Komi Zyrians Traditional Culture

КОМИ КУЛЬТУРА ГРАММАТИКА СЛОВАРИ ЛИТЕРАТУРА МУЗЫКА ТЕАТР ЭТНОГРАФИЯ ФОТОАРХИВ КНИГИ

КОМИ ЛЕГЕНДЫ И ПРЕДАНИЯ · КОМИ ЙӦЗКОСТСА ВАЖ ВИСЬТЪЯС · Юрий Рочев, 1984.

Рассказы, связанные с почитанием животных и растений
Пемӧсъясӧс да быдмӧтъясӧс вежавидзӧм йылысь висьтъяс

Парк им.Кирова вечером, Сыктывкар, октябрь 2008.

78. СЕРНИТЫСЬ ПУЯС

Кык охотник коркӧ важӧн Емва йылын сёрмасны войын да коз улӧ узьмӧдчасны. Тӧдтӧм вӧр керкаад либӧ пу улад узьмӧдчан да век тай юасьлан:

— Избушка-матушка, пусти ночевать!

Охотникъясыд, кӧнешнӧ, сідз жӧ юаласны козлысь. Юасьтӧг оз узьмӧдчыны.

Войнас сэсся найӧ и кылӧны, быттьӧ локтас да шуас:

— Мамыд пӧ тай кулӧ, мамтӧ видлыны он-ӧ волы?

А налӧн козйыд шуас:

— Ме пӧ ог мун, узьысьяс пӧ локтісны да мед пӧ узясны. Аски ме локта.

Сэсся бӧрти, коркӧ войнад, сажень кызь сайын гып кылӧ пӧрӧ пу.

Асыв охотникъяс видзӧдӧны да ина, пӧрӧма пӧрысь коз. Мам козйыс и кулӧма войнас.

РАЗГОВАРИВАЮЩИЕ ДЕРЕВЬЯ

Однажды в старину два охотника в верховьях Выми припозднились и заночевали под елью. А когда случается ночевать в незнакомой избушке или под деревом, обычно спрашиваешь:

— Избушка-матушка, пусти ночевать!

Охотники, конечно, так же спросили у ели. Без спросу не заночевали.

Ночью они и услышали, будто кто-то подошел и сказал:

— Мать твоя умирает, не сможешь ли навестить свою мать? А ель ответила:

— Я не пойду, ночующие пришли, пусть спят. Завтра утром приду.

Потом позже, ночью, в саженях двадцати от них слышно было, как с глухим стуком рухнуло дерево.

Наутро охотники смотрят — и верно, упала ель. Это ель-мать и умерла ночью.

79. ШӦПКӦДЧЫСЬ ПОЖӦМЪЯС

Расов Петырлӧн батьыс вӧлі шуӧ и мукӧд охотникъясыс тожӧ шуӧны, мый кӧнкӧ пармаас быдмӧ ӧти ыджыд пожӧм, а мӧд пожӧм пӧ кӧнкӧ ылын. Найӧ кык пожӧмыс ӧта-мӧдыскӧд шӧпкӧдчӧны, ӧти пожӧмыс мӧд пожӧмыскӧд.

Вот, сійӧ пожӧм улын позьӧ, висьталам, шойччыны. Этійӧ примитӧ ас улас узьны. Кӧнкӧ пӧ ӧти пожӧмыс тайӧ быттьӧ, мӧд пожӧмыс пӧ ылын, джуджыдӧсь да ӧта-мӧдтӧ аддзӧны да сэки пӧ и шӧпкӧдчӧны.

"Существа растительного мира", художник Юрий Размыслов.
Персональная выставка, Коми Национальная Галерея, Сыктывкар, 2007.

Сідз тай висьтавлӧны-а, кӧні сэтшӧм пожӧмъясыс, ми ог тӧдӧ да. Кодкӧ, но быттьӧ коді вӧралысьяс, найӧ тӧдӧны сійӧ пожӧмъяссӧ, а мукӧдыс быттьӧ сэсся ог тӧдӧй. Оз петкӧдлыны, гашкӧ-й абу да. Ог тӧдӧ сэсся.

ПЕРЕШЕПТЫВАЮЩИЕСЯ СОСНЫ

Отец Петра Расова рассказывал и другие охотники тоже говорили, что где-то в парме растет одна высокая сосна, а где-то далеко имеется вторая сосна. Эти две сосны перешептываются между собой, одна сосна с другой сосной.

Вот, под этой сосной можно, скажем, отдохнуть. Она принимает на ночлег. Где-то одна сосна, скажем, здесь, а вторая сосна далеко, и они такой высоты, что видят друг друга, и тогда шепчутся между собой.

Так рассказывают, а где эти сосны находятся, мы не знаем. Настоящие охотники лишь знают эти сосны, а такие, как я, не знают. Не доказывают, а может, и нет их. Не знаем.

80. ӦЛЕШ ЯККӦД ИНА ВӦВЛӦМТОР

"Деревья как люди", композиция; глина, лепка, глазурь. Валерий Торопов, персональная выставка, Коми Национальная Галерея, Сыктывкар, 2009.

Ӧлеш Як, кӧнешнӧ, охотник, Тыла мӧдлапӧлысь, сэтшӧм деревня миян выйим.

Но вот, коркӧ сійӧ вӧлӧм вӧралӧ Кедва Изйын, Кедва ю йылын. Вӧрӧ петӧма войколӧн да, значит, Кокля бокӧ сёрмӧма. Кокляыд миян дзоля ю. Сёрмас дай узьмӧдчас коз улӧ. Пес карас, биасяс и быдӧн. Но козйыслысь оз юась, вунӧдас ли мый ли, прамо биасяс. Пу улад узьмӧдчигад тай колӧ юавны, ыштӧ лэдзышт тэ менӧ, козйӧ-матушка, узьыштны.

Но биасяс и урсӧ кутас карны. Ті ног кӧ кульны, а миян ур карӧмӧн шуӧны. Друг сэсся сылы кылас гӧлӧс:

— Вай пӧ пет коз увсьыс, пет!

Видзӧдлас да некод нинӧм оз тыдав, а гӧлӧс век кылӧ, пет пӧ коз увсьыс и прӧст.

Мый сэсся, лоӧ сылы, кӧнешнӧ, пышйыны мӧд коз улӧ да сэн выльысь пестысьны.

Сійӧ козйыслысь юалас нин да спокойнӧя узяс мӧд асылӧдз.

Тӧдтӧм вӧр керкаясын либӧ пу улын узьнытӧ век тай колӧ юасьны.

ПОДЛИННЫЙ СЛУЧАЙ С ЭЛЕШ ЯКОМ

Элеш Як, конечно, охотник, он из Отлы, из Заречья, есть у нас такая деревенька.

Ну вот, однажды он охотился на Тимане в верховьях Кедвы. Пошел в тайгу с ночевкой и, значит, возле Кокли припозднился. Кокля— это у нас маленькая речка. Припозднился и заночевал под елью. Приготовил дров, развел костер, и так далее. Но не попросил разрешения у ели, забыл или что, так прямо и развел огонь. А когда под деревом заночевать хочешь, как известно, надо спрашивать, дескать, пусти ты меня, ель-матушка, на ночлег.

Ну, он костер развел и стал белок разделывать. По-вашему снимать шкурку, а у нас говорят — белку разделывать. И вдруг ему послышался голос:

— А ну-ка, выходи из-под ели, выходи!

Посмотрел — нигде никого не видно, а голос все повторяет, выходи, мол, из-под ели да и только.

Ну что, пришлось ему убежать под другую ель и там снова костер разводить.

У этой ели он уже спросил разрешение и спокойно проспал до утра.

Надо всегда спрашивать позволения, если надо заночевать в незнакомой охотничьей избушке или под деревом.

81. "ОГ НА ЭШТЫ!"

Тайӧ меным ыджыд айӧ на висьтавліс. Отчыд сійӧ вӧрӧ мӧдӧдчас. А верст дас сайын миян эм видз, пожня, Вадвисдор шусьӧ. Вадыс сійӧ миян озеро. Вис, вискаты — проточнӧй ты. И сэні видз вылас быдмӧ вӧлӧм зэв джуджыд коз пу.

Ыджыд айӧ локтас коз пу дорас да узьмӧдчас. А шуӧны, узьмӧдчигӧн, коз улын ли, керкаын ли, колӧ тотш-тотшкерны да шуны: "Керкаӧ, керкаӧ, лэдз менӧ узьны, видз менӧ быд лёкысь и притчаысь, лёк войтырысь, тӧлысь падераысь!" Сэсся колӧ олыштны и недыр мысти пырны. А коз улӧ кӧ узьмӧдчан, колӧ козыслы торторкерны да шуны: "Козйӧ, козйӧ, лэдз менӧ ас улад узьны; видз менӧ лёк йӧзысь, биысь и ваысь, лёк зверьясысь, тӧлысь падераысь!"

Ыджыд айӧ эз вӧв код ни нинӧм, пӧ праздникам неуна юлывліс, но эз вӧв пьяница, да и вӧрӧ мунігӧн ӧд оз жӧ босьт, сэсся и дас верстсӧ ӧд сійӧ нин муніс.

Вот сэсся сійӧ пӧрччысяс, пусяс, сёяс и узяс. Аскинас садьмас, бара пусяс, сёяс-юас, и чукӧртӧ сэсся кӧлуйсӧ, пасьтасьӧ туйӧ петны. И друг сылы гӧлӧс кылас, кылӧ гӧлӧс: "Ог на эшты!"

Сэсся ыджыд айӧ тэрмасьтӧг мӧдӧдчас. Коз пусянь мунас, и сэк зэв ыджыд тӧв ныр кыпӧдчас, тӧв ныр кыпӧдчас и коз пусӧ сійӧ пӧрӧдас. Да пу йылыс ыджыд айӧлы мышку саяс усьӧ, но сылы оз инмы.

Картина "Дерево-старик" и автор Полина Кузнецова, 9 лет,
Детская выставка, Сыктывкар, 2009.

Ыджыд айӧ бӧрвыв сэсся и шуӧ вӧлі: ме пӧ вӧзйыси козйыдлы да сійӧ пӧ и кылі гӧлӧссӧ, ог пӧ эшты на, морт пӧ на эм. А муні да вот пӧ и пӧродіс.

А сійӧ пӧрӧм кос пусӧ ме аддзылі на. Сійӧ вӧлі дзикӧдз нин рушмӧма, но абу тай весалӧмаӧсь-а. Видз межаӧн на сійӧ пуыс вӧлі. Мыйла пӧри сэсся, ог тӧд-а.

"Я ЕЩЕ НЕ ГОТОВА!"

Это мне рассказывал еще дед по матери. Однажды он пошел в лес. А верст за десять у нас есть луг, пожня, называется Вадвисдор. Вад — это по-нашему озеро. Вискаты — проточное озеро. И там на этом покосе росла очень высокая ель.

Дед пришел к этой ели и заночевал. А сказывают, что, когда собираешься ночевать или под елью, или в избушке, надо постучаться и сказать: "Избушка, избушка, пусти меня спать, храни меня от всего плохого, от беды, от плохих людей, от буйного ветра!" Потом нужно немножко подождать и через некоторое время войти. А если собираешься ночевать под елью, надо постучать пӧ ели и сказать: "Ель, ель, пусти меня под себя ночевать; храни меня от плохих людей, от огня и воды, от диких зверей, от буйного ветра!"

Дед мой не был пьян, он по праздникам немного выпивал, но не был пьяницей, да и в лес ведь не возьмешь вина, к тому же он уже прошел десять километров.

Вот он разделся, сварил ужин, поел и поспал. Наутро проснулся, снова приготовил пищу, поел-попил и начал собирать снаряжение, стал одеваться, чтобы выйти в путь. И вдруг он услышал чей-то голос, кто-то сказал: "Я еще не готова!"

После этого дед не спеша отправился. Отошел от ели, и в это время неожиданно налетел сильный порыв ветра и свалил ель. И вершина дерева упала как раз за спиной деда, но его не задела.

После дед и рассказывал: "Я,— говорит,— попросился на ночлег к ели и ее голос я и слышал, дескать, не готова еще, человек еще есть. А как я ушел, так и повалило ветром".

А это упавшее сухое дерево еще я видела. Совсем уже отрухлявевшим было, но его не убирали. Знаком сенокосной межи еще это дерево служило. А почему упало, в общем-то я не знаю.

82. ОЛЫСЯ КЕДРИ

Карисны айкояс охотникъяскӧд вӧр керка ыджыд кедри улын. Кедри дорас кор матыстчан, кылӧ, кыдзи кедриыс шумитӧ, а тӧв абу, лӧнь. И мукӧдыс ставыс повзисны, эз кутны овны сы керкаас. А айко миян некодысь оз пов да кольччис сэн овны. Сэсся пуӧ чай, а ӧбӧсыс друг воссис, и пызан вывсьыс ставсӧ чышкис-нуис пос вылас, пӧртсӧ порӧдіс и.

Но бара мӧд пӧв кутіс пузьӧдчыны. Толькӧ кутіс сёйны лӧсьӧдчыны, бара воссис ӧбӧсыс и ставсӧ шыбитіс. А ывла вылын лӧнь, некутшӧм тӧв абу. Ӧбӧссӧ гезйӧн гартіс-кӧрталіс топта и сёйис-юис и узьны водіс.

Толькӧ водіс, ӧшиняс кодкӧ тарквартіс. "Но,— думайтӧ,— кодкӧ на и гӧсьт локтӧ". Видліс — некод абу. Толькӧ водіс, бара кодкӧ таркӧдчӧ. Ӧбӧссӧ восьтіс, видзӧдӧ — некод абу, ӧшинь дорас некутшӧм кок туй оз тӧдчы.

"Тайӧ, тыдалӧ, кодкӧ мӧд таркӧдчӧ, оз кӧсйы, медым ме тан олі. Ничего,— думайтӧ,— ме абу полысь рӧдысь".

Бара кӧртавліс ӧбӧссӧ да водіс, а бокас пищальсӧ пуктіс.

Кодкӧ стенас — гым! Ӧтпыр и, мӧдысь и. Сэсся кылӧ ӧбӧсыс воссис и сы дорӧ матыстчис, а ачыс оз тыдав. А биыс ачыс кусі. Сэсся матыстчис айко дорӧ да пельпомас тапвартіс да висьталӧ: "Сувт!" Сідз кымынкӧысь висьталас и тапвартас. А айко эськӧ и мӧдӧ сувтны, но оз вермы дажӧ вӧрзьыны.

Но коркӧ сэсся лэдзис жӧ да айко ӧдйӧджык пасьтасис и муні, лэччис керкаӧ. И унсӧ сылысь пырпыр торкис, оз вермы унмовсьыны и все. Нёль сутки узьтӧг лэччас да керкаӧ воас да тшӧктас кульсьӧдны. А ачыс этадз пызан саяс пукалӧ да толькӧ кинас быдлаӧ петкӧдлӧ и висьталӧ: "Этія код? Этія код?" А кытчӧ петкӧдлӧ кинас, нинӧм абу.

Сэсся чай кутас юны да юрыс ки вылас усьӧ и унмовсяс. Дзонь сутки пызан саяс и узяс.

Сэсся бӧрвыв и висьталас: "Ме ӧд нёль сутки эг узь, нӧшта кӧ этша, и узьтӧмысла кувны верми".

Недыр мысти сы бӧрын сэсся и кулі айко.

ОБИТАЕМЫЙ КЕДР

Мой отец совместно с другими охотниками построили охотничью избушку под большим кедром. А когда приближаешься к этому кедру, слышно, как кедр шумит, хоть и нет ветра, штиль. Поэтому другие все испугались, не стали жить в этой избушке. А отец наш никого не боялся, и он остался там жить. Стал кипятить чай, и вдруг дверь открылась, и со стола все подмело-сбросило на пол, даже котелок опрокинуло.

Ну, он снова начал кипятить. И только приготовился поесть, опять дверь открылась и все сбросило. А на улице штиль, никакого ветра нет. Дверь веревкой скрутил-привязал накрепко, поел-попил и лег спать.

Только лег, кто-то в окно торкнул. "Ну,— думает,— гость еще какой-то идет". Посмотрел — никого нет. Только лег, кто-то опять стучит. Открыл двери, смотрит — никого нет, и под окном никаких следов не заметно.

"Это, видно, кто-то другой стучит, не хочет, чтобы я тут жил. Ничего,— думает,— я не из рода трусливых".

Снова привязал дверь и лег, а рядом ружье положил.

Кто-то в стену — трах! И один раз, и другой. Потом, слышно, дверь отворилась и к нему подошел кто-то, а самого не видно. А огонь сам собой потух. Потом он подошел к отцу, хлопнул пӧ плечу и говорит: "Встань!" Таким образом несколько раз произнес и хлопнул. А отец и хочет подняться, но не может даже сдвинуться с места.

Ну, наконец тот отпустил отца, и он оделся побыстрее и ушел, отправился домой. И у него отняло сон, не может уснуть и все. Четверо суток без сна шел домой, пришел, велел себя раздеть. А сам сидит за столом указывает рукой в разные стороны и говорит: "Кто это? Кто это?" А куда указывает рукой, там никого нет.

Потом стал пить чай и уронил голову на руки, и тут же уснул. Целые сутки так за столом и спал.

Потом уже позже сказал: "Я ведь не спал четверо суток, еще бы немного и умер бы, наверно, из-за бессонья".

После недолгого времени с того случая и умер отец.

83. БУБЫЛЯ

Быдсяма повзьӧдлысьсӧ миян шуӧны бубыля. Батьӧ миян коркӧ вӧр керка вӧчлӧма суседкӧд. Сэсся сэтчӧ вӧлі ветлӧдлывлӧны вежласьӧмӧн, первой ӧтиыс, сэсся мӧдыс. А вӧлӧм сэтшӧм поверъя. Локтан керкаас да колӧ сетны знак, мый сэтчӧ пырны кӧсъян. Сійӧ олысьсӧ медым юӧртны, а то, оз кӧ кывлы тэнад локтӧмтӧ, йӧзалас да кутас мешайтчыны тэныд овнысӧ. Локтігад на колӧ либӧ чорыда кызӧктыны, либӧ вачкыны мыйӧнкӧ керка пельӧсад.

Коркӧ суседным миян турунла каяс, да поводдяыс лёкмас, капканъяс вӧлӧма сиялӧма да ни ӧти кӧч абу шедӧма. Сэсся, сӧвтчыны мунны да, сійӧ скӧрысь вомгорулас видчигтыр керкаад пырас, нопторсӧ, узьмӧдчыны кӧсйӧ да, шыбитны. Ӧдзӧссӧ восьтігас нин дум вылас усьӧ: "Аттӧ, лёка ӧд лои!" Эз юӧрт да. Сэсся ӧдзӧссӧ восьтас, а быттьӧ кок увтіыс мыйкӧ толькӧ вуджӧрасьыштіс. "Аттӧ,— шуас,— лёка ӧд лои!"

Но ладнӧ. Тэчсяс-керас, локтас, пусяс, сёяс и сэсся водас. Сӧмын на унмовсяс, кодкӧ быттьӧ пырас да сы вылӧ шлап водас. Водас да сійӧс кутас личкыны. Личкӧ, но нин лолавны оз вермы, сідзикӧн. Сэсся кыдзкӧ вештас вылыссьыс и садьмас. Видлас — некоді некӧн абу. Бӧр водас. Толькӧ вугыртас, бара сы вылӧ кодкӧ водас. Бара сідзи жӧ вештас вылыссьыс да садьмас. Коймӧдысь бара водас, бара и воас.

Сэсся этадзи пӧ пельясӧдыс босьтас да нар вывсьыд сійӧс тойыштас. А пельыс быттьӧ кыз дӧра кодь, юр куш-а. Пельясӧдыс босьтас да нар вывсьыд сійӧс йӧткыштас. Босьтас черсӧ да сійӧс крестӧн моз керавлас. Сэсся бисьыд босьтас ӧгыр да ӧгырнас быд пельӧсӧд новлӧдлас, а ачыс молитва да мый да лыддьӧ. Бубыляыд на ӧд вӧлӧм шуӧ сылы узигад: вешйы пӧ татысь, менам пӧ тайӧ местаыд! Сэсся черӧн кералӧм бӧрад нин асылӧдз некод оз вӧрзьӧдлы.

Гортӧ мӧд асывнас локтас да батьлы висьталас. Бать коркӧ кайлас жӧ сэтчӧ да эськӧ быдсямасӧ нин вӧчас, мый колӧ. А войнас оз жӧ сет узьнысӧ, бара жӧ вӧлӧм вӧтлӧ керкасьыд батьӧс. Сэсся коркӧ монь кайлас гожӧм турун пуктыны рӧбӧтничакӧд да рӧбӧтнича сійӧ узьӧ, нинӧм тӧдтӧг, а моньлы оз сет узьнысӧ. Куимысь чеччӧдас да сідз оз и сет узьнысӧ. Коркӧ сэсся и ми воккӧд кайлам да миян нинӧм эз висьтавны та йылысь. Ми тай нинӧм тӧдтӧгыд зэв бура узьлам-а.

БУБЫЛЯ

Всевозможных пугал у нас называют бубылями. Когда-то наш отец совместно с соседом построили себе охотничью избушку. И туда ходили попеременке, сначала один, потом другой. А существовало такое поверье. Как приходишь к избушке, надо дать знак, что хочешь войти в нее. Это чтобы предупредить живущего в ней, иначе, если он не услышит твоего прихода, то обнаружится и будет мешать жить. Прежде чем войти, надо либо громко кашлянуть, либо чем-то стукнуть в угол избушки.

Однажды наш сосед поехал за сеном, погода в это время испортилась, а у него были насторожены капканы, но ни один заяц на этот раз не попался. Перед тем как пойти накладывать сено на воз, он, о чем-то про себя ругаясь, вошел в избушку — надо было оставить кое-какие пожитки, так как решил переночевать здесь. Уже открывая дверь, он вспомнил: "Ах ты, нехорошо получилось!" Не известил о приходе. Открыл он двери, и ему показалось, будто какая-то тень промелькнула под ногами. "Ах ты,— сказал он,— нехорошо получилось!"

Ну ладно. Накидал воз сена, пришел, сварил ужин, поел и лег спать. Только заснул, показалось, будто вошел кто-то и шлепнулся-лег на него. Лег и стал давить. Давит так, что дышать не может. С трудом он сбросил с себя тяжесть и проснулся. Посмотрел — нигде никого нет. Опять лег. Только задремал, опять тот на него навалился. Опять так же сбросил с себя и проснулся. Третий раз лег, и опять тот пришел.

Затем он вот так схватил его за уши и столкнул с нар. А уши у него якобы как будто посконные, голова же лысая. Взял за уши и сбросил его с нар. Затем взял свой топор и крест-накрест рубанул его. Затем взял горячие угли и обнес ими все углы избушки, а сам между тем молитвы произносит. А бубыля, оказывается, еще во время сна говорил ему: убирайся, мол, отсюда, это, мол, мое место! Потом уж после того, как топором порубил, никто больше до утра его не тревожил.

На следующее утро он приехал домой и рассказал об этом отцу. Отец как-то тоже ездил туда и вроде бы уже предпринял все предосторожности, какие при этом требуются. А ночью ему тоже не дал спать, тоже, оказывается, выгонял из избушки отца. Потом как-то сноха моя летом на сенокос ездила с работницей, и работница спит ни о чем не ведая, а снохе тоже не давал спать. Трижды будил ее, но так и не дал уснуть. Потом и мы как-то с братом были там, а нам об этом ничего не рассказывали. Мы, не зная о его проделках, очень хорошо спали.

84. ЛОДДЯ БОКЫН УЗЬМӦДЧЫЛӦМ

Коркӧ батьӧяс дядьӧяскӧд куимӧн узьмӧдчасны лоддя бокӧ. Батьӧ пукалӧ вӧлӧм шӧрас, а дядьӧяс бӧкъясас. Лоддясӧ ӧд тӧдан, кыдзи вӧчӧны? Чомтор сувтӧдасны, а кокладорас би пестӧны. Сэсся батьӧ чай юӧ, а вокъясыс нин узьӧны.

Сэсся вӧрсьыс морт петӧ, ловъя, пищаля. Локтас да вӧзйысьӧ: "Лэдз, дядьӧ, чомъяд".—"А кыдзи пӧ ме тэнӧ лэдза, ми асьным куимӧн, миян сідз нин дзескыд да. Пуксьы пӧ, колӧкӧ, би дорас, шонтысь". А ачым пӧ кокъясӧдныс дернитла да шуала: "Детинаяс, чеччӧ, чеччӧ, морт сёйысь ӧд локтіс!" Найӧ узьӧны. Мортыд и шуӧ:

— Тэ чомъяд лэдз, а татшӧм биыд ӧд менам и аслам выйим.

— А кысянь нӧ ачыд локтан?

Да висьталӧ:

— Лёк ёльсянь.

Но сэсся и шуӧ: "Эн кӧ лэдз, мен колӧ аслам лоддяӧдз воӧдчыны".

И муні. Толькӧ берді, сэсся и кыкнанныс вокъясыс чеччисны.

НОЧЕВКА У ОХОТНИЧЬЕГО КОСТРА

Однажды отец с моими дядьями заночевал у охотничьего костра. Отец сидел посередке, а дяди мои пӧ бокам. А охотничий костер ведь знаешь, как строят. Ставят небольшой шалашик, а со стороны ног разжигают костер. И вот отец сидит, пьет чай, а братья уже спят.

Вдруг из лесу вышел человек, в лузане, с ружьем. Подошел и просится: "Дядя, пусти в свой шалаш".—"А как же я тебя пущу, мы и сами трое, нам и самим тесно. Садись, если надо, к костру". А сам тем временем трогает спящих за ноги и говорит: "Парни, проснитесь, проснитесь, человека едящий ведь пришел!" Они спят. Человек-то и говорит:

— Ты в шалаш впусти, а такой огонь у меня и у самого есть.

— А откуда идешь?

— От лесной речушки Лёк,— говорит гость. А потом и продолжил: "Раз не впустил, придется мне идти до своего костра".

И ушел. Только скрылся из виду, оба брата проснулись.

85. МИРОН КЕРКА

Мирон керка. Гожӧмбыд сэтӧн олӧмаӧсь пуктысьысьяс, пывсьӧмаӧсь. Сэсся и миян кайисны лысьтысьны, мӧс лысьтыны кайисны, и ломтасны пывсянтӧ сійӧ. Ломтасны и детинатӧ ыстасны, дас вит арӧса детина миян волі, вок менам.

 Баня.  Декоративная тарелка, эпоксид. 
 Персональная выставка Вячеслава Кислова, 
 Коми Национальная Галерея, Сыктывкар, 2008. 

— Вай, пиӧ, душ пывсьы мун!

Ягас пывсьыны каяс, пывсянӧ пырас, пӧрччысяс, кӧсъяс коясьны, и шыасясны морт гӧлӧсӧн: гожӧмӧыд пӧ дӧзмӧдчисны, дӧзмӧдчисны дай бара пӧ локтісны дӧзмӧдчыны, юалӧм ни висьталӧм!

Детинаыд сэсся курыштас кӧлуйтӧ-й, оз и вежӧртлы кыдзи-й петас. Лэччас сэсся мамысъяс дінӧ бӧр: "Мунӧ пӧ кайӧ пывсьӧ, мамӧ. Ме пӧ тай мый пывси, пывси-а".

А сэсся пӧ казяласны старукаясыд: "Тайӧ пӧ не то, навернӧ пӧ, тайӧс повзьӧдӧма".

Сэсся каясны да ӧти баба ёна вӧзйысяс пывсянлы. Сэсся пывсясны. Налы нинӧм оз кажитчы.

Локтасны да висьталас сэсся: "Морт гӧлӧсӧн пӧ и шыасисны. И омӧля пӧ и вежӧртлі сэтӧні, повзи пӧ сы выйӧдз".

[— А кыдзи вӧзйысьӧны?]

"Пывсянӧ, шондыбанӧ пӧ, лэдз миянӧс пывсьыны, пывсян олысьӧ пӧ, лэдз миянӧс пывсьыны". "Господьӧ, благословит",— первӧй шуасны. Сэсся пывсян олысьяслы да пывсянлы вӧзйысясны: "Господьӧ, благословит пӧ да пывсян олысьяс пӧ да пывсянӧ, шондыбанӧ, лэдз миянӧс пывсьыны!"

МИРОНОВА ИЗБУШКА

Миронова избушка. Все лето там жили сенокосчики, использовали и как баню, и как жилье. После них и наши однажды поехали туда, поехали коров доить и затопили ее под баню. Затопили и послали первым мальчика, пятнадцатилетний подросток у нас был, брат мой.

— Давай, сынок, иди попарься в первый пар.

Пошел он париться в лес, вошел в баню, разделся, хотел плеснуть воды на каменку и вдруг человеческим голосом кто-то произнес: целое лето, говорит, досаждали, досаждали и опять, говорит, пришли досаждать, ни просьбы, ни предупреждения!

Подросток сгреб свои вещи и выскочил не помня себя. Потом пришел к матери и остальным женщинам: "Идите,— говорит,— парьтесь, мама. Сколько мне нужно было париться, я попарился".

А старушки догадались: "Тут что-то не то, наверно, его испугал кто-то".

Потом они пошли, и одна женщина очень долго обращалась с просьбой к бане. Затем попарились. Им ничего не почудилось.

Лишь когда вернулись, он рассказал, что, мол, по-человечески к нему обратились и что он, мол, плохо и помнит себя, так испугался.

[— А как обращаться к бане?]

"Банюшка, солнцеликая, пусти нас попариться, в бане живущий, пусти нас попариться". Сначала говорят: "Господи, благослови". Потом обращаются к живущим в бане и к самой бане: "Господи, благослови, в бане живущие, банюшка, солнцеликая, пусти нас попариться".

86. ОШКӦД СЁРНИТӦМ

Расовыд ӧд важӧн нин кыйсьӧ, прӧмысловик сійӧ. И Расовыд шуліс: ошкыд пӧ ӧд век орччӧн тэкӧд, сійӧ пӧ мортлы зэв бур друг, сылы кӧ бура шуан, сійӧ лэчьястӧ оз вӧрзьӧд, мыйта аслыс колӧ босьтас, а тэныд пайсӧ век жӧ пӧ коляс. А саныдлы кӧть висьтав, кӧть эн.

Отчыд пӧ ошкыс кутӧма сылысь сьӧла лэчьяссӧ босьтавны водзвылас, мӧдіс пакӧсьтитчыны. Сэсся Расовыд сылы и шуас: вай пӧ кольышт меным, менам пӧ ӧд сы мында труд пуктӧма, ставсӧ пӧ ӧд он жӧ босьт. Сэсся ошкыс оз кут водзвывсьыд босьтавны. Аслыс пӧ пай и сылы пӧ пай.

ОБРАЩЕНИЕ К МЕДВЕДЮ

Расов уже издавна занимается охотой, он промысловик. И Расов как-то говорил, что медведь всегда рядом находится, он большой друг человека, и если к нему обратиться по-доброму, он не тронет твоей добычи, сколько самому ему надо — возьмет, но и тебе твой пай оставит. Не то, что росомаха, ей хоть говори, хоть нет.

Однажды медведь стал брать у него из петель рябчиков наперед Расова, стал пакостить. И Расов будто бы обратился к нему с такими словами: оставь, дескать, и мне, у меня ведь на это столько труда вложено, не будешь же ведь все до единого брать. И будто бы медведь не стал брать наперед из его петель рябчиков. Себе брал пай и охотнику пай выделял.

87. ОШКӦД ПАНЫДАСЬЛӦМ

Нелямынӧд воын ме вӧлі на зэв дзоля, Иванлы, ыджыдджык вокӧлы, дасӧд во мунӧ волі. А айко миян нэмсӧ кыйсис.

— Ягын,— висьталӧ сійӧ,— оз ков повны некодысь, толькӧ мортысь.

Ветлім ми коркӧ вотчыны. Айко нуӧдіс ягӧ зэв уна баба, ми тшӧтш мунім. А катӧдӧ вӧлі зэв ылӧ да сувтім шойччыны.

Сэтӧн аддзим ош кок туйяс, а этша ылынджык, руалӧ толькӧ, ыджыд сітъяс. А айко висьталӧ:

— Ті шойччӧ, а ме ветла боклань.

Но ми тшӧтш Ванькакӧд сы бӧрсянь кыйӧдчигмоз мушм.

Этша и мунім-а, воча локтӧ, ачыс. Айко сувтіс да зэв спокойнӧя кутіс сыкӧд сёрнитны. "Мун,— висьталӧ,— ас туйӧдыд. Ми тэнӧ ог вӧрзьӧдлӧ, и тэ миянтӧ эн жӧ повзьӧдлы. Мун!"

И ошкыс станӧвитчис да сувтіс бӧр кокъяс вылас да сьӧлаліс-пызйис айкоӧс. Шлюдь ва лои паськӧмыс айколӧн.

Сэсся сійӧ бӧр сувтіс нёль кок вылас. Бергӧдчис да и муні ньӧж-вӧляӧн ягас. Сэсся айко воис миян дорӧ да и висьталӧ:

— Но, шойччинныд? Оні сэсся позьӧ водзӧ кайны.

ВСТРЕЧА С МЕДВЕДЕМ

В сороковом году я был еще очень маленьким, а Ивану, моему старшему брату, шел тогда десятый год. А отец наш весь свой век охотился.

— В лесу,— говорил он,— никого не надо бояться, только человека.

Однажды мы ходили собирать ягоды. Отец повел в лес очень много женщин, мы тоже пошли с ними. А вел он нас очень далеко, поэтому остановились, чтобы немножко отдохнуть.

Там мы обнаружили медвежьи следы, а немножко дальше увидели медвежий помет, только пар идет. А отец и сказал:

— Вы отдыхайте, а я схожу в сторонку.

Ну, мы тоже с Ванькой пошли тайком за ним следом.

Немножко и прошли, а он идет, сам. Отец остановился и очень спокойно стал с ним разговаривать. "Иди,— говорит,— своей дорогой. Мы тебя не трогаем, и ты нас не пугай. Иди!"

И медведь остановился, встал на задние лапы и всего отца оплевал. У отца одежда насквозь стала мокрой.

Потом он снова встал на четвереньки. Повернулся и тихо-тихо пошел в лес. Потом отец пришел к нам и сказал:

— Ну, отдохнули? А теперь можно дальше двигаться.

88. АГИЕВ ГЕНЯ

Воддза воас арнас веськалім Агиев Генякӧд делянкаяс вундавны лесопунктлы. Дереваннӧй ю бокас, Чумана ёль шусьӧ, сэтчӧ. Сэсся ми сыкӧд пуксим, и Геня шуис: "Вот тайӧ визир вылас ме ошкӧд паныдасьли". Ме шуа, мися, висьтав, кыдзи вӧлі, мый да. Ме пӧ батьяслысь, сійӧ шуӧ, лэчьяссӧ лӧсьӧдала. Батьыслысь лэч туйсӧ, кыті лӧсьӧдӧ, а кыті самалӧ.

Сэсся пӧ сійӧ визирӧдыд видзӧда да водзвылын толькӧ пӧ тюрӧ-локтӧ, сійӧ жӧ визир кузяыс. Юр пӧ лэдзӧма. Ме пӧ эськӧ ылысянь аддза. Сэсся пӧ нарошнӧ куті колскӧдны гора пуад, мед ылысянь аддзас да мыйкӧ кӧть вӧчас. Нинӧм пӧ оз кыв. Ме ог тӧд, мый пӧ сійӧ сы ӧдъяӧ локтӧ. Вот-вот локтас. Ме пӧ ещӧ думышті, час пӧ, дрӧб пӧ вежи ружьеысь, сэтчӧ пӧ пуля сюи, а запасӧн пӧ вомӧ сюи мӧд пуля, мыйкӧ кӧ лоас ли мый ли.

Сэтчӧдз пӧ ӧд локтіс да кык метра сайын пӧ сэсся друг быттьӧ сувтіс, надзӧникӧн кок йылас пӧ сувтны кутіс, кыккокйыв, дзик воча. Ме визир вылас, и сійӧ пӧ визир вылас. Думыштіс: "Код тайӧ сувтіс менам туй шӧрӧ?" Ме пӧ сэсся пышйыныд эг жӧ гӧгӧрво, гашкӧ, пӧ сійӧ водзджык кежас. Кык метра сайӧ сувтіс, зэв пӧ лӧсьыд синмӧн видзӧдӧ ме вылӧ, ме пӧ тожӧ видзӧда. Вомын пӧ пуляыс. Ружье пӧ лыйны ог лысьт. Сэсся пӧ думайтіс, думайтіс, ог тӧд, мый думайтіс. Сэсся пӧ ки пыдӧсас сьӧлыштіс, карснитіс пӧ ки пыдӧсас, сэсся пӧ мен сійӧ ӧвтыштіс дульнад. Ме пӧ шуйга киӧн чышкася, нинӧм пӧ ог аддзы, чужӧмӧ пӧ ӧвтыштіс, ставыс пӧ дуль. Ӧвта, ӧвта. Сійӧ пӧ ещӧ на видзӧдіс сюся. Мӧдысь пӧ карснитіс. Но, обычнӧ ӧд сьӧлалоны, а сійӧ, висьталӧ, ки пыдӧсас пӧ, лапаас сьӧлыштіс да ӧвтыштіс пӧ. Сэсся пӧ ставыс тыри, этадзи пӧ керася. Висьтавліс мен сійӧ, да менам серам петӧ. Сэсся пӧ коймӧдысьсӧ, ог тӧд дышӧдіс, али мый, совершеннӧ пӧ бокӧ кежис да муніс дай.

Сэсся пӧ и, мунӧм бӧрад, вомысь патронсӧ кыски пулянас, и пуляыс пӧ лямалӧма пинь костад, сӧчӧн кодь пӧ лоӧма. Но вомад пуляыд, патроныд, сэсся повзьӧм вылад сэтшӧма топӧдӧма, пока сулалас, кыски пӧ да лямалӧма волі. Вот пӧ и ошкӧд паныдасьӧм. Кӧть пӧ и зарадитны куті, эз пӧ эськӧ стволас и пыр сэтшӧма лямалӧмаыс.

АГИЕВ ГЕНА

В прошлом году осенью мы с Агиевым Геной были направлены отводить делянки для лесопункта. По реке Деревянке есть лесная речушка, по названию Чумана ёль, туда. Мы с ним сели, и Гена сказал: "Вот на этой просеке я встречался с медведем". Я попросил его рассказать, как и что было. Я, говорит он, поправлял отцовские силки. Охотничью тропу отца кое-где подправляет, кое-где приманку кладет.

Потом, говорит, смотрю вдоль пӧ этой просеке, а немного впереди меня только прет-идет в мою сторону, пӧ этой же просеке. Голову, говорит, опустил. Я его издали уже вижу. И, говорит, нарочно стал громко стучать пӧ дереву, чтобы он меня издали увидел и хоть что-нибудь предпринял. Ничего, говорит, не слышит. Я не знаю, чего он с такой скоростью идет. Вот-вот подойдет. Я, говорит, еще подумал, тотчас дробь из ружья сменил, туда пулю втолкнул, а про запас в зубы взял вторую пулю, вдруг что случится.

До такой степени близко подошел, только в метрах двух вдруг остановился, стал медленно подниматься на задние ноги, на две ноги встал, лицом к лицу. Я, говорит, на просеке, и он на просеке. Подумал, вероятно: кто это на его пути встал? И я, говорит, тоже не догадался убежать, может, думаю, он раньше меня свернет. В двух метрах, говорит, встал, очень ясно смотрит глазами на меня, я, говорит, тоже смотрю. Та пуля во рту у меня. Из ружья, говорит, не решаюсь стрелять. Потом он подумал, подумал, не знаю, говорит, о чем он думал. Затем, говорит, сплюнул на ладонь, харкнул, говорит, на ладонь, и, говорит, махнул в меня слюнями. Я, говорит, левой рукой утираюсь, ничего, говорит, не вижу, он мне в лицо махнул, весь в слюнях. Смахиваю, смахиваю. А он еще на меня осмысленно посмотрел. И второй раз харкнул. Ну, обычно, ведь они плюются, а этот, говорит, на ладонь, на лапу сплюнул и махнул, говорит, в меня. И весь я стал в слюнях, только, говорит, так делаю. Так он мне рассказывает, а меня смех берет. Потом, говорит, в третий-то раз, не знаю, то ли ему надоело, то ли что, совершенно в другую сторону свернул и ушел.

Затем, говорит, когда он ушел, я вытащил патрон с пулей изо рта, а пуля расплющилась меж зубов, как лепешка, говорит, стала. Он с испугу так сдавил, что вытащил, и она оказалась расплющенной.

Вот тебе и встреча с медведем. Если бы, говорит, даже стал заряжать повторно, пуля бы не вошла в ствол, до такой степени расплющилась.

Медведица Мать.  Светлана Тот, (2006), сталь, эмаль. Персональная выставка, Сыктывкар, 2009.

89. ОШ ТӦВИӦДӦМА БАБАӦС

Бабаыд вошӧ. И вот ветлас, ветлас, сэсся ошкӧд аддзысясны. Ошкыд сійӧ сэсся гуад нуас. Сійӧ вердӧ и юкталӧ ошкыс. Вот сійӧс ошкыс тӧвйӧдас дзонь тов. Кыськӧ пӧ, ветлас да, ваяс няньяс и быдтор пӧ. А дерт нин, мыйӧнкӧ тӧвйӧдіс сійӧ, кузь тӧвбыдтӧ. Сэсся сылӧн паськӧмыд ставыс киссяс.

И ошкыд пиялӧ. Пияна ош. Пиялас да и челядьыд на сэсся сылысь паськӧмтӧ косявласны. Сэсся бабатӧ сійӧ нуас деревня дорад матӧ да грӧзитас, менӧ пӧ эн кый, ме пӧ тэнӧ видзи, дзонь тӧв пӧ ме тэно товйоді.

Сэсся бабаыдлысь оз веритны мужикъясыд. Ог пӧ веритӧй, мужикъясыд висьталасны. Сэсся сійӧ гуӧдзыд нуас, бабаыд. Гуӧдзыд нуас, да и сэсся кыясны.

Сэсся баба ог тӧд, кулӧ, дашкӧ, кулӧ да.

Сійӧ висьталӧны, збыль сійӧ.

МЕДВЕДЬ ЗАСТАВИЛ ПЕРЕЗИМОВАТЬ У СЕБЯ ЖЕНЩИНУ

Женщина однажды заблудилась. И вот она ходила, ходила и повстречалась с медведем. Медведь отвел ее в свою берлогу. Ее медведь кормил и поил. Продержал ее целую зиму. Куда-то сходит и принесет хлеба и всякой еды. Ну, конечно, чем-то ведь надо было кормить ее всю зиму. Вот через какое-то время у нее износилась вся одежда.

И медведь разродился. С медвежатами медведь-то. Разродился, и дети-то его ей еще более изорвали одежду. Из-за этого он отвел женщину близко к ее деревне и настрожил: меня, говорит, не выдавай, я ж, говорит, целую зиму тебя кормил.

Женщине не поверили мужики. Не верим, дескать, этому. И ей пришлось привести мужиков к берлоге. Привела, и они убили медведя.

Женщина, не знаю, наверно, тоже умерла. Вот это рассказывают, это быль.

90. ОШ БАБАӦС ВИДЗӦМА

Ёна ог нин ме помнит-а, важ йӧзыд волі висьтавлӧны. Ӧти баба кайӧма вотчыны. Сэсся сійӧ ошкӧд паныд лоӧма. Сэсся ошкыд гуад и сюяс, арнад. Арнад гутӧ кодйӧма нин сыла ошкыд. Гуад пӧ сюяс да сэсся абу лэдзӧма петныс. Сэсся тулыснад абу вийӧма-а, лэдзӧма бабатӧ. Тӧвбыд видзӧма. Кор ачыс петас, сэсся бабатӧ лэдзӧма. Нином пӧ эз кер. Толькӧ пӧ кимодзсӧ нёнявны сетӧ. Ачыс пӧ нёнялӧ жӧ.

Вот сійӧ волі. Сійӧ ошкыд ӧти бабабс видзлывлӧма. Зэв бура. Сэсся абу омӧльтчӧма ни нинӧм, баба-д локтіс. Ош, менӧ пӧ ош видзис; ошлысь пӧ госсӧ нёнялім. Быттьӧ пӧ мыйкӧ локтыштӧ. Кимодзсӧ пӧ сетас, лапа модзсӧ да, сійӧ пӧ нёняла.

МЕДВЕДЬ ЖЕНЩИНУ СОДЕРЖАЛ

Не очень уж и помню, но рассказывали старые люди. Одна женщина пошла собирать ягоды. Там она повстречалась с медведем. И медведь ее затащил в свою берлогу, осенью. Осенью ведь у жирного медведя уже готова берлога. Затащил в берлогу и уже не позволил выйти. А потом весной не убил, а отпустил женщину. Всю зиму держал. Потом как сам вышел (из берлоги), так и женщину отпустил. Ничего с ней не сделал. Только, мол, мясистую часть ладони дает сосать. Сам, мол, тоже сосет. Это медведь одну женщину содержал. Очень хорошо. И женщина обратно вернулась и даже не похудела.

Медведь, меня, говорит, содержал; медвежий, говорит, жир сосали. Вроде кое-что идет, когда сосешь. Мясистую часть ладони, мол, даст мясистую часть лапы, и, мол, ее сосу.

91. (ОШ ДА БАБУШКА)

Вӧлӧма дзоляник деревня, сэн ӧд ичӧтик керкаяс. Вот, вӧлӧма сизим керка деревняас. Тайӧ ме Аныбын кывлі. Деревняас ӧти керкаын дзик помас вӧлӧма олӧны пӧрысь гозъя. Бабушкаыс мунас чӧд вотны, а вӧрыс абу и ылын. Сійӧ чӧдтӧ вотас чуманӧн дзик тырыс и кутас гортас локны. А сылы ош петас туй вылас. Ошкыд петас туй вылас да сэсся оз бабсӧ нинӧм кер, а панлӧдлӧ пӧ. Сійӧ чумантӧ сояс сюйис да сэсся пӧ мунӧ, и менӧ чуксалӧ. Ог пӧ ӧд лысьт, лоӧ пӧ вӧтчыны, сійӧ бабушкаыд висьталӧма. Сэсся пӧ ме вӧтчи, вой гу дорас. Гу дорас пӧ вой да чумантӧ лэччӧдіс и менӧ пӧ гуад кыскис. Гуад пӧ кыскис и кык вой узьтӧдӧма сійӧ бабушкатӧ. И морт моз пӧ вӧд видзӧ, кыдзи мужик, сідзи видзӧ. Сэсся пӧ коймӧд асывнас кынӧмыс, тыдалӧ, сюммис, а чӧдсӧ пӧ оз вӧрӧшит, дай менӧ пӧ оз жӧ лэдз сёйны. Менам пӧ кынӧмӧй жӧ сюммис. Сэсся пӧ сійӧ каис, менӧ пӧ быдсяманас поньтавліс, увнас и колоданас и ставнас, рузьсӧ, гусӧ. Сэтшӧм пӧ лӧсьыд гуыс. Ме пӧ видзӧдлі, муныштіс двадцать метров кымын да и водіс. Ме пӧ и ог вӧрӧшитчы. Сійӧ пӧ муныштіс, муныштіс и бара на водыштіс. Сэсся пӧ и эг кут аддзыны. Эг пӧ кут аддзыны да ме пӧ куті кайны. Каи. Ок, водз асыв! Колӧкӧ пӧ шондіыс муртса петӧ вӧлі. А сійӧ пӧ мунӧма яйла, сёйны. Ыжъяс сэні, деревняыс пӧ матын, скӧтнӧй двор да. Ме пӧ сэсся чуманъяссӧ эг нин босьт и пыр пӧ гортӧ котӧрта. Куим километра пӧ вӧлӧма гортӧдз. А пӧрысьыдлы вед колӧ жӧ вот котӧртны. Сэсся дедушка пӧ менӧ виччысьӧ нин вӧлӧм. Игнасим, да ме пӧ тіраліг дедлы висьтала, и ошкыд тай кыдзи локтіс кильчӧ вылӧ. Сэсся пӧ керка вылӧ кайис кильчӧ стрӧпилаяс вывтіыс. Бабушкаыд паччӧрӧ кайӧма, да кытӧн пӧ ме узя паччӧр весьтас, тьӧсъяссӧ пӧ шыблавны кутіс, йирксӧ пӧ шыблалӧ.

А дедушкаыд петӧма ӧшиньӧдыс да суседъястӧ чуксалӧма. Суседъястӧ чуксалӧма да сэсся оштӧ лыйӧма.

МЕДВЕДЬ И БАБУШКА

Была маленькая деревушка, и там маленькие дома. В деревне было семь домов. Это я в Аныбе слышала. В этой деревне в одном доме на самой окраине жили старик со старухой. Бабушка пошла собирать чернику, а лес совсем рядом. Она собрала чернику полную берестяную корзину и стала возвращаться домой. А дорогу ей преградил медведь. Вышел медведь на дорогу и бабушке ничего не причиняет, а лишь все вперед ее забегает. Потом он взял берестяную корзинку и повесил себе на руку, идет и зовет ее. И не смею, мол, пришлось за ним гнаться, это уже бабушка рассказывала сама. Погналась, мол, за ним, пришли к берлоге. Пришла к берлоге, и он спустил мою берестяную корзину и меня, мол, втянул в берлогу. Втащил он ее в берлогу и две ночи там продержал эту бабушку. И как человек охраняет, как мужик, так же охраняет. Потом на третье утро, видимо, проголодался, а чернику не трогает и мне, мол, не позволяет есть. И мне тоже захотелось есть. Он вылез и всем, чем попало, завалил отверстие, берлогу, и сучьями, и колодами. А такая хорошая берлога. Я посмотрела, отошел метров двадцать и лег. Я не шевелюсь. Он немножечко отошел, и еще раз прилег. Потом мне не стало его видать. Не стала его видеть и стала выбираться. Выбралась. Ох и раннее утро! Пожалуй, солнце только еще выходило. А он пошел за мясом, покушать. Овцы там в скотном дворе, деревня-то близко. И я свою берестяную корзину не стала брать, а все, мол, бегу в сторону дома. Три километра до деревни оказалось. Пожилому человеку-то вот тоже бежать надо. А дедушка, оказывается, уже поджидал ее. Потом заперлись, и я, мол, с дрожью рассказала дедушке, а он, медведь, тут и пришел на крыльцо. Потом на крышу забрался через крылечные стропила. А бабушка забралась на печь, и там, где, мол, я лежу, он прямо надо мной стал тес разбрасывать, крышу разбирает.

А дедушка вылез через окно и созвал соседей. Соседей созвал, и те застрелили медведя.

92. РУШКУА БАБА ДА ОШ

Дедӧ висьтавліс. Пув вотны каяс рушкуа бабаыд. А важӧнсӧ вӧлӧм даже видз вылас и быдлаын кагасӧ вайӧны, некутшӧм отпуск. А рӧдитны нин должен, вайны. Ыджыд рушкуа. А пув вотны каяс, и ошкӧд сійӧ паныдасяс. Сэк ӧд ошкыд зэв уна на вӧлі да. Но, а вӧлӧм ошкыд сійӧ оз любит, дедӧ шуӧ. Пи кӧ пӧ нӧбалӧ женщинаыс, значит, обязательнӧ писӧ перъяс. Ныв кӧ пӧ, оз вӧрӧшит бабасӧ. Но вот, сійӧ бабасӧ сэсся и косялас, рушкусӧ перъяс. Пи вӧлӧма. Рушку, дерт, мыйӧн вожӧдан, сійӧ ош вожӧдас, дерт, кулӧ бабаыс.

Локтас асылыс. Сэсся и корсьны мӧдасны. И лун корсясны, да и мӧд, да и коймӧд луннас вӧлись аддзасны.

Гу кодйыштӧма, мӧгила кодьӧс вӧчӧма да нитшкӧн тыртӧма, а вылысас пӧ став валежниксӧ. А колода бокӧ пӧ шляпкӧбтӧма пи, кага сэтчӧ и вийӧма, рушкусьыс перйӧма да.

Вот, сійӧ дедӧ висьтавліс жӧ. На самом деле вӧлӧма. Да морӧс вылас пӧ кисӧ даже пуктӧма. Сідз уже похоронитӧма сійӧ.

Но, вот чудесаыд!

БЕРЕМЕННАЯ ЖЕНЩИНА И МЕДВЕДЬ

Дед мой рассказывал. Беременная женщина пошла однажды собирать бруснику. А раньше было так, даже на покосе рожали, никакого предродового отпуска. А она должна была уже разродиться. А пошла собирать бруснику, и медведь ей навстречу попался. Тогда ведь медведей много еще было. А оказывается, дед говорил, медведь не любит беременных мальчиком. Если женщина беременна мальчиком, значит, он обязательно извлечет сына. А если беременна девочкой, он не тронет женщину. Ну вот, он эту женщину и разодрал, плод вынул. Сын оказался. Конечно, раз живот разодран, если уж медведь разодргал, то, конечно, умерла.

Пришло утро. Пошли ее искать. И день ищут, и второй, и лишь на третий день нашли.

А он выкопал яму, наподобие могилы, и мохом накрыл, а поверх валежник накидал. А сына женщины об колоду стукнул, ребенка тут же и убил, как только вытащил из живота.

Вот, это мне тоже дед рассказывал. На самом деле было это. И еще даже руки у нее сложил на груди. И так ее схоронил.

Вот чудеса!

Комментарии 78 - 92.

78. Сёрнитысь пуяс (Разговаривающие деревья). Записано Г.А.Федоровым в 1946 г. от С.Н.Максарова (64 лет), Княжпогостский р-н, с.Шошка. Архив КФАН, ф. 1, оп. 11, ед. хр. 93, л. 61.

Быличка на тему о почитании деревьев, кроме того здесь сохранился реликт одухотворения дерева и переноса на них человеческих семейных отношений.

79. Шӧпкӧдчысь пожӧмъяс (Перешептывающиеся сосны). Записано в 1977 г. от Ю.С.Гуляева (45 лет), Усть-Куломский р-н, с.Деревянск.

Местное предание о якобы имеющихся около Деревянска соснах, переговаривающихся между собой. Предание основано на представлениях древних коми о деревьях-двойниках человека, имеющих душу, сознание и т.п.

80. Ӧлеш Яккӧд ина вӧвлӧмтор (Подлинный случай с Элеш Яком). Записано Г.А.Федоровым в 1946 г. от С.Н.Максарова, Княжпогостский р-н, с.Шошка. Архив КФАН, ф. 1, оп. 11, ед. хр. 93, л. 61-62.

Быличка на ту же тему, что и два предыдущих текста: за непочтительность к нему дерево ночью изгоняет из-под себя охотника.

81. Ог на эшты!" ("Я еще не готова!"). Записано в 1977 г. от Ю.А.Поповой (81 лет), г.Сыктывкар.

Предание об одушевленных деревьях с мотивами быличек: порыв ветра здесь, очевидно, выступает в роли лешего, сверхъестественного существа.

Видз менӧ быд лёкысь и притчаысь, лёк войтырысь, тӧлысь падераысь (Храни меня от всего плохого, от беды, от плохих людей, от ветра-падеры) — обращение к охотничьей избушке перед тем как зайти в нее на ночлег; падера - резкий порыв ветра со снегом.

82. Олыся кедри (Обитаемый кедр). Записано в 1966 г. от З.П.Валеева (32 лет), Тюменская область, Шурышкарский р-н, с.Васяхово.

Быличка, связанная также с почитанием деревьев, однако здесь кедр является лишь местом обитания "нечистого".

83. Бубыля (Бубыля). Записано в 1967 г. от М.И.Турьева (59 лет), Сыктывкар.

Быличка о хозяине лесной избушки; он изображен с голым (без волос) черепом и большими как будто посконными ушами. Избавление от него традиционно для коми — горячие угли и стальной топор. Интересен мотив предупреждающего стука при входе в избу — чтобы хозяин не был застигнут врасплох и не попался на глаза человеку (йӧзавны), ибо именно вследствие этого он будет все время вынужденно не давать людям покоя.

84. Лоддя бокын узьмӧдчылӧм (Ночевка у охотничьего костра). Записано в 1978 г. от А.К.Лавлинской, Корткеросский р-н, дер.Лымва.

Быличка. Образ жизни лешего точно соответствует жизни охотников, он имеет и охотничий костер (ноддя), но он оказывается менее благоустроенным, так как леший не сооружает со стороны спины ветрозащитный шалашик. Лоддя — местное наименование охотничьего костра. Чеччӧ, морт сёйысь ӧд локтіс (проснитесь, людоед ведь к нам пришел)— у коми леший обычно не наделяется чертами антропофага, в отличие, скажем, от угорского менква; возможно, здесь речь идет об упыре. Лёк ёльсянь (от лесной речки Лёк)— ответ на вопрос охотника, откуда прибыл путник; лёк — плохой, нечистый; очевидно, в народном сознаний это место, а речка с таким названием действительно есть, как-то уже связано с обитанием там мифологических существ.

85. Мирон керка (Миронова избушка). Записано в 1978 г. от Е.А.Михайловой, Корткеросский р-н, с.Нившера.

Быличка о хозяевах-обитателях охотничьей избушки, одновременно служившей для колхозников и баней; избушка, видимо, была недалеко от покосов и пастбищ и ею пользовались все, кто оказывался недалеко от нее.

Для сопоставлений и уточнения некоторых мест текста приводим вариант этой же былички, записанный от нее же за два дня до этой записи, в переводе на русский язык. "Наши работали на покосе, и брата Егора, ему тогда еще 15 лет было, послали в баню. Баню истопили в Мироновой избушке. Это вообще-то охотничья избушка, но там никто не жил, и избушку держали вместо бани. Вот он зашел туда, не попросив позволения, разделся и только было собрался плеснуть (поддать жару), а кто-то и подал голос: "Опять уже кто-то сюда прибыл досаждать нам, все лето уже досаждают, ни позволения не спрашивают, ни о себе ничего не скажут (юасьӧм ни висьтасьӧм абу), а вот досаждать досаждают!" После этого, говорит, по-хорошему и не понял, как оделся обратно и убежал. Прямо ведь, говорит, человеческим голосом произнесли.

А мать с тетками, три женщины, послали его первого париться, один километр всего и есть до бани-то. И вот он где бегом, где как прибежал, и его Спрашивают: "Ну что? Попарился?" — "Что касается меня, так я попарился вдоволь!" Сначала-то ничего даже не рассказал, оказывается, потом уже, как мать с тетками попарились, рассказал.

Федоровна по испуганному его лицу догадалась же, что его испугал кто-то. Потом пришли к бане эти три женщины и Федоровна-то очень усердно исспрашивала позволения: "Банюшка, солнцеликая да солнцеликая... Пусти нас попариться-помыться!" Очень усердно попросила позволения, и им трем-то после этого уже ничего не померещилось. 44 года уже тому, как это случилось. На последней войне он погиб".

86. Ошкӧд сёрнитӧм (Обращение к медведю). Записано в 1977 г. от Ю.С.Гуляева (45 лет), Усть-Куломский р-н, с.Деревянск.

Рассказ о медведе, который якобы понимает речь человека, обращенную к нему, и слышит эту речь на расстоянии, в отличие, например, от росомахи, которая остается глухой к любой просьбе человека.

87. Ошкӧд паныдасьлӧм (Встреча с медведем). Записано в 1966 г. от З.П.Валеева (32 лет), Тюменская область, Шурышкарский р-н, с.Васяхово.

Рассказ о встрече с медведем. Вера в то, что медведь понимает человеческие слова и доброе к нему отношение, а также то, что медведь якобы сознает себя хозяином леса, у коми является традиционной и в несказочной прозе сюжеты на эту тему довольно распространены.

88. Агиев Геня (Гена Агиев). Записано в 1977 г. от Ю.С.Гуляева, Усть-Куломский р-н, с.Деревянск.

Рассказ о встрече с медведем. Человекоподобность действий медведя, его несколько надменное отношение к человеку — традиционный и очень популярный мотив у коми. Чумана ёль (букв.— лесная речка с берестяной коробкой) — название одного из притоков речки Деревянск. Думыштіс: код тайӧ сувтіс менам туй шӧрӧ? (Подумал: кто встал на моем пути?) — так якобы подумал медведь, неожиданно встретившись с героем рассказа. Ки пыдӧсас сьӧлыштіс (сплюнул на ладонь) — одна из часто повторяющихся деталей, подчеркивающих антропоморфные черты медведя. Этадзи пӧ керася (так, дескать, делаю) — при этих словах информант точно повторяет движения рассказчика, которые тот якобы делал, смахивая с лица медвежьи слюни.

89. Ош тӧвйӧдӧма бабаӧс (Медведь заставил перезимовать у себя женщину). Записано в 1977 г. от А.П.Нестерова (69 лет), Усть-Куломский р-н, с.Аныб.

Предание. Тема сожительства медведя с женщиной известна фольклору многих народов и чаще всего реализуется в сказках. (По сказочному указателю Андреева #31.1); мордовскому фольклору знакомы и эпические песни на эту тему (см., например, "Устно-поэтическое творчество мордовского народа" в 8 томах, т.1, Саранск, 1963, с.79-84, 382); у коми эта тема, кроме сказок, широко проникла и в несказочную прозу.

90. Ош бабаӧс видзӧма (Медведь женщину содержал). Записано в 1977 г. от П.П.Ветошкиной (82 лет), Корткеросский р-н, дер.Эжол. Вариант предыдущего предания.

91. (Ош да бабушка) (Медведь и бабушка). Записано Л.С.Грибовой в 1976 г., Корткеросский р-н, дер.Новик.

Вариант предыдущего предания. Медведь здесь показан ближе к естественному в представлениях коми населения: он понимает человеческую речь, но не говорит, охотники в конце концов убивают его как обычного промыслового животного.

92. Рушкуа баба да ош (Беременная женщина и медведь). Записано в 1977г. от С.Е.Панюкова (55 лет), Корткеросский р-н, с.Керос.

Предание о расправе медведя с беременной мальчиком женщиной. Возникло, по-видимому, на основе подлинного случая, интерпретированного затем в русле местной фольклорной традиции.

Реклама Google: