XVII, 1897, с.7-13.

Реклама Google: